Naruto / Полёт Бога Крови

Модераторы: Captain Grigory, Heilige, DENO, Сонне Мара

BlackRaven
Каратель




 
Сообщения: 727
Откуда: С фикбука)

Сообщение BlackRaven » 05 апр 2017, 15:24

Полёт Бога Крови
Автор: BlackRaven
Фэндом: Naruto
Основные персонажи: Наруто, Хидан, Джашин, Кагуя Ооцуцуки, Минато Намикадзе, Нии Югито и другие.
Пэйринг: Наруто/Югито
Рейтинг: NC-17
Жанры: Романтика, Юмор, Драма, Фэнтези, Мистика, Экшн (action), Стёб
Предупреждения: OOC, Насилие, Нецензурная лексика, Смерть второстепенного персонажа
Размер: планируется Макси
Описание: Однажды сам бог Джашин открыл своим последователям пророчество. Пророчество Кровавого Бога гласит, что появится человек, от которого будет зависеть всё, и мир либо утонет в крови, либо будет ею спасён... Кому как не сыну Четвертого Хокаге предначертано стать Избранным.

Пролог
Закат окрасил практически безоблачное небо в кроваво-красный цвет. Лучи уходящего солнца скользнули по Деревне Горячих Источников, месту крайне живописному, особенно в это время суток. Потом они скользнули по верхушкам качающихся деревьев, переместились на возвышающиеся за лесом горы, поднялись выше и, наконец, озарили багрянцем вместилище мудрости и веры, одинокий храм, напоминающий пирамиду, с четырьмя высокими остроконечными обелисками по углам и огромным камнем на вершине. Камень этот сиял, впитывая весь солнечный свет, напитываясь им, будто меч кровью своей жертвы.
В храме царили тишина и покой, хотя часто эти залы заполняли вопли ужаса и боли. Так и было некоторое время назад. Переместившись в главный зал, можно было увидеть, как группа людей в белоснежных плащах с красным символом веры на спине, представляющим собой треугольник, вписанный в окружность, выстроилась у алтаря полукругом, склонившись и сложив руки в молитвенном жесте. Алтарь был чем-то похож на большое надгробие, он представлял собою каменную плиту, возвышающуюся на три метра вверх на ступенчатом постаменте. На алтаре был тот же символ, который, похоже, значил невероятно много для всех присутствующих почитателей великого божества. Сегодняшний ритуал был уже завершен, и тело, нанизанное на металлический штырь, выходящий из самого центра алтарной пентаграммы, проливало последние капли крови, срывающиеся прямо вниз, где по постаменту, ступеням и полу разливалась внушительная лужа, которая никого из присутствующих ни капельки не смущала. Зал освещался факелами и лампами, представляющими собой огромные блюда на подставке, заполненные чем-то вроде пылающего масла. По стенам бегали таинственные тени, будто здесь, в самом сердце храма, помимо его служителей был кто-то еще.
Мужчина с зализанными назад пепельными волосами и наполовину расстегнутым плащом, демонстрирующим рельефный торс, выступил вперед, нарушив безупречный полукруг из своих братьев по вере и открыл глаза необычного лилового цвета. Он взглянул на алтарь, на котором все еще висела жертва, словно вопрошая к богу. Мужчина вздрогнул, будто его тело пронзили тысячи игл, а затем покорно опустился на колени, не замечая того, что сел прямо в уже остывающую кровь, мгновенно испачкавшую ему одежду. В голове его прозвучал голос, который был громче и яснее мыслей, забившихся в уголок пред ликом чего-то бессмертного и великого.
«Явится тот, от кого будет зависеть всё. Мир либо утонет в крови, либо будет ею спасён», — услышал он.
Человек склонил голову в поклоне и вновь сложил обагренные кровью ладони в молитвенный жест.
— Джашин-сама, из всех нас ты выбрал меня, чтобы найти Избранного. Укажи мне путь, и я приведу его к тебе, — произнес он, стараясь, чтобы каждое его слово впитало всё благоговение, которое он испытывал, общаясь с бессмертным богом.
«Искать его ты должен там, Хидан, где сверкнула молния, и раз и навсегда решилась твоя собственная судьба. В месте, где шесть лет назад пролилось много крови, ты найдешь новую молнию, которая обрела багровый цвет», — прозвучал ответ в его голове.
Хидан поморщился, поняв, что эта загадка слишком сложна для его утомленного сегодняшними кровожадностями разума. И раз сам бессмертный бог назвал его по имени, он мог позволить себе задать вопрос.
— Опять ты говоришь загадками. А поконкретнее нельзя, бл… о боже? – Мужчина в последний миг прикусил язык.
Внезапно ворвавшийся в зал порыв ветра взволновал одежды прочих служителей храма и заставил огни дрогнуть, а самого Хидана трижды раскаяться в том, как неуважителен он был мигом ранее. Бог разгневался, и сейчас вполне ожидаемо было бы не услышать никакого ответа, но поручение было слишком важным, чтобы оставлять неясности, и великий и ужасный Джашин это понимал.
«Твой непослушный язык еще сыграет с тобой злую шутку. Но за добрую службу мне и пролитую кровь сделаю для тебя исключение. Четвертый Хокаге однажды спас твою жизнь, и именно это толкнуло тебя прийти ко мне и молить о бессмертии. В Конохе, где бушевал Девятихвостый Демон, устроивший смерти пир и посеявший среди людей ужас и ненависть, найдешь ты того, кто нам нужен, мальчика, в чьих жилах течет кровь твоего спасителя!»
После этих слов голос стих, в зале снова посветлело, и стало понятно, что сеанс связи с Богом Крови окончен. Хидан поднялся, после чего развернулся и, миновав своих товарищей, бодрым шагом прошествовал к выходу из храма.
— Стойте, Хидан-сан! – крикнула ему девушка в таком же белом плаще, еле нагнав его у лестницы, ведущей вниз с горы.
— Сука! Злоебучий день! – она застала того, кому сам Джашин-сама поручил столь важную миссию, пинающим камень и извергающим проклятья. – Почему я? Почему всегда я?
Он понял, что не один и прекратил свое занятие, морщась и продолжая сыпать матом, что выглядело со стороны так смешно, что даже жрица крови, в отличие от Хидана, благовоспитанная и сдержанная, не удержалась от смешка.
— Чего тебе, золотце? – выдавил он так дружелюбно, как только мог.
— Вы косу забыли. Чем же будете бутерброды резать? — пояснила та и бросила ему трехлезвийное оружие, которое тот ловко поймал за древко.
Он благодарно кивнул.
— Спасибо, киска, — он бережно провел рукой по лезвию оружия, блестящему в лучах закатного солнца, и жрица была уже не совсем уверена, что Хидан обращается к ней. – Что бы я без тебя делал.
Она окинула его насмешливым взглядом. Запачканный кровью и с уже начинающей опухать ногой, Хидан мало походил на того, кто готов был к дальнему путешествию и взваленной на его плечи миссии, от которой зависела судьба всего мира.
— Ну и что будете делать теперь? – спросила она.
Тот ухмыльнулся и закинул косу за спину, посмотрев на спускающуюся вниз лестницу и уходящую вдаль тропу.
— А что мне, блять, еще остается? Отправлюсь на поиски пиздюка, — вздохнул он, посмотрев на подругу по вере.
Та ободряюще кивнула.
— Удачи Вам!
Тот тоже кивнул и, повернувшись, заковылял вниз, думая о том, что можно будет временно использовать верное оружие в качестве трости. Уж не это ли та кара за несдержанность, которую обещал Джашин-сама? И это ведь только начало приключения.
А где-то далеко-далеко, в Конохе, где на небе уже зажигались первые звёзды, в маленькой грязной квартирке, в уютной кровати мирно посапывал светловолосый мальчишка с тремя черными полосками на каждой щеке. Хоть одинокая и жестокая жизнь его была одним сплошным испытанием, полным трагедий, горя и ненависти, во сне он был по-настоящему счастлив и спокоен. Он даже не подозревал о том, какие сюрпризы еще приготовила ему судьба…

Глава 1. Добрый дядюшка Хидан
По безмятежному небу проплывали облачка дивных форм и самых разных размеров, периодически затмевая собой утреннее солнце. День выдался довольно яркий и приятный, хотя воздух и земля еще не успели толком прогреться. Сонные жители деревни медленно текли по улицам, словно сорванные ветром листики, сначала резво несомые рекой, а потом попавшие в заводь. Каждый желал поскорее выбраться из дома и насладиться чудесным днем. Но на выходе всё вдохновение само собой улетучивалось, ведь сегодня был понедельник, ненавидимый всеми и везде. Дети спешили в Академию, а взрослые – на работу. Один за другим отряды шиноби выдвигались на миссии, покидая родную деревню на какой-либо срок, долгий или не очень. И только юный светловолосый сорванец, печально известный на всю деревню, мог позволить себе ничего не делать, ведь он был еще слишком мал для того, чтобы посещать Академию и, став ниндзя, ходить на миссии. Еще несколько лет он мог развлекаться как только пожелает, а желал он пакостить, своей любовью к всякого рода проделкам мальчишка был известен во всей Конохе. Впрочем, это был не главный повод, почему его никто не любил.
Сегодняшний день был особенным, он значил невероятно много как для мальчика, так и для всей деревни. Семь лет назад на деревню обрушилось страшное несчастие, о котором вспоминали каждую годовщину. Сегодня также был день рождения нашего юного героя, что он, еще не ведавший, кем на самом деле является, считал не самым удачным совпадением. Мальчика обвиняли в том, чего он не понимал, осыпали ругательствами и проклятиями, а иногда могли даже применить физическую силу, чтобы прогнать его подальше от себя-любимых и своих детей. Впрочем, именно благодаря всему этому он научился быть быстрым и проворным, чем мог похвастаться далеко не каждый мальчишка.
Вот и сейчас, улепетывая от толпы таких же ребятишек, вооруженных палками, Наруто Узумаки проявлял удивительные скорость и выносливость. Со стороны это выглядело очень забавно. Он несся по улице, выбирая дальнейший путь так, чтобы осложнить погоню своим преследователям, мальчишкам, которые вышли за рамки игры и решили наказать сорванца за то, что он их чем-то обидел. А родители, выкрикивающие проклятия, неслись следом за детьми, либо требуя, чтобы те остановились и не приближались к дьявольскому отродью, либо подбадривая своих отпрысков к проявлению несвойственной для такого возраста жестокости. Благоразумных взрослых, к счастью, было больше, но особо ярых ненавистников мальчонки, увы, тоже могло набраться приличное число. Неизвестно, куда в это время смотрел Третий Хокаге. Похоже, для него вопросы внешней политики были куда важнее, чем судьба несчастного сына Четвертого, от которого была скрыта вся правда.
— Фуух, — свернув за угол и юркнув в его убежище, «Ичираку Рамен», Наруто смог, наконец, вздохнуть спокойно.
Хозяин заведения, старик Теучи, смерил мальца удивленным взглядом, потом услышал топот множества ног тех, кто пробежал дальше по улице. От него задрожала даже стойка, за которой сидели двое завсегдатаев и уплетали рамен. По глади супа в их мисках пошли круги.
— Ты поаккуратнее, Наруто, добром это не кончится, — обратился он к мальчугану, улыбнувшись. – Когда-нибудь тебя поймают за твои проделки. Завязывал бы ты с хулиганством. Ко мне захаживали генины, которые уже второй день твои наскальные живописи оттирают.
Узумаки проникся чувством гордости. Аж второй день. Стало быть, шалость удалась на славу!
— Когда-нибудь. Но не сегодня, старик, — отозвался Узумаки вполне жизнерадостно, ответив улыбкой одному из немногих, кто испытывал к нему хоть какое-то сострадание или может даже симпатию. — Да я и не хулиганил особо, мы просто заигрались.
Теучи сложил руки на груди. Он уже привык к такому обращению и на «старика» не обижался. Как можно было обижаться на отсутствие должного воспитания у того, кого толком и некому воспитывать? Да и не только воспитывать. Даже одевать! Сейчас на мальчишке были сандалии, грязная футболка, да и протертые шорты с парой дырок.
— Ну, я надеюсь, ты не просто так сюда пришел? Хочешь отведать мой рамен?
Наруто порылся в карманах и с сожалением обнаружил, что денег у него не хватает. Пособие за этот месяц было почти исчерпано, и он уже не мог себе позволить даже самую маленькую миску рамена.
Двое посетителей «Ичираку» оглянулись через плечо, недобро покосившись на мальчика, и заявили:
— Теучи-сан, уважайте своих клиентов! Здесь таким тварям не рады, мы не будем есть с ним под одной крышей, а деньги он наверняка своровал у кого-то!
Узумаки сжал кулаки. Где-то в глубине его души вспыхнуло то, чему раньше там никогда не было места, ненависть и злоба. Откуда они взялись? Старик глубоко вздохнул, и Узумаки понял, что меньше всего сейчас хочет чем-то обременять этого человека и мигом успокоился.
— Ничего, я уйду, — бросил мальчик и вышел, понурый и чувствующий себя униженным.
Он даже не стал смотреть по сторонам, чтобы проверить, миновала ли его опасность, просто побрел куда-то, рассматривая землю и надеясь, что, может, найдет по пути монетку-другую. Ноги сами привели его к Академии, куда ему предстоит пойти только через несколько лет, и то, если примут. С таким отношением Наруто порой сомневался, что найдет свое место в обществе. Он был еще слишком мал, чтобы размышлять на такие темы, но понимал, что к нему никогда не будут относиться так же, как к другим.
Возле здания Академии возвышалось дерево, к ветке которого были прикреплены качели, облюбованные мальчиком еще давно. Посидев на них, даже особо не качаясь, он чувствовал какое-то внутреннее умиротворение. Вот и сейчас, присев, он чувствовал, как на душе полегчало.
— Вот пидоры гнойные, даже поесть ребенку не дают. На хую я вертел их мнение, в следующий раз увижу, в ёбыч косой пропишу, — мальчик вздрогнул от того, что внезапно сверху раздался незнакомый голос.
Он вскочил с качелей, обратив взгляд вверх, да так и рухнул на пятую точку, увидев там сидящую на ветке фигуру в черном плаще с накинутым на голову капюшоном. За спиной неизвестного виднелась коса с тремя внушительными лезвиями. В руках его была миска рамена и китайские палочки, что немного нарушало канонический образ, напугавший Наруто до чертиков.
— Шинигами, даттебайо, — выдавил он, инстинктивно отодвигаясь назад на той же пятой точке, в которую, кажется, и ушла душа Узумаки вместо пяток. – Неужели это конец?
Жнец спрыгнул вниз, приземлившись прямо перед мальчиком и вручил ему наполовину опустошенную миску с любимым лакомством мальчика.
— Успокой полужопия, ёпта, — захохотал Хидан и, пользуясь тем, что руки освободились, скинул капюшон, продемонстрировав Наруто свою довольную физиономию. – Какой нахуй Шинигами? Это ж я, дядя Хидан! Да и вообще черный не мой цвет. Просто свой старый плащ я… эм… в варенье измазал. Но получилось эффектно. Я бы даже повторил.
Наруто недоуменно посмотрел на мужчину, потом на полусъеденный рамен, врученный ему «дядей Хиданом».
— Ты это, извиняй, мне с голодухи что-то в голову ёбнуло, вот я и сожрал половину. Ешь, что моргалы пучишь? Остынет же, блять! — продолжил мужчина.
Узумаки кивнул и мгновенно осушил суп вместе с лапшой, но скорее из-за страха, а не из-за голода. После этого он поставил миску дрожащими руками на землю и вылупился на Хидана все еще круглыми глазами.
— Да не ссысь ты, бля, — Хидан протянул ему руку, догадавшись, что стоит помочь мальчику встать. – Сказал же, я дядя Хидан. Пойдёшь со мной, я из тебя человека сделаю.
Узумаки взглянул на него снизу вверх и, немного осмелев, с сомнением спросил:
— Вы и правда мой дядя?
— Нет, но я очень удачно тебя этим наебал, — усмехнулся мужчина и, заметив, что Наруто расстроился, потрепал его по волосам. — Не унывай, пиздюк, я тут вообще-то за тобой. Хочешь, дядей буду, хочешь – батей, хочешь – мамкой родной.
— Правда? — Узумаки немного приободрился. И хоть его не учили не доверять незнакомцам, он потрудился поинтересоваться. — А откуда вы меня знаете? И зачем я вам?
— Вот че ты до меня доебываешься? — возмутился Хидан и, пнув звякнувшую от такого пренебрежения посуду в кусты, нахмурился. — Пожалей беднягу, я к тебе аж из-за границы ебашу. Домой проводи, а там тебе всё и расскажу.
Узумаки, помедлив, кивнул. Хоть «дядя Хидан» и был ему незнакомцем, да и его речь, которую Наруто в силу возраста и не столь обильных познаний в языке понимал с трудом, сразу отпугивала, он сделал доброе дело. И даже если бы не рамен, который, кстати, и правда чуть подостыл, но был все еще не прочь, мальчик все равно был бы рад хоть с кем-то поговорить. Хидан его заинтересовал, да и сам он впервые стал для кого-то интересным.
— Заодно труселя твои посушим, — насмешливо добавил Хидан, увидев пятно на шортах мальчика, которое появилось то ли в момент их первого зрительного контакта естественным путем, то ли Наруто по неосторожности облился супом.
Несколько минут спустя они уже были в квартире мальчика. Теперь, по крайней мере, Наруто мог похвастаться, что у него побывал настоящий гость. Гость, к приходу которого он был совершенно не готов.
— Вот это срач, — с уважением изрек путник, окидывая взглядом скромную обитель Наруто. Он побывал много где и ночевал в не самых приятных местах, но такого свинарника Хидану не доводилось видеть нигде. — Ебанный стыд…
— Извините, — выдавил Узумаки. — У меня не бывает гостей, вот я и…
— Живешь в собственном дерьме, — констатировал факт путешественник, сняв косу и подойдя к кровати, смахнул с нее грязную одежду и всяческие обертки, после чего плюхнулся и закрыл глаза. — Я человек не привередливый. Охуенно. Знаешь, в этом есть свой шарм. Можно ловить ебучих тараканов и питаться ими, когда с деньгами пиздец.
Узумаки скривился, хотя мысль была довольно занятной. А где-то в углу комнаты один ебучий таракан услышал это и поспешил забиться под шкаф, дабы не проверять, претворит ли Хидан свой план в жизнь.
— Да ладно, че ты как пришибленный, садись, я не кусаюсь. Ну, вернее, кусаюсь, но тебе пока рано знать такие вещи, — жрец Джашина хлопнул по кровати, пригласив Узумаки сесть рядом. Тот повиновался.
Хидан прошелся задумчивым взглядом по трещине на потолке, которая расползлась так сильно, что соединяла собой противоположные углы комнаты.
— Выкладывай, пацан. Хочешь съебаться из этой паршивой деревушки? — спросил он.
Пока Хидан был отвлечен потолком, Наруто дотянулся до его косы, которая стояла у стены, и, взяв ее в руки, начал рассматривать.
— Хочу, — отозвался тот, не думая. Уж слишком сильно он был увлечен изучением экзотического оружия. Он дотронулся пальцем до лезвия и сразу отдернул его, чуть не порезавшись и поняв, насколько оно острое.
— Эй, грабли прочь, пока пальцы на месте. Давай мы тебе найдем игрушку поменьше, — резко сказал Хидан, и Наруто вернул косу на положенное ей место. Путешественник порылся в кармане плаща и совершенно неожиданно для Наруто и самого себя достал оттуда ложку. Он протянул ее Наруто. — Во, держи!
— И что мне с этим делать? — поинтересовался тот.
— Ебашь по голове. Или глаза выковыривай, тоже вещь хорошая. Только не себе, ладно? Мне то похуй, я бессмертный, — пояснил жрец Джашина.
Наруто вылупился на него, преисполненный изумления.
— Бессмертный? Вы же шиноби, да? — с нескрываемым интересом выпалил он. — А научите меня чему-нибудь?
Хидан улыбнулся. Всё оказалось проще, чем он думал.
— Научу, хули. Если отправишься со мной. Нечего тебе тут жопу просиживать, эта деревня губит твой потенциал.
— У меня есть потенциал?
— Нет, блять, ты безнадежен. Сын Четвертого Хокаге, хули. Никогда шиноби не станешь, — с сарказмом воскликнул Хидан.
Повисла тишина, и только челюсть Наруто, которая чуть не проломила пол, напоминала об их диалоге.
— А, ну да. Ты же не знаешь. В общем, знал я твоего отца, но я человек вредный, обо всём сразу пиздеть не люблю, — ухмыльнулся Хидан, поняв, что был немного непоследовательным и улыбнулся. — Пока что ты неуч и умственный инвалид, но мы это исправим. Для начала, никаких «Вы». Строго на «ты». Либо Хидан, либо дядя Хидан, либо просто дядя, хотя это будет немного странно, ведь нихуя я тебе не дядя. Так что собирай шмотки, а я тут пока посплю.
Узумаки вскочил как ошпаренный. Больше ничего и не требовалось, чтобы заставить его метнуться к тому самому шкафу и в спешке раздавить того самого таракана, который высунулся, понадеявшись, что опасность в лице Хидана миновала.
— Да не суетись ты, бля, времени навалом. Уходить будем вечером, типа дохуя беспалевные, — сказал Хидан и, перевернувшись на другой бок, захрапел.
Почти десять часов промелькнули для Хидана как одно мгновение, а для Наруто растянулись в целую вечность. Вещи он собрал быстро, но не осмелился трогать Хидана, все еще остерегаясь и зная, что тому надо выспаться. От храпа жреца Джашина тряслись кровать, пол и стены, а из трещины на потолке сыпалась пыль, но Наруто был терпелив и не стал тревожить «дядю Хидана». Мальчик долго просидел на подоконнике, дрыгая ногами и любуясь такой родной и одновременно с этим чужой деревней, возможно, в последний раз. Ближе к вечеру терпеть храп Хидана стало тяжелее, но Узумаки не сдавался. А вот таракан, свалившийся с потолка, подобно незаметному ниндзя, и решивший отомстить за собрата, терпеть не стал и куснул мужчину за нос.
— Ай, гнида! Еблысь! — тот проснулся и, расправившись с обидчиком, потянулся. — Спал как младенец. Надеюсь, ты тоже выспался? Нам предстоит долгий путь. Охуеть какой долгий.
Наруто вопросительно посмотрел на него, не припоминая, чтобы ему говорили тоже ложиться спать, но потом подумал, что мог бы и сам об этом догадаться. В любом случае, бодрый или не очень, он был готов.
— Ты ложку то не потерял? — поинтересовался Хидан.
Узумаки продемонстрировал столовый прибор, вытащив его из кармана.
— Отлично. Будет чем червяков выкапывать! — обрадовался Хидан.
Наруто был вне себя от счастья.
— Ты научишь меня рыбачить?
Хидан усмехнулся.
— Нет, просто мы будем жрать червяков.
Он встал, снова потянулся, сходил к крану и умылся холодной водой, а потом вернулся за косой и Наруто.
— Ну что, попёхали? Да, кстати, из вещей тебе пригодится только ложка, так что нахуй сумки, — сказал он.
— Ты же сказал, что мне надо собирать вещи! — воскликнул Наруто.
— Да, чтобы преподать тебе урок. Урок первый. Шли всё нахуй и путешествуй налегке как я, — сообщил Хидан.
Узумаки пожал плечами и посмотрел на две собранные сумки, валяющиеся на кровати, в которых особо ничего и не было кроме старой грязной одежды. Внезапно Хидан схватил свое грозное оружие и, резко замавхнувшись, ударил по кровати, отчего та сломалась напополам.
— А-а-а, сука! Хуяк! — все это сопровождалось типичными для него репликами и последующим советом. Это урок два. Никогда не выражайся как я. Мне можно, у меня справка есть. Паршивый синдром Туретта, мать его за ногу.
Минуту спустя они покинули жилье мальчика и двинулись по заметно опустевшим улочкам, направляясь к выходу из деревни. В темноте заметно выделяющийся утром образ Хидана был не столь заметным. Впрочем, прохожие все равно с недоумением таращились на мужчину с косой за спиной, который, ничего не смущаясь, вел за руку мальчика, притронуться к которому для любого жителя деревни, знавшего о том, кто сидит внутри Узумаки, было равносильно проклятию.
Наруто смотрел по сторонам, замечая какие-то тени и слыша тихие шорохи. Хидан наверняка тоже их слышал, но не подавал виду. Вскоре они уже приближались к главным воротам, где на сторожевом пункте сидели два шиноби, играющие в карты. Хидан ускорил шаг, двигаясь при этом удивительно бесшумно, и надеясь проскользнуть вместе с Наруто, пока те увлечены игрой.
Они проскользнули мимо, но мгновение спустя из будки раздался голос:
— Э, дяденька, а штамп поставить?
Хидан толкнул Наруто к воротам, а сам развернулся, потянувшись к косе. Вскоре оружие уже было у него в руках, и жрец Джашина принял боевую стойку.
— Пиздюк, лучше бы тебе этого не видеть, но сейчас будет мастер-класс по кромсанию капусты. Только не суйся, держись на дистанции, — бросил он мальчишке.
Двое шиноби прекратили игру и покинули будку, чтобы узнать, кто смеет так дерзко покидать деревню, даже словом с ними не обмолвившись, и наказать нарушителя. Увидев Хидана в боевой стойке и Наруто, который неуверенно пятился к выходу, не сводя взгляда со спины Хидана, они быстро поняли, насколько серьезно обстоят дела, и тоже вооружились.
Ниндзя были, по-видимому, не очень опытными чунинами, и Хидан подумал, что ему даже техник не понадобится, чтобы скосить сначала белобрысого, потом его напарника в бандане.
— Мизуки, давай!
— Хоцуки, действуй! — откликнулся тот.
В Хидана устремилось целое облако сюрикенов, на которые чунины явно не поскупились, почувствовав, что перед ними серьезный противник. Ловкими движениями жрец Джашина закрутил в руке косу, отбивая металлические звезды одну за другой. Он делал это столь небрежно, что одному сюрикену удалось прорваться сквозь оборону противника и царапнуть ему щеку. Просвистев в воздухе, звезда понеслась дальше и вонзилась в ворота в непосредственной близости от Наруто.
— Падла! – выругался Хидан и, замахнувшись, метнул косу вперед. Всё произошло так быстро, что Наруто даже и заметить не успел, как три лезвия, распоров защитный жилет, вонзились в живот ниндзя в бандане. – Иди сюда, ублюдок, мать твою!
Хидан использовал ведущий к оружию трос, выходящий из рукава плаща, и рванул косу на себя, и еле живая жертва вместе с оружием, застрявшим в животе, окропляя кровью землю, полетела прямо в лапы противника. Раненный враг был встречен ботинком, упершимся в его грудь, затем жнец с косой мощным движением вырвал свое обагренное оружие и, эффектно крутанувшись на месте, нанес новый удар. Прежде чем ниндзя упал на колени, лезвия чиркнули по его шее, и голова с все еще дергающимися лицевыми мышцами улетела в неизвестном направлении. Обезглавленное тело извергло фонтан крови, заставивший все внутри Наруто перевернуться. Он, не сводя взгляда с «дяди Хидана» и его жертвы, видел всё в мельчайших подробностях, и удивительно, как его еще не вывернуло от такого зрелища.
Когда тело рухнуло на землю, Мизуки, беловолосый шиноби, лишившийся напарника, вооружился кунаем и ринулся на обидчика, стиснув зубы в яростном рыке. Он налетел на Джашиниста, нанося быстрые и точные удары и демонстрируя прекрасные акробатические способности. Но Хидан отбивал их косой на раз-два.
— Уймись, ёбаный придурок! – Хидан перешел в наступление и нанес режущий удар косой, но страж успел отскочить назад, и лезвия, вновь справившись с защитным жилетом зеленого цвета, оставили не очень глубокую царапину на груди ниндзя. — Ладно, ты мне надоел, пидор! Сгодишься в качестве жертвы Джашину-сама!
Используя кровь второго ниндзя и ногу, Хидан, крутанувшись на месте, нарисовал окружность, после чего изобразил внутри нее треугольник.
— Что за магия? – ухмыльнулся Мизуки, заметив, что Хидан не использовал ни одной ручной печати.
Хидан лизнул одно из лезвий своего грозного оружия, и кровожадно улыбнулся. Несколько мгновений спустя его кожа стала черной, и на ней выступили белые рисунки, похожие на кости. В облике мрачного жнеца священник все же заставил Мизуки усомниться в собственных силах.
— Давай я тебе помогу, — предложил Хидан, сунув руку за пазуху, а затем взмахнув изъятым оттуда предметом. Послышался щелчок, и Наруто увидел в руке «дяди» раздвижной металлический штык с острым концом.
Не успел Наруто понять, что происходит, как жрец Джашина, заливаясь сумасшедшим хохотом, развернул штык острым концом к себе и со всей силы всадил в грудь, в область сердца. Хидан кашлянул кровью, припав на одно колено, но взгляда со своей жертвы не свел.
В этот самый момент противник священника схватился за сердце. Глаза его расширились, с уст сорвался мучительный стон, а затем ниндзя пал замертво. Хидан удовлетворенно окинул убитого слегка сочувствующим взглядом.
— Жаль, я не успею провести ритуал, мне кажется, Джашину-сама понравилась бы вся твоя кровь, — пробормотал он и, вырвав из себя инородное тело, вытер оружие о собственный плащ.
Кожа мужчины вернула естественный цвет, и он развернулся к Наруто, который застыл на месте и таращился на убийцу, который был всё еще жив, несмотря на нанесенную себе же страшную рану.
— Пиздюк, ты там жив вообще? Говорил же, я бессмертен, хули, — ухмыльнулся добрый дядюшка.
— Ты их и правда... убил...
— Ну, имя второго я даже не помню. А этот Мизуки... Хуй его знает, может стал бы плохим человеком. Ладно, малец, мы с тобой и так тут изрядно задержались. Нам пора…
В этот миг за спиной Хидана один за другим появилось десятеро ниндзя в масках. Это были АНБУ, которые не могли оставить такое происшествие без внимания. Хидан развернулся и взмахнул косой, сбрызгивая с лезвий кровь.
— Сами напросились, — усмехнулся он, вновь расплывшись в кровожадной улыбке.

svetka_san
Ками-сама


 
Сообщения: 783
Откуда: Королевство белых ночей и брусничных земель.

Сообщение svetka_san » 06 апр 2017, 08:32

Браво! Проду!
Хорошей девочкой я уже была. Мне не понравилось.
Изображение

Наруто Намеказе
Искуситель




 
Сообщения: 374
Откуда: с animeblog

Сообщение Наруто Намеказе » 06 апр 2017, 17:36

Люблю я твоё чтиво. Ты один из немногих кто не перестал писать, а рассказы твои всегда интересно читать. Надеюсь ты не перестанешь писать и по чаще будешь выкладывать новые главы.
А мне много не надо: власть над миром и чего- нибудь покушать.

браток
Ками-сама


 
Сообщения: 2042
Откуда: жэжэжэжэжэжэ

Сообщение браток » 07 апр 2017, 20:36

Наруто Намеказе писал(а):Надеюсь ты не перестанешь писать

надейся чтобы он не умер. я вот прям иногда молюсь чтобы автор Ван писа не помер раньше срока
выкиньте меня из самолета
в костюме супермена
Изображение

Наруто Намеказе
Искуситель




 
Сообщения: 374
Откуда: с animeblog

Сообщение Наруто Намеказе » 07 апр 2017, 21:56

браток писал(а):вот прям иногда молюсь чтобы автор Ван писа не помер раньше срока

Я больше боюсь, что он эту манга закончит и тогда нечего не останется. Блич, Нарик уже законченны остался Ван Пис.
А мне много не надо: власть над миром и чего- нибудь покушать.

BlackRaven
Каратель




 
Сообщения: 727
Откуда: С фикбука)

Сообщение BlackRaven » 13 апр 2017, 00:14

Всем спасибо)

Глава 2. Путь долгий
Несколькими минутами ранее отряд шиноби в масках следовал по крышам за идущими по улицам мальчиком и его странным компаньоном с косой за спиной, облаченным в черный плащ. Конечно, АНБУ не вели за Наруто круглосуточное наблюдение, в противном случае ниндзя бы купались в деньгах. Как джинчурики Наруто был очень ценен, но как нелюбимый деревней маленький хулиган абсолютно никого не интересовал. И вот в этот день случилось так, что кое-кто, наконец, проявил к нему интерес. И по счастливой случайности патрулирующие деревню ниндзя заметили загадочного иноземца, который вёл мальчика к выходу из деревни.
— Не нравится мне этот странный тип, — пробормотал шиноби в маске с синими узорами.
— Ну да, хоть чехол бы на оружие напялил, — вторил ему товарищ по отряду в маске с красным рисунком. – Мальчонка, кажется, еще не понял, в какую историю влип. Не говорили ему родители не общаться с незнакомыми дядями. Вот и придется теперь попой за свою ошибку отвечать.
Они остановились, переглянувшись и о чем-то задумавшись.
— Конечно не говорили, тупица! У него их и не было. А мужик, мне кажется, не педофил, а маньяк-каннибал. Будь он педофилом, завел бы парнишку за угол и сделал бы грязное дело. Но нет, он ведет его прочь из деревни, чтобы расчленить и сделать первоклассный шашлык на природе, — воскликнул третий ниндзя, нагнавший своих товарищей.
— Хера ты знаток, — ухмыльнулся первый АНБУ. – Тоже что ли книжки умные перед сном начать читать.
— Тебя ничего не исправит, — отозвался специалист в правонарушителях, улыбнувшись под маской. — А может и поделом ему, мальчику? Не будет его, не будет проблем. И деревня заживет! И нам меньше мороки, и бабушки у подъездов спокойнее станут, и генинам его похабные надписи с монументов отмывать не придется.
— А бабушки тут причем?
— Ну как. Зрение их подводит. Знают, что по дворам мальчишка-демон бегает, а кричат и нападают на всю шпану, которую видят. Вернее, не видят. Вон вчера мой сынишка по башке тростью получил, теперь жалуется, что голова болит и Академию пропускает, — протянул разговорчивый ниндзя. – А всё из-за пенсионерки, у которой Девятихвостый кота сожрал. Она до сих пор его оплакивает.
— Так то да, но мальчишка джинчурики всё-таки. И деревне он нужен. Да и нам Третий бошки поотрывает, если упустим. И премии лишит, что еще обиднее, — заметил ниндзя в маске с красной раскраской.
— А где Гадюка? – поинтересовался первый АНБУ.
— По нужде приспичило, — ответил третий шиноби. — Просила подождать.
— Ой, надолго это. Ну что за беда с этими бабами. Вот была бы она мужиком, могла бы на ходу. А так кусты искать придется или, того хуже, ресторан круглосуточный, чтоб комфортно было, — страдальчески вздохнул мужчина в маске с синими рисунками. — Не, ну раз просила, подождем.
— А где остальные?
— Тоже приспичило…
— Не надо было вчера мою прибавку праздновать, — пробормотал первый АНБУ, поняв, что Хидан и Наруто уже давно скрылись из виду.
Ну а Хидану и Наруто оставалось лишь гадать, почему шиноби, чье присутствие они чувствовали еще идя по улицам, так припозднились. И сейчас, когда жрец с косой в одной руке и раздвижным металлическим штырем с заостренным концом в другой разогрелся, элитные ниндзя явились с намерением отбить у него мальчика и отомстить за павших товарищей.
— Ну вот, я тут только закончил и хотел было уйти, никого больше не тронув. Дорога дальняя, знаете ли? А тут явились вы, хуесосы. Я что, должен все свои дела по пизде пустить? Вот блядство! Кто первый, пидрилы? – поинтересовался Хидан, поигрывая оружием в руках.
Ответом послужил первый шиноби, рванувшийся в бой. В руке его сверкнул танто, жаждущий обагриться чужой кровью. Хидан ухмыльнулся, ловко увернувшись от выпада противника в первый раз, отскочив назад во второй и парировав атаку АНБУ в третий косой. Второй рукой ниндзя нанес молниеносный удар в грудь, и остроконечный металлический штырь пронзил врага насквозь. Для верности дела служитель Джашина крутанул оружие, оставив его в теле врага и позволив тому упасть.
Наступив ногой на тело поверженного ниндзя, мужчина направил косу на оставшихся шиноби, чей боевой дух малость подкосился.
— Ребята, да вы медленные как беременные ленивцы. Тяжелая ночка? Или в АНБУ Конохи берут любых пиздотрясов, на кого маска налезет?
Шиноби переглянулись и с боевым кличем бросились на Хидана всей толпой. Мгновение спустя тот оказался оцеплен разъяренными ниндзя, чьи действия были слаженными, но и правда немного медленными, так что опытный боец ближнего боя с определенными усилиями, но отбивал все удары, кружась на месте.
— Моя очередь, падла! – он раскрутил косу над головой и обрушил мощный удар на ближайшего шиноби, так что два из трех лезвий косы всадились ему прямо в череп. – Еблысь!
Высвободив оружие рывком, он переключился на следующего шиноби, парируя древком косы крестообразный удар двух кунаев. Пинка в живот хватило, чтобы ниндзя отлетел назад, а Хидан, размахнувшись косой, разрубил налетевшего на него сбоку врага надвое.
— Вот жопосрань, я эту хуйню теперь точно не отстираю, — выругался Хидан, поняв, что весь во вражеской крови.
В тот момент, когда шиноби отвлекся, жреца Джашина атаковали сзади и спереди двое ниндзя, вооруженных катанами. Лезвия мечей выскочили у бессмертного из груди и спины и, вот незадача, двое нападавших пронзили таким образом друг друга.
— Стихия Огня: Великий огненный шар! – послышался выкрик, и Хидан и двое несчастных скрылись в яркой вспышке пламени. Когда огонь утих, павшие АНБУ уже лежали на земле, опаленные пламенем, а Хидан стоял, гордо выпрямившись, как будто специально демонстрируя полученные страшные ожоги.
— Ну вот, шашлычком запахло, а я есть захотел. Ты чуть не спалил мои волосы! Ты заплатишь за это кровью, мудила! – обратился он к создателю техники, к которому жрец Джашина медленно развернулся на пятках, от чего тот вздрогнул.
Бессмертный медленно потянулся к груди, изъял раскаленный меч из своей плоти и бросил на землю. После чего он с более заметным усилием потянулся за спину, но до рукоятки клинка не дотянулся.
— Блять! Ненавижу, когда происходит такая хуйня! – он обхватил клинок ладонью, не смущаясь порезов и ожогов, которые получил, и потянул его на себя, заставив проскользнуть назад. Полностью меч так и не вышел, поскольку священник так и не смог дотянуться до спины. — Может поможете, пидоры? Может, я и бессмертный, но боль чувствую. А эта хуйня как шило там, где ему быть не положено.
«Пидоры» переглянулись и, кивнув друг другу, вновь накинулись на Хидана со всех сторон. Он оторвался от извлечения оружия из своего тела, невозмутимо хлопнул себя по плечу, где по сей момент продолжал гореть плащ, после чего перехватил поудобнее косу и кровожадно оскалился
Наруто, застывший на месте и наблюдающий за кровавым побоищем, вздрагивал от каждого столкновения оружия, высекающего снопы искр, и звука, с которым металл вонзается в плоть. Он наблюдал, как разъяренный «дядя Хидан» не жалеет ударов, бьет так и этак, рубит с плеча и «косит» противников как траву.
— Стихия Молнии. Электрический клинок! – последний оставшийся шиноби рванулся к Хидану с серповидным оружием, искрящимся от пробегающих по нему синих молний.
— Умри, заебал! – священник не испугался и, бросившись в бой, с разбегу ударил первым, совершив резкое движение косой снизу вверх. Древко косы превращало ее в оружие более дальней дистанции, и прежде чем враг успел продемонстрировать весь потенциал своих умений, коса продырявила его голову, изогнутое лезвие скрылось где-то под подбородком, а затем показалось из лба.
Хидан с раздражением вырвал косу из тела последней жертвы и убрал ее за спину, в специальную петлю, на которой и держалось оружие.
— Пиздюк, пора давать по съебам, а то сам Хокаге прибежит. А у меня правило убивать детей, стариков и инвалидов только по выходным и праздникам. И вынь нахуй из меня эту херовину! – обратился он к Наруто, который был вынужден прийти в себя и дрожащими руками помочь Хидану избавиться из торчавшей в спине катаны и еще нескольких сюрикенов, угодивших в бессмертного во время боя.
После этого священник Джашина, торопливо схватив мальчишку одной рукой, помчался прочь из деревни, которая обошлась с ним не так гостеприимно, как ожидалось.

— Ну ты как, в себя то пришел? – поинтересовался священник, глядя на мальчика, сидевшего у костра и глядевшего в танцующее пламя. — Если нужны новые штаны, я могу сшить их тебе из того, что осталось от ёбаного плаща.
Узумаки оторвал взгляд от огня и глубоко вздохнул. Кажется, за прошедшие несколько секунд он немного свыкся с мыслью, что его новый «дядя» жестокий убийца, лишивший этим днем жизней целую дюжину человек.
— Шучу, бля, не по мне эта ебатека. Не умею я шить, — священник тоже вздохнул. – Че ты такой серьезный?
— Ты… — Узумаки хотел что-то сказать, но передумал. Пришлось додумывать фразу, – классно дерешься. Я никогда такого не видел.
— Ясен хуй, не видел. Я же, блять, гордость нашего храма. Ну ты не переживай, я тебя тоже так делать научу. Пиздец твоей психике.
Наруто сглотнул, поняв, что не представляет себя, кромсающего людей на куски. Ему резко захотелось сменить тему, ибо вспоминать произошедшее было непросто.
— Ты говорил, что болен? – вспомнил он.
Хидан откинулся назад и прилег на ствол дерева, очень удачно оказавшийся за спиной.
— Хуёлен, — буркнул он. – Мне поставили в диагноз синдром Туретта и дали справку. Но я знаю, бля, что на самом деле произошло. Что, ты думал, я нахуй всех посылал с самого рождения? Не, моя мамка вообще благородных кровей. Отдала на свою голову в не ту блядскую Академию, где воспитатели ничего кроме мата не знают, вот я и стал таким. Не, не ебанутым. С особыми речевыми особенностями, мать их за ногу.
— У вас тоже есть Академия? – удивился Наруто.
— Логику включай, друг. Эта хуйня везде, не только в вашем хуевом болоте, — ухмыльнулся священник, не питавший любви к существующей системе образования.
— Как твои раны? – Наруто очень удивился, поняв, что ожоги почти сошли с лица «дяди Хидана».
— Проходят. Мало того, что я бессмертный, у меня и регенерация заебись. Не так заебись как хотелось бы, но если меня по кусочкам не разбирать, за день восстанавливаюсь на ура. И хуй стоит, и уши слышат.
Джинчуики смог выдавить лишь одно простое «вау». Его новый знакомый не переставал его удивлять. Неужели он сможет так же быстро исцелять раны, как и Хидан? Впрочем, неизвестно почему на Наруто тоже все заживало быстро как на собаке. Стоило ему подраться с мальчишками и получить легкие травмы, очень скоро он был полностью здоров.
— Спи, пацан. Вижу, что устал. А путь нас ждет неблизкий, — Хидан, крякнув, поднялся и взял косу, прислоненную к дереву и сверкающую в отблесках костра. – А я пойду проведу обряд, а то Джашин-сама обидится. Столько крови сегодня пролил, а ему так ничего и не досталось. Потом же будет с процентами требовать, сука!
— Обряд? – переспросил Узумаки.
Где-то в лесу раздался жуткий рёв, и Наруто вздрогнул, пугливо посмотрев по сторонам. Хидан же не обратил на это никакого внимания.
— Хорошо бы девственницу вспороть, да только хуй я ее где найду. Ладно, медведь тоже сгодится. Не хочу, чтобы ты срал кирпичами, пока эта блядина рыщет где-то и думает, как тебя сожрать. Да и я себе шубу давно хотел.
С этими словами жрец Джашина удалился, оставив Наруто наедине со своими мыслями. Жизнь для него в этот день перевернулась. И он мог только догадываться, что произойдет дальше.

— Ну вот и добрались, — ухмыльнулся Хидан, довольно посмотревший наверх, где в облаках, которые парили сегодня на удивление низко скрывался пирамидообразный храм.
Долгое время они провели в пути, а пейзажи постоянно сменялись. Наруто, никогда раньше не выходивший за пределы Конохи, с восхищением любовался живописными картинами, с интересом слушал рассказы Хидана о великих деревнях и истории мира шиноби. Всё неизвестное было мальчику крайне интересно. Однако, при виде лестницы, уходящей в горы, джинчурики немного приуныл.
— Что молчишь, хуй во рту что ли? Красивое ведь место? – обратился к нему священник.
— Волшебное, — подтвердил Наруто и, вздохнув, последовал за Хиданом, начав непростое восхождение.
Под конец их подъема мальчик еле дышал. Ноги ныли от перенапряжения. В животе предательски урчало. Да и вообще он так устал, что его мало что могло приободрить.
— Да у тебя с дыхалкой проблемы, шкет. Курением не балуешься? – Хидан наградил его насмешливым взглядом.
Узумаки заметил, что по мере приближения к священному месту Хидан старался материться все меньше и меньше. Теперь ненормативная лексика была уже не в каждой его реплике.
Мальчик быстро мотнул головой.
— Значит, ты просто хилый. Хуёво. Будем исправлять. Помнишь колодец у подножия этой горы? Будешь каждый день вёдра с водой носить, — разочаровал его Хидан и пригласил его жестом руки следовать дальше.
Перед тем, как они вошли в обитель Джашина на земле, Наруто успел оценить величественные размеры постройки, подивиться ее необычной форме и заметить что-то наподобие камня на самой верхушке пирамиды, когда облака немного рассосались.
Внутри было непривычно темно, ведь глаза Узумаки привыкли к свету электрических ламп, а не факелов, которыми храм освещался изнутри. Внутри были коридоры и залы, где Хидан и Наруто натыкались на разных людей. С некоторыми Хидан здоровался, некоторых тупо игнорировал. Их было не так много, но Наруто успел запомнить только несколько лиц и понять, что все здесь носят одинаковые бело-красные плащи.
— Шинджи, вот и ты вернулся, — с одним священником, лысым громилой, Хидан даже обнялся. – Как жизнь, старина? Сто лет тебя не видел!
Великан ничего не ответил, только многозначительно посмотрел Хидану в глаза, с любопытством глянул на Наруто, после чего вернулся к своим делам, а именно протиранию статуи обнаженной девы из камня специальной тряпкой.
— Мой лучший друг, — пояснил Хидан, когда повел Наруто дальше. – Можно пиз… болтать без умолку, и он не будет против. За это я его и люблю.
— Он неразговорчив, — заметил мальчик, вспомнив по пути, что Хидан говорил о том, что доверяет немногим людям. Видимо, Шинджи был в их числе.
— Ну да, — протянул священник. – Слышал истории о том, как зимой люди прилипали к чему-то языком? Вот и этот… кхм… решил попробовать лизнуть фонарный столб, примёрз и стоял так несколько часов, пока ему это не осточертело и он не попытался освободиться. Говорят, часть языка себе оторвал, много крови потерял, лежал на снегу и помирал, пока старейшина его не нашел и не обратил в веру. Так Шинджи стал одним из нас. И, как сам понимаешь, он молчалив.
Узумаки кивнул, обдумывая, какие разные вещи могут сподвигнуть людей на вступление в культ Джашина. Интересно, а как сам Хидан стал одним из бессмертных жрецов?
— Кстати о старейшине, надо бы тебя ему показать. Пойдём, — спохватился «дядя Хидан» и свернул в другой коридор.
Наруто последовал за ним, заметив, как священники в зале косятся на него и шепчутся. По спине пробежал неприятный холодок.
— Ты снова в центре внимания, пиздюк, — ухмыльнулся Хидан. – Но ты не подумай плохого. Тут тебя не бесом считают, а избранным. Сам Джашин предсказал твое появление. Ну… вернее, заставил меня тебя найти.
«Избранным?» — удивился Наруто. Неужели он и правда имеет такое значение? Мальчик, всю жизнь пытающийся привлечь к себе внимание, наконец, добился своего?
— Юкимура-сама, встречай гостей, — Хидан трижды постучал в большую железную дверь, после чего потянул ее на себя с заметным усилием.
Узумаки и жрец Джашина вошли и увидели старика с длинными седыми волосами и бородой, беседовавшего с девушкой, при виде которой Хидан улыбнулся. У старейшины были абсолютно белые глаза, и Узумаки понял, что старец слеп. Неужели в храме были одни инвалиды, которых Хидан, как он сам говорил, мог укокошить только в праздник или выходной?
— Хидан-сан! – воскликнула девушка, развеявшая мысли Наруто своим звонким и мелодичным голосом.
Она была очень хороша собой и казалась хрупкой как цветок, непонятно, как такую принцессу угораздило попасть в такое место. У девушки были длинные фиолетовые волосы, схваченные в хвост, милое личико и большие красивые глаза цвета свежей травы. Губы ее, окрашенные черной помадой, улыбнулись вернувшемуся путнику.
— Здравствуй, золотце, — произнес Хидан на удивление нежно. – Я вспоминал о тебе, кромсая тех пи…, что встали на пути у меня и мальчика. Смотри, вот кстати и он. Наруто Узумаки.
— Рикото, оставь нас, — прокряхтел старец, недовольный тем, что Хидан поздоровался с девушкой, а с ним нет.
Та успела приветливо махнуть Наруто рукой, после чего поспешила оставить путников и старейшину наедине. Старец окинул Наруто задумчивым взглядом. Как он мог окинуть его взглядом, если был слепым, спросите вы? Верно, никак. Просто так удачно совпало, что незрячие глаза Юкимуры остановились именно на Наруто, отчего у того возникло такое впечатление.
— Наруто Узумаки, шестилетний избранник Джашина, приветствую тебя в священном месте крови! Меня зовут Юкимура, я главный священник и старейшина этого храма, — обратился дед к мальчику.
Тот склонил голову в знак почтения, так как Хидан научил его в пути проявлять уважение к старшим.
— Мне семь, — поправил он старика осторожно.
Юкимура вновь очень удачно повернулся, и Наруто показалось, что он с укором смотрит на Хидана.
— Чего ты хотел, Юкимура-сама? Путь долгий! Войди в положение! – Хидан развел руками.
— Так или иначе, ты у нас почетный гость, Наруто, новый член нашей семьи. Рикото подготовит твою комнату, думаю, тебе нужно передохнуть после долгого путешествия. А завтра ты встретишься с Джашином-сама и начнешь новую жизнь.
— А обо мне ты подумал, Юкимура-сама? Я себе все ноги стёр! А мне Рикото подготовит комнату? – возмутился Хидан.
— Проводи мальчика, а потом и побеседуем, — старец развернулся и, ощупывая рукой край стола, служивший ориентиром, двинулся к креслу. Жрец Джашина недовольно фыркнул, но возражать не стал и предложил Наруто идти.
Узумаки хотел было спросить, есть ли у него выбор, но понял, что все уже предопределено. И раз уж судьба в лице Хидана завела его в это место, ему и правда предстоит стать его новым домом.

BlackRaven
Каратель




 
Сообщения: 727
Откуда: С фикбука)

Сообщение BlackRaven » 27 апр 2017, 03:00

Глава 3. Благословение Бога Крови
Едва солнце выглянуло из-за горизонта и озарило сначала горы с храмом, а потом и простирающуюся внизу Деревню Горячих Источников красновато-оранжевыми рассветными лучами, мальчика, свернувшегося под одеялом на старинной железной кровати, разбудил звонкий и мелодичный голос.
— Наруто, просыпайся!
Узумаки приоткрыл глаза, выныривая из чудесного сна, в котором он рассекал волны Раменского моря в огромном пластиковом стакане, помогая себе ложкой, минуя рифы из лапши и вычерпывая из прекрасного как сказка бульона мясные шарики. Затем мальчик снова закрыл их, пытаясь вернуться в это непередаваемое дивное состояние сытости и безмятежности.
— Пиздюк, проснись и пой, дважды повторять не буду, а то проснешься и завизжишь, — чей-то знакомый голос, а затем и нога, ударившая по ножке, окончательно вырвали его из мира грёз, и мальчик проснулся.
Сев на кровати, он окинул взглядом свою комнату, маленькую, как и прошлое место его проживания, но уютную. Помимо железной кровати здесь был письменный стол, тумбочка с вещами, старый внушительный шкаф и пустующая стойка для оружия. Дверь его комнаты была приоткрыта, и на пороге стояла изящная девушка со схваченными в хвост фиолетовыми волосами, выразительными зелеными глазами и черными губами, изогнувшимися в улыбке. Рикото, а именно так, как помнил Наруто, звали эту особу, была облачена в белый плащ, такой же, как и вчера. В непосредственной близости от кровати обнаружилось еще одно знакомое лицо. Это был добрый «дядюшка Хидан», который столь грубо и бесцеремонно вернул его в реальный мир. За спиной его виднелась коса, искрящаяся в лучах солнца, проникающих через маленькое окошко, одно из немногих в пирамидообразном храме.
— Э… Что такое? Почему вы не спите? – выдавил Наруто. – Который сейчас час?
В Конохе он редко вставал в такую рань. Академия еще не успела заставить Наруто разочароваться в жизни, в которой придется вставать рано почти каждый день. А вот Хидан уже успел.
— Ты что, забыл, что я тебе вчера сказал? – ухмыльнулся заботливый дядя, нахмурившись. – Каждый божий день будешь хуярить вниз и носить воду из колодца.
— Чего?! – переспросил Узумаки, подумав, что это какая-то шутка.
Рука Хидана потянулась за плечо, и вскоре грозное оружие занеслось над кроватью. Во второй раз Наруто переспрашивать не стал, а мигом вскочил с кровати.
— Нехуй таким хилым быть. А теперь пиздуй умываться! – воскликнул жрец, насмешливо глядя, как мальчик, поздоровавшись с Рикото, выныривает из комнаты и несется прочь.
— Что ты с ним так грубо? – улыбнулась девушка с необычным цветом волос. – Может, и правда ему надо немного привыкнуть к местному распорядку дня?
— Чтоб корни в койку не пускал, золотце. Он мне еще спасибо скажет, когда вырастет таким же сильным, умным и прекрасным молодым человеком, как «дядюшка Хидан», — отозвался тот, ограничившись в выражениях на этот раз и выходя вместе с жрицей из комнаты. Он увидел, как мальчишка исчезает в конце коридора, сворачивая за угол, и, посмотрев на пол, улыбнулся. – Ну бля, а я думал, что в туалет ему уже не надо. Кажется, я теряю хватку.
— А у мальчика нервы крепкие, — заметила Рикото.
— Да ему только попкорна не хватало, когда глядел, как я кромсаю всяких пидоров косой, — заверил ее Хидан. – Как раз тот, кто нам нужен. Сегодня Джашин-сама будет доволен. Навести Юкимуру-сама, скажи, что я приведу пиздюка, когда всё будет готово.
Та кивнула и удалилась. А Хидан прошествовал к залу раздумий и, дождавшись Наруто на выходе, вручил ему одеяние соответствующего размера.
— Оденься, нехуй по святой земле в труселях щеголять, — сказал он и, когда Узумаки нацепил плащ, вручил ему прихваченную из комнаты ложку. – Не забыл, что это?
— Ложка для червяков и самообороны, — Наруто не растерялся, но оказался неправ.
— Хуй там. Это ложка для воды. Ей ты будешь набирать воду в ведра. Пошли, — с этими словами Хидан сопроводил мальчика к выходу.
Они миновали уже знакомые Наруто залы, где уже находились жрецы Джашина, выполняющие свои повседневные обязанности. Потом вышли на свежий воздух. Хидан не отказал себе в удовольствии потянуться и изречь несколько ругательств, которые, впрочем, можно было так же расценивать как похвалу этому дивному утру.
— Дядя Хидан, я думал, в храме ругаться нельзя, — вспомнил Узумаки, заметив, что с самого момента пробуждения священник крови не отказывал себе в удовольствии матюгнуться.
— Так то же жилые помещения. Вот в залах и у Юкимуры-сама лучше следить за языком. А в других местах всем похуй, даже Джашин-сама уже наверняка привык, что я могу спиздануть что-нибудь эдакое, — Хидан махнул рукой. – Ладно, пацан, хули встал еблищем к солнцу. Ведра хватай, да в путь.
Узумаки поискал глазами ведра и обнаружил их невдалеке, возле кустов. Он послушно взял их и вместе с наставником отправился вниз, чувствуя, что спуск с горы куда легче, чем подъем. Наконец, они оказались у подножия, где и нашли каменный колодец, прикрытый тяжелой крышкой, которую Хидан категорически отказался снимать.
— Это теперь твои обязанности, пиздюк. Считай, у меня рук нет, — усмехнулся он, глядя, как мальчик с трудом сдвигает крышку. – Смотри не ёбнись вниз.
Когда крышка, наконец, была снята, Хидан кивнул на ведро.
— Давай.
Узумаки перечить не стал. Закрепив ручку ведра с помощью веревки, он опустил его вниз. Ведро исчезло во мгле и, спустившись в неизвестность, черпануло воды, после чего Узумаки, с трудом поворачивая ручку катушки, поднял его наверх. Он поставил сосуд с водой на землю и хотел было наполнить второе ведро, но Хидан его остановил.
— Я же сказал тебе про ложку для воды. Бери ее и вычерпывай воду. Из одного, блять, в другое, — приказал он.
— Но зачем? Какой в этом смысл?
— Меньше пизди, больше делай. Это упражнение такое, — пояснил «дядюшка Хидан», сев на край колодца, сорвав травинку и начав ее жевать. – Не халтурить. И не вздумай переливать воду без ложки.
— Ладно, — смирившись с бренностью бытия, мальчик сел на землю и стал переливать воду с помощью данного инструмента.
Ему показалось, прошла целая вечность, когда, наконец, та стала задевать дно.
— Ишь какой молодец. Теперь давай обратно переливай, — Хидан уже не сидел, а лежал на краю колодца, расстегнув плащ и загорая под горячими лучами вставшего солнца.
У Узумаки появилось острое желание спихнуть его вниз, но он удержался и послушно стал переливать воду обратно, мысленно проклиная своего «дядюшку», колодец, вёдра и ложку.
— Охуенно получается. Ни капли не пролил, — похвалил его Хидан, когда Наруто закончил это бессмысленное занятие, потом велел наполнить второе ведро. – А теперь пиздуем вверх. Вёдра сам тащи.
Мальчик убито вздохнул, но исполнил новый приказ, после чего попытался поднять ведра, что оказалось очень непросто, и поинтересовался у священника.
— А можно по одному?
Хидан с усмешкой кивнул.
— В первый раз, так и быть, можно. Ты поднимайся, а я тут второе посторожу.
Мальчик взял ведро обеими руками и двинулся к лестнице, периодически останавливаясь и ставя его на землю. Так он и начал восхождение, переставляя ведро на каждую ступеньку и чувствуя, как вспотел от нагрузки. Он припоминал словечки Хидана и чувствовал острое желание использовать их. Наверняка проблема «дядюшки» достигла своего обострения именно когда тот занимался этим же занятием. Тем не менее, Узумаки знал, что ругаться нехорошо. Это одна из немногих вещей, которые вбил ему в голову Третий Хокаге. Поэтому мальчик ограничивался «даттебайо», универсальным словом, которое было как нельзя кстати, чтобы не опускаться до уровня Хидана.
«Лучше бы остался в Конохе», — подумал бедный Узумаки, наконец, вскарабкавшись вверх и поставив ведро у одного из обелисков.
Он обернулся и увидел, как Хидан с ведром в руках следом за ним преодолел лестницу.
— Пиздец ты медленный. Мы так ничего не успеем, — пробормотал он. – Ну ладно, это только начало тренировок. На силу и терпение, если ты не понял, для чего ложка. Ложка – это, блять, лучший учитель дисциплины!
Узумаки кивнул, чувствуя, как ноет всё тело.
— Ладно, с хуем пополам ты справился, — произнес Хидан, хлопнув мальчика по спине. – Давай посмотрим, что ты умеешь. Нападай на меня, вымести всю свою злобу.
Мальчик удивленно посмотрел на жреца Джашина.
— Что, прямо здесь? А как же дисциплина?
— В пизду дисциплину, на сегодня ты свое отработал. Теперь покажи мне, на что способен, — усмехнулся мужчина, приглашая Наруто жестом руки.
Узумаки стиснул зубы и, сорвавшись с места, ринулся вперед, готовя свои маленькие кулачки для того, чтобы отомстить Хидану за все мучения за сегодняшний день. Впрочем, он переоценил свои силы, поскольку ни один удар священника так и не застиг. Мальчик, махая кулаками, выдохся еще больше, а жрец Джашина, кажется, еще больше разочаровался в своем подопечном.
— Ладно, не пиздострадай ты так, сделаем еще из тебя человека. Чувствуешь себя измотанным? — поинтересовался он у мальчика.
Тот кивнул, испытывая ощущение, что вот-вот упадет.
— Прекрасно, это как раз то, что нужно. Тогда ты почувствуешь силу Джашина-сама во всей ее красе, — усмехнулся Хидан, посмотрев на небо, где солнце уже было далеко не в зените. – Пошли, пиздюк, нас уже заждались все.
Оставив проклятые ведра, они прошествовали в храм, где сегодня пылало еще больше факелов и ламп. Главный зал был полон людей, верных Богу Крови и ожидающих, когда мальчик пополнит их ряды. Священники, склонив головы, выстроились по периметру зала. Алтарь, уже окропленный чьей-то кровью, ждал, когда прибудут Наруто и Хидан. Едва Узумаки переступил порог, как символ на алтаре засветился. Взгляды всех присутствующих, в том числе слепого старика, ожидающего возле волшебной плиты, устремились на Наруто.
Хидан подтолкнул мальчика вперед и присоединился к собратьям, встав в строй между Рикото и лысым великаном Шинджи, которые с интересом глядели на мальчика, неуверенно ступающего вперед.
— Подойди, Наруто Узумаки. Тебе нечего бояться. Сегодня особенный день, первый день твоей новой жизни, великой жизни, — произнес Юкимура, в чьих белых невидящих глазах Узумаки неведомым образом прочитал гордость и благоговение перед чем-то великим.
Он послушно приблизился к алтарю, поднялся по ступеням и встал, прислонившись к окровавленной каменной плите спиной. Старик же, сделав несколько шагов, встал напротив него. Узумаки почувствовал, как в груди быстро заколотилось сердце. Он предчувствовал, что сейчас произойдет нечто, что навсегда изменит его жизнь.
— Готов ли ты служить Богу Крови, Наруто, следовать учению, традициям и обрядам Джашина-сама, беспрекословно подчиняться его воле и проливать кровь, собственную и чужую? – спросил слепой старец.
Узумаки вздрогнул, чувствуя спиной холодный камень и то, что уже испачкан в чьей-то крови. В его сознании боролись два голоса. Первый молил его о том, чтобы сбежать подальше от этого сумасшествия, а второй подсказывал, что это правильный выбор, что нужно соглашаться.
— Готов, — выдавил мальчик.
Старик кивнул, после чего пальцы его начали складывать печати, предназначенные для исполнения какой-то техники. Наконец, Юкимура закончил и выставил перед собой руки, направив их на дрожащего мальчика. Наруто увидел, как на ладонях главного жреца проступают порезы в виде пентаграмм, которые он уже видел. Из ран начала выходить кровь, обращающаяся в кроваво-красную дымку, закручивающуюся в вихрь. Красный дым становился все гуще, в нем начали вспыхивать красные искры и даже маленькие молнии, после чего из центра вихря будто из какого-то портала появилась полупрозрачная рука, потянувшаяся к Наруто.
Внутри мальчика все сжалось, когда призрачные пальцы коснулись его груди. Он опустил взгляд и увидел, как на животе проявляется похожая на черную спираль печать, которая среагировала на инородную чакру и попыталась помешать чему-то иному проникнуть в тело Наруто. В животе его бурлило пламя, будто нечто жгло его изнутри. В следующий миг проступившая печать потеряла форму и, обратившись в неведомые чернила, путешествующие у мальчика по коже, сложились в виде огромной татуировки у него на груди. Рисунок этот в точности повторял символ Джашина, который в этом храме был повсюду.
Наруто глубоко вздохнул, продолжая ощущать холодное прикосновение руки в самом центре пентаграммы на своей груди. Он закрыл глаза и ощутил, будто нечто оторвало его от земли и понесло сквозь пространство и время, через красный тоннель с открывшимися вратами на самом его конце. Мальчик чувствовал, как его переполняют силы и жизнь, будто в мире нет вещи, способной ему навредить. Еще несколько мгновений он продолжал свой мысленный полет, после чего открыл глаза и увидел, что техника растворилась, и таинственная рука, вероятно принадлежавшая тому самому Джашину, пропала. Но татуировка на его груди осталась.
— Ты – Избранник Джашина-сама, Наруто Узумаки, — произнес Юкимура. – Избранный в рядах бессмертных слуг крови. Принеси жертву, и получи свой дар!
В следующий миг из рукава старика в его руку упал ритуальный нож, который тот в следующий же миг вонзил мальчику прямо в солнечное сплетение. Мальчик даже не успел вскрикнуть от испуга.
В глазах Узумаки всё потемнело, боль, такая нестерпимая и жуткая и одновременно с этим на удивление теплая разлилась по всему телу. Кровь, хлынувшая из раны ручьем, окропила каменный постамент алтаря, после чего старик вырвал нож, давая мальчику, к которому еще не полностью вернулось зрение, увидеть, как заживает его рана. Регенерация тканей происходила быстрее, и рана зажила на глазах, не оставив после себя даже шрама.
Узумаки, которого отпустила боль, был в полном порядке. Кажется, даже последствия восхождения на гору с ведром полностью исчезли.
— Я… жив, — мальчик, не боясь собственной крови, дотронулся до места, где только что был ритуальный нож.
— Ты бессмертен, — сообщил ему главный жрец, убирая оружие обратно в рукав. — И благословлен Богом Крови.



Вернуться в Фанфики Наруто


Версия для печати

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2