Naruto / Полёт Бога Крови

Модераторы: Captain Grigory, Heilige, DENO, Сонне Мара

BlackRaven
Каратель




 
Сообщения: 736
Откуда: С фикбука)

Сообщение BlackRaven » 01 июл 2017, 03:02

браток писал(а):
BlackRaven писал(а):Чего взгрустнул, пиздюк?

А чего название не поменяешь? Полет кровавого пиздюка.
или просто полет пиздюка.
или кровавый пиздюк.

мне кажется название такое бы зашло.

Возможно. Хотя, наоборот, многих оно могло бы отпугнуть. К тому же, если оставить слово "полет" и убрать слово "бога", то аллюзия на технику Минато будет не такой явной

браток
Ками-сама


 
Сообщения: 2083
Откуда: жэжэжэжэжэжэ

Сообщение браток » 04 июл 2017, 09:23

Для этого можно назвать полет божественного мальца. Заменив пиздюк на малец. Вот эти все названияпросто дохрена и больше их.
выкиньте меня из самолета
в костюме супермена
Изображение

BlackRaven
Каратель




 
Сообщения: 736
Откуда: С фикбука)

Сообщение BlackRaven » 16 июл 2017, 21:23

Глава 8. В чужие края
— Срань господня, — выругался Хидан, глядя на затянутое тучами небо. – И как мы теперь кошака твоего жарить будем?
Черный кот, устроившийся на плече хозяина, окинул человека в плаще испепеляющим взглядом.
Несколько мгновений спустя дождь нещадно забарабанил по земле, на которую усталые путники только присели, даже не успев разбить лагерь. Увы, даже несколько деревьев, ветви которых сомкнулись над головами членов кровавого культа, ничем не помогали из-за весьма скудной листвы, которую как будто кто-то оборвал, чтобы сделать путешественникам пакость и позабавиться, наблюдая за их действиями.
— Давай, шкет, настало твоё время, — скомандовал мужчина с волосами пепельного цвета, вооружаясь зажигалкой и собирая уже успевший отсыреть хворост в одну кучу. – Покажи, что умеешь, сражайся с гребанным дождем аки самурай!
Позволив Бенто перепрыгнуть с плеча на сук дерева, Наруто потянулся за спину, где в специальной петле покоилось грозное оружие. Чудо-ложка и лопата давно канули в прошлое. Теперь джинчурики был удостоен чего-то более внушительного. Двухлезвийный меч со слегка изогнутыми клинками оказался в руках юного Узумаки, и тот приступил к воплощению в жизнь притчи о самурае, который отбивал все капли дождя собственным мечом. Приступить Наруто смог, но сделать всё по канону оказалось сложнее, и наставник оказался недоволен результатом. Раскручивая оружие над головой, он посмотрел на Хидана, который усердно чиркал зажигалкой и раздувал быстро гаснувшие искры.
— Хуёвый из тебя самурай с твоим спиннером, — раздосадовано пробормотал Хидан, бросая зажигалку куда подальше. – Смотри, пиздюк, как надо костры разжигать.
Зная, что после таких заявлений лучше находиться от учителя подальше, мальчик оторвался от своего занятия и, ловким движением убрав меч обратно в петлю, отскочил назад.
С безумной улыбкой Хидан сунул руку за пазуху и, достав из внутреннего кармана плаща взрывную печать, скомкал ее, впихнув под кучу сырых дров. Встав, потерев руки и сделав несколько шагов назад, он сложил печать концентрации, после чего вечернюю мглу разрядил яркий взрыв, разбросавший охваченные пламенем ветки во все стороны.
Удовлетворенно посмотрев на кратер, в котором на том, что осталось от дров, плясало пламя, Хидан даже не заметил, как за его спиной затрещало дерево. Бенто, почувствовав неладное, спрыгнул с сука и, сиганув прямо на Хидана, вцепился ему в спину. В следующий момент дерево рухнуло, заставив землю подскочить, а кота – еще глубже вонзить свои когти.
Пока Узумаки распаковывал зефирки, единственное из продуктов, что удалось взять, следуя обычаям сквернословящего жреца путешествовать налегке, его учитель, не скупясь на выражения, носился туда-сюда.
Наконец, кот отпустил его и с торжествующим видом приземлился на мокрую землю. Он брезгливо потоптался на месте, после чего уселся и стал вылизываться, не замечая, что дождь сводит все результаты его усердной работы на нет.
— Вот гнида, делает вид, что ничего не натворил. Прямо как Рикото, когда она выходит из запоя, — процедил Хидан, замахнувшись ногой, но передумав обижать кота, который уже оставил все их разногласия в прошлом и полностью игнорировал нависшего над ним священника.
Наруто протянул ему палку с нанизанными на нее уже почти обуглившимися зефирами, уж слишком он увлекся созерцанием носящегося взад и вперед учителя, хотя знал, что заканчивается это всё одинаково.
— Спасибо, — Хидан не был привередлив к еде, поэтому даже не стал осыпать нерадивого повара трехэтажным матом.
— Так куда мы держим путь? — поинтересовался Наруто. — Мы шли на север, теперь, если я не ошибаюсь, движемся на восток. Из Страны Горячих Источников мы вышли в первый же день, правильно? Позади остались леса, которыми славится Страна Огня. А дальше...
— Охуенный анализ маршрута, — усмехнулся Хидан. — А Юкимура-сама не зря тебя географией доебывал. Не заблудишься. Все верно. Сейчас мы, считай, в Стране Волн. Помнишь, сколько рек осталось позади? Вся эта хуйня, по которой мы бредем сегодня, считай, острова, из которых состоит это недогосударство.
— Недогосударство? — переспросил Узумаки.
— Инфраструктуры никакой, население бедное, куча беспризорников и алкашей, преступность на пиздецки высоком уровне. Надо тут филиал открыть, чтоб Джашин-сама испил местной кровушки. Того и гляди дела наши в гору пойдут, — отозвался Хидан, съев последний зефир и бросив палку в костер, который недовольно выстрелил искрами.
— И зачем мы здесь?
— Мы здесь проездом, — усмехнулся Хидан. — Дальше за этой ебаной дырой будет Страна Воды. Точнее, сначала море, а потом Страна Воды. Вот туда нам и надо.
— Зачем? — вновь задал вопрос юный джинчурики.
— Чтоб спиннер твой прокачать. Ты же в курсе, что Юкимура-сама не простую железку в сарае нашел? Это артефакт, который родом из Кири, ну или из ее окрестностей. Юкимура-сама настолько стар, что уже и позабыл, где точно откопал эту фиговину. Где-то там есть храм, спрятанный в тумане, где были выкованы семь великих мечей. Вернее, восемь.
— Всё ради моего меча... — пробормотал Узумаки, задумавшись. — Постой. Семь мечей. Ты это о Семи Мечниках Тумана?
— Вижу, на историю ты тоже хуй не клал, — одобрительно кивнул учитель. — Да, о них самых. Их было бы восемь, если бы Юкимура-сама в детстве эту хуйню не спиздил. Вот так, пиздюк, можно оставить свой отпечаток в истории. Выкинешь какую-то хуйню, а спустя века люди и не будут знать, что великих артефактов Тумана было не семь, а восемь.
Узумаки улыбнулся.
— Надо будет поблагодарить старика, когда вернемся, — произнес он. — Подобрал мне оружие что надо!
— Естественно. Избраннику Кровавого Бога и оружие надо соответствующее дать. Ишь ты. Гордость бьет из всех дыр. Только не надо теперь выебываться, что ты Восьмой Мечник Тумана, — священник закатил глаза. — Ты даже с дождем сражаться не умеешь.
— Скорее Первый Мечник Горячих Источников, — Узумаки так и засветился от осознания собственной значимости.
— Звучит убого, завязывай с этой хуйней, — разочаровал его Хидан.
— Ладно, — вздохнул Наруто несколько расстроено и зевнул, прикрыв ладонью рот. — Я лягу, наверное.
— Хорошая мысль. Пиздюхать нам завтра еще порядочно. Я бы тебя закопал, чтоб волки ночью не обгрызли, да ты только уже взрослый, — одобряюще кивнул учитель и, громко известив джинчурики о том, что ему надо уединиться, отдавшись зову природы, удалился, оставив того сидеть у костра.
"Курама, что думаешь?" — мысленно обратился Узумаки к демону внутри себя, заметив, что сегодня он какой-то подозрительно молчаливый.
"Богатая история у последователей вашего храма. А ведь и правда ни ты, ни я никогда не задавались вопросом, насколько стар Юкимура... Ну а обо всем остальном — не расслабляй булки. Волков-то тут, может быть, и нет, а вот подонков всяких навалом", — прорычал Лис.
"Да что мне сделается? Джашин-сама сохранит меня в целости и сохранности, что бы ни случилось. Ладно, спокойной ночи", — равнодушно отозвался джинчурики, зная на собственном опыте, что битвы с бессмертными — дело непростое. А он все же был одним из них, причем уже далеко не тем неумехой, каким был пять лет назад.
Лис, как успел заметить Наруто за эти годы, не отличался учтивостью, поэтому ответного пожелания от него было ждать глупо. Впрочем, оно и неудивительно после всего, что случилось. Их отношения нельзя было назвать простыми.
Усталость взяла свое, и ни дождь, ни кот, с воинственными звуками охотящийся на комаров, не могли помешать Наруто заснуть. Очень скоро Узумаки утянуло в объятия Морфея.

***

Два года назад одним солнечным днем главный священник храма вызвал юного Узумаки к себе. Еще в коридоре молодой член кровавого культа учуял едкие ароматы, а когда открыл большую железную дверь и оказался в прокумаренном кабинете, где старик хихикал, перечитывая наощупь исторические трактаты о кровопролитных войнах, в очередной раз убедился, что у того и правда нездоровое пристрастие к растущим в местных краях травам. Служители храма знали о том, чем занимается Юкимура-сама в свободное от служб время, но не считали это чем-то постыдным, принимая во внимание возраст и статус старца, а также его слепоту, которая, впрочем, ничуть не мешала тому вести полноценную, насколько это возможно для бессмертного старикашки, жизнь.
Услышав, как чьи-то маленькие стопы шагают по роскошным кроваво-красным коврам и догадавшись, что это Узумаки пробирается к нему сквозь клубы дыма, главный жрец перестал хихикать и отложил все лишнее, повернувшись к гостю.
— Здравствуй, мой дорогой мальчик, — улыбнулся он, щуря невидящие глаза. — Твоя вчерашняя жертва была радостью для меня. И Джашин-сама оценил ее по достоинству.
Наруто улыбнулся, вспомнив о вчерашней разборке с негодяями, напавшими на торговый караван. Как удачно сложилось, что они с Хиданом в этот момент как раз возвращались из Деревни Горячих Источников. И как жаль было, что прибыли они уже в тот момент, когда разбойники, перебив торговцев и неумелую стражу, пытались смыться с драгоценным грузом. Как верно заметил Курама, на том самом месте можно было основать новое кладбище.
Собственно, именно оттуда и были пополнившие коллекцию старца свитки и книги, по удачному совпадению предназначенные именно для слепых, продукты, распределенные между служителями храма, а так же ковры, которыми либеральный Юкимура разрешил укрыть холодные полы, считая, что красный цвет, устлавший каменные плиты, — это не осквернение, а хорошая реновация с учетом пришедших похолоданий.
— Неужели Джашин-сама готов ко встрече со мной? — просиял Узумаки, которого от всех служителей кровавого культа отличало то, что он еще не начал слышать голос бога, обитающего в этих стенах.
По словам Хидана, это было обычным делом, и он сам обрел связь с Джашином не сразу. После формального посвящения, которое Наруто уже прошел, обретя бессмертие и почувствовав прикосновение Бога Крови, нужно было пройти испытательный срок, доказать свою верность, независимо оттого, избран ли ты божеством или явился к нему во служение сам. Когда жрец становился достойным в глазах Джашина, тот позволял им его слышать.
— Сегодня ты услышишь его голос, — пообещал Юкимура. — Как успехи с тренировками?
— Шинджи-сан и Рикото-сан говорят, я делаю успехи в освоении техник. Ну а Хидан... Он как всегда мной недоволен. Кстати, оказывается, у меня Стихия Молнии, — сообщил Наруто.
— Прекрасно, — кивнул старец. — Как и у твоего отца. Тогда я не сомневаюсь, что весь его свиток окажется тебе по зубам.
— Вообще-то, я в этом не уверен, — замялся Узумаки. — Хидан оказался прав, многие техники слишком сложны.
Юкимура усмехнулся.
— Рано опускать руки. Всё придет со временем. Думаешь, я сразу всему научился? Нет, мой мальчик, все это далось мне тяжким трудом, — пробормотал старик. — А тебе, вдобавок ко всему, предстоит обуздать внутреннюю силу. Ты готов к этому?
Узумаки уверенно кивнул.
— Я готов.
— Что ж, — главный жрец с усилием поднялся и жестом приказал джинчурики следовать за ним.
Священный зал, в котором проходили главным образом все обряды, был подготовлен к новому ритуалу. По периметру горели факелы и лампы, еще один круг огней опоясывал алтарь, на котором висела жертва, голый мужчина, прикованный веревками и цепями. Он был без сознания, видимо, предпочел дожить последние минуты в омуте беспамятства. Что ж, это был его выбор.
Кроме Наруто, главного жреца и жертвы в зале не было никого. На сей раз служители не участвовали в ритуале. Юкимура вручил юному Узумаки ритуальный нож и кивнул на алтарь.
— Действуй, покажи, чему Хидан тебя научил.
Узумаки принял оружие и медленно двинулся к алтарю, попадая в непостоянные лучи света огней. Очень красивым при таком освящении был символ на его груди, метка Джашина, вытатуированная техникой Юкимуры. Поднявшись по ступеням к плите, на которой на цепях и веревках висел бедняга, доживающий последние мгновения, джинчурики перехватил нож поудобнее и полоснул им два раза, нанеся продольные раны на запястья жертвы, из которых на пол закапала кровь.
Взгляд джинчурики не выражал сожаления. Отступив на шаг и вновь оказавшись на полу, юный последователь кровавого культа опустил глаза, глядя, как лужа крови увеличивается и начинает стекать вниз, следуя за ним. Наконец, он поднял босую ногу, наступил ею на притекшую со ступеней красную жидкость и, ловко обернувшись вокруг своей оси, нарисовал круг, после чего еще несколькими движениями ноги прочертил треугольник внутри.
Юкимура молча следил за действиями ученика. Когда рисунок был завершен, Узумаки медленно поднес окровавленное оружие к лицу и, глядя на жертву, продолжавшую истекать кровью, слизнул красную жидкость с кончика лезвия. Он ловким движением сорвал с себя плащ и отбросил его в сторону, подставив оголенный торс свету языков пламени.
Медленно кожа джинчурики начала темнеть. Сначала могло показаться, что потухли факелы и лампы, и свет гаснет, отчего юный жрец начинает выглядеть иначе. Но нет, изменения происходили не с окружающей средой, а с тем, кто испил крови жертвы. Наконец, кожа джинчурики полностью почернела, после чего на ней высветились белые узоры, напоминающие кости. На лице возник рисунок-череп. А татуировка на груди удивительным образом побелела. Теперь о Наруто напоминали только его светло-желтые волосы и голубые глаза. Остальным он напоминал нежить, вырвавшуюся из заточения земли.
Узумаки закрыл глаза, прислушиваясь к собственным ощущениям.
"У-у-у. Я Джашин-сама! Трепещи, мой бессмертный слуга!" — прорычал Курама в подсознании, хохотнув в конце.
Джинчурики поморщился, оценив чувство юмора Лиса, которым тот мог блеснуть, но нечасто, но боясь потерять концентрацию в столь важный момент.
"Похоже, не в этот раз", — усмехнулся демон, глядя из своей клетки на виднеющиеся вдали, в отсутствующей стене зала море и небо. В ту же секунду темно-синий купол подсознания Узумаки рассекла кроваво-красная молния, и будто гром грянул голос:
"Явится тот, от кого будет зависеть всё. Мир либо утонет в крови, либо будет ею спасён!"
— Джашин-сама... — прошептал Узумаки, понимая, что этот голос никак не может принадлежать Лису. Он открыл глаза, но в зале по-прежнему никого не было кроме истекшей кровью жертвы и Юкимуры, опустившего голову в знак почтения к неосязаемому божеству.
"Ты верен клятве, которую дал, мой избранник. Ты идешь по верному пути, чем приближаешь день, когда спасешь мир или сокрушишь его", — прозвучал голос Джашина вновь.
— Я? Правда? — выдавил джинчурики.
"Тебе предстоят непростые испытания жизни, но оставайся сильным и верным крови. Обуздай силу демона, выпив его кровь. Используй мою печать, чтобы совладать с чакрой Биджу", — продолжил Кровавый Бог.
Узумаки опустил взгляд на свою грудь, где белым цветом был вытатуирован треугольник в круге. Когда он поднял взгляд, то оказался уже в своем подсознании перед огромной клеткой, где был Девятихвостый, встревожено уставившийся на врата, которые задрожали.
Наруто протянул руку вперед, чтобы прикоснуться к дрожащим решеткам, но вместо этого кончики его пальцев засветились. В следующий миг Девятихвостый в клетке стиснул зубы и зарычал, поскольку на его огромном теле разом открылось множество мелких ран, из которых вырвались капельки или даже целые ручейки крови, которые облаком перетекли по воздуху к вратам и, пройдя через решетку , устремились к руке Наруто, всасываясь в кончики его пальцев.
Узумаки стиснул зубы, и в следующий миг началась его трансформация в зверя. Юкимура встревожено вздрогнул, когда почувствовал демоническую чакру, которая начала пузыриться вокруг Наруто в виде покрова. Он не видел, что красная чакра уже покрыла все тело мальчика, а сам он уже превратился в мини-копию Девятихвостого.
"Следуй своей судьбе, и найдешь ее. Она будет твоей кровью", — прозвучало в голове Наруто, прежде чем покров Девятихвостого мгновенно растворился, вернув ему человеческое обличие. Он стоял на коленях в луже крови, то ли собственной, то ли жертвы.
— Кого ее? — прошептал он, но Джашин уже не ответил.
— Джашин-сама любит метафоры, — пробормотал Юкимура. Похоже, канал связи был доступен и ему. — Его пророчества можно трактовать по-разному.
Кожа Наруто вернула себе естественный цвет. Узумаки встал на ноги, поняв, что обряд закончен. В его груди еще бешено колотилось сердце. Он поверить не мог, что только что слышал голос бога. Старик же почесал бороду, задумавшись над тем, что Бог Крови ничего не говорит просто так.
— Мне нужно хорошенько все обдумать.

BlackRaven
Каратель




 
Сообщения: 736
Откуда: С фикбука)

Сообщение BlackRaven » 16 июл 2017, 21:25

Глава 9. Великий Мост Джашина
— Как-то тут мало волн для Страны Волн, — заметил Наруто, пока они шли через мост, под которым не слишком сильно бурлила река, разделявшая островки.
— Умный пиздюк, — усмехнулся Хидан, бросив древко косы, которым уже некоторое время поигрывал в руке, себе за плечо, и оружие повисло за спиной священника. — Да, с этим у них херня на самом деле. А знаешь ли ты, что Страну Волн назвали в честь дорог?
— В честь дорог? — удивился джинчурики, посмотрев себе под ноги и как раз вовремя, иначе он бы запнулся о выросший на его пути камень.
— Ну да, тут одни камни, да ямы. Народ охуевает от поездок на повозках. Говорят, как будто в шторм плыть. Кони тут себе копыта ломают, велосипедисты — шеи... В общем, потому и назвали. Страна Волн. В учебнике по географии такое писать стыдно. Вот и не афишируют этот исторический факт, уебки.
— Ого, — протянул Узумаки, поразившись эрудированности своего наставника. — А откуда ты это знаешь, дядя Хидан?
— Да Шинджи рассказал. Вернее пальцами изобразил. Тут он языка и лишился. Ехал на тележке, пиздел о чем-то с товарищем. Как вдруг камень. Вот он себе язык и откусил, — сообщил тот.
— Ты же говорил, он с фонарным столбом целовался и прилип, — нахмурился юный жрец кровавого культа.
— Да? Точно же... Нескладно получается. Думаю, фонарный столб для моего приятеля слишком хорош, так что напиздел я тебе, извиняй, — сообщил Хидан.
— Вот и верь тебе после этого. А я, между прочим, все эти годы сознательно не использовал слова "столб", "фонарь" и "липучка". Зато постоянно жаловался ему на камни, которые ты заставлял меня таскать и ямы, в которых ты меня вечно хоронил, — протянул Наруто.
— Теперь понятно, почему у него ебало было как асфальт и глаз дергался как у Юкимуры-сама после ядреной шмали, — захохотал собеседник.
Следующей достопримечательностью на их пути должен был стать важный мост, который, по словам Хидана, должен был быть построен в этом году.
— Великий Мост Кого-то... Он уже впереди, — вспомнил Хидан, вдохнув полной грудью. — Помню ту речку. Я на ее дне много всякой полезной хуйни нашел во время прошлого посещения, даже бухлишко. А благодаря ящику пивчанского я провел незабываемую ночь с тремя... Хм... Что за хуйня?
Они остановились, уставившись на происходящее на, как выяснилось, так и не достроенном до конца мосту. Там разворачивалась схватка, звуки которой сразу заставили Бенто на плече Наруто зашипеть.
С характерным лязгом встречались кунай и огромный меч, высекающие снопы искр. Это сероволосый шиноби в зеленой военной форме сражался с ниндзя в боевом облачении Деревни Скрытого Тумана, о чем Наруто догадался, еще до того, как увидел протекторы. Лица обоих мужчин скрывали маски.
Неподалеку от взрослых бойцов происходила иная битва. Трое ребят примерно одного с Наруто возраста давали отпор облаченному в синее кимоно шиноби в маске, который хоть и был не крупным, демонстрировал удивительные навыки, которых последователям культа Кровавого Бога еще не доводилось видеть. Это были ледяные дзюцу, которыми тот швырялся направо и налево.
— Вот ты и проиграл, Шаринган Какаши, — воскликнул крупный мускулистый мужик с мечом в руках, нанеся противнику сильную рану и заставив того отлететь и рухнуть, хватаясь за живот. — Не все мои приемы можно скопировать!
Прежде чем здоровяк занес меч для завершающего удара, Наруто увидел, как Хидан срывается с места, на ходу вооружаясь косой. Когда мечник готов был разрубить грозным оружием поверженного шиноби надвое, жрец встал на его пути, приняв удар на лезвие косы.
— Ты еще кто такой? — ухмыльнулся Забуза, недовольный тем, что ему помешали.
— Хидан, — отозвался бессмертный. — У Вас будет минутка поговорить о боге нашем, Джашине?
Пока Момочи отходил от шока, вызванного неожиданным вопросом, жрец оглянулся через плечо.
— Хули еблом щелкаешь, пиздюк? Выручай малых, они из твоей деревни вроде как, — обратился он к ученику, который, впрочем, уже спешил на помощь.
Совершив высокий прыжок, в процессе которого кот еле удержался у него на плечах, Наруто оказался между шиноби в маске и тремя ребятами, которые, кажется, окончательно выбились из сил.
Девушка с розовыми волосами была ранена сенбонами. Парень в черных брюках и водолазке, с танто за плечом, склонился над ней, проверяя, насколько плохи дела. А третий боец, темноволосый генин в белых шортах и синей футболке с символом клана Учиха на спине, продолжал битву с человеком в маске, пытаясь растопить ледяную стену огненной техникой.
— Стихия Огня: Великий огненный шар! — произнес он как раз в тот момент, когда Наруто, удачно приземлился сразу после того, как над недостроенным мостом пролетела огненная сфера, однако, так и не испарившая лед полностью.
— Помощь нужна? — оглянулся Наруто через плечо на трех весьма удивленных его появлением генинов.
Дунул ветер, черный кот спрыгнул с плеча хозяина, и белый плащ Узумаки эффектно взмыл в воздух. В этот же миг Узумаки выхватил меч из-за спины и расстегнул застежку плаща, после чего тот спал на бревенчатое покрытие моста, представляя взглядам присутствующих торс светловолосого незнакомца, "выкованный" годами тренировок в храме, а так же татуировку на его груди.
— Лишней не будет, — неохотно буркнул генин в синей футболке, и Узумаки показалось, что у него красные глаза.
"Ха-ха-ха, вот как Учихи проглатывают свою гордость. Давно хотел на это посмотреть", — проснулся Курама в недрах разума Наруто.
— Постой... Ты же... — прошептал он, взглянув на черноволосого парня еще раз, и в сознании джинчурики ясно всплыло воспоминание.
Вот он, окруженный шумящими мальчишками, сцепился в схватке с другим мальчиком, против которого у юного Наруто, еще не прошедшего подготовку в храме, не было ни единого шанса. Маленький кулак отправляет его в полет, а рот наполняется тогда еще неприятным вкусом крови.
"Саске! Саске! Саске!" — вновь услышал он восторженные крики зрителей.
— Учиха Саске, — представился тот, не узнав в Наруто того, кого однажды избил в детстве.
"Ты мне зуб выбил, гад! А та девушка, кажется... Сакура. Неужели я ее тоже встречал? Точно! Кажется, видел пару раз. Она мне тогда очень понравилась", — вспомнил Наруто. О третьем члене команды генинов воспоминаний не было. Впрочем, сейчас было и не до них.
— Стихия Льда: Ледяные копья! — воскликнул враг, о котором все давным-давно позабыли, и блондину пришлось резко развернуться, закрутив в руках меч, принявший на себя удар техники. Все успешно разрубленные ледяные копья ледышками попадали перед Узумаки, образовав медленно тающую кучку.
"А твой "спиннер" не так плох. Жаль, что Хидан это проморгал", — заметил Курама.
— Стихия Огня! Огненные снаряды феникса! — Саске, поймав момент, когда противник наиболее уязвим, прицелился шаринганом и выдохнул еще несколько огненных шаров, правда, куда более скромного размера.
Каково же было его разочарование, когда враг растворился в тумане, и снаряды поврезались неизвестно во что. Учиха упал на колени, красные огоньки в его глазах погасли. Кажется, он израсходовал слишком много чакры.
— Понеслась! — усмехнулся Наруто, срываясь с места и ныряя в туман, в котором тут же исчез из видимости.
Спустя несколько мгновений послышалось несколько громкий ойканий. Это сенбоны поразили его с разных сторон. Узумаки закрыл глаза, насладившись этим чувством боли, после чего вынул сенбоны, до которых мог дотянуться рукой, и присел. Над его головой что-то звякнуло, и джинчурики довольно стиснул кулак.
— Вот я и раскрыл твой план, злой гений, — сообщил он противнику, поднимаясь на ноги. — Ты быстро бегаешь по кругу, пользуясь тем, что я ничего не вижу!
В следующий миг туман рассеялся, и Наруто понял, что ошибся. Он находился под куполом из ледяных зеркал, в которых Хаку то появлялся, то исчезал.
"Не все думают так же примитивно, как ты", — не удержался Девятихвостый, заставив Наруто поморщиться.
"Молчи уже, сложно предугадать такое..."
— Кем бы ты ни был, ты ошибся, — сообщил ему Хаку. — После этой техники еще никто не выжил!
— Меня она точно не убьет, — разочаровал Наруто, после чего, крутанув двухлезвийный меч вперед, заставил треснуть одно из зеркал. Кончик клинка, вонзившись в лед, брызнул кровью. Кажется, противник не успел смыться из этого зеркала вовремя, и оружие все же задело его.
Узумаки, довольно усмехнувшись, сложил печать, создав четыре собственные копии.
— Техника теневого клонирования!
После этого пятеро блондинов сорвались с места и ринулись в разные стороны, создав по расенгану в руке. Поскольку контроль чакры у Наруто достиг впечатляющих высот, с этим он мог справляться и одной рукой.
— Расенган! — хором крикнули они, нападая на Хаку в отражениях, который, схватившись за раненное плечо, поспешил свалить из ледяных зеркал в безопасные льдины, не подвергшиеся атаке.
Пораженные техниками зеркала взорвались множеством осколков, и техника, потеряв должную опору, развалилась. Такого поворота событий враг, видимо, не ожидал. Все ледышки исчезли, и Узумаки, потративший немало чакры на такой маневр, тяжело дыша, увидел впереди Хаку, придерживающего раненное плечо.
— Впечатляет, — ухмыльнулся враг из-под маски. — Но разве тебя не учили беречь силы во время боя?
— Зачем? Я уже и так знаю, что победил, даттебайо, — отозвался Узумаки, сделав несколько шагов вперед и подбирая меч.
Эти слова заставили Хаку вздрогнуть, а оттого, что произошло дальше, по спине его прошел холодок. Его противник лизнул окровавленный кончик клинка. Это походило на какой-то ритуал, не предвещавший ничего хорошего. Ничуть не смущаясь взглядов противника и генинов из Конохи, Узумаки порезал собственное запястье, спровоцировав обильное кровотечение.
— Победил? Не думаю, — пробормотал Хаку, но, к его удивлению, через несколько секунд порез начал затягиваться.
А из образовавшейся лужи крови Наруто что-то начал рисовать ногой. В процессе этого его облик пугающе изменился. Кожа юного джашиниста почернела, на ней вырисовались кости. На лице возник рисунок в виде белого черепа, а татуировка на груди побелела. Джинчурики вызывающе раскинул руки в стороны, открываясь атаке.
— Стихия Льда: Техника ледяной пики! — противник не стал упускать такой шанс и, получив возможность вперед, вытянул перед собой руку.
Длинная сосулька с молниеносной скоростью настигла цель, и Наруто вздрогнул, закрывая глаза и чувствуя, как тело наполняет новая боль. В груди отчетливо слышались смолкшие удары собственного сердца, пронзенного насквозь пикой из льда. Прежде чем тело стало тяжелым от застывшей на месте крови, он схватился за сосульку и вырвал ее из собственной груди, ускоряя регенерацию и делая так, чтобы ей ничего не мешало. Вытерев кровь с собственных губ, Наруто почувствовал набирающие мощь удары собственного сердца, которое восстановилось первым.
Испустив последний вздох, Хаку рухнул лицом вниз, и после не самого мягкого соприкосновения с бревнами его маска раскололась. Узумаки закрыл глаза, прислушиваясь к боли, наполняющей его тело и направляя молитву к Джашину.
"Джашин-сама, прими эту кровь и жизнь и благослови меня!"
Черный кот тем временем, потеряв страх и совершенно забыв, что поверженный ниндзя вытворял минутой ранее, подошел к его телу, обнюхал и начал лакать кровь из растекающейся из раны лужи.
— Бенто, кыш! Джашин-сама и так доволен тобой, приятель, — Наруто это не понравилось, и он попытался помешать питомцу, но тот ощетинился, не подпуская хозяина к себе. — Ладно, делай что знаешь.
Он развернулся к Саске и его товарищам.
— Ну как, вы в порядке? — обратился он к ним с ослепительной улыбкой. Увы, из-за черной кожи и крови, которые больше бросались в глаза, улыбка эта произвела не то впечатление.
— Сам-то как, ненормальный? — отозвался Учиха, поднимаясь с колен.
Все это время Хидан и Забуза кружили в танце смерти. Мечник Тумана оправдывал свое звание, управляясь с громадным тяжелым оружием удивительно ловко. Хидан чувствовал, что встретил достойного противника в ближнем бою.
— Бля, дай хоть раздеться, богатырь, — буркнул жрец, отпрыгивая назад и сбрасывая с себя плащ.
Стоило ему приземлиться, пришлось сразу же уворачиваться от техники, которую Забуза применил, вонзив меч в бревна и освободив руки для печатей.
— Стихия Воды: Техника водяного дракона!
Священник с косой ловко отпрыгнул в сторону, и змееобразный дракон из воды размазался о поверхность моста крупной лужей.
— Я тоже, бывает, промахиваюсь. Потом вот вытирать, суки, заставляют, — шутканул мужчина с косой и чуть не схлопотал мечей от трех выросших из воды клонов Момочи, которых пришлось быстро нейтрализовать рассекающим круговым ударом. Со свистом разрезав воздух, коса справилась с угрозой.
— А этот чувак нехерово тебя потрепал, — заметил Хидан, с удовлетворением отметив, что из плеча мечника торчат два сюрикена, а по руке стекает ручеек крови, капающий на мокрый мост.
— На тебя у меня всё равно сил хватит, — огрызнулся тот холодно. Глаза мечника сверкнули, и он сорвался с места, вновь выхватив из-за спины меч.
Они вновь встретились, скрестив оружия во вспышке искр и звона, после чего мечник, отпустив одной рукой рукоятку меча, позволил двум лезвиям косы войти в его плоть, зато смог схватить Хидана за руку и мощным рывком швырнуть его через себя.
Обезоруженный священник рухнул в лужу, а Забуза, торжествующе вырвав застрявшее в нем оружие жреца и отбросив его подальше, развернулся к Хидану, чтобы нанести последний удар. Священник истерически захохотал и немного хлебнул воды, а вместе с ней и крови неприятеля, которая успела накапать в воду, пока тот здесь стоял.
Мощный удар гигантского лезвия опустился на бревна, Хидан чудом успел откатиться в сторону. Обезглавливатель задел лишь его ногу, оставив на ней глубокую рану, из которой хлынула кровь. Жрец проявил чудеса ловкости и пнул Момочи двумя ногами в живот, отчего тот согнулся пополам и отлетел назад, успев затормозить свой полет мечом, воткнутым в бревна.
Хидан вскочил на ноги и, блаженно морщась от боли, начал вырисовывать кровавый символ. Мечник понял, что это не к добру и, вновь ненадолго расставшись с мечом, начал складывать ручные печати.
— Стихия Воды: Великая ярость волны!
— Зараза, — выругался Хидан, глядя, как по обе стороны от него возникают водяные стены, выросшие из реки.
Две гигантские волны соединились друг с другом и обрушились на мост всей своей массой, смыв сначала творческие труды жреца, а потом и его самого.
— Пиздю-ю-юк, — услышал Наруто зов наставника и оглянувшись, увидел, как жреца несет и вращает в водяном гребне, который постепенно приближался к ним.
— Быстро! Все сюда! — среагировал второй парнишка из команды генинов. — Рисованные звери.
Он что-то черканул по свитку бумаги, затем сложил печати, после чего появилась огромная черно-белая птица, будто сотканная из чернильных мазков. Тощий парнишка подхватил Сакуру и запрыгнул вверх. Когда птица уже захлопала крыльями и начала набирать высоту, на нее запрыгнули Саске и Наруто, вернувший себе свой обычный облик и полностью восстановивший раны. Стоило необычной технике подняться еще на десять метров выше, и матерящийся священник, несомый водой, пронесся там, где они только что стояли.
К счастью, та же вода вернула Хидану его оружие. Коса, некогда выбитая из рук священника, вошла в его правую ягодицу, спровоцировав появление нескольких проклятий в свой адрес. Вырвав ее из неположенного места, Хидан резко развернулся и всадил оружие в мост, остановив тем самым свое движение по нему. Когда вся вода и подхваченные ей объекты, включая плащи Наруто и Хидана и тело Хаку, стекли обратно в реку, мужчина вновь оказался на ногах, угрожающе вытянув перед собой косу одной рукой, а другой прикрывая дырку в штанах.
— Ты чего себе позволяешь, ты, гнойный пидор? Я тебя сейчас хорошим манерам научу!
В этот миг Наруто спрыгнул вниз, оказавшись рядом со своим учителем. Он крутанул в руках двухлезвийный меч, приняв боевую стойку.
— Пиздюк, ушел с дороги, я сам ему въебу, — потребовал Хидан. — Ты уже проявил себя и показал, каким крутым стал за эти годы. Теперь дай дядюшке Хидану тряхнуть стариной.
— Ну уж нет, я хочу принести Джашину-сама вторую жертву и провести ритуал длительного обескровливания, — отозвался Узумаки.
— Ишь ты, любитель ритуалов. Тебе и так хорошо, вон раны как заживают. Мне нужнее эта жертва, — ответствовал учитель. — К тому же, это не по закону жанра, когда я долго с кем-то сражаюсь, а убивает его кто-то другой.
— Райкири! — послышался чей-то крик, и оба последователя кровавого культа увидели, как из груди растерявшегося Забузы выныривает пропитанная молниями рука.
— Ну бля, — разочаровался Хидан, когда мечник рухнул на бревна моста с дырой в груди, а за ним показался Какаши, успевший перебинтовать собственную рану и немного восполнить запас чакры.
— Спасибо за помощь, — произнес Какаши, убирая второй глаз под маску. Он подошел к Хидану и протянул окровавленную руку для рукопожатия. Тот не отличался брезгливостью, поэтому пожал ее.
— Да бросьте, всегда сражению рады, — поразительно вежливо отозвался Хидан. — Только не по-пацански это, со спины бить.
— Он слишком опасен, чтобы соблюдать этикет боя, — ухмыльнулся Хатаке, пожимая руку Наруто. — Стоп... Где-то я тебя видел.
— Узумаки Наруто, сын Четвертого Хокаге, — представился Узумаки своему соотечественнику, заставляя его маску несколько вытянуться из-за широко открывшегося рта.
— Не может быть... Сын Минато! Так ты жив? — поразился Копирующий Ниндзя.
— Как видите, — усмехнулся джинчурики, глядя, как ученики джонина верхом на птице приземляются рядом с ними.
— Какаши-сенсей, вы как? — спросила Сакура, немного пришедшая в себя.
Тот ограничился кивком.
— А вы, должно быть, тот самый похититель, — пробормотал шиноби в маске, переводя взгляд на Хидана.
— Он самый, — улыбнулся тот. — А хули спрашиваешь?
Какаши переглянулся с учениками и примирительно поднял руки.
— Да так, просто интересно. Спасибо, что помогли. Это мои ученики. Саске, Сакура и Сай. Это была наша первая серьезная миссия. Кажется, я и мои ребята были к ней не готовы, — быстро заговорил он, меняя тему.
— А не ты ли тот паренек, ученик Минато? — нахмурился Хидан.
Неужели в его сознании тоже всплыли какие-то воспоминания? Неужели он раньше встречался с этим человеком?
- Точно! Какаша!
— Не Какаша, а Какаши, — поправил его Хатаке. — Мы с Вами знакомы?
— Пфф. Охуеть. Ты меня не запомнил. Так Минато ничего тебе не рассказал? — удивился жрец. — Ладно, забудь. Мне кажется, нам пора сваливать, вон таджик какой-то несется, начнет мозги ебать за порчу имущества.
Наруто посмотрел на противоположную сторону моста, откуда к ним бежал старик в соломенной шляпе, размахивая руками. Вид у него, правда, был не угрожающий, а крайне радостный.
— Бандиты Гато увидели, что тут происходит и сбежали. Спасибо вам! Спасибо! Благодаря вам наша деревня теперь в безопасности! — закричал он.
Какаши махнул ему рукой но, как выяснилось, когда тот приблизился, он обращался к Хидану и Наруто.
— Да брось, дед, не нужны нам деньги, — отнекивался Наруто, когда старик, обещая все более и более интересные суммы награды, бросился его обнимать.
— Э... Ну ладно, до свидания, Тадзуна-сан. И вам до свидания, спасибо за помощь, мы лучше пойдем, — пробормотал Хатаке и вместе с учениками ретировался.
— Очень даже нужны, — возразил Хидан. — Питаться нам нечем, жить негде, а теперь еще с одеждой разбираться. Кстати, тело мы тоже заберем. И железяку тоже. Толкнем на черном рынке.
— Вы их заслужили! Позвольте назвать этот мост в Вашу честь, добрые господа! Или как пожелаете, — не унимался старик, переключившись на Хидана.
— Пиздюк, придумай что-нибудь.
Узумаки не стал долго думать. Он знал, что понравится Богу Крови, что будет хорошим подношением ему.
— Великий Мост Джашина! — воскликнул он.

BlackRaven
Каратель




 
Сообщения: 736
Откуда: С фикбука)

Сообщение BlackRaven » 30 июл 2017, 14:54

Глава 10. Одинокий призрак
Узумаки закрыл глаза, чувствуя, как солнечные лучи приятно греют кожу. Это создавало определенный контраст, поскольку трава под ним была холодной и влажной, как и остроконечный штырь, пронзающий его живот.
Хидан, тоже пригвоздивший себя к земле в центре собственного ритуального рисунка, похрапывал, распугивая бабочек, кружащих вокруг него и хлопающих расписными крыльями.
"Он что, серьезно?" — подумал юный жрец и, совершив усилие, не вставая, ткнул того ногой.
— Культяпки прочь, пиздюк, — Хидан быстро очнулся и, открыв глаза, бросил на ученика недовольный взгляд. — Дай насладиться благодатью Джашина, отца нашего.
Он потянулся рукой к штырю в своем животе и медленно вынул его, посмотрев на дыру, из которой на живот стекал ручеек крови, которой уже ничего не препятствовало. Вскоре кровь перестала течь, и последователь Джашина ощутил, как рана начинает затягиваться, хотя других видимых признаков этого пока не было.
— Под твой храп не насладишься, — отозвался Узумаки, тоже вырвав инородный предмет из своего тела и посмотрев на живот, который полностью восстановился за полминуты. — Что за неуважение? С кого мне пример брать, даттебайо?
Джинчурики перевел взгляд на Забузу, которого добрый дядюшка Хидан пригвоздил к дереву собственным мечом. Кажется, его тело уже покинула вся кровь, впитавшаяся в эту чужую для священников Джашина землю.
— Бери с Рикото. Только не бухай как она. А то потом... Хотя что-то я распизделся. Рано тебе еще таким заниматься, — буркнул учитель, подойдя к дереву с жертвой и вырвав оружие из обескровленного тела мечника.
Он с удивлением провел пальцем по лезвию, где раньше были маленькие царапинки, следы от столкновения с вражеским оружием. Они пропали.
— Охуеть, как попка младенца. Похоже, этот малый тоже любит кровушку. Жалко мне такую ценную херь на рынок нести. Подарю лучше нашему старику. Юкимура-сама такие штуки любит, — пробормотал он, подбросив меч в воздухе.
— Куда мы теперь? — поинтересовался Наруто.
Все приготовления к дальнейшему путешествию были уже завершены. Мост, на котором произошло сражение, теперь носил имя Бога Крови. Они получили материальную награду за помощь в освобождении деревни, оставшейся позади. Кроме того, новые плащи, белые как кокс, который Юкимура-сама, согласно утверждениям Хидана, хранит в собственной подушке, достались им по хорошей скидке. Сразу пачкать такие было жалко.
— Пойдем искупаемся, да в путь, что жопы просиживать. Нам бы в гавань попасть, да море переплыть, — решил Хидан.
— А с телом что будем делать? — поинтересовался Наруто.
Обычно от тел жертв после того, как они переставали иметь ценность для кровавых ритуалов, священники избавлялись. В большинстве случаев они удобряли ими лес у подножия горы с храмом.
— Тут оставим, птички склюют или кошак твой обглодает, пока мы на речку сходим, — махнул рукой Хидан. — Про штрафы я нигде ничего не читал, Юкимуры с его любовью к природе здесь нет, значит мусорить можно. А то хуевыми мы с тобой будем туристами, неправильными.
Наруто посмотрел на черного кота, который сразу после слов Хидана продрал глаза, вспрыгнул Забузе на плечо и начал грызть его уши.
"Будто дома не кормят. До чего вы довели бедное животное", — прорычал Курама в подсознании юного жреца.
"Так никто кроме меня и не кормит", — мысленно отозвался Узумаки, вспоминая, что Хидан считает тратить продукты на бессмертного кота расточительством, мол, все равно не подохнет. Вполне логичную мысль о том, что с таким же успехом можно отказаться от еды и самому, он проигнорировал.
— Косу мою прихвати, спинку мне почесать, — Наруто так задумался, что услышал голос Хидана уже издалека.
Спустя еще некоторое время они, наконец, приблизились к морю. Впервые Узумаки увидел настоящее море собственными глазами. Декорации в его подсознании, где подземелье с клеткой несколько лет назад превратилось в живописный остров с пещерой и видом на бескрайние воды, не шли в счет.
Солнце уже садилось, окрашивая небо и воду в красные тона. Над живописным морским пейзажем кружили и громко горланили чайки, на которых Хидан соизволил несколько раз матюгнуться. Кот, сидящий на плече Наруто, увидел их и, представляя, как ловит одну из птиц, впился в хозяина когтями. Ветер здесь был сильнее, чем обычно. Он протяжно и печально завывал, будто напевая путникам какую-то песню. Даже воздух здесь был другим. Кажется, он был соленым, хотя Узумаки в самом начале их пути не верил наставнику, что такое возможно.
Впереди на долгие мили в обе стороны растянулся пляж, забитый, однако, исключительно рыбаками. Никаких нудистов, которых Хидан ожидал увидеть, помня свой прошлый визит в это место, не оказалось. Здесь же и было разбито маленькое поселение, состоящее из домиков рыбаков и торговцев, таверны и пристани с суднами, покачивающимися на волнах.
— Ну что, пешком пойдем? — поинтересовался Узумаки, вопросительно посмотрев на горизонт, на котором не было видно ни единого намека на какую-либо землю.
— По воде? Вон туда? Совсем охуел что ли? Ты мой педагогический провал, шкет, не надо было тебя упражнениями перегружать. С другой стороны, ты теперь что угодно пережить сможешь, — захохотал Хидан. — Нахуй пешком. На корабле поплывем, но уже завтра. Да и пожрать бы. Надо же потратить на что-то подаренные нам деньги.
Они двинулись вперед по песку, собирая на себе удивленные взгляды рыбаков. Особое внимание привлекали их оружия, а сейчас, напомню, их было не два, а три, ибо Обезглавливатель Хидан все же прихватил с собой.
— Ебать, ну и дыра, — пробормотал Хидан, оценивая взглядом таверну, покосившийся домик с парой разбитых стекол. — Как раз что нам нужно!
Внутри их приняли с радушием и гостеприимством, как и полагалось принимать туристов, за счет которых жило это место. Хидана и Наруто поселили в маленькой, но уютной комнате, интерьер которой отдавал стариной, но не в таких глобальных масштабах, как в храме в Деревне Горячих Источников. Покидав барахло, а именно оружие, в комнату, чтобы меньше нервировать чувства ранимых местных жителей, вооруженных лишь удочками, новые постояльцы спустились на первый этаж и сели за столик, после чего к ним подошла официантка, предложив гостям меню. Это была симпатичная молодая брюнетка, старше Наруто лет на пять, видимо, дочь хозяина заведения, помогавшая ему вести дела. Было видно, что девушка слишком юна, чтобы работать в том месте, и, если б не семейное предприятие, она наверняка бы сейчас доучивалась в какой-нибудь местной школе или тусовалась бы с друзьями на пляже. Узумаки невольно засмотрелся на нее, забыв про Хидана, который насмешливо смотрел на него.
— Двадцать сосисок, малышка, и принеси чего-нибудь, чем обычно алкашню местную травите. Соскучился я по градусам, могу себе позволить, пока Рикото рядом нет, — голос Хидана вырвал его от приятного оцепенения.
— Рамен, пожалуйста, — пробормотал Наруто и, вспомнив о коте, свернувшемся на коленях, добавил. — И молока.
"Пора ему на диету, а то кровь да уши", — подумал он, быстро опуская взгляд, чтобы не пересечься им с девушкой, и погладив кота, который довольно заурчал, то есть заскрипел.
— Хорошо, скоро будет готово, — официантка улыбнулась им и, забрав меню, удалилась.
— Челюсть подбери, красная морда, — обратился к нему учитель. — Некогда нам романы крутить. К тому же, ты пока слишком юн, если о наших странствиях захуячат рассказ, цензура такое не пропустит.
— Да я и не думал, — отозвался Узумаки, попытавшись изобразить равнодушие.
— Любитель постарше, — хохотнул Хидан. — Бля, точняк! Надо будет Рикото рассказать, она точно заценит.
— Сделаешь так, и я попрошу Бенто ссать тебе на подушку утром, днем и вечером, — Наруто знал, чем пригрозить. Учитель посмотрел в зеленые глаза зверя, поднявшего голову и взглянувшего на него с презрением, и примирительно поднял руки, сдаваясь.
Вскоре блюда принесли, и пока Хидан одну за другой совал в рот сосиски без всякого гарнира, Наруто похлебывал рамен с морепродуктами, а кот, спрыгнувший на пол, брезгливо обнюхивал принесенную ему миску с молоком.
— Ебать я обожрался, — удовлетворенно растянулся на стуле Хидан, ослабляя пояс штанов.
— Очень вкусно. Спасибо, — сказал Наруто, отодвигая от себя опустошенную посуду.
— Подумать только, с рамена и началось наше с тобой знакомство. Лет прошло до пизды, а ты его все еще любишь больше жизни, — усмехнулся священник, осушив и стакан с каким-то пахучим пойлом.
Они некоторое время посидели молча, после чего Хидан обратился к бородатому мужчине за соседним столиком, который покачивался в такт шуму волн снаружи и периодически присасывался к бутылке, хихикая.
— Эй, мудила, у вас тут катера ходят? Мне бы с племянником на остров сплавать, жемчуг поискать, — поинтересовался он.
Наруто напрягся, подумав о том, что можно было бы сформулировать вопрос и повежливее.
— П-п-под черным п-п-парусом, — невнятно произнес тот. — П-п-под черным...
— Хуево. Похоже, на моторы у них тут финансирования не хватает, — пробормотал Хидан, сделав для себя какие-то выводы из ответа алкаша. — Вот паскудное государство. Ни тебе дорог, ни тебе нормальных быстрых лодок.
— Мне кажется, он не закончил, — прервал его Наруто.
— П-п-под черным п-п-парусом п-п-призраки п-п-плавают, — покачиваясь, договорил мужик и уткнулся лицом в стол.
— Ну конечно, как же без баек, — усмехнулся священник, переглянувшись с учеником. — Русалки, призраки, водяные пони. Любите вы, приморские, пиздеть, чтоб у приезжих очко щемило. Пойдем, пиздюк. Утро вечера мудренее.
Спал Наруто как убитый. Кровать его была мягкой как облако, на котором он парил в стране сновидений, пролетая над Раменским морем и видневшимися из-под волн бульона кусками сочного мяса, на одном из которых лежала, загорая, так понравившаяся нашему герою официантка. Виной тому, что очень быстро эта мечта прекратила свое существование, послужил храп учителя, громом грянувший над Ичирачной лагуной.
Кот, свернувшийся на груди Хидана поверх одеяла, был ближе всего к эпицентру жуткого звука. Разбуженный первым, он недовольно зашипел и, протянув когтистую лапу к лицу ничего не подозревающего храпуна, вонзил когти в щеку священника, заставив того проснуться и покрыть животное таким обилием мата, которого местные жители наверняка и не слышали.
- Сколько можно! Дай поспать, — послышался возмущенный женский голос из-за стены, а потом несколько глухих ударов и проклятий в адрес Хидана.
— Доброе утро, пиздюк. Смотри, рассвет уже. Как раз подходящее время, чтоб съебаться из этой дыры, — обратился Хидан к ученику, который, естественно, уже не спал, а лишь смотрел в потолок, пытаясь что-то вспомнить из собственного сна.
— Доброе, — вздохнул Узумаки с сожалением, поняв, что приятные фантазии выветрились из его памяти. — Ну, раз пришло, давай.
Поднявшись, они с учителем быстро оделись, после чего спустились вниз и позавтракали. Вчерашней девушки внизу не обнаружилось. Хидан отпустил по этому поводу шутку о том, что не так тяжело будет прощание.
В маленькой гавани был лишь один корабль. И, судя по суете немногочисленных матросов, таскавших с причала ящики, он как раз был готов к отправлению.
— Здравствуйте. Куда путь держите? Не найдется ли у вас места для двух пассажиров? — на этот раз беседу завел Наруто, поняв, что с дружелюбием Хидана им вполне могут отказать в этой просьбе.
Спустя некоторое время они с наставником уже качались на волнах, сидя на верхней гавани и наблюдая за волнами. Бенто, у которого обнаружилась морская болезнь, страдальчески опорожнял содержимое желудка на только что вымытый матросом пол. И, к счастью путников, этим утром он не лакал ничьей крови, а соизволил попить молока.
— Хуево быть тобой, друг. Это карма, слышишь, пидрила? За то, что разбудил меня не самым ласковым образом, — обратился к нему Хидан, усмехнувшись.
"Никогда не слышал, чтобы у котов была морская болезнь", — прорычал Курама в подсознании Наруто.
"А о бессмертных котах слышал? Бенто необычный, но я люблю его со всеми его странностями", — отозвался мысленно Узумаки.
— Что за хуйня? Не видно ж нихера, — пробормотал священник, вставая с ящика. И правда, туман, затянувший воду за бортом, поднялся выше, заметно ограничив видимость. — Эй, рулевой, ты куда смотришь?
Кораблю пришлось спустить часть парусов, чтобы сбавить ход и ни во что не врезаться. Матросы зашептались, думая, не те ли это призраки, о которых поговаривали многие, с кем им довелось общаться.
— Извините, видимость нулевая, придется подрейфовать немного, пока туман не рассеется. У меня ценный груз, плавание продолжать опасно, — успокоил Хидана объявившийся на палубе капитан.
Джинчурики насторожился, вспомнив, что такой туман он где-то уже видел. Где-то совсем недавно.
— Это не просто туман. Это чья-то техника, — прошептал он, вглядываясь в дымку за бортом.
Сделал он это очень вовремя, поскольку из тумана показались очертания другого судна с черными парусами. А как только оно поравнялось с кораблем, на котором находились наши герои, на палубу попадали брошенные с того борта якоря с привязанными к ним канатами.
— На абордаж! — послышался злорадный женский крик из тумана, а вслед на ним и пугающие голоса членов вражеской команды.
— Пираты! Все к оружию! — скомандовал капитан, выхватив меч с узким лезвием, покоящийся в ножнах на бедре.
Остальным матросам, некоторые из которых не носили с собой оружия, при такой видимости пришлось туго. Они хватали те предметы, которые могли нащупать поблизости.
В тумане начали раздаваться первые крики. Это значило, что палубу уже успела окропить чья-то кровь. Но как команде врага удалось так быстро и бесшумно перебраться на их борт? Объяснение было простое. Это были шиноби.
— Наконец-то повеселимся, — обрадовался Хидан, потрясая выхваченным оружием. Им оказалась не верная коса, а Обезглавливатель, который мог показать здесь и сейчас, насколько ценным предметом является в схватке.
Кот, временно оправившийся от своего недуга, бросился к ногам хозяина и ощетинился, будто уже видел врагов сквозь туман.
"Пришло время показать что-то новое. Ну, вспомним, чему нас учила Рикото", — подумал Наруто, закрыв глаза и почувствовав связь с бесстрашным животным. Он скомбинировал несколько быстрых печатей, чувствуя, как часть его чакры перетекает в черного кота у его ног, и произнес:
— Бенто! Трансформация зверя!
В следующий миг черного кота окутала аура из кроваво-красной чакры, и он стал увеличиваться и крепнуть на глазах, если, конечно, кто-то мог его разглядеть в почти непроглядной дымке. Само тело Бенто помимо роста претерпело некоторые трансформации, и сейчас кот напоминал черного саблезубого тигра. Теперь его кровавая жажда была вполне оправдана.
Зарычав, черное чудовище бросилось в туман, и в следующий миг оттуда послышались душераздирающие вопли и хруст костей.
— Ты сделал это? Снова? Пиздюк, ты совсем с крышей не дружишь? В прошлый раз вся Деревня Горячих Источников тряслась от воспоминаний об оборотне, который ночью всех бомжей погрыз, — услышал Узумаки возмущенный возглас Хидана. — Пришлось три дня носиться, чтоб поймать и вернуть в нормальный облик эту тварь.
— Спокойно, я многому научился с того момента. Я думаю, он понимает, кто свой, а кто нет, — успокоил он сенсея и, услышав шорох за своей спиной, резко развернулся, на ходу выхватывая меч.
Клинок пронзил шиноби, замотанного в черные тряпки, который возник прямо из тумана, стремясь нанизать Наруто на крюкообразное оружие в правой руке. Джинчурики вырвал клинок из груди жертвы, одновременно толкая ее за борт, и в следующий миг туман, окутывающий два корабля, растворился.
Узумаки увидел, что вся палуба охвачена неравным боем, в котором шиноби-разбойники теснили обычных людей-моряков. Капитан доблестно сражался с вооруженным катаной ниндзя, демонстрируя впечатляющие навыки фехтования. А Бенто, перепрыгнув на борт вражеского корабля, носился по нему, сшибая пиратов с ног и откусывая им ноги, руки и головы.
— Эй, уебки, все на меня! — зазывающе крикнул Хидан и тут же схлопотал сюрикены, сенбоны и кунаи со всех сторон.
Однако же, жрец выстоял и, извергая проклятия, ринулся к первому противнику, занося меч для удара. Враг оказался достаточно ловким, чтоб перемахнуть через священника, но по счастливому совпадению меч разрубил другого пирата, с которым бился вооруженный шваброй матрос. Две половины человека упали на залитый кровью пол, и некоторые внутренности не очень эстетично вывалились наружу.
— Ну, сука, кто еще на меня? — резко развернулся Хидан к своему первому противнику, который как раз подобрался достаточно близко, чтобы всадить жрецу в грудь смазанный ядом кунай.
К удивлению пирата, оружие не возымело должного эффекта, и священник, ударившись лбом о его нос и заставив беднягу отступить, с двух рук рассек того надвое, но на сей раз вертикально.
- Прикольно. Потом будем из вас, уебков, пазлы собирать, — хохотнул последователь кровавой церкви, с досадой поняв, что новый плащ в нескольких местах порван и уже изрядно заляпан кровью.
Наруто решил не отставать от наставника и бросился на помощь к капитану, у которого выбили меч из рук. Пожилой мужчина в форме закрылся руками, ожидая, пока на него обрушится удар катаны, но джинчурики вовремя бросился на неприятеля сбоку и сшиб его, одновременно с этим нанизав на собственный меч и пригвоздив врага к мачте. Рана была серьезная, поэтому Узумаки решил не заморачиваться с этим врагом и заняться следующим.
Им оказался лысый верзила с двуручным топором, бросившийся в лобовую атаку. Наруто вырвал меч из прошлой жертвы и, крутанув его, чтобы защититься от брошенных сбоку кунаев, швырнул вперед, заставив не ожидающего такого поворота событий громилу остановиться и словить лезвие прямо в лоб.
Хидан тем временем разобрался с еще несколькими пиратами и, перехватив поудобнее Обезглавливатель, сиганул на борт корабля захватчиков. Каково же было удивление священника, когда в один миг все канаты судна неприятеля устремились к нему и скрутили его по рукам и ногам, заставляя выронить оружие, которое плюхнулось в море и сразу ушло под воду.
— Сука! Он мне так нравился. Кто из вас, выблядков, сделал это? — возмущенно заорал жрец, пока еще один канат не стянул его горло.
— Я, — ухмыльнулась девушка в черном балахоне и шляпе, из-под которой выглядывал один глаз, другой же скрывали рыжие локоны. Она была невысока и хрупка, как могло показаться, но то, как властно незнакомка спускалась с капитанского мостика, заставило Хидана понять, кто перед ним. — Канаме, капитан "Одинокого призрака". А ты кто такой, что перебил пол моей команды?
— Хидан из благородного клана Сагара, паскуда! Ты будешь захлебываться кровью у моих ног во славу Джашина-сама... — прохрипел священник, чувствуя, что дышать становится все сложнее. Будучи связанным, он не мог дотянуться до косы за спиной.
Девушка перевела взгляд на Бенто, который только что разорвал в клочья ее квартермейстера, сложила несколько печатей, и тотчас же канаты примотали разъяренное существо к борту коробля, стягивая его шею.
— А это создание я приручу и заставлю жрать моих врагов, — решила Канаме, спустившись с лестницы. Повинуясь воле хозяйки, тросы и канаты, удерживающие Хидана, стали натягиваться.
— Руки прочь от моего кота, даттебайо! — это Наруто приземлился перед ней, и Хидан за его спиной упал на пол, поскольку веревки, надрезанные в процессе прыжка, не выдержали такой нагрузки.
— Ответь мне на один вопрос, малец. Ты храбрый или глупый? — поинтересовалась рыжеволосая морячка, глянув на Узумаки сверху вниз и опустив руки на рукояти двух сабель.
— Всего помаленьку, — отозвался джинчурики, пока Хидан поднимался на ноги. — Я опаснее, чем кажусь.
Он продемонстрировал полученный минутой ранее порез на горле, который затягивался на глазах. Глаза капитана широко раскрылись. Кажется, она была напугана до чертиков, хотя до этого сама наводила ужас на местных моряков.
— Да вы недоучки, господа. Нам вас расхуячить как два пальца обоссать, — заметил Хидан. — Выучили пару техник и бросились царствовать в этом море, прикрываясь байками о призраках. Нахуй так жить!
— Схватить их! — скомандовала Канаме, вышедшая из себя, и команда повиновалась приказу капитана.
До настоящих шиноби этим товарищам было и правда далеко, хотя в бою с обычными людьми у них все же было превосходство. Но не в бою против двух служителей Джашина, которые, встав спиной к спине, приготовились дать нападавшим отпор.
— Забуза был страшнее, — усмехнулся Хидан, парируя выпад врага лезвием косы и награждая его пинком в живот.
— Определенно страшнее, — отозвался Наруто, вспомнив не только Забузу, но и его напарника, владевшего ледяными техниками.
— Стихия Воды: Водяная тюрьма! — Хидан и Наруто посмотрели под ноги, где сквозь доски начала просачиваться вода, поднимающаяся вверх. Прежде чем она превратилась в сферу, из которой обычно затруднительно выбраться, напарники бросились врассыпную, выскочив из круга.
Наруто вновь швырнул меч, который, накренившись во время полета и свистя лезвиями, описал дугу и снес голову одному из врагов, после чего вонзился в доски. Сам джинчурики, отметив, что частенько стал использовать меч в качестве метательного оружия, бросился вперед, формируя в ладони голубую сферу.
— Расенган! — воскликнул он, всаживая технику в нового врага и заставляя его улететь за борт.
— Стихия Ветра! Воздушные пули! — закричала разбойница, нападавшая на Хидана со спины, сложив печати и прошив тело жреца насквозь несколькими плотными воздушными снарядами.
— О, эта охуенная боль! — простонал добрый дядюшка, разворачиваясь и насаживая ее на три изогнутых лезвия.
— Нет... Не может быть! — прошептала Канаме, следя за происходящим. Вот все члены ее команды легли замертво, а бессмертные ученик, учитель и освобожденный ими кот приближаются к ней.
— Сдавайся, дура. Тут и так всё понятно, — усмехнулся Хидан, поигрывая косой.
— Нет. Это мой корабль. И распоряжаюсь на нем только я! — женщина-пират стиснула зубы и начала складывать печати.
Хидан посмотрел по сторонам.
— Берегись, сейчас снова попробует нас связать. У этой сучки фетиш на веревки.
Однако, на сей раз жрец ошибся. Девушка готовила сюрприз не из приятных.
— Я не просто так назвала свой корабль "Одиноким призраком". Запретная техника: Поднятие мертвецов! — воскликнула Канаме, и все ее погибшие члены команды начали подниматься на ноги, если, конечно, те у них были.
Мертвецы и вели себя образом, подобающим зомби из классических фильмов. Двигались они медленно, вытягивая руки вперед. Видимо, физическая малоподвижность сопровождалась и умственной заторможенностью, ведь у поднятых на ноги трупов не было сознания. Лишь жажда убийства, которое возможно, если их жертвой станет слепой бегун-инвалид.
— Очень впечатляет, — ухмыльнулся Хидан, шагнув вперед. — Ну, повеселились, и хватит.
Спустя полчаса девушка, связанная по рукам и ногам, была также примотана и к мачте собственного корабля. Во рту потерпевшей неудачу воительницы были грязные носки Хидана, которые тот пожертвовал, чтоб не слушать ее возмущенные крики. На торговом же судне уже успели позаботиться о раненных и выкинуть тела пиратов за борт. Капитан благодарил пассажиров за помощь, активно пожимая им руки.
— Да бросьте, не нужно нам ничего, — успокаивал его Наруто. — Вы нас довезите, главное.
— Конечно довезем, — заверил его капитан. — Я же вам жизнью обязан.
— Как это не нужно? Я утопил свой меч. Мне нужна ебанная компенсация за моральный ущерб! — заявил Хидан. — А на одежду мою посмотрите. Да меня как будто по кругу пустили, ёбанный в рот!
Узумаки неодобрительно посмотрел на учителя, принимающего плату наличными.
— Ты уже не в первый раз так делаешь, дядя Хидан. Нельзя наживаться на других людях, — упрекнул он сенсея, когда капитан отошел.
— Мы, шиноби, за счет этого и живем. Ты тупой как табурет, если еще этого не понял, — закатил глаза Хидан. — Воспринимай это как выполненную миссию. Что эти чмыри делают с нашими телами? Столько обрядов можно было провести!
Узумаки вздохнул. С последним доводом он был согласен, но джинчурики не хотелось нервировать кровавыми ритуалами моряков, которые и так за сегодняшний день многое повидали.
— Ты всегда такой?
— Да не жадный я, пиздюк. Ну, может, самую капельку. Будь рядом со мной какой-нибудь жид похлеще меня, я бы вообще не возникал, — примирительно поднял руки учитель. — Кстати, что с девкой и кораблем делать будем? Давай девку мне, а корабль тебе. У меня будет рабыня с неукротимым нравом, а ты будешь рассекать моря под черными парусами вместе со своим котом-блевуном.
Бенто, вернувшийся к нормальным размерам, отрыгнул чей-то палец. Похоже, ему снова поплохело.
— Нет, пусть и с ней, и с кораблем разбираются капитан и его люди. А у нас еще важное дело впереди, — ответствовал Наруто, вытерев меч о попавшиеся под руки тряпки и убрав его в петлю за спину. — А про рабыню я всё Рикото расскажу, если ты с чем-то не согласен.
Хидан сложил руки на груди и обиженно надулся.
— Правильного пиздюка вырастил на свою голову, вот я долбаеб, — вздохнул он, отворачиваясь. — Ладно, будь по-твоему.
Когда священник удалился, Наруто вновь обменялся с капитаном судна парой слов.
— Хорошо, тогда часть моих людей останутся на "Одиноком призраке", все подготовят и присмотрят за дамой, — улыбнулся мужик. — А на обратном пути мы его заберем, потом перекрасим, отремонтируем и будем возить на нем товары. Спасибо за щедрость. Еще один корабль — это очень кстати, наши дела в гору пойдут.
— "Одинокий призрак" — не самое удачное название для такого корабля, — заметил Наруто. — Переименуйте его что ли в "Удачу" или "Победу".
— Хорошая мысль. Юноша, а давайте мы его в Вашу честь назовем? — предложил капитан, решив, что наградил спасителя недостаточно щедро.
— Назовите его "Великий Джашин", — решил Узумаки. — Думаю, ему пойдут красные паруса.

***


Сколько лет прошло, а это место практически и не изменилось. В Конохе по-прежнему бурлила жизнь. Со скалы на деревню взирали четыре каменных лица, правители, выковавшие своими деяниями историю этого поселения. Сейчас Деревня Скрытого Листа купалась в лучах вечернего солнца. Часть оранжевых лучей света проникала сквозь большое окно в Резиденцию Хокаге, освещая кабинет Третьего, где сейчас о произошедшем докладывал вернувшийся в деревню Копирующий Ниндзя.
— Наруто Узумаки жив. Счастье-то какое! Я уже и не надеялся, что когда-то вновь услышу его имя, — старик в традиционных белых одеяниях почесал бороду и, взяв трубку, позволил себе глубоко затянуться, чтобы снять напряжение от выслушанной истории.
— Минато-сенсей бы от такой новости в гробу перевернулся, — пробормотал Какаши, в лицо которого отправилось облако едкого дыма.
Он повернул голову и посмотрел на портрет Четвертого Хокаге на стене. Хирузен тоже взглянул на изображение светловолосого героя, о котором не переставал вспоминать каждый день, как и о его сыне, похищенном и, вероятно, убитым, как считалось до сегодняшнего дня.
— Данзо точно перевернется, — прокряхтел Сарутоби, закашлявшись, и Какаши вспомнил, что незадолго после исчезновения джинчурики и кровавой расправы над АНБУ глава Корня пережил несколько сердечных приступов.
Слишком нервная была у него работа, но гибель мрачного деда никого особенно не огорчила, особенно после того, как выяснилось, какие темные делишки были у старика и его организации. Как раз после этого Третий смог распустить Корень. А юный Сай, воспитанник Шимуры, смог поступить в Академию ниндзя. Естественно, после прохождения курса лечения в психлечебнице, после которой мальчик забыл о всем, что сломало его неустойчивую детскую психику в далеком детстве, но так и не научился правильно выражать свои эмоции.
— Что будем делать? — поинтересовался Хатаке. — Я вспомнил, что мы с Минато-сенсеем имели дело с этим Хиданом с Горячих Источников ранее. Он нам даже здорово помог... Естественно, это не снимает с него вины за свершенное той ночью, но...
— Глупо будет приходить за мальчиком и требовать его возвращения назад. Он рос все эти годы вне стен Конохи и вряд ли считает ее домом, — задумался Хирузен, пуская клубы дыма. — Да и деревне без него жилось спокойно все это время. Однако, он все же джинчурики и формально собственность Скрытого Листа.
— И есть решение?
— Нужно, чтобы он вернулся по доброй воле. Пригласим Наруто поучаствовать в экзамене на чунина, а там будет видно, — старик открыл ящик и достал оттуда конверт. — Я напишу письмо в этот храм. Думаю, его может заинтересовать это предложение.

***


— Разочаровали всех, подвели Какаши-сенсея. Наверняка теперь о нашей команде будут всякое говорить. И за миссию ничего не дали, — убито произнесла Сакура. — Первая серьезная миссия закончилась провалом.
— По крайней мере, мы все живы, — заметил Сай, повернувшись к ней со своей фирменной неестественной улыбкой, а потом посмотрев на третьего члена их команды, который был мрачнее обычного. — А ты что скажешь, Саске?
Тот как будто ждал видневшейся впереди развилки, чтобы отколоться от коллектива.
— Пойду пройдусь, — сказал он. — Доброй ночи.
Оставив сокомандников, юный шиноби прошел еще несколько домов, после чего остановился напротив высокого деревянного забора и в сердцах стукнул по нему кулаком. Он был раздосадован произошедшим и не мог выкинуть из головы Наруто Узумаки, которого он вспомнил на обратном пути. Как мальчишка, которого давно все считали покойником, стал так силен?
"Мне бы его силу. Я бы наверняка уже разобрался с Итачи", — подумал темноволосый генин, ткнувшись в забор лбом и закрывая глаза.
Хотя карьера Саске как шиноби только началась, и на успех во время сложных миссий полагаться не приходилось, его терзали мысли о том, что он недостаточно силен. Тренировки, которые проводил Какаши, определенно помогли ему изучить новые навыки и научиться работать в команде. Но сенсей пока не успел обучить его каким-либо новым техникам. А Саске хотелось большего. Он вспомнил отца, с подачи которого начал отрабатывать огненные дзюцу на берегу озера. Уж он-то наверняка смог бы сделать его сильным. Но отца давно нет в живых. И чтобы одолеть Итачи Учихе придется искать силу, возможно, за пределами деревни.
— Неудачный день? — усмехнулся кто-то, наблюдавший за ним сверху.
Учиха вздрогнул, и перед ним приземлился крупный мужчина в ярких красно-зеленых одеждах. На лбу его был протектор, а за спиной висел огромный свиток. У незнакомца были длинные белые волосы и доброе лицо с парой-тройкой маленьких бородавок и отпечатком чьей-то ладони на щеке.
— У меня тоже, — произнес странный человек, опершись спиной о забор и медленно сползая по нему на землю. Развалившись на траве, он достал из подсумка яблоко и бросил его Саске. — Произошло жуткое недоразумение, а меня опять оклеймили извращенцем. Я всего лишь набирался вдохновения для своих историй.
Учиха был достаточно ловким, чтоб поймать фрукт. На миг Саске, который все еще был не в духе, обуяло желание бросить яблоко обратно в незнакомца, но в следующую секунду к Учихе пришло спокойствие, а вместе с ним и первые идеи о том, кем мог быть его таинственный собеседник.
— Я Вас знаю, — пробормотал он, вглядываясь в этого человека. — Вы же Джирайя-сама из Великой Троицы. Вы ученик Третьего Хокаге.
— Значит, нас и в Академии по программе проходят? Ну, хоть чего-то добился в жизни, — вздохнул тот и улыбнулся. — Да, это я. А ты у нас кто? Стой... Дай подумаю. Хм... черные волосы, черные глаза и этот символ на твоей спине. Ты из клана Учиха? А так как в Конохе других Учих не осталось, Саске, я прав?
Учиха бросил на саннина раздраженный взгляд. Судя по всему, Джирайя уже успел запить горе и повеселеть. Увы, Саске не был настроен на шутки, особенно если они касались его семьи.
— Угадали, поздравляю, — пробормотал он и пошел дальше, впившись пальцами в яблоко.
— Погоди, парень. А как же я? Я думал, ты попросишь меня стать твоим учителем, научить тебя крутым техникам и сделать сильнее всех сверстников, — услышал он голос Джирайи и остановился как вкопанный.
— А Вы возьмете? — спросил он, слегка смягчив тон.
— Ну... Это же так интересно и волнующе — стать учителем последнего Учихи. От меня, можно сказать, зависит будущее твоего клана. Вырастешь ли ты сильным или сгинешь на одной из миссий, так и не раскрыв своего потенциала, — воодушевился Джирайя, почесав затылок. — Возьму, конечно, если завтра проснусь и буду об этом помнить, — усмехнулся тот. — Найдешь меня в Ичираку.

Глава 11. В Киригакуре проездом
До Киригакуре наши герои так и не доехали. На подходе к главному острову, где была расположена деревня, Хидан дернул Наруто, ткнув пальцем в карту с пометками старика Юкимуры.
— Вот здесь спрыгиваем и ныряем. Где-то под водой должен быть расположен вход. Совершим двойное проникновение в этот храм, епта! — воскликнул священник.
— Боюсь спросить, где ты хранил эту карту все это время, — пробормотал ученик, вспомнив, что прошлый плащ Хидана смыло со всеми его вещами, находившимися внутри, во время боя с Забузой.
— Лучше тебе не знать, пиздюк, — загадочно произнес учитель и, не предупреждая никого, с разбегу сиганул в воду через борт.
Наруто вздохнул и, махнув матросам на прощание, тоже прыгнул в покачивающиеся внизу волны, молясь о том, чтобы под водой не было камня. Жизни Узумаки ничего не угрожало, но все равно переживать такие ощущения — дело не из приятных.
Открыв глаза, джинчурики мог подивиться красоте подводного мира, если бы неровное дно с впадинками, возвышениями и пещерками, покрытое разноцветными кораллами, водорослями и прочими прелестями природы не было завалено мусором. Чего здесь только не было. Бутылки, колеса от повозок, ящики, поросшие зеленым подводным мхом. Видимо, как и в Стране Волн в Стране Воды имелись свои нерешенные проблемы.
Сквозь стаю желтых маленьких рыбок, проплывающую мимо него, Наруто разглядел ноги Хидана, который погружался все глубже и глубже. Ученик убедился, что меч не выпал, а все еще закреплен за спиной, и последовал примеру наставника, ныряя глубже и торопливо догоняя сенсея.
Когда сенсей повернул голову и убедился, что Узумаки следует за ним, их взгляды встретились, и ученик и его учитель убедились, что у них уже красные глаза. Красные потому, что здесь было много морской соли, приносившей приятную боль в глазах.
Прямо под нашими героем в маленький каньон некогда упал рояль, чьи клавиши теперь перебирала лишь вода. А более любопытные подводные исследователи непременно бы обнаружили внутри музыкального инструмента обглоданный рыбами скелет, но жрецы кровавого культа уже увидели цель — пещеру, приглашающе мерцающую тьмой неизвестности.
— Фу-у-ух. Буэээ, — когда Наруто вынырнул, Хидан уже согнулся пополам и избавлялся от проглоченной за время плавания воды. — Не Страна Воды, а Страна Мочи какая-то, ебать мой рот.
Джинчурики выдохнул и наполнил легкие сырым противным воздухом подводного тайника.
— Зря ты так, пиздюк. Так только в фильмах делают. На самом деле задерживать дыхание на такой глубине нельзя. Декомпрессионку заработаешь или легкие к хуям разъебашит, — поучительно произнес священник, но потом вспомнил о скорости регенерации Наруто, превышавшей его собственную в несколько раз, и махнул рукой.
На полу были выбиты древние печати, создававшие барьер с самовосполняющимся запасом воздуха. Стены, поросшие растениями, похожими на наполненные кровью вены, заканчивались древней каменной плитой с отверстиями для мечей. Наруто потянулся рукой к собственному оружию и понял, что его оружие следовало поместить в самый центр.
— Ну бля, что ж я за Обезглавливателем то не нырнул, — простонал Хидан, заметив длинную и глубокую щель, в которую идеально вошел бы клинок потерянного им оружия. — Сейчас бы за второй меч ачивку какую-нибудь бы заработали.
— Зато ты заботишься о своем здоровье, — успокоил его ученик. — Когда не бухаешь и не жрешь сосиски вагонами.
Он вновь посмотрел на плиту с отверстиями и осторожно вдвинул собственный меч одним из лезвий в предназначенную для него дыру. Когда меч оказался внутри, все вокруг задрожало, и Хидан и Наруто инстинктивно отступили назад. Обоих посетила тревожная мысль, что их сейчас погребет под завалом.
— Шкет, что за хуйню ты тут устроил? Нельзя так просто взять и устраивать Армагеддец, когда тебе вздумается! — возмутился наставник, схватившись за стену, чтобы не упасть.
Но Наруто не ответил, поскольку в следующий миг Узумаки увидел расплывчатый образ перед собою, а Хидан стал озираться по сторонам, услышав знакомый голос:
"Добро пожаловать в мою сокровищницу. Некогда здесь хранилось девять мечей, принадлежавших моим ученикам, великим мечникам, следовавшим Культу Крови. Восемь мечей были украдены, и ими овладели несколько поколений Семи Мечников Тумана, но последний смог унести лишь тот, кто следовал моему учению!"
— Джашин-сама? Вы здесь? — спросил Хидан, и Наруто понял, что он не видит образа божества, который он рассматривал с интересом и благоговением.
Судя по всему, Джашин был мужчиной среднего роста, довольно хрупкого телосложения, хотя оттого он не производил меньшее впечатление. Бог был облачен в белоснежный плащ с узорами в виде красных томоэ, по концам рукавов. Когда Узумаки обошел стоящую на месте полупрозрачную фигуру вокруг, то убедился, что эти узоры есть и на спине, а еще там виднеется метка Джашина, главный символ веры в Культе Кровавого Бога. Увы, рассмотреть самого Джашина так же, как и его плащ, не представлялось возможным. Его голову и руки скрывала мгла неизвестности, и можно было различить лишь кое-какие очертания. Черные контуры говорили о том, что прическа Джашина чем-то напоминала прическу самого Узумаки. Из таинственной темноты лица божества на Наруто взирали два красных глаза. Опустив взгляд, Узумаки увидел контуры руки бога и, мысленно сравнив ее с той, что некогда коснулась его из техники Юкимуры, даровав бессмертие, понял, что у него не осталось никаких сомнений, кто перед ним.
Джинчурики ощутил благоговейную дрожь по всему своему телу. Бог Крови находился так близко, что, казалось, начинал сливаться с сущностью своего последователя, даруя ему веру, силу и собственную мудрость.
"Теперь меч достался новому наследнику моей крови, Избраннику. Носи это оружие с честью, Наруто Узумаки, и проливай кровь во имя меня и веры!" — произнесла уже едва различимая голограмма Бога Крови.
Стены пещеры перестали трястись, и голос божества затих. Наруто подошел к плите и вытащил свое оружие, взвешивая его на руке. Все такое же легкое. Вроде никаких видимых изменений нет.
— Вот блять, а про меня ни слова... Охуеть как атмосферно. Десять Джашинов из десяти. Как думаешь, это был сам Джашин-сама или он просто записал аудиопослание? — спросил Хидан, и Наруто окончательно убедился в том, что видеть Джашина мог только он.
— Что-то посередине, — пробормотал юный жрец, все еще ощущая благоговение от встречи с Богом Крови.
Хидан усмехнулся.
— Ну что, какие новые охуенные способности у твоего спиннера? — поинтересовался он.
Джинчурики пожал плечами. Повертев меч в руках, он так и не смог раскрыть тайны его новых возможностей. Тогда Узумаки занес руку и метнул оружие в стену. Один из клинков чиркнул по красным растениям, покрывающим стены, срубив один листик, после чего меч полетел обратно, и Наруто едва успел поймать его.
— Ух ты! Теперь это меч-бумеранг! — воскликнул Узумаки восхищенно.
Хидан зевнул.
— Пиздецки впечатляет. Ну ладно, это уже не так по-деградантски, — выразил он свое мнение и развернулся к выходу. — Сука, опять в эту ссанину лезть.
Наруто, наоборот, был крайне доволен тем, какой потенциал теперь имело его оружие, поэтому, убрав меч за спину, выразил свое несогласие крайне оригинальным и радикальным способом.
— Стихия Молнии: Алое возгорание, — произнес джинчурики, сложив пару печатей и направив руку на Хидана.
В самое мягкое и уязвимое место учителя, который стоял к ученику спиной, выстрелила красная молния. Поняв, что он горит, член благородного клана Сагара был вынужден поскорее нырнуть в воду.
— Я тебе это припомню, пиздюк, — угрожающе прошипел наставник, выныривая и недобро глядя на ученика. — Кстати, а где твой кошак?
"Действительно, про Бенто ты как-то забыл. Он не стал нырять за вами-дураками в воду и, скорее всего, поплыл в Киригакуре. Будем надеяться, он не превратится вновь в зверя и не сожрет все и всех на своем пути", — прорычал Курама в его подсознании.
Таким образом, нашим героям пришлось плыть в Деревню Скрытого Тумана. Кот ждал их на берегу, связанный и окруженный отрядом шиноби в масках. По цвету и виду их формы Наруто догадался, что это АНБУ. Со стороны наблюдать за тем, как пятеро взрослых мужиков держатся за концы веревок, которые образовали кокон, сдерживающий маленького и, казалось бы, безопасного кота, было смешно. Но песок был испещрен огромными следами какого-то монстра, да и невдалеке валялась наполовину поеденная мясная туша, только что выгруженная с одного из кораблей, а на ней отпечатались укусы огромных челюстей.
— Это опять случилось, пиздюк! Вот нельзя было оставить кошака в покое? Чем вы с Рикото думали, когда экспериментировали с этим дзюцу?
— Да... Эту технику надо будет еще доработать, — произнес джинчурики.
Когда они полностью вышли из воды, пятеро АНБУ заметно напряглись. Они не случайно остались тут, ведь кот не сходил с места и периодически обращал истошные вопли к морю. Но не ожидалось, что хозяева приплывут за ним, а не придут с другого конца берега.
— Просим прощения, господа. Мы своей скотинке укольчик забыли сделать, вот она и немного не в себе, — теперь даже Хидан проявил удивительную вежливость, чтобы не осложнять ситуацию.
— Бенто! Ну что ты опять натворил, — вздохнул Наруто.
— Вы шиноби, значит? Миссия или приглашение в деревню имеется? — произнес один из АНБУ и, получив ответ, добавил. — Просим проследовать за нами к Мизукаге.
"Зря он про уколы заикнулся", — усмехнулся Курама, которому было веселее всех следить за происходящим.
Деревня Скрытого Тумана оказалась удивительным местом. Наверное, в первую очередь потому, что она и правда скрывалась в тумане, который дымкой висел над главным островом, и на сей раз это было природное явление, а не чья-то техника.
Воздух тут был теплым и влажным. Где-то вдалеке слышались удары бушующих волн, разбивающихся о берега острова. Деревья, дома и дороги здесь часто покрывали мох и лишайники, что не удивительно при такой влажности. Сам же архитектурный стиль довольно сильно отличался от того, что Наруто видел в Конохе, Деревне Скрытого Тумана и посещенных поселениях Страны Волн. Люди не обращали на туман никакого внимания, поскольку привыкли к нему за долгие годы жизни в этом удивительном месте. А Наруто удивленно открыл рот и таращился по сторонам, пока их вели в Резиденцию Мизукаге. Это было особо крупное здание в центре деревни, напоминающее башню.
— Мизукаге-сама? К вам можно? — спросил один из шиноби, постучав в дверь.
Получив утвердительный ответ, ниндзя открыл дверь и впихнул двух правонарушителей и их развязанного питомца внутрь, в просторное помещение с обоями в цвет морской волны и мебелью соответствующей тематики. За столом, похожим на положенный боком корабельный штурвал, сидела дама с длинными каштановыми волосами, собранными в интересную прическу, напоминающую елку, заинтересованно посмотревшая на гостей, когда дверь за ними захлопнулась. Хидан же столь же заинтересованно посмотрел в вырез ее синего платья.
— Пятая Мизукаге, к вашим услугам, — произнесла Теруми Мэй, сверкнув глазами, и предложила гостям сесть в кресла напротив. — Простите за то, что мы конфисковали ваше оружие. Вам вернут его, как только выйдете из моего кабинета.
— Наруто Узумаки, — представился джинчурики, поклонился и сел.
— Хидан Сагара. Можно просто Хидан, я этой фамилией давно не пользуюсь. А это что за инвалид? — пробормотал священник, плюхнувшись в кресло, и захохотал, увидев в отгороженной маленькой стенкой части кабинета мальчика примерно одного с Наруто возраста, который тоже наблюдал за гостями, сидя в окружении игрушек и вгрызаясь зубами в посох с красивым цветком.
У мальчика в зеленом пончо были светло-серые волосы, удивительные розовые глаза и уродливый шрам, идущий по левой щеке от глаза.
— Это Ягура, Четвертый Мизукаге. Долгая и печальная история, мы выяснили, что он долго находился под действием гендзюцу. А сейчас совсем спятил, — пробормотала Мэй, с сожалением посмотрев на Ягуру, который обсасывал пальцы, не прекращая таращиться на гостей из своего "детского уголка".
"Если человек в таком состоянии возглавлял Кири столько лет, неудивительно, почему она стала Кровавым Туманом", — подумал Наруто, вспоминая, что некоторое время Киригакуре вела кровопролитную политику, за что и заслужила такое название.
"Мне кажется, примерно так ты выглядел после первого месяца тренировок Хидана", — усмехнулся Девятихвостый.
— Ладно, теперь к делу. Ваш кот сожрал центнер мяса, которое мы должны были отправить в Страну Волн. И это серьезное правонарушение, за которое положен штраф и общественные работы. Но, к вашему счастью, со мной связался капитан Райко и сообщил, как сильно вы ему помогли, — протянула Пятая. — Так что на сей раз ограничимся предупреждением.
— И это всё? — удивился Наруто. — Вы пригласили нас, чтобы сказать это?
— Я хотела вас поблагодарить. И хотела провести воспитательную беседу. Но одно исключает другое. Вот, — произнесла Теруми. — А вообще у меня много работы, так что до свидания.
Она прикрыла рот ладонью и зевнула.
— Да тебе просто работать лень! — заявил Хидан, заставив правительницу нахмуриться. — Ты этого малого тут держишь только для видимости того, что чем-то занята! Охуеть у вас Мизукаге, один лучше другого.
— Дядя Хидан, ну пожалуйста, — простонал Наруто, закрывая ладонью лицо. Кажется, теперь их определенно ждало наказание.
Костяшки пальцев Пятой Мизукаге хрустнули, и она медленно поднялась из-за стола. Ягура оторвался от пальцев и, затаив дыхание, следил за тем, что произойдет дальше.
— Море бы хотя бы почистила, женщина. Я в вашей ссанине чуть не захлебнулся. Если займетесь, может найдете Обезглавливатель, хотя хуй там, я его на большой глубине уронил.
— Что ты сказал? Обезглавливатель, один из Семи Великих Мечей? — переспросила Мэй, мгновенно остыв.
— Ну да. В общем, вернул его на родину. Считайте это подарком от нас и Джашина-сама. В общем, разгребете хлам — найдете меч. Я лучше в вулкан пизданусь, но обратно в вашу воду не полезу. Пошли, пиздюк. Кошака не забудь, — с этими словами Хидан встал и вышел. Наруто, извинившись, последовал за ним с Бенто на плече.
"Хорошо, что о восьмом мече он ничего не сказал. Хидан все же не всегда может контролировать свой язык. Может, у него и правда этот синдром Туретта?", - подумал Узумаки.
К их счастью, капитан Райко грузил ящики на борт и собирался плыть обратно. Он поинтересовался, куда пропали его спасители, после чего охотно согласился переправить их на другую сторону моря.
— Вот не мог ты спокойно выслушать, что нам скажут, — пробормотал Наруто, глядя на покачивающиеся в лучах солнца волны.
— В одной деревне АНБУ кромсаю, в другой мусор не закапываю, в третьей хамлю начальству. Я турист, хули, мне можно, — отозвался Хидан, натачивающий лезвия косы.
Мощный порыв ветра наполнил паруса, и корабль ускорил ход. Где-то впереди был "Одинокий Призрак", вернее, "Великий Джашин". За ним - порт, в котором им, вероятно, предстояло переночевать еще раз и, возможно, вновь встретить девушку-официантку. А еще дальше их ждала Деревня Горячих Источников и новые приключения, ждавшие жрецов Кровавого Бога по возвращении.


Пред.

Вернуться в Фанфики Наруто


Версия для печати

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Naruto _super_ Fun и гости: 4