Naruto / Шальная карта

Модераторы: Captain Grigory, Heilige, DENO, Сонне Мара

BlackRaven
Каратель




 
Сообщения: 754
Откуда: С фикбука)

Сообщение BlackRaven » 16 сен 2017, 13:03

Глава 29. После удара
В черном небе мерцали любопытные звезды, наблюдавшие за тем, удастся ли деревне оправиться от пережитого удара. Диск луны освещал то, что осталось от Конохи. Сейчас улицы были пусты, и ночь была столь тиха, что казалось, что Деревня Скрытого Листа вымерла.
Однако, когда на небе вновь появлялось солнце, здесь опять просыпалась жизнь. Прошло две недели после катастрофы, едва не уничтожившей Коноху. Все силы в это время были сосредоточены на восстановлении деревни и реабилитации раненных. Ниндзя-медики работали без устали, как и шиноби и простой люд, объединившиеся сначала в поисково-спасательных операциях, а потом в восстановительных работах. Первым делом через расщелину, расколовшую поселение надвое, было проведено несколько мостов, восстановивших сообщение между разными районами деревни. Затем была произведена попытка выровнять грунт в уцелевших районах Конохи, и там, где это сделать удалось, сразу развернули строительную кампанию. Глядеть на то, как люди работают сообща, было бальзамом на душу. Но дело продвигалось медленно, очень медленно, ведь катастрофически не хватало рук, да и настрой у людей был ужасным: траур по жертвам инцидента продолжался.
Для Деревни Скрытого Листа наступили темные времена. Многие жители настолько испугались произошедшего, что навсегда покинули поселение. Другие лишились крыши над головой, из-за чего уроженцам Конохи пришлось делить жилплощадь и тесниться по несколько семей в доме. Естественно, такие меры устраивали не всех, из-за чего вспыхивали скандалы и разборки, но пока шиноби удавалось их вовремя урегулировать. Пока Майто Гай восстанавливался после открытия Семи Врат, делами в деревне руководил Умино Ирука, который, к собственному удивлению, неплохо справлялся с командованием не только студентами Академии, но и взрослыми.
В жизни наших героев тоже произошли перемены. Наруто так и не смог вернуться домой, ибо дом его провалился в бездну. К счастью, Джокера приютила семья Шикамару, помнившая о дружбе между Нарой и Узумаки. Как и Неджи, Чоджи, Ли и Тен-тен, лучшему другу детства Наруто повезло: его дом и семью бедствие не затронуло.
Дом Микото тоже был разрушен, и девушка была вынуждена вместе с Кимико, которой некуда было идти, перебраться в место, которое она, сколько себя помнила, всегда избегала. Пустынный квартал Учиха быстро наполнился народом, забывшим о том, что некогда здесь произошло. Сейчас желание спать под крышей, а не открытым небом было сильнее памяти о событиях давнего прошлого, когда весь клан был истреблен. По воле случая прежним владельцем дома, в котором Учиха и напарница Наруто теперь обитали, был Саске. Так странно было находиться здесь, среди его вещей, вспоминать прошлое и думать о том, когда все успело стать так плохо.
О Майто Гае позаботился клан Хьюга. Благодаря их целебным мазям восстановление джонина проходило куда быстрее, чем предполагалось, и, только встав на ноги, тот на костылях отправился в Страну Железа вместе с главами кланов Конохи.
Естественно, мир не мог не узнать о произошедшем в Конохе, поэтому очень скоро все деревни получили известие о том, что грядет новое Собрание Пяти Каге, на котором Скрытому Листу предложат всю возможную помощь. Также следовало решить вопрос о том, кто станет следующим Хокаге. Ради этого Даймё Страны Огня согласился прибыть на Саммит и оперативно принять решение там, выбрав достойнейшего из предложенных претендентов. Собрание Пяти Каге... Это название уже вряд ли было актуальным, скорее носило ритуальный характер. После того, как Киригакуре была стерта с лица земли, Каге осталось четыре. И вот Коноху чуть не постигла участь навеки канувшего в лету Скрытого Тумана.
— Как это всё глупо, — пробормотал Шикамару, глядя в карты в собственной руке.
Они с Наруто, устроившись на крыльце его дома, перекидывались в "Дурака" при свете фонаря и отдыхали после того, как целый день помогали на стройке.
— Думаешь, деревне уже не нужен Хокаге? — поинтересовался Джокер, посмотрев на собеседника и выложив перед оппонентом в игре пиковую даму.
Ловким щелчком пальца Шикамару отправил карту из своей руки в полет, и козырная семерка покрыла карту Наруто. Узумаки не переставал удивляться тому, как хорошо Нара приспособился к жизни с одной рукой. И, самое главное, Шикамару не свернул с пути шиноби.
— Бито, — сказал Узумаки, переворачивая даму и семерку, отложив их в сторону, после чего вытянул еще одну карту из колоды.
Чтобы тоже пополнить запас, Шикамару пришлось положить свои пять карт, протянуть руку за одной новой, а потом снова взять в руку уже все шесть карт. Они продолжили игру.
— Хокаге нужен, чтобы защищать деревню. Сейчас нам защищать нечего, ты не думаешь? Данзо уничтожил всё, до чего только мог дотянуться. Люди никогда этого не забудут, — произнес Нара, задумчиво глядя в свои карты. — Как были его марионетками и как перестали ими быть, но лишились всего, что имели.
"Он стал мрачнее смотреть на жизнь", — заметил Узумаки, посмотрев на друга, на лице которого все еще были видны шрамы от сражения с Акацуки.
Впрочем, Шикамару был прав. Произошедшее войдет в историю деревни, как и нападение Девятихвостого Лиса. Если, конечно, деревня не развалится окончательно через неделю-другую.
— Мне тоже многое пришлось сделать, — пробормотал Наруто, вспоминая расправу над Ибики Морино и отцом Ино, который, будь он сейчас жив, тоже мог бы попытать счастья и выдвинуть свою кандидатуру на пост Хокаге. Однако, Иноичи сделал свой выбор, встав на путь мести и поплатившись за то, что встал у Джокера на пути.
Узумаки мотнул головой, решив сменить тему. Он выкинул три карты, и Шикамару пришлось их взять.
— Ну, какие у тебя соображения по поводу того, кто станет следующим Хокаге? — поинтересовался он у друга.
— Вряд ли это будет кто-то из наших отцов, — начал размышлять Нара вслух, перебирая в голове образы отцов Хинаты, Чоджи и своего собственного. — Стоит Даймё назначить главу какого-либо клана Хокаге, это может посеять новые семена раздора в нашей деревне. Клан, чей глава станет лидером Конохи, получит больше прав, что непременно заденет чувства других. Отец Чоджи, на мой взгляд, попросту не подходит под эту должность как человек совершенно другой специальности. Мой отец хорош в политике, но он бы сильно уступал в силе предыдущим Хокаге, если говорить о защите деревни, то он явно не лучший кандидат. Отец Хинаты был бы потенциально лучшим вариантом, но сейчас он разбит смертью дочери.
Джокер совершил новый ход, и на сей раз Нара отразил его атаку.
— Логичнее выбрать на этот пост джонина, не являющегося членом какого-либо крупного клана нашей деревни. Сильнейший из наших джонинов — Гай-сенсей. Вдобавок ко всему, он пользуется всеобщим уважением. А если учесть, что именно он одолел Данзо и он единственный отправился на Собрание Пяти Каге, думаю, выбор очевиден, — закончил Шикамару.
Наруто кивнул, соглашаясь с таким ходом мыслей. С Майто он был знаком очень поверхностно. Четвертым заданием команды Какаши, тогда еще в составе Наруто, Микото, Саске и их сенсея, было помочь команде Гая разобраться с разбойниками, встретившимися тем на обратном пути из Суны. Когда четверо шиноби прибыли, Гай и его ученики уже сами разобрались с проблемой. Этот шиноби был невероятно быстр, ловок и вынослив, хотя способности его ограничивались преимущественно навыками тайдзюцу. О личности Зеленого Зверя Конохи Наруто было известно скорее из рассказов Какаши во время миссий. Хатаке с Гаем были соперниками с юности. Майто были присущи доброта и понимание, но порой его упорство превышало все допустимые пределы.
Вспомнив о Хатаке, Наруто тоже ощутил, как сердце сжали тиски. С самого их знакомства Какаши относился к нему с добротой и уважением, он научил Наруто самому главному принципу, о котором тот забыл на время пребывания в Аме и вновь вспомнил, вернувшись на родину, — работать в команде и ценить друзей. За последние годы Узумаки вспоминал об учителе нечасто. Но с возвращением Джокера в Коноху тот должен был вернуться в его жизнь, как неотъемлемый пазл, и сейчас, когда этого пазла не хватало, Узумаки было горько и паршиво, так же, как и Микото, Чоджи и Шикамару, которые провели с ним в общей сложности куда больше времени и, вероятно, успели узнать его получше.
"Интересно, Саске знает о том, что Какаши-сенсей не выжил? Всё ли ему равно?" — спросил себя Джокер, поскольку воспоминания о сенсее неизбежно повлекли за собой воспоминания о бывшем члене их команды, с которым он не так давно вел ожесточенный бой.
— Ну а ты сам? — спросил Шикамару, вырывая собеседника из размышлений. — Помнится, в детстве ты мечтал стать Хокаге.
Это была правда. Впрочем, Наруто давно отбросил эту идею, поскольку не был достаточно трудолюбив, и, поняв, что работа Хокаге — великий труд, решил, что мечта того не стоит. Кроме того, он понимал, что Хокаге — это тот, кого признают. Как у носителя Девятихвостого, ненавидимого жителями деревни, у Наруто были с этим проблемы. Его не любили и боялись, особенно после кровавой расправы над убийцей Сакуры. Наруто вспомнил слова Микото, что Третий Хокаге после его исчезновения поведал людям правду о происхождении джинчурики. Но изменило ли это что-то? Джокер не знал. Скорее всего, после его пропажи о нем все просто забыли. Все кроме товарищей, которые отважились ради него на такое...
— Я был наивен и глуп, — пробормотал бывший джинчурики. — К тому же, Хокаге — это герой. А я убийца. Просто убийца... И до моего отца мне далеко.
Шикамару опустил взгляд.
— Последние слова Третьего, которые услышала деревня, были посвящены тебе. Он был уверен в обратном и решил рассказать об этом Конохе, очистив твое имя, — сообщил он.
Наруто кивнул. Микото ему об этом уже говорила.
— То, чем я был и то, чем я стал — принципиально разные вещи, — произнес Узумаки.
Нара внимательно посмотрел в его фиолетовые глаза.
— Неужели тебя так изменила Амегакуре? — спросил он.
В то время, как Наруто уже от многих успел выслушать о произошедшем за эти годы. О своем же пребывании за пределами деревни он особо не рассказывал. И единственными посвященными в его историю были Шикамару, Микото и Кимико, пережившая часть приключений с ним же. Впрочем, Нара был тем, кто услышал больше всего. И он знал вещи, о которых Наруто не готов был сказать другим.
— Скорее, одиночество, — произнес Наруто, взглянув на звездное небо, полное ночных светил. Он вспомнил, каково ему было выживать в чужом месте без друзей, любимой девушки, даже без Девятихвостого.
— Микото тебя поймет. Несмотря на то, что мы с Чоджи и Какаши-сенсеем были рядом, ей было очень одиноко, — вздохнул Шикамару.
Джокер промолчал, подумав о девушке, с которой проводил все свободные минуты дня, наверстая упущенное, слушая ее рассказы и в смягченной и укороченной версии рассказывая о своей версии жизни в пропущенное им время.
— Надеюсь, ты останешься? — спросил Нара.
Узумаки задумался. По пути сюда его терзали сомнения, внутри боролись хорошие и плохие воспоминания. Он размышлял, может ли назвать Коноху домом и тогда не мог найти ответ. Но, вернувшись, встретившись с уцелевшей частью хороших воспоминаний — людьми, которые были ему небезразличны — Джокер больше склонялся к тому, чтобы остаться с ними.
— Куда я денусь, — усмехнулся светловолосый парень в кожаном фиолетовом плаще.
— Ну, это хорошо. Нам тебя не хватало, — улыбнулся Нара , вставая. — Пойду заварю чай.
Узумаки кивнул. Сам он остался сидеть на крыльце, помешивая в руках карты и глядя на звезды. Он вспомнил ощущения, получаемые от вечерних прогулок в детстве. Прогулок по тем местам, некоторых из которых после бедствия, наверное, и нет. Думать о том, что пропало, было слишком угнетающим занятиям, поэтому Наруто вновь подумал о Микото и улыбаясь при мысли, что завтра они снова встретятся.
По ту сторону разделявшей Коноху надвое пропасти в квартале Учиха горели вечерние огни. Две девушки стояли на балкончике второго этажа, наблюдая за теми же небесными сферами. Видимо, их красота заставляла обращать на себя внимание всех, кто еще не погрузился в царство Морфея.
— Мама считала, что после смерти люди становятся звездами. Или это была сказка, которую мне она рассказывала... Почему я вспоминаю об этом только сейчас? — произнесла Кимико печально. — Наверное, он смотрит на меня сверху.
— Смотрит. И гордится своей малышкой Хатаке Кимико, — заверила ее Микото.
— Мы с ним так и не познакомились, — вздохнула Джин.
Впрочем, тот факт, что отец бросился ее спасать, едва узнав о ее существовании, уже говорил о том, что представлял из себя Копирующий Ниндзя Какаши при жизни.
Микото кивнула. Каждый день она рассказывала Кимико истории из прошлого команды Какаши, стараясь во всех красках описать сенсея, которого дочь так и не узнала перед его гибелью.
— Но я благодарна тебе, что ты мне о нем рассказываешь. Джирайя-сенсей сказал бы, что он жив в памяти своих учеников, — добавила она и, поняв, что на сегодня тоскливых речей достаточно, повернулась к подруге. Именно так, к подруге, которой у Кимико никогда еще не было. — Это же дом Учихи Саске?
— Был когда-то, — задумчиво отозвалась Микото. — Все его вещи, все, чем он когда-то был, здесь. Даже наша фотография. Думаю, он не жил здесь уже долгое время.
— Я видела фотографию его семьи. Итачи-сан на них кажется совершенно другим человеком, — кивнула собеседница.
При упоминании Итачи Микото передернуло. Кимико упоминала о том, что Итачи был кем-то вроде ее защитника в Акацуки, хотя эта история брюнетке казалась абсурдной, поскольку у нее было совсем другое представление о старшем брате Саске. Это был человек, убивший всех, кто ее знал, лишивший девушку прошлого, которое она так и не смогла вспомнить. Ни лиц родителей, ни братьев, ни сестер, если те у нее когда-нибудь были. Единственным условным членом семьи для Микото был Саске, наверняка приходившийся ей дальним родственником, ведь в их жилах текла кровь одного клана. И Итачи, хотя Микото старалась об этом не думать.
— Еще там было изображение матери Саске. Ее тоже звали Микото. И ты на нее очень похожа, — протянула Кимико.
— Серьезно? — удивилась Микото. Может, поэтому Саске сторонился ее все это время и в итоге решил забыть вместе со всем, что чего связывало с командой Какаши. Просто потому, что она напоминала ему мать, которая никогда не вернется?
— Или для меня все Учихи на одно лицо, — пошутила Джин.

***


Холодные красные глаза остановились на цели. Три томоэ вокруг зрачка зафиксировали ее, и быстрое движение руки отправило в полет кунай, который, со свистом разрезав воздух, вонзился манекену в голову. Учиха представил, что на месте манекена его недавний противник, после чего сложил печати.
— Обратная печать! — воскликнул он, и кунай скрылся в черной сфере, поглотившей пространство на метр вокруг себя, которая исчезла, унеся с собой все попавшие в радиус действия объекты.
— Вымещаете злобу, Саске-сан? — поинтересовался Минато, сидящий на ящиках с боеприпасами и задумчиво листавший книгу, на обложке которой зияло название "История о бесстрашном ниндзя". — Вы только и делаете, что швыряетесь предметами с самого нашего прибытия в деревню Скрытого Звука. Орочимару-сама обеспокоен Вашим состоянием.
— Совершенствую навыки, — отозвался Учиха, сделав акцент на этих словах, якобы под его занятием не скрывалось ничего больше. — А Орочимару-сама может не волноваться, я не один из его экспериментов и вполне могу прожить без инъекций всякой хрени и его советов.
— Могли бы и поблагодарить, — Намикадзе перевернул страницу, наградив Саске своей фирменной беззаботной улыбкой. — Я Вам жизнь спас. Хотя... Это получилось случайно, я забыл у Вас свой кунай. Не хотелось потом выгребать его из-под обломков. Так или иначе, я Ваш спаситель.
— И не только его, — в зал вошла девушка с длинными темными волосами, облаченная в светло-фиолетовые шортики, сетчатую рубашку и толстовку с наполовину расстегнутой молнией. У куноичи были светло-лавандовые глаза с едва видным на них змеиным зрачком. — Минато, мы тебе очень благодарны.
Намикадзе довольно кивнул и, захлопнув книжку, поспешил с комплиментом.
— Для того, кого давно считают покойником, Вы прекрасно выглядите, Орочимару-сама.
Саске бросил на него взгляд, полный неодобрения. Вроде бы искренние слова и улыбки светловолосого юноши в белом плаще казались ему слишком частыми и напоминали фальшь, присущая его бывшему партнеру в Корне, Саю.
— Кто бы говорил, — проговорил Учиха, погасив шаринганы.
Орочимару спустился по лестнице, начинающейся от дверного проема и встал на предпоследней ступеньке, облокотившись о перила.
— Саске-кун, ты всё, что уцелело после этой разрухи. Благодаря нашим усилиям. Теперь мы сами по себе, без Данзо и обязательств перед ним. Нам вовсе не обязательно было это делать. Будь благодарен, — прошипела девушка, раздраженно посмотрев на Учиху.
— Я не Ваш ученик, — процедил брюнет, посмотрев на нее с омерзением. Было противно знать, что в теле Хинаты находится змеиный саннин. — Но... Долг верну, как представится возможность.
— Чудно. А теперь дождемся Шина. Он сообщил о том, что выполнил мое поручение и появится с минуты на минуту, — отозвался ученый в теле Хьюги.
"Ну да, еще один прихвостень Орочимару, который пропустил все "веселье" из-за важной миссии. Что, интересно, могло быть важнее спасения господина Данзо? Вдобавок ко всему считает себя будущим клана Учиха, хотя даже не является его частью," — мрачно подумал Учиха.
В следующий миг, будто в подтверждение слов последнего живого члена Великой Троицы Конохи, в центре зала открылась пространственная воронка, из которой появилось сначала маленькое существо с единственным глазом красного цвета, из которого и разворачивалась техника, а потом и шиноби в черном плаще, под которым было спрятано изуродованное лицо.
— Ты нашел его? — нетерпеливо спросил Орочимару, обращаясь к подчиненному, как только пространственная воронка захлопнулась.
— Он сам нашел меня, — ответствовал Шин.
В следующий миг из пола вырос черно-белый силуэт, в глазах которого горели фиолетовые огоньки риннегана.

Глава 30. Вторая жизнь
— Что ты такое? На человека точно не похож, — процедил Саске, недобро посмотрев на черно-белую фигуру с зелеными волосами и риннеганами в глазах, выросшую из пола. Гость, которого Шин привел с собой, заставил Учиху напрячься. На нем был плащ Акацуки.
— Повежливее с гостями, Саске-сан, — примирительно поднимая руки, произнес Минато.
— Верь мне, Саске-кун, ибо я — великое прошлое твоего клана, — произнес незнакомец и перевел взгляд на темноволосую девушку, пред которой Шин склонил голову в поклоне, появившись из пространственной техники. — Рад нашей встрече, Орочимару. Меня зовут Зецу.
— Добро пожаловать в мою скромную обитель, — отозвалась девушка, Орочимару в которой выдавало выражение ее лица и потягивание звука "с", словно змеиное шипение. — Я сомневался, существуешь ли ты на самом деле или просто выдуманная людьми легенда. Настоящий лидер Акацуки... Все верили, что от вашей организации ничего не осталось. Ни слуху, ни духу. Пропали на столько лет.
— Прошлое моего клана? Что ты несешь? — процедил Учиха, насторожившись при павшем на него взгляде риннеганов.
— Я — наследие Учихи Мадары. Надеюсь, ты хоть раз читал это имя в учебниках или семейных манускриптах, — отозвался черно-белый с зелеными волосами. — Я — его душа и воля, я — дух клана Учиха.
Шин при этих словах немного поморщился. Это он всегда считал себя чем-то великим для клана Учиха, хотя на самом деле даже не являлся его частью.
— Не может быть... — Саске немного отшагнул назад.
— У меня еще будет время это доказать, — пробормотал Зецу, вновь повернувшись к Орочимару и Минато, стоявшего за его плечом. В голосе его прозвучали одновременно уважение и насмешка. — А ты знаешь, кого возвращать с того света.
— Боюсь, Вы ошибаетесь, Зецу-сан, — вежливо возразил Минато, ослепительно улыбнувшись. — Орочимару-сама вырастил меня сам из пробирки. Я — не Четвертый Хокаге. Хотя являюсь его точной молодой копией. Я — лучшее творение Орочимару-сама. Фактически, его сын.
— Хватит, Минато, — прервал его Орочимару, которому польстили его слова, но ученый считал нетактичным и даже опасным утомлять похвалами себе их гостя. — Значит, ты и есть тот, кто все знает о появившемся несколько лет назад Древе?
— Да. Можно сказать, я — хранитель этого древа, тот, кто защищает его, пока оно дремлет, — ответствовал Зецу.
— Дремлет? — переспросил Саске, подумав, что раз тот, в ком живет воля Учихи Мадары, приложил к появлению Древа свою руку, это теперь касается и его. Говорил Зецу весьма убедительно, поэтому Учиха мгновенно почувствовал перемену собственной неприязни к новому знакомому на уважение и интерес.
— Увы, оно появилось не так, как планировал Учиха Мадара. После того, как мои сторонники предали меня, а оставшиеся мне верные люди были убиты, пришлось все делать самому, — произнес лидер Акацуки. — Поэтому его пробуждение занимает больше времени.
— И что же будет, когда Древо пробудится? — поинтересовалась молодая версия Минато Намикадзе.
Зецу посмотрел на него и перевел таинственный взгляд на Орочимару.
— Мир изменится, — произнес Зецу. — Раз и навсегда! И я хочу, чтобы вы все в этом поучаствовали. Примкните ко мне, и тогда станете богами идеального Нового Мира, который мы создадим!

***


Страна Железа, край снега и скал, уже несколько лет жила в зловещей тени огромного дерева, чья верхушка терялась в небе. От этого здесь было постоянно темно и еще более холодно, чем раньше.
Тем не менее, выносливые местные жители в большинстве своем отказались покинуть родной дом и решили приспосабливаться к новым условиям. Находящееся на стыке великих стран государство по-прежнему было центром, в котором традиционно происходили собрания глав деревень. И этот раз не стал исключением. Был открыт новый Саммит Пяти Каге.
В просторном круглом зале началось заседание. Во главе стола сидели Мифуне и приглашенный гость — Дайме Страны Огня, остальные места занимали главы Суны, Кумо и Ивы, а так же кандидаты на пост Шестого Хокаге.
Низенький полный старичок нахмурил брови и задумчиво почесывал бороду. Мускулистый темнокожий Райкаге в белом распахнутом плаще похрустывал костяшками. Казекаге, мужчина в черном, с одной рукой из чистого золота, поглядывал на прочих участников собрания.
— Обсудив все детали с достопочтенным Дайме и прочими Каге, мы вынесли коллективное решение, что следующим Хокаге Деревни Скрытого Листа должен стать Майто Гай, — сообщил старик в самурайских доспехах.
Мужчина, стриженный под горшок, улыбнулся. Он сидел в самом дальнем углу, прислонив костыли к столу, и даже не знал, как реагировать на эту новость. Спаситель Конохи собрал на себе одобряющие взгляды глав клана Конохи, которые не были обижены таким решением.
— Спасибо. Я пока не в лучшей форме, но сделаю всё, что от меня зависит, чтобы в период моего правления Коноха оправилась от произошедшего и вернула себе Волю Огня! — махнул рукой новый Хокаге.
— Можете начинать прямо сейчас, — произнес Раса, положив на стол золотую руку. — Акацуки уцелели. Прямо здесь и сейчас один из них защищает это дерево.
— Это правда, — подтвердил Мифуне. — Сразу после появления этого странного дерева я попытался принять меры, велел своим самураям срубить его. Я посылал новые и новые отряды, но никто так и не вернулся, лишь в последний раз одному из моих самураев удалось уцелеть и сообщить мне об Акацуки, который сторожит древо.
— И, похоже, готовит что-то грандиозное и весьма опасное, — пробормотал Райкаге. — Мои ниндзя-сенсоры почувствовали чакру этого дерева задолго до того, как пересекли границы Страны Железа.
— Акацуки всегда опасны. Вспомните, что они сделали со всеми джинчурики. Где теперь Киригакуре и Деревня Скрытого Водопада? — процедил Казекаге, посмотрев на искусственную конечность, созданную из управляемого им золотого песка. Он вспомнил свое столкновение с двумя из организации, о которой все забыли. Именно в том бою он и лишился руки и потерял сына.
— Наши шиноби провели исследования. Чакра этого дерева — это соединенная чакра всех Биджу, — сообщил Тсучикаге. — Господин Мифуне, опасным стало это место.
Мифуне кивнул.
— Даже мы, самураи, ощущаем, как изменилась чакра в этой стране. Здесь происходят странные вещи, природные аномалии. И в последнее время такие случаи участились. Я думаю, это дерево, чем бы оно ни было на самом деле, пробуждается.
— Нужно объединить силы и одолеть Акацуки, — произнес Гай. — Глупо было отправлять самураев одних на такое дело. Если Акацуки так же сильны, как и прежде, что могут одолевать Хвостатых и разрушать деревни, мы сможем победить только работая сообща.
— Я согласен с Хокаге, — кивнул Райкаге. — Нужно создать альянс и разобраться с этим раз и навсегда.
— Но сколько нужно людей и сколько у нас времени? — пробормотал Казекаге. — И как нам бороться с тем, что готовят Акацуки, если мы даже не знаем, что это?
Старый Оноки откинулся на спинку кресла, поморщившись при этом и молясь, чтобы не защемило спину, обвел присутствующих серьезным взглядом и произнес:
— Вы слишком молоды, чтобы помнить старинные легенды... Было поверье о Мудреце Шести Путей и Хвостатом, который был столь силен, что мог уничтожить всё живое в мире. Мудрец одолел зверя и разделил его на девять частей. Так появились девять Хвостатых. Но они по-прежнему части единого целого. И если собрать их вместе, чем Акацуки и занимались три года назад, получится возродить Десятихвостого... Я услышал это, когда был совсем мальчишкой и считал сказкой, но теперь всё услышанное повторяется взаправду, я больше не считаю это вымыслом.
— Значит, легенда о Мудреце Рикудо не вымысел, — сказал Райкаге, нахмурившись. Эй тоже знал эту легенду, так как Кумо владела несколькими артефактами мудреца, служащими доказательствами его существования.
— Десятихвостый? Получается, дерево — это он? — удивился Майто.
— Да. И пока он дремлет, восстанавливая силы. Но всё говорит о том, что близок момент его пробуждения. И да поможет нам всем Рикудо Сеннин, если это всё же случится, — кивнул Тсучикаге.
— Вернемся в свои деревни, мобилизуем силы и нанесем удар, — предложил Раса, и все собравшиеся закивали. — Как одна большая армия. Как единый альянс...
— Значит, так и поступим, — произнес Мифуне. — Поздравляю, друзья. Мы только что приняли великое и правильное решение. Эта дата точно войдет в историю шиноби как день, изменивший мир.

***


Еще один день прошел для Конохи в ожидании возвращения представителей Скрытого Листа с Саммита Пяти Каге. Это ожидание вызывало волнение, ведь совсем скоро новое лицо пополнит ряд тех, что взирают на деревню со скалы, и на торжественной церемонии новый Хокаге обратится к жителям, вернет им надежду и скажет, что делать дальше.
А пока в Конохе продолжались восстановительные работы. Шиноби и обычные люди трудились в поте лица, и благодаря этому еще больше семей вернули себе дом. Совсем скоро им не придется ютиться под одной крышей над головой, и дела селения и его жителей вновь пойдут в гору.
— Ты чего грустишь, красавица? — спросил светловолосый юноша, одним прыжком поднявшись на балкон, где темноволосая девушка в гордом одиночестве наблюдала за плывущими по небу облаками.
Микото вздрогнула. Она так глубоко погрузилась в свои мысли, что появление Джокера оказалось для нее внезапным. Бывший джинчурики улыбнулся, достав из кармана карту. В следующий миг она взорвалась у него в руке белым облачком дыма, и на ее месте появилась красная роза, которую Наруто протянул Учихе.
Та тоже улыбнулась, приняв подарок и вдохнув сладкий аромат цветка. Ей всегда нравились цветы. И фокусы карточного мастера, которые никогда не надоедали.
— Почему одна?
— Кимико пошла веселиться с Ли, Тен-тен и Чоджи. Ведь у Какаши-сенсея сегодня был день рождения. Был бы... А я решила, что слишком устала, чтобы что-то праздновать, да и настроения нет.
— Здорово, что Кимико заводит новых друзей. Ей их не хватало, — произнес он.
Узумаки понимающе кивнул и, приблизившись, обнял Учиху за талию.
— А ты тут что делаешь? — поинтересовалась Микото, посмотрев в его фиолетовые глаза и немного повеселев. — Как же игра? Ты редко отказываешься от шанса унизить Шикамару в "Дураке".
— Знаешь, я ведь тоже иногда устаю от карт, — вздохнул он. — Я просто хотелось немного побыть с тобой.
Он повернул ее к себе. Микото, зная, что будет дальше, привстала на носочки, и их губы слились в поцелуе. Закрыв глаза, она ощутила легкость и тепло. Сейчас она ни о чем не думала.
— Но в чем же все-таки дело? — спросил Узумаки, отстранившись и почувствовав, что девушку гложет что-то еще.
— Есть одна вещь, которая никак не дает мне покоя, — призналась Микото. — Тебе стоит на это взглянуть.
Они покинули балкон, пройдя в комнату, освещенную люстрой на потолке, которую Наруто даже, кажется, вспомнил.
— Знаешь, я ведь никогда не был у Саске. Разве что в ту ночь, когда Итачи... Неважно, — пробормотал он.
— Он не любил принимать гостей, — согласилась Микото и, пройдя к комоду у стены, взглянув в зеркало и поправив локон, спавший на лицо, взяла семейную фотографию. Посмотрев на нее задумчивым взглядом, она повернулась к Наруто и протянула ее ему.
Взяв фотографию, Узумаки напрягся, поскольку первым, на кого он обратил внимание на снимке, был Итачи.
— Что ты видишь?
— Это семья Саске. Его брат, отец и мать, — ответил джинчурики, чувствуя, как мысли перемешиваются в его сознании. Не случайно Микото обратила внимание на эту фотографию. Неужели настал тот день, когда она что-то заподозрила?
— Что еще? — задала Микото новый вопрос, всматриваясь в лицо Узумаки и видя, что тот о чем-то задумался.
— Мать Саске. Ты на нее похожа, — озвучил Наруто мысль, которая не давала Учихе покоя все это время.
— Вот и Кимико мне это сказала. Только я не просто похожа. Я — точная ее копия. Видишь эту родинку на шее? У нее была такая же, — сказала она и притихла. — Наруто, мне страшно...
Джинчурики вздохнул и, подойдя к комоду, поставил фотографию на место.
— Я должен тебе кое-что рассказать. Давно надо было. Но до недавнего времени я не был уверен... — пробормотал он.
— Что сказать? — быстро спросила Микото.
Наруто кивком попросил ее сесть на кровать, прошелся туда-сюда по комнате и, собравшись с мыслями, произнес:
— Много лет назад здесь, в этой самой комнате, произошло страшное. Родителей Саске убивал Итачи, и я стал тому свидетелем. Отца он уже прикончил, а мать Саске была тяжело ранена и истекала кровью. Сам Саске, видимо, был под влиянием какой-то техники. Я попытался вмешаться и что-то предпринять.
Микото удивленно посмотрела на него, прикинув, как давно это было и как юн тогда был Узумаки. Неужели уже тогда он знал какие-то техники и не побоялся выступить против брата Саске?
— Я метнул в Итачи карту и использовал одну из первых техник, которые я пытался освоить. Но, видимо, где-то я допустил ошибку.
— И что произошло? — поинтересовалась Учиха, затаив дыхание.
— Дальше я ничего не помню. Меня отбросило назад, и я очнулся уже в госпитале. И там впервые увидел тебя, — сказал Наруто.
— И как эти события связаны? — не поняла Микото.
— Будучи в плену у Данзо, я встретился с Орочимару. Он многое знает о техниках. Он рассказал мне о том, как на самом деле сработала моя техника, — Узумаки выдержал паузу. — Эта техника сработала не на Итачи. Он успел быстро исчезнуть. Она сработала на матери Саске.
— И что же сделала эта техника? — тихо спросила девушка, которую уже посетили страшные догадки.
— Превратила ее... в тебя. Это дзюцу вернуло ее в детство и стерло всю память. Когда ты очнулась, бродила по уничтоженному кварталу, и тебя нашли АНБУ Третьего, ты помнила только свое имя... ее имя. Микото, ты — та самая Микото Учиха, единственная Микото Учиха.
Девушка застыла, переваривая всё выслушанное с выражением полного ужаса на лице.
— Ты всегда старалась вспомнить хоть что-нибудь, узнать что-то о своей семье. Но все воспоминания были стерты. И это сделал я. Прости... — выдавил Узумаки, остановившись и посмотрев на девушку, глаза которые были абсолютно пусты.
Она смотрела в одну точку перед собой, чувствуя, как весь мир переворачивается. Ее посетило осознание того, что она когда-то уже была взрослой женщиной, чьей-то женой, чьей-то матерью... И всё это кануло в небытие, а ее жизнь началась с чистого листа.
— Как такое может быть? — прошептала она, прикоснувшись ладонью к животу. — Получается, я мать Саске и... мать Итачи?! Я же просто не могу ей быть!
— Ты была ей когда-то, перед тем, как стать другим человеком, — с печалью сообщил ей Наруто. — Живым человеком, прекрасным человеком. Тем, кого я люблю.
Она подняла на него удивленный взгляд. Эти слова звучали так искренне. Редко у Джокера был такой тон. Но сейчас он был как открытая книга.
— Но это я виноват в том, что произошло. И уже не могу тебя обманывать.
— Ты спас мне жизнь... — произнесла Микото. — Думаю, если бы не эта техника, я бы умерла.
Узумаки кивнул.
— Но вместе с этим я тебя уничтожил, — добавил он, чувствуя вину, которую никогда не искупит.
Микото посмотрела на фотографию, на которой остановился луч вечернего солнца, освещавший ее взрослую версию в окружении собственной семьи. Семьи, которой у Учихи, как она думала, никогда не было, и которая, как оказалось, на самом деле была у нее всегда.
— Спасибо, — промолвила она, стирая слезу, скатившуюся по щеке. От всего, что она узнала, девушку переполняли эмоции. — Ты же не дал мне умереть, и это главное, пусть даже это получилось случайно. Спасибо, что рассказал мне.
Наруто вздохнул. Глядя на Учиху, которая боролась с собственными чувствами и слезами, ему стало неуютно. Впрочем, осознание того, что теперь она всё знает, освободило его от тяжкого груза.
— Я все это время чувствовала связь с Саске и не могла ее объяснить. Мне казалось, мы не просто члены одного клана, а семья. Так ведь и было! А он ни о чем не знал... И считал меня пародией на свою мать. Или самозванкой, присвоившей ее имя...
Девушка всхлипнула и вновь вытерла слезы.
— Наверное, я лучше тебя оставлю, — пробормотал Наруто, думая, что уже вряд ли чем-то поможет. Что могли дать его утешения? Они уже вряд ли что-то изменят. Он посмотрел на фотографию, где рядом с Микото был мужчина в синем халате, в чьем мрачном лице угадывались общие с детьми черты. — Вот кто должен быть с тобой, а не я...
Микото улыбнулась.
— Дурак! Я же даже не помню его. Как можно любить давно умершего незнакомца? — кажется, в ее голосе прозвучала насмешка. — Да у нас же с ним, получается, физически ничего не было.
— Угу, кроме детей, — возразил бывший джинчурики.
Девушка перестала ронять слезы и захохотала.
— У меня есть дом, семья, дети... И один из них, пытавшийся меня убить, старше меня на несколько лет, — сквозь смех выдавила она. — А другой был все это время рядом, даже не подозревая, кто я.
Наруто улыбнулся. Это и правда звучало до ужаса нелепо. Но фактически являлось правдой.
— Жизнь никогда не была такой сложной, верно?
Учиха вздохнула и откинулась на кровать, плюхнувшись на мягкую постель и глядя на потолок.
— Наоборот, все в один миг стало очень просто, — призналась она, чувствуя, как гамма переполняющих ее чувств потихоньку остывает. Она подняла голову и посмотрела на Узумаки. — Я по-прежнему я. И моя прошлая жизнь не может перечеркнуть эту.
Джокер тоже вздохнул с облегчением и присел на кровать. Ему тоже стало легко от осознания того, что теперь всё на своих местах.
— Рад, что ты так думаешь. Ты хочешь, чтобы я остался?
На его плечи легли ее руки, и в следующий миг Учиха заставила блондина лечь на кровать, а сама ловко оказалась сверху, над ним. Их взгляды встретились.
— Конечно. Я ведь теперь люблю тебя еще больше, — произнесла она, глядя в его фиолетовые глаза. — В этой жизни я твоя и ничья больше.
Наруто вздрогнул и улыбнулся.
— Я тоже люблю те... — Микото не позволила ему договорить то, что и так было очевидно. Она заткнула ему рот нежным поцелуем, закрыв глаза и растворяясь в порыве любви.
Долгий и страстный поцелуй с объятиями перетек в нечто иное, когда руки Микото переместились на его плащ и распахнули его в разные стороны, демонстрируя испещренный боевыми шрамами торс и живот с печатью, превратившуюся в мертвую татуировку.
— Ты и правда этого хочешь? — спросил он, все еще неуверенно.
— Я — да. И очень обижусь, если ты — нет! — в глазах Микото сверкнули озорные искорки.
Больше Узумаки медлить не стал. Приподнявшись на кровати, он скинул с себя плащ, отбросив его в угол комнаты. Учиха смогла оценить, как окреп и возмужал Наруто за все эти годы и подивилась тому, что теперь его руки до самых плеч были в татуировках в виде карт. В сочетании с крепкими рельефными мышцами это смотрелось очень красиво. Сразу после этого его руки оказались на застежках жилета Микото, с которыми блондин не стал долго мучиться и попросту разорвал его, также откинув в сторону. Учихе это понравилось.
Руки ее скользнули по животу парня и оказались на молнии его брюк, под которыми что-то уже возбужденно топорщилось. Она помогла ему избавиться от одежды, и тогда Наруто вновь заставил ее оказаться снизу, стягивая с девушки футболку, шорты и нижнее белье черного цвета.
Когда они оказались абсолютно нагими, Джокер приник поцелуем к ее шее, заставив Учиху вздрогнуть и изогнуться от наслаждения, разлившегося по всему телу, после чего стал опускаться ниже, одаряя ласками ее ключицы, красивую грудь с возбужденными сосками и животик. Сейчас он был движим не животной страстью, а в первую очередь любовью и желанием подарить любимой наслаждение.
Та вновь выгнулась и издала протяжный стон, когда объектом ласк Наруто стало ее самое сокровенное место, которым Узумаки занялся особо старательно, раздвинув ее ноги, дрожащие от его действий. Учиха закатила глаза и, закусив губу, издавала стоны наслаждения, ощущая накатывающие волны тепла от ласк возлюбленного.
— Сделай это, пожалуйста, — выдохнула она, поняв, что жаждет большего.
Тот уже и сам собирался приступить к следующему этапу. Переместившись выше и поцеловав девушку, он закинул ее ноги себе на плечи, а потом помог себе рукой и направил окрепшую возбужденную плоть Микото внутрь. Она вздрогнула и ойкнула от боли, чувствуя, как бывший джинчурики разрывает возникшую на пути преграду, чтобы погрузиться в нее полностью. Осторожно довершив начатое, он приступил к действиям, совершая медленные поступательные движения взад-вперед и давая девушке привыкнуть к ощущениям. Боль отступила, и тогда та, сжимая в руках простынь, начала поддаваться ему навстречу, тем самым призывая Узумаки двигаться быстрее. Их вздохи и стоны стали громче.
Борясь с желанием поскорее закончить начатое, Узумаки вышел из Микото, перевернув ее и поставив на колени. Упершись руками в мокрую постель со следами крови, Учиха почувствовала, как пристроившийся сзади парень вновь проникает внутрь. Его руки легли на ее ягодицы, слегка раздвигая их, что добавляло остроты ощущениям. От толчков груди Микото покачивались в такт ее вздохам. Она закрыла глаза, чувствуя, как с каждым движением приближается волна ощущений, которые она испытывала впервые за свою новую жизнь. Ее возлюбленный тоже был близок к финалу. Он ускорил темп и вошел до упора, извергаясь горячей, словно огонь, жидкостью внутрь.
Освободившись из горячего влажного плена, он лег рядом, восстанавливая дыхание и прислушиваясь к своим ощущениям.
— Мне было так хорошо, — прошептала Учиха ему на ухо, поцеловав в щеку. Словно довольная кошка, она прильнула к нему, и Узумаки обнял девушку, испытывая удовольствия от того, каким теплым было ее тело.
— О да, это было прекрасно!

Глава 31. Секретная миссия "Черный Ворон"
Они шли нога в ногу, крепко взявшись за руки и чувствуя волнение, переполняющее их. Это тепло было чем-то вроде целебного эликсира, затягивающего многочисленные раны на прошлом парня и девушки. Оно было способно перебороть что угодно, даже то, что ждало их впереди.
В памяти мимолетно пронесся вчерашний вечер, когда в день возвращения в Коноху Майто Гай, провозглашенный на Саммите Пяти Каге Шестым Хокаге деревни, выступил перед толпами шиноби и обычных людей, заполнивших улицы.
— Грядёт нечто, угрожающее всему человечеству. И нам предстоит дать этому нечто отпор. Не время нам сейчас воевать с соседями, а им – с нами. Мы все должны объединиться и дать отпор злу, которое еще возможно остановить. Нам будут мешать Акацуки и их сторонники, но вместе мы сможем одолеть врага и принести безопасность в мир, где живем мы и наши близкие. И тогда восторжествует Сила Юности! – объявил Гай, облаченный в традиционные одежды Хокаге и поправляя на голове шляпу.
Люди встретили героя Конохи восторженными возгласами и выразили желание во что бы то ни стало приложить руку к спасению мира. За следующий день в армию Объединенного Альянса Шиноби вызвалось огромное количество добровольцев.
Ранним утром Хокаге вызвал к себе Наруто и Кимико, чтобы те рассказали все, что знают об Акацуки, и выявить их возможные слабости. Микото тоже присутствовала, поскольку эта информация могла быть связана с Итачи. А после откровения Узумаки у девушки появилось ощущение, что встретиться с Учихой-старшим ей просто необходимо.
Кимико, неуверенно посмотрев сначала на подругу, которая поддержала ее кивком, потом на Наруто, чьи фиолетовые глаза были задумчиво устремлены на портрет Четвертого Хокаге на стене.
— Некогда я была кандидатом на вступление в Акацуки. Мои способности были более чем интересны Лидеру, его звали Пэйн. Этот человек испытывал меня, задаваясь вопросом, подхожу ли я Акацуки. Он внушал в меня страх и обладал воистину божественной силой… — юная Хатаке перечислила прочих членов организации, которых ей довелось повидать и рассказала все, что запомнила. – Но когда мы с Джокером сбежали из Амегакуре, мы встретились с Итачи, он сказал, что Акацуки больше нет, и Пэйн мертв. Теперь Итачи глава деревни, прикрываясь маской давно погибшего человека. Зная его, я бы предположила, что он не имеет отношения к тому жуткому дереву с зловещей чакрой, о котором Вы рассказали.
— Выходит, Итачи последний член Акацуки. И он тут ни при чем… Нет, я полагаю, уцелел кто-то еще. И очень возможно, что Древо и все странные вещи, которые происходят вокруг него, его дело. Самураи Страны Железа были ему как орешки. Посмотрим, как он выстоит в одиночку против Объединенного Альянса!
— Выходит, мы отправляемся в Страну Железа, чтобы его уничтожить? Все? Как одна большая армия? – поинтересовался Джокер, задумчиво посмотрев на Майто, который сложил руки в замок и посмотрел на Кимико.
— Вы трое – нет. Я хочу, чтобы вы отправились в Амегакуре. И встретились с Итачи.
— Что? – не поверила своим ушам Микото. Меньше всего она ожидала, что Шестой Хокаге примет такое решение.
— Я сказал, что ВСЕ должны объединиться, — напомнил Гай, улыбнувшись и поняв, что озадачил всех троих юных шиноби. – В том числе, давние враги.
Он посмотрел на Наруто, который сжал кулаки при упоминании имени брата Саске. Ведь именно тот некогда помог Акацуки поймать его и избавить от Девятихвостого.
— Итачи не будет нам помогать, ему это как минимум невыгодно. К тому же, мы не знаем наверняка, на чьей он стороне, — произнес Узумаки.
— Я смогу его убедить, — произнесла Микото тихо.
— Тогда считайте это своей миссией ранга S под названием «Черный Ворон». Наша задача сейчас найти как можно больше союзников, напомню, сейчас в нашем Альянсе не хватает одной Великой Деревни, — кивнул Шестой. – К тому же, Итачи – бывший шиноби Конохи. И без него Коноха не будет так сильна, какой должна быть.
Микото улыбнулась. Похоже, Гай обещал стать самым необычным из Хокаге. Его мышление кардинально отличалось от того, как привыкли думать обычные люди. Вряд ли Третий бы принял такое решение, на которое отважился Зеленый Зверь.
— Отправляйтесь и сделайте это во имя Силы Юности, — заявил Гай. — Вы будете подмогой в самый нужный час. А я поведу наше войско.
Они продолжали свой путь. Позади осталась долгая дорога, которую команда преодолела в рекордные сроки. А впереди вырисовались мрачные очертания города с небоскребами, над которым как всегда клубились тучи, обрушивающие на Амегакуре бесконечный дождь. Руки Наруто и Микото сжали друг друга. Первый испытывал сложные чувства, вернувшись в свой «второй дом», где прятался и набирался сил несколько долгих лет. Вторая же замерла, чувствуя, что где-то там, среди протыкающих небосвод башен, находится Итачи, ее плоть и кровь, он наверняка даже не подозревает о том, кто она такая на самом деле. Кимико посмотрела на друзей, невольно опустив взгляд на их руки, и вхдохнула. Как и Джокеру, вернуться в это место ей было непросто.
— И что дальше? Ворвемся внутрь и будем искать Итачи? – спросила Учиха неуверенно.
Она вытерла тыльной стороной руки щеку, на которую с неба сорвалась капля воды.
— Уже не нужно, он и так знает, что мы здесь, — произнесла Кимико, заметив это.
Наруто стиснул зубы и отступил на полшага назад, устремив фиолетовые глаза на стаю воронов, которая вылетела из густых туч и, извещая всех о своем приближении громкими криками, полетела к ним. В следующий миг птицы, громко хлопая крыльями и продолжая пугающе каркать, образовали собой воронку, в которой появился брюнет в плаще с узором красных облаков на черной ткани.
— Итачи… — произнес Джокер.
Черные глаза, в которых зажглись красные огоньки, устремились на блондина в фиолетовом плаще. В них был недобрый холод.
— Кажется, я ясно выразился, чтобы вы не возвращались, — произнес Учиха, посмотрев на Наруто и Кимико.
«Это он! Итачи!»
«Проклятье, как у меня чешутся руки его уничтожить!»
— Не очень то и хотелось. Кажется, Шестой придумал плохой план, — процедил Узумаки, и его рука медленно потянулась к карману с колодой карт.
— Стой, — Кимико схватила его за руку. – Мы сюда не за тем пришли. Помни, какова наша миссия.
Бывший джинчурики вздрогнул, но руку все же убрал, смерив Кимико негодующим взглядом, а потом медленно кивнув.
«Проклятье. Она права», — подумал картежник.
«Кимико куда больше похожа на шиноби деревни, чем я. Думает о миссии, а не о мести», — пронеслось в его голове со следующим порывом мыслей.
«Вся к Какаши-сенсея», — усмехнулся Наруто вдобавок про себя.
— Итачи. мы пришли с миром. Помнишь, ты сказал, что мы больше не враги? – обратилась юная Хатаке к Учихе.
— И так же сказал, что мне нет до вас дела, — напомнил Итачи, давая беловолосой куноичи с зелеными глазами понять, что на поддержку они с Наруто могут не рассчитывать.
— А до меня? – спросила Микото, выступив вперед и обращая внимание старшего брата Саске на себя. Когда она поймала на себе взгляд красных глаз з тремя томоэ, то вздрогнула.
— А ты то тут что делаешь, мама… — буркнул он, выделив последнее слово.
— Что ты сказал? – прошептала Кимико.
— Так… Значит, ты знаешь, — выдавила Микото, чувствуя, как чаще забилось в груди сердце. – Сам обо всем догадался.
— При нашей прошлой встрече, — кивнул Учиха. – Прости за то, что было. Знай я, что ты – это ты уже тогда, все бы изменилось.
— Итачи… Какие чувства я у тебя вызываю? – произнесла мать, понимая, что тот не испытывает к ней неприязни. Но и теплых чувств не показывает.
— Горе. И раскаяние за то, что я совершил, — отозвался тот угрюмо. – Но на все мои деяния были свои причины. Я ничего не делал просто так.
— Саске ничего не знает? – спросила Кимико, удивленная таким поворотом событий, хотя именно она и заметила сходство Микото с матерью Саске.
— Нет. И так же он не знает, где ты, — произнес Наруто и обратился к Итачи. – Я сдержал слово, ничего ему не сказал. Саске работал с Данзо. Он стал другим. И в итоге ушел из деревни, как и ты.
— Вот как, — пробормотал Учиха.
— Раз уж теперь ты знаешь о своей связи с Микото, может, присоединишься к нам и вернешь Конохе старый долг? – нехотя предложил Джокер, поигрывая картами в кармане. — Хокаге сказал, нам нужна Пятая Великая Деревня взамен Киригакуре. Нам понадобится твоя армия.
Итачи задумчиво оглянулся на деревню, в которой продолжал идти дождь. Учиха вздохнул.
— Помоги нам, ты и так много всего натворил, — произнесла Микото. – Пришло время искупить свою вину. Нам нужно во что бы то ни стало остановить того, кто охраняет Древо, и уничтожить его.
— Зецу… Так вы в курсе, — пробормотал Учиха-старший. – Он готовит что-то грандиозное. Неудивительно, что сейчас даже Великие Деревни это заметили.
— Зецу? – переспросил Наруто.
— Последний уцелевший член Акацуки помимо меня. Я все это время думал, что Тоби всем заправляет, строит свой план, отличный от нашего с Нагато, но на самом деле все это время негласным лидером Акацуки был он… — пробормотал Итачи. – И один бог знает, на что он способен. Он всегда был самым скрытным.
— Ты пытался остановить его? – спросила Кимико, вспоминая Зецу, существо из двух половинок, черной и белой.
— У него глаза Нагато… Пэйна. И безграничная власть, против которой я бессилен, — мотнул головой Учиха.
— Так что все-таки произошло с Акацуки? – спросил Наруто, окончательно запутавшись.
— Мы истребили друг друга. У Пэйна и Тоби были разные взгляды на будущее организации и этого мира. И единственный способ решить этот вопрос была битва, в результате которой исчезла Киригакуре. В ней Акацуки поубивали друг друга, и в живых остались только я и Зецу, — пробормотал Итачи. – У Пэйна была идея создать лучший мир. У Тоби были свои взгляды на то, каким должен стать этот лучший мир. Но сейчас само понятие мира находится под угрозой, и я никогда не узнаю, кто из них был прав, если его уничтожат.
— Значит, ты с нами? – удивилась Микото. Она не ожидала, что сын так быстро согласится. Но одного взгляда было достаточно, чтобы дать понять, что все это ради нее. Как Итачи ни пытался скрыть эмоции, определенные мелочи не смогли остаться без внимания Учихи. Ведь она была его матерью, хоть и не помнила, каково это.
— Я и моя деревня, — кивнул Итачи.

***


— А вот и они, — пробормотало черно-белое существо, стоящее на одном из величественных корней Древа, впивавшихся в землю. Издалека можно было заметить приближение армии Объединенного Альянса Шиноби. Воистину громким был их марш. Бесчисленное войско приближалось к древу, а вели его Четверо Каге и Мифуне.
— Значит, армия Четырех Великих деревень? И всё ради того, чтобы уничтожить тебя и это дерево? – ухмыльнулся Саске, стоя от Акацуки слева.
— Это не просто Древо, Саске-кун. Это нечто за гранью твоего воображения. То, что породило на свет шиноби. Моя мать, — загадочно ответствовал Зецу, повернув голову в его сторону и одарив брюнета взглядом риннеганов.
— Кагуя Ооцуцуки, та, кто принес в этот мир чакру, — прошипел Орочимару, стоявший по правую руку от черно-белого союзника, обещавшего им новый мир и господство в нем. – Это обещает быть интересным.
— Как здорово, — улыбнулся Минато рядом с создателем, глядя на приближающуюся армию. – Удивительно слаженно для тех, кто некогда вел кровопролитные войны друг с другом. Орочимару-сама, мне кажется, это просто великолепно.
— Что ж, поприветствуем наших гостей, — промолвил Зецу и переглянулся с ученым в теле девушки. Тот кивнул.
Они одновременно начали складывать разные печати, и в следующий миг на пути объединенных сил Альянса Шиноби выросла армия Белых Зецу, появившихся из-под земли. А за ними, на последнем рубеже к Древу, из земли выдвинулось несколько гробов. Когда они полностью выскочили из почвы, крышки гробов откинулись, и из мглы неизвестности на твердую землю Страны Железа ступили те, чьих ног в этом мире не было уже давно.
— Вот что великолепно. Армия, идеальная во всем, — ухмыльнулся Учиха Шин, замыкающий их шеренгу, окидывая взглядом шаринганов легион белых клонов.
— Пэйн, Конан, Дейдара, Кисаме, Сасори, Хидан, Какузу и Тоби, — пробормотал Зецу. – И все теперь подчинены моей воле? Это впечатляет.
— Спасибо, — отозвался Орочимару. В теле Хинаты он мог брать еще более ужасающие интонации. – Это далеко не всё, на что я способен. Самое интересное ты увидишь потом.
Темноволосая девушка с уже заметно побледневшей кожей устремила взгляд на силы Альянса, которые остановились, не зная, что делать. Несмотря на свою численность, такого противостояния они явно не ждали.
— Что ж, тогда и нам следует вмешаться, — произнес Саске, потянувшись к танто и готовясь спрыгнуть вниз, чтобы пополнить ряды Белых Зецу.
— Побереги силы, Саске-кун. Пока что этим займусь я и наши мертвые марионетки, — остановил его Зецу. – Может, ваша помощь и не потребуется вовсе. Я поглощу достаточно чакры, чтобы Древо пробудилось! Когда мать вернется к жизни, этот мир станет другим. И вам всем уготовано в нем особое место.
— Долго ли простоят Ваши клоны против Четырех Каге? = усомнился Минато.
— Они еще удивять тебя, Минато-кун, — усмехнулся Орочимару, будто зная наперед, что произойдет дальше.
Тем временем, другая армия осмысляла появившееся перед ними войско как реальную угрозу и перегруппировалась.
— Интересно, где Наруто и Микото? – поинтересовался Чоджи. Чтобы побороть волнение, они с товарищами переговаривались между собой.
— Да и Кимико куда-то запропастилась, — заметил Неджи.
— Они не могли пропасть просто так, — пробормотал Шикамару, посмотрев на друзей уверенно. – Думаю, Хокаге поручил им что-то срочное.
— Наверняка Гай-сенсей отправил их на секретную миссию, — поддержал его Ли.
— Что может быть срочнее другой, самой грандиозной в истории шиноби миссии, на которую отправились все Четыре Великих Деревни разом? – усмехнулась Тен-тен.
Их разговор прервался, когда на пути шиноби выросли белые человекообразные существа, сразу образовавшие ровный строй вражеской армии.
— Армия, следовать за своими Каге! – воскликнул Гай, облачившийся на этот раз в привычное зеленое трико. Лучшей стратегией было, чтобы Каге возглавляли армии своих селений и вели их в бой, зная слабости и сильные стороны собственных солдат. Такая тактика была предложена именно Майто, который продолжал удивлять всех своими необычными действиями в роли Шестого Хокаге.
— Перегруппироваться! – прокряхтел Третий Тсучикаге, старичок, который словно по волшебству завис в воздухе в метре над землей. В следующий миг армия исполнила приказ, мгновенно перестроившись в пять длинных колонн.
— Вперед! – крикнул облаченный в черную боевую форму Раса, подняв вверх золотую руку и тем самым давая сигнал своим людям выстроиться соответствующим образом.
— Уничтожим их! – поддержал Казекаге и Хокаге темнокожий атлет Четвертый Райкаге в белом плаще.
— Самураи, к оружию! – скомандовал Мифуне своим отрядам.
Зецу, видевший и слышавший благодаря своему риннегану все, что происходило, улыбнулся. Все шло по его плану.
— Да начнется игра, — произнес черно-белый злодей, сверкнув фиолетовыми глазами.

BlackRaven
Каратель




 
Сообщения: 754
Откуда: С фикбука)

Сообщение BlackRaven » 03 окт 2017, 00:41

Глава 32. Противостояние

Полчищам одинаковых белых тварей, смахивающих на людей, не было конца. Ожесточенный бой, наверное, не уступающий в масштабности битвам времен Великих Войн, не спешил заканчиваться. Объединенная армия шиноби продолжала пробиваться к Великому Древу, где ее поджидали те, кто пока не стремился вступать в бой. Они лишь наблюдали за тем, как в кровопролитной схватке гибнут люди и уничтожаются Белые Зецу. Но какое дело было до расходного материала, когда на кону судьба мира, которую этим пятерым предстояло взять в свои руки после того, как всё закончится.
— Узрите мое искусство! А-ха-ха-ха-ха! – над самым успешным отрядом армии пронеслась огромная белая птица, несущая на себе длинноволосого шиноби в плаще Акацуки. – Взрыв!
Множество маленьких бомбочек обрушилось вниз, и в следующий миг серия взрывов проредила войско, вновь дав Белым Зецу преимущество. Дейдара, довольно усмехнувшись, окинул плоды своих усилий восторженным взглядом.
С другого фланга на армию налетела Конан, и облако бумажных сюрикенов тоже оставило бы много жертв, если бы не каменная стена, которую несколько ниндзя воздвигли сообща, быстро сложив нужные печати, и тем самым уберегли немало жизней, в том числе, свои собственные.
— Стихия Воды: Множественные акульи бомбы! – Кисаме, также воскрешенный техникой Орочимару, не скупился на дзюцу. Сначала его враги были смыты мощной волной, созданной похожим на акулу шиноби прямо из воздуха, теперь же водяные снаряды в форме акул поражали тех, кто выстоял после первой атаки.
— Множественные отравленные иглы! – рыжеволосая кукла, практически неотличимая от человека, парящая на крыльях с вращающимися металлическими элементами, разинула рот, и в неприятелей выстрелили сенбоны, смазанные смертоносным ядом.
Невдалеке косой орудовал бесстрашный пепловолосый ниндзя с оголенным торсом, поскольку плащ сковывал движения, а чтобы управиться с таким экзотическим оружием, требовалась абсолютная их свобода.
Ниндзя в тряпичной маске и капюшоне, призвавший четыре существа в масках из черной субстанции, теснил противников мощью всех пяти стихий, а сам периодически врывался в толпу врагов и атаковал их врукопашную, выстреливая отделяющимися от тела руками и ломая шеи каменной хваткой.
— Божественное притяжение, — промолвил бывший Лидер Акацуки, призванный в своем настоящем теле и создавший себе три металлические опоры вместо слабых ног. В его глазах горел риннеган, впрочем, очень тускло. Ведь это были не настоящие глаза, а репродукция, созданная техникой Эдо Тенсей. Он силой мысли притянул к себе жертву и всаживая выдвинувшийся из ладони металлический стержень прямо ей в голову. Мощный удар пробил череп, и окровавленный острый конец трубы вышел из затылка бедняги вместе с остатками мозгов, превратившихся в кашу.
— Стихия Огня: Дикий танец! – воскликнул ниндзя, половина лица которого была обезображена шрамами. Он больше не скрывался под маской. После того, как шиноби выдохнул мощный поток огня, Мангеке Шаринган в его глазу крутанулся, искажая пространство, и превращая огненную струю в спираль из пламени, несущуюся на врагов.
Черно-белый человек окинул оценивающим взглядом плоды стараний безумного ученого, благодаря технике которого его армия стала гораздо сильнее, и посмотрел на темноволосую девушку, в теле которой теперь обитал Орочимару.
— Они бьются так, словно конфликта, разделившего их, и не было вовсе. Даже Нагато и Обито подчиняются нам безоговорочно, — пробормотал Зецу.
— Мертвые полностью под властью моей техники, — бывшая Хината облизнулась, и хотя язык ее не успел превратиться в змеиный, Хьюгу с новым голосом, взглядом и привычками Орочимару в этой девушке было уже не узнать. — Как Белые Зецу под властью твоей. Впрочем, за подчинение их воли пришлось пожертвовать частью их силы.
— Чего и следовало ожидать от Орочимару-сама, — улыбнулся Минато. – Если бы не эти ужасные трещины на их лицах, их было бы невозможно отличить от настоящих Акацуки!
Намикадзе словил неодобрительный взгляд Шина, чьи красные глаза сверкнули из-под капюшона.
Саске, последний из пятерки, которой суждено было править новым миром, устремил взгляд туда, где перегруппировавшиеся силы шиноби давали Белым Зецу и Акацуки отпор. Красные огоньки в глазах Учихи сверкнули, и он увидел, как один из Акацуки отлетает назад от мощного удара ноги, сшибая собой белых союзников.
— Столько времени прошло, но я не мог не узнать тебя. Значит, ты всё-таки выжил, Обито… — пробормотал Гай, вставая в вызывающую боевую стойку, пока тот поднимался на ноги. – Что с тобой стало и как ты оказался в Акацуки? Неужели забыл всё, что тебе было дорого?
Человек с обезображенным лицом не ответил. Встав, он устремил недобрый взгляд на Шестого Хокаге, после чего шаринган в глазу Акацуки крутанулся, и ниндзя исчез в пространственной воронке, появляясь из нее же позади Майто.
Тот успел отскочить лишь благодаря своей скорости и хорошо развитой реакции. В противном случае Зеленый Зверь Конохи оказался бы нанизан на острые ветки, выдвинувшиеся у Обито из руки.
Отпрыгнув с эффектным переворотом назад, Гай вновь встал в боевую стойку и нахмурился.
— Сила Первого… Значит, и ты тоже… — произнес Хокаге, вспоминая Данзо. – Почему она всегда достается плохим людям?
— Шинра Тенсей! – услышал Майто чей-то голос и тут же поспешил вновь ретироваться.
Тощий красноволосый мужчина с риннеганом, передвигающийся с помощью конструкции с тремя опорами, применил одно из самых грозных дзюцу этих глаз, правда, не в полной его силе, и все ниндзя в радиусе пятнадцати метров либо были впечатаны силой гравитационного поля в землю, либо были отброшены телекинетической волной в разные стороны. Сам Гай едва успел выйти из поля действия техники и, оглянувшись еще в прыжке, увидел, что техника создала вокруг Акацуки кратер со множеством тел.
— Плохи мои дела. Сразу двое… Впрочем, вы не на того Каге нарвались, ребята. В моих жилах течет Сила Юности! – заявил Хокаге, приземляясь и концентрируя чакру в теле. – Шестые Врата! Врата Прозрения! Откройтесь.
Новую гигантскую волну, норовящую смыть подступающихся к Кисаме шиноби, остановила стена из золотого песка, выросшая перед злодеем, когда человек в черном, одна рука которого тоже была создана из золотых песчинок, появился, чтобы защитить свою армию. Это был Четвертый Казекаге собственной персоной. И, видимо, Кисаме тоже не мог не узнать того, с кем сражался незадолго до своей смерти.
Синекожий здоровяк, оскалил острые акульи зубы. Вместе с маленькими трещинами по всему лицу он выглядел еще более жутким. Он оценивающе посмотрел на искусственную руку Казекаге, будто припоминая, что с ней связана особая история, к которой он имеет отношение.
— Эту ты точно не откусишь, — парировал мужчина острое замечание, не забывая о том, как именно нукенин Деревни Скрытого Тумана лишил его руки. – Я отомщу за сына.
После того, как вода растеклась во все стороны, Раса движением рук подтянул к себе золотой песок, создавая из него кокон, защитивший его от отравленных сенбонов Сасори, который при виде Казекаге не смог отказать себе в удовольствии сразиться с ним.
— Сасори, ты был шиноби Суны, так что я в каком-то смысле в ответе за все твои преступления, — ухмыльнулся Четвертый.
Но кукловод не был настроен участвовать в диалоге, вернее, это не предусматривала техника, поэтому он предпочел напасть снова, наведя на главу Сунагакуре ладонь, из которого вылезла маленькая трубка – дуло огнемета.
— Довольно! – рявкнул Четвертый Райкаге, сверкающий полем из синих молний. Темнокожий мужчина перехватил рукой древко обращенной против него косы и, крутанув оружие вместе с его хозяином вокруг себя, швырнул их обоих в другого Акацуки, который, судя по всему, был напарником Хидана при жизни. Будь у призванных мертвецов развязан язык, ругательства по поводу произошедшего изрек бы не только священник Джашина.
— Стихия Пыли. Атомное расщепление! – прокряхтел старик, парящий в воздухе, появившись прямо перед Дейдарой и выставляя ладони перед собой.
В следующий миг чьи-то руки подхватили Дейдару, и когда его птица исчезла в сверкающем кубе, обратившем творение нукенина в пыль, Акацуки и его спасительница, Конан, успешно приземлились.
— Даже спасибо ей не скажешь? — ухмыльнулся Третий Тсучикаге, тоже не знавший, что немота врагов не распространяется только на названия техник.
Рука любителя взрывов исчезла в подсумке с глиной, и в следующий миг старику пришлось быстро отлететь в сторону, поскольку несколько глиняных птиц со смертельным зарядом для взрыва полетели в его сторону.
— Чего и следовало ожидать, — пробормотал Зецу, тоже заметив, что благодаря усилиям Каге армия врага перешла в контрнаступление. – Орочимару, помнится, ты обещал мне «самое интересное на потом».
— Всему свое время, — прошипел Орочимару, зная, что техника еще не готова. В светло-лавандовых глазах с едва видным на них змеиным зрачком сверкнули коварные искорки. – Моя техника будет готова как раз вовремя, они окончательно выбьются из сил.
Саске покосился на двух творцов этой воистину впечатляющей армии. Однако, не с уважением, а неким презрением. Годы службы у Данзо приучили его к тому, что грязную работу всегда следует выполнять самостоятельно. Теперь же, когда пред древом разворачивалась такая битва, а они отсиживались здесь, он чувствовал, что это неправильно. Кроме того, среди воскрешенных Акацуки были те, с кем Учихе доводилось сражаться в прошлом.
Он помнил, чем закончилась последняя миссия команды Какаши в привычном составе. Тогда в Такигакуре они потерпели ужасное поражение от рук некоторых, кого Орочимару таинственной воскрешающей техникой вернул в этот мир, среди них не хватало только Итачи. Учиха уже слышал от Зецу о том, как исчезли Акацуки. Не уничтожь преступники друг друга, сложно представить, сколько еще всего они могли бы натворить в этом мире. Впрочем, один Зецу, устроивший некое подобие новой мировой войны, уже дал понять, на что были способны члены организации.
Холодный взгляд бывшего последователя Данзо устремился туда, где Гай, охваченный зеленой аурой, противостоял темноволосому Учихе с пространственными техниками. Саске ухмыльнулся, подумав о том, что если марионетка Орочимару не справится с Хокаге, то он разделается с ним лично, отомстив за смерть главы Корня.
— О чем-то задумались, Саске-сан? – поинтересовался Минато в своей привычной веселой манере.
— Да. Думаю, все это слишком затянулось, — промолвил он холодно, сверкнув глазами.
— Терпение, Саске-кун, — прошипел Орочимару устами Хинаты. – Месть мы оставим на потом.
Учиха нехотя кивнул и вновь перевел взгляд на поле боя, кишащее белыми Зецу, которые, появляясь из земли, пополняли ряды, не давая редеть армии Акацуки.


***



Гай стиснул зубы, когда волна телекинетической энергии уже во второй раз смела его, отбросив назад. Сила Врат пока защищала его от повреждений, но ощущения все равно были не из приятных.
Остальные Каге, как и он, продолжали сражение с бессмертными членами преступной организации. Единственным оружием, способным навсегда с ними разобраться, были запечатывающие техники. Но прежде чем запечатать врага, нужно было его ослабить. А если это и удавалось сделать, то не всегда рядом был тот, кто смог бы покончить с воскрешенным шиноби с помощью фуиндзюцу.
Враги Гая были одними из самых грозных противников, с которыми ему приходилось сталкиваться. Пожалуй, даже Данзо мог бы уступить им в честном бою. Красноволосый шиноби демонстрировал ужасающие дзюцу, управляющие гравитацией, он мог вытянуть душу в буквальном смысле, он несколько раз призывал опаснейших существ, с которыми Гаю еле удалось разобраться, и, наконец, он пользовался оружием, которого еще не изобрела наука. Обито тоже превзошел все ожидания Зеленого Зверя. Помимо множества огненных и земляных техник, он владел несколькими древесными. А пространственные дзюцу и техника, делавшая его неосязаемым, практически лишали Гая шанса нанести бывшему товарищу хоть какие-то повреждения.
На поле боя образовался еще один кратер, на дне которого лежали его поверженные товарищи, Белые Зецу, которых Акацуки, видимо, не боялись задеть техниками. В окружении нескольких мертвых самураев лежал отважный генерал Мифуне, живой только благодаря силе своей великой силе воле.
Мужчина с трудом поднял голову и посмотрел снизу вверх на возвышающегося перед ним Нагато находящегося в самодельном приспособлении для передвижения с тремя опорами. Как в тощем как скелет Акацуки могло быть столько сил? Или дело в проклятых глазах, даровавших ему невероятную мощь?
Он процедил какое-то проклятие, и Пэйн, заметив, что враг еще жив, поднял руку, заставив того воспарить в воздух прямо напротив него. Он молча уставился фиолетовыми глазами в лицо отважного самурая.
В следующий миг ладонь Нагато опустилась на доспех Мифуне в области груди. Рука Акацуки засветилась и высосала из неприятеля душу, мгновенно заставив того безжизненно повиснуть, будто тряпичная кукла. Мгновение спустя тот упал на землю рядом со своими боевыми товарищами.
Звук, с которым оружие обычно разрезало воздух, заставило ничего не успевшего предпринять Майто поднять голову. Он увидел, как человек в плаще Акацуки появился из пространственной воронки сверху и метнул в Хокаге огромный сюрикен. Обито сложил печать, и один сюрикен обратился в целое облако смертоносного оружия.
В Учиху сразу полетели кунаи и техники отважных шиноби, но тот вновь исчез в пространственной воронке, оставив Гая разбираться с дождем из холодного оружия.
— Утренний павлин! – воскликнул Шестой, решив не уворачиваться, а отбивать летящее в него оружие так быстро, что его кулаки загорались огоньками, ярко вспыхивающими в воздухе.
Целый и невредимый Хокаге быстро отскочил в сторону, поскольку Пэйн направил руку на него, и из рукава злодея вылетели снаряды, похожие на маленькие ракеты. Правда, этот номер не вышел, поскольку глаза врага зловеще сверкнули, и красноволосый мужчина произнес:
— Божественное притяжение.
Гая оторвало от того места, куда он приземлился, и неведомая сила понесла его прямо навстречу зарядам. Однако, тот не растерялся, задумав сумасшедший, но действенный план. Поняв, что, несмотря на то, что его притягивает к врагу, он еще в силах контролировать движения, Гай развернулся в воздухе и едва уловимым невооруженным глазом ударом ноги послал снаряды обратно. Сила Врат позволяла творить удивительные вещи: например, ударить так быстро, что ракеты еще не успеют взорваться.
После того, как те полетели обратно, Нагато скрылся в серии взрывов, а неведомая сила перестала нести его навстречу врагу. Приземлившись на ноги, он обнаружил появившегося сбоку Обито, который решил перейти к бою на ближней дистанции и вновь попытаться нанизать Гая на острые ветви. Хокаге оказался быстрее. Он собирался одним мощным ударом вывести противника из строя, но в тот момент, когда Зеленый Зверь был совсем близко, его враг стал неосязаемым, и шиноби попросту прошел сквозь него.
Гай был вынужден совершить уже не первый за сегодня акробатический маневр, чтобы не упасть. Он прошел несколько шагов на руках, после чего вновь встал на ноги. К удивлению Майто, Пэйн, разнесенный в пух и прах, уже восстанавливался, складываясь в целостную фигуру из множества маленьких бумажек.
— Орочимару, будь проклят ты и твоя воскрешающая техника, — процедил уже изрядно вымотанный Хокаге.
Этот бой длился уже значительно дольше, чем схватка с Данзо. К тому же, в тот раз Шестой мог положиться на поддержку верного товарища Какаши, а сейчас все, кто пытался помочь ему противостоять Акацуки, держались недолго. Седьмые врата Гай пока не открывал, будто знал, что это еще не самое худшее, с чем его заставит столкнуться сегодняшнее сражение.
Обито развернулся, глядя на Гая и размышляя о том, о чем позволяла думать воскрешающая техника: как поскорее прикончить врага. Наконец, в голову его пришел новый план, и шиноби, произведя серию печатей, ударил ладонью по земле, заставляя множество каменных пик, выдвигающихся из-под земли, устремиться к Гаю.
В самый ответственный момент, когда он решил снести технику мощью своих ударов, зеленый покров погас, и силы покинули Шестого. Он еле устоял на ногах и, видя, как приближается смертоносное дзюцу, понял, что открывать Седьмые Врата слишком долго и слишком поздно.
— Небесное вращение! – воскликнул юный шиноби в белом, приземляясь прямо перед Гаем и загораживая его собой. Начав быстро вращаться, Неджи, а это был именно он, образовал поле из чакры, сломавшее все каменные колья, угрожавшие их безопасности.
— Мясной танк! – послышался крик Чоджи, который, прикатившись в виде огромного колобка из толпы Белых Зецу, снес остальные пики и Обито, не ожидавшего столь внезапного вмешательства в их бой.
Отлетев назад, человек в плаще Акацуки попал прямо к Ли, который, будто по заранее заготовленному плану, был именно там, где нужно.
— Вихрь Конохи! – воскликнул он, отправляя Обито в полет в обратную сторону, прежде чем тот успел переместиться или стать неосязаемым.
Следующая атака последовала сверху. Навстречу злодею устремилось облако из кунаев и сюрикенов, пригвоздивших его к земле, а в довершение Тен-тен запустила в него огромное ядро с шипами, придавившее Акацуки своим весом, что мешало ему использовать какие-либо дзюцу, даже силу своих глаз.
— Техника запечатывания тени, — произнес Шикамару, появившийся рядом с Гаем. Он присел на колено и произвел быстрые печати единственной рукой. В следующий миг тень Нара соединилась с тенью жертвы.
В одно мгновение тело Обито обволокла тьма, в которой он и растворился, навсегда отпечатавшись на земле в виде тени, которая никогда не исчезнет. Ядро с шипами стукнулось о твердую неровную землю и покатилось прочь, давя собой Белых Зецу и открывая взглядам черный плоский силуэт, повторяющий контуры Обито.
Нара облегченно вздохнул.
— Похоже, мы как раз вовремя. Даже Хокаге нужна наша помощь, — пробормотал он. – Уф, нелегко же было к вам пробиться. Эти белые твари везде.
— Вы как раз вовремя, ребята, — улыбнулся Гай. – И правда, без вас я бы не справился. Сила…
— Только не говорите, что это всё Сила Юности, которая послала нас вам на спасение, — произнес Неджи, переводя активированный бьякуган на второго Акацуки. – Сначала нужно разобраться с ним.
Взгляды всех присутствующих устремились на Пэйна, который полностью восстановился от повреждений. Неджи напряг бьякуган, чтобы как следует рассмотреть противника с необычными глазами.
— Он чертовски силен. И обладает бесконечным запасом сил и чакры, как и все остальные Акацуки, — доложил он. – Хм, кажется, остальные Каге тоже преуспели в борьбе со своими врагами. Казекаге уже прорывается к Древу.
Хокаге кивнул. Ученик как всегда был собран и всецело посвящен своему делу – защите товарищей и выявлению слабых мест у врага. В нынешней ситуации разведданные, которые мог дать бьякуган, были как нельзя кстати. Как и стратегическое мышление Шикамару, меткость Тен-тен, скорость Ли и сила Чоджи.
— Хорошо. Что еще? Ты видишь Орочимару? – спросил Майто. – Если разберемся с ним после того, как покончим с этим нелюдем, будет меньше сюрпризов на поле боя.
— Орочимару… — пробормотал Неджи, обращая взгляд на Древо, ожидая найти главных виновников торжества за полчищами пешек, пущенных на расход. Хьюга замер, поняв, что не верит глазам, которые никогда его не обманывали. – Орочимару там. Это Хината…


***



— Удивительно настойчивые людишки, — прокомментировал происходящее Зецу, ибо взгляда этих глаз ничто не могло скрыться. – Ты готов, Орочимару?
Девушка кивнула, облизнувшись.
— Я не просто так кое о чем Вас попросил, Зецу-сама. И мне потребовалось воспользоваться Древом, чтобы снять все ограничения, мешавшие вернуть её. Но, думаю, вы будете довольны результатом, — прокомментировал ученый в теле Хьюги то, что произойдет дальше. – Поначалу я думал о воскрешении Учихи Мадары. Но на фоне того, что сейчас произойдет, вряд ли это бы вас удивило.
— «Её»? – переспросил черно-белый тип, смерив ученого взглядом, в котором были тревога и сомнения.
Тонкие пальцы девушки начали складывать знакомые печати, а завершилась комбинация хлопком в ладоши.
— Я подумал, что если ее возвращение состоится раньше положенного, это обрадует вас. Эдо Тенсей, — произнесла она, и в следующий миг один единственный гроб появился внизу, со зловещим грохотом выдвинувшись из-под земли. В следующий миг крышка отвалилась и грохнулась на землю, открывая гостю из потустороннего мира проход в мир живых.
— Не может быть, — прошептал Зецу, не веря своим глазам, когда первой из гроба показалась рука с изящными женскими пальцами, заканчивающимися длинными ногтями, окрашенными в черный цвет. — Мама...

svetka_san
Ками-сама


 
Сообщения: 916
Откуда: Королевство белых ночей и брусничных земель.

Сообщение svetka_san » 04 окт 2017, 19:52

Проду!
:heyho: :heyho: :heyho:
Хорошей девочкой я уже была. Мне не понравилось.
Изображение

BlackRaven
Каратель




 
Сообщения: 754
Откуда: С фикбука)

Сообщение BlackRaven » 26 окт 2017, 21:01

Глава 33. Вот так встреча

Мир в это мгновение как будто остановился. Белые Зецу и люди замерли, когда из земли появился новый гроб, и первой из него показалась рука, которой возвращенная к жизни женщина из давно забытого прошлого ухватилась за край, помогая себе выбраться. Вслед за рукой на землю впервые более чем за тысячелетие ступила ее нога. А затем показалась и сама Кагуя, облаченная в длинное белое одеяние с томоэ, идущими от ворота вниз к его центру и на рукавах. Она была пугающе бледной, маленькими трещинками, как и у прочих воскрешенных, длинными белыми волосами, которые опускались аж до земли, и двумя рогами, выступающими из головы.
— Обрадует меня? Ты даже не понимаешь, какую ошибку совершил, посмев использовать это дзюцу на моей матери, — произнес Зецу, холодно взглянув на Орочимару, с лица которого сползла довольная змеиная улыбка. Кажется, ученый совершил огромную ошибку.
— Но она свободна, я не посмел подчинить ее своей воле, — произнес он быстро устами темноволосой девушки, посмотрев на плод своей техники и вновь на Зецу, который был очень недоволен его подарком. – В ее распоряжении бессмертное тело и бесконечная чакра.
— Ты бы не смог при всем желании. Твоя техника хороша для людей, но когда заходит речь о воскрешении бога, это гнусное надругательство. Она разгневана. Молись, чтобы ее гнев обрушился не на тебя, — ответствовал черно-белый человек с риннеганами в глазах.
«Воскрешение бога? Что здесь вообще происходит? Это та самая «мать», о которой он говорил?» — подумал Саске, нахмурившись. Появление Кагуи напрягло его. Что-то подсказывало ему, что слова Зецу не могли были быть сказаны просто так. Неужели и правда сама богиня восстала из мертвых?
Кагуя подняла взгляд. В глазах ее сверкнул яростный белый огонь, а под кожей вздулись кровеносные сосуды, ясно дав понять, что Ооцуцуки владеет бьякуганом. При взгляде на армию, губы ее, окрашенные в темно-красный цвет, презрительно изогнулись. Ладонь богини с длинными черными ногтями на кончиках пальцев сжалась в кулак, и в следующий миг она ударила по воздуху прямо перед собой.
Армия Альянса содрогнулась от множества гигантских кулаков, возникших прямо в воздухе из мощнейшей чакры, что когда-либо видел свет, которые смели ее практически полностью разом вместе с Белыми Зецу, попавшими под удар.
Наблюдатели, охранявшие Великое Древо, замерли на месте от демонстрации мощи этой страшной женщины. Орочимару прикинул, какова может быть настоящая сила Ооцуцуки, если воскрешающая техника ограничивает часть ее возможностей.
— Одним ударом… Почти всех, — прошептал Саске пораженно.
— Завидуете, Саске-сан? – усмехнулся Минато, хотя сам не в силах был отвести взгляд от страшного и завораживающего зрелища.
— Вот с чего началась эволюция шиноби, — задумчиво произнес Шин, чьи шаринганы были прикованы к Кагуе, которая только что сотворила нечто куда более впечатляющее, чем армия одинаковых белых существ, призванная Зецу.
Испещренная кучей кратеров земля, по которой пришлись удары гигантских полупрозрачных кулаков была усеяна телами. Те, кто еще был в состоянии двигаться, попытались встать, и в этот момент Кагуя, не выплеснувшая свою злобу до конца, решила добить их. Ее белая шевелюра зашевелилась, будто живая, и в следующий момент множество белоснежных игл градом, затмившим небо, обрушилась на жертв ее прошлой атаки, пронзая несчастливцев и приковывая их, корчащихся в агонии, к земле. Те, кто был дальше, и видел, как их товарищи гибнут один за другим, готовы были обратиться в бегство, забыв о долге шиноби и о том, для чего явились в Страну Железа. Но кто-то еще верил в миссию, которую им предстояло выполнить, и не собирался отступать перед лицом грозящей смерти.
— Стихия Земли: Массовая каменная стена! – Тсучикаге и верные ему шиноби выступили вперед, одновременно складывая печати и упираясь руками в землю. С грохотом земля затряслась, раскалываясь, и стена из прочного камня, столь высокая и толстая, созданная целой толпой шиноби из нескольких слоев, отгородила уцелевшие войска от обстрела. Укрепить ее помог золотой песок Казекаге, который потратил целую массу чакры, чтобы снаряды, неизвестно на что способные, не пробили заграждение.
— Вы целы? – спросил Гай, оглянувшись на юных шиноби, оказавших ему огромную помощь в последнем сражении.
— Это нечто ужасное, — пробормотал Шикамару, поднимаясь с земли. К счастью, его и остальных героев, сражавшихся вместе с Шестым Хокаге против Акацуки, задело лишь ударной волной. – Как с этим сражаться?
— Мы займемся этим, — произнес Райкаге, появляясь рядом и взглянув на Гая. – Это бой сильнейших, как раз для нас, Каге.
— Да убережет нас Сила Юности, — согласился Гай и, оглянувшись на учеников, ободряюще кивнул им. – Всё будет хорошо. Мы выстоим. Никогда еще Каге не сражались бок о бок.
Зецу, наблюдавший со своего места за происходящим на поле зрения, первым увидел, как четверо отважных героев перепрыгнули стену и направились Кагуе навстречу. Гай, облаченный в зеленое трико, Раса в черных одеяниях, Эй, на котором развевался на ветру белый плащ с короткими рукавами, и Оноки, парящий в воздухе старик.
— Четверо Каге отважились выступить против матери, — пробормотал он. – Как глупо.
Взор черно-белого существа обратился на линию горизонта, где внезапно появилось подкрепление армии Альянса. Эти глаза позволяли ему видеть практически всё, и Зецу без труда узнал одного из тех, кто возглавлял шиноби, пришедших на подмогу.
— Итачи, — произнес он.
Саске вздрогнул при упоминании имени брата.
— Что случилось, Зецу-сама? У нас неприятности? – поспешил уточнить Минато.
— Кажется, пора вам вступить в бой. Встретьте наших гостей, — отозвалось черно-белое существо, ухмыльнувшись. – Никто не помешает исполнению нашего плана! Дерево оживет, а вместе с ним мать вернет себе живое тело и силу, равной которой нет на свете.

***


— Вперед! – скомандовал Итачи, после чего армия шиноби Амегакуре бросилась на подмогу объединенным силам четырех деревень шиноби и самураев.
— Они слушаются тебя, — пробормотала Кимико слегка удивленно. – Но они же верны Пэйну.
Учиха ухмыльнулся, оценивая взглядом масштаб разрушений на поле боя. Вместо плаща Акацуки на нем был обычный коричневый балахон, надетый поверх боевой формы Конохи, которую шиноби некогда носил. Похоже, шиноби решил вернуть частичку давно забытого прошлого.
— Они верны мне, — ответствовал тот. – И хотя Пэйн мёртв, Амегакуре сильна как никогда. Под моим началом в качестве их Каге.
— Многое же произошло за это короткое время, — почесал затылок Наруто. Даже он был слегка сбит с толку. Слишком много всего произошло за последнее время, и даже Джокеру было сложно разобраться в трех главных вопросах: что, как и почему.
— Что здесь происходит? – прошептала Микото, глядя на то, как уцелевшая армия Альянса и присоединившиеся к ним ниндзя Дождя дают отпор чему-то, в разы превосходящему силу Акацуки.
— Не знаю, но нам лучше вмешаться, — пробормотал Итачи, бросив на нее быстрый взгляд. – И чем скорее, тем лучше.
— Как благородно, Итачи-кун, — прошипел некто, появившись в желтой вспышке вместе с тремя другими шиноби. Это была Хината, вернее, ее тело, занимаемое злым ученым, чей голос Наруто узнал с первого же мгновения. – А я-то думал, будет отсиживаться, глядя, как доблестно сражаются твои люди.
При виде девушки Узумаки вздрогнул. То, что она являла собой сейчас, никак не вязалось с тем, кем была Хьюга раньше, еще до того, как Наруто перестал быть частью Конохи. Тихая и скромная девушка превратилась в чудовище. Кожа ее была бледной, на устах ее играла несвойственная ей зловещая улыбка, а в светлых глазах виднелись змеиные вертикальные зрачки.
Две четверки шиноби, стоящие друг перед другом, встретились взглядами. Некоторых из них уж слишком многое связывало. В частности, два брата, едва увидев друг друга, тотчас посерьезнели. Напряженные взгляды двух Учих встретились, как будто вокруг больше никого и ничего не существовало.
— Итачи, — процедил Саске, потянувшись к танто. – Я так долго хотел найти тебя и лично прикончить. Я, наконец, отомщу тебе!
— Саске, ты тоже с ними, — произнесла Микото дрогнувшим голосом.
Теперь она знала всю правду, так что то, что Саске оставался на вражеской стороне даже после гибели его господина, Данзо, ранило ее еще больше. Она перевела взгляд на человека в плаще, чье лицо было частично скрыто капюшоном, но все же узнала в нем убийцу Третьего Хокаге, с которым ей уже довелось сразиться несколько лет назад.
– Ты… — выдавила она, и из-под капюшона на нее уставились два красных огонька.
— Девчонка. На этот раз я заберу твой шаринган себе, — холодно пробормотал он угрожающим тоном.
— Что и следовало ожидать. Ты с Орочимару заодно, — сказал Наруто, смерив Саске презрительным взглядом. – Ты пал ниже некуда.
Но потом он увидел светловолосого юношу примерно своего возраста в белом плаще. Неужели это тот самый загадочный спаситель Учихи, так похожий на Четвертого Хокаге?
— Привет, Наруто, — улыбнулся Минато. – Прояви почтение к господину Орочимару, а не то это плохо закончится.
— Плохо для тебя, — произнес Джокер, сверкнув фиолетовыми глазами. – Кто ты такой вообще?
— Меня зовут Минато Намикадзе. Кажется, я твой отец, — усмехнулся златовласый ниндзя.
— Вернее, я создан по образу и подобию того, кто был твоим отцом.
Наруто вздрогнул. Так вот кем был этот загадочный тип на самом деле?
— И, по правде говоря, я был создан именно для того, чтобы одолеть тебя в схватке. Орочимару-сама, разрешите откланяться. Миссию, которую вы мне поручили, стоит выполнить незамедлительно. Я же не хочу пропустить всё самое интересное, — он посмотрел на темноволосую девушку и, дождавшись кивка, молниеносно метнул в Наруто кунай с двумя зубцами по бокам от основного лезвия.
Это было слишком быстро. Хоть Наруто и был готов к неожиданному нападению, движение врага было на удивление непредсказуемым. Только что он вел непринужденную беседу с наивной улыбкой на устах, и вот уже переходит в наступление. Джокер еле успел увернуться, и метательное оружие лишь чиркнуло во его плечу, распоров фиолетовый плащ и оставив маленький порез на коже, но и этого было достаточно. В следующий миг он исчез в желтой вспышке, толком не успев ничего понять. А юная копия Четвертого Хокаге исчезла следом, махнув напоследок своим товарищам и не получив никакого ответа.
— Наруто! – воскликнула Кимико, когда Джокер испарился, словно его здесь и не было.
— Вот нас и осталось меньше, — довольно прошипел Орочимару, уверенный в победе своего лучшего эксперимента. – Кимико, дочь Копирующего Ниндзя. Я успел провести кое-какие опыты. Мне очень пригодится твое тело.
— Даже не думай, — процедила Микото, загораживая собой беловолосую подругу. – Ты заплатишь за Хинату. И больше никого не получишь.
— Шин. Разберись с ней, — прошипел ученый, недовольно посмотрев на Учиху.
Человек в плаще кивнул, довольно ухмыльнувшись. Похоже, именно с ней он так желал сразиться.
— Я закончу это прямо здесь и сейчас, — решительно заявила девушка, в глазах которой загорелся шаринган. Выхватив кунай, она бросилась неприятелю навстречу, но из рукава его плаща внезапно выскочило маленькое белое существо с единственным глазом, и обоих в тот же миг засосало в пространственную воронку.
— Всё меньше и меньше, — ухмыльнулся Орочимару, поняв, что братья решительно настроены биться друг с другом, посмотрел на Кимико. – Последняя из клана Хатаке. Очень жаль, что твоя история была такой короткой.
Ученый в теле Хьюги встал в боевую стойку, и в следующий миг кровяные сосуды, ведущие к его глазам, вздулись. Бьякуган был активирован. Беловолосая куноичи тоже встала в боевую стойку, ее ладони засветились темной чакрой.
— Она только начинается, — возразила та, бросившись в атаку.
В тот же миг Саске сорвался с места и налетел на Итачи, вооруженный смертоносным танто. Брату пришлось отскочить назад и выхватить кунай, чтобы парировать быстрые и на удивление меткие выпады. Похоже, брат и правда был силен, и давать ему фору было бы глупым решением. Они сошлись, когда два оружия столкнулись друг с другом, громко звякнув и высекая сноп ярких искр. Две пары красных глаз уставились друг на друга.
— Ты заплатишь за всё, что совершил, — ненавидяще процедил младший Учиха, вспомнив, что в прошлом сражении с Наруто так и не довел дело до конца, и решив, что на этот раз выложится на полную.

Глава 34. Призраки прошлого
Желтая вспышка выплюнула светловолосого шиноби, который, схватившись за раненное плечо, перевернулся в воздухе, слыша, как где-то рядом, со свистом разрезая воздух, летит и появившееся вместе с ним лезвие. Стоило тому вонзиться в траву, как из новой вспышки появился проворный враг, и новый удар заставил Наруто кубарем прокатиться по земле, поднимая клубы пыли.
Откашлявшись и поднявшись, Узумаки в кожаном фиолетовом плаще устремил взгляд на неприятеля, гордо взирающего на него с расстояния в пять метров. На лице Минато как всегда была беззаботная улыбка. А в глазах горели голубые наивные искорки.
Наруто вздохнул, оглядываясь по сторонам, и понимая, что знает, куда враг их переместил. Это было историческое место, в котором некогда сошлись в бою легендарные Первый Хокаге и Учиха Мадара. Сейчас двое юных оппонентов находились недалеко от места, где вниз с ревом срывался целый массив воды. По бокам от водопада возвышались величественные каменные изваяния шиноби прошлого, стоящие друг напротив друга со сложенными печатями концентрации. Забавно, именно с этой позы, как учили в Академии, начинался честный поединок. Это была своего рода дань уважения противнику, принятие его как равного. В действительности же всё происходило иначе, и на примере их только что начавшегося боя это было хорошо видно.
Узумаки оценил расстояние до обрыва, прикидывая, каковы его шансы сбросить врага вниз, где из водопада продолжалась река. Ему и самому стоило быть осторожным. Учитывать окружающую среду во время поединка, как научил его опыт, также жизненно необходимо для победы.
Молодой Намикадзе подбросил кунай в воздух, где клинок с одним главным и двумя дополнительными лезвиями по бокам красиво перевернулся, и поймал его рукой. Такая показушность перед тем, кто и сам обладал достаточно ловкими руками, чтобы творить невероятные трюки с картами, вызвала в голове бывшего джинчурики голоса, настойчиво требующие поставить этого выскочку на место.
«Выпендрежник!»
«Ну, наш черед удивлять».
«Пусть он похож на того, по образу кого был создан, это не отец. Я прикончу этого парня. И сделаю это быстро!»
— Неплохо, — ухмыльнулся Джокер, утирая разбитую во время падения губу. — И правда быстрый как молния.
— А ты меня разочаровал, Наруто-кун. Орочимару-сама рассказывал, что в свое время у господина Данзо были на тебя большие планы, — парень вновь подбросил кунай. — Еще и минуты не прошло, а я уже успел тебе накостылять. Кажется, так поступают отцы, когда детишки плохо себя ведут?
Узумаки вздрогнул. Юмор у его собеседника был своеобразный.
«Отцы?»
«Да кем себя возомнил этот тип из пробирки?!»
«Я с удовольствием перережу ему глотку, пусть подавится своими смешками, когда будет захлебываться кровью!»
— Ты быстрый, но невнимательный, — промолвил шиноби, сверкнув фиолетовыми глазами. Едва уловимое движение, и из рукава кожаного плаща в руку, которой юноша только что вытирал кровь, упала карта. — Я знал, что меня будут ждать сюрпризы. И подготовился к этому.
— Так значит, подставиться под удар и было твоим планом? – поинтересовался юный Намикадзе, в последний раз подбросив свое оружие и поймав его за кончик лезвия. – Ты особо не увлекайся, а то все закончится быстрее, чем хотелось бы даже мне.
С этими словами он метнул оружие вперед, сложив несколько печатей.
— Множественный теневой кунай! Дикий Танец Бога Грома! – Наруто и моргнуть не успел, как облако летящего в него холодного оружия заискрилось желтыми молниями. Это его противник, быстро перемещаясь в пространстве от одного клинка к другому, решал, откуда ему напасть. Впрочем, он был столь быстр, что со стороны могло бы показаться, что Минато напал бы со многих точек сразу.
— Теперь мой черед, — усмехнулся Наруто, глядя на карту в руке. — Давно я никому не показывал фокусы. Этот я только что придумал благодаря тебе.
Щелкнув пальцем, бывший джинчурики отправил карту в полет. Подлетев вверх, она несколько раз перевернулась в воздухе и опала на траву, где уже никого не было. Наруто и след простыл. Желтый смерч из молний пронесся по тому месту, где он только что стоял. И когда опасность миновала, Узумаки вновь появился, вспыхнув при этом не так ярко, как хозяин скопированной техники, фиолетовым цветом благодаря тому, что именно в этот оттенок молнию окрасил плащ.
— Так вот как она работает, — пробормотал он, покрутив в руке карту и глядя на Минато, который вновь появился уже с другой стороны. Дыхание Намикадзе было учащенным. Похоже, он слегка переоценил свои силы, решив, что убьет Наруто с первого же удара. Но недооценить Джокера было большой ошибкой.
— Ты… Скопировал мою технику! И вдобавок ко всему смог сразу ею воспользоваться… Это нечестно! – возмутилась юная копия Четвертого Хокаге, тыкнув в Наруто пальцем.
— Кто сказал, что я за честность в бою. Такова природа техники Мито Узумаки, первого дзюцу, которое я выучил. Когда ты использовал против меня Полет Бога Грома, чтобы перенести сюда, я заранее приготовился к запечатыванию техники в эту карту. Так что ты сам себя подставил, приятель, — отозвался бывший джинчурики.
Холодное выражение лица Джокера изменилось, и на его устах мелькнула коварная улыбка. Ему доставило искреннее удовольствие то разочарование, которое эмоциональный клон Минато даже не пытался скрыть.
«А это хорошо работает», — заметил Наруто.
В его голове созрел новый гениальный план.
«Выведу его из себя, тогда преимущество в бою будет на моей стороне!»
— Знаешь, я не знал своего отца. Но, уверен, если бы Орочимару воскресил его, пользы от него было бы больше, — обратился он к своему собеседнику с издевкой, заставив его бросить негодующий взгляд на «сына».
— Ты даже не представляешь, на что я способен! – усилием воли Минато взял себя в руки. Кажется, план Джокера потерпел неудачу. Намикадзе вновь вооружился кунаем и метнул его прямо в своего неприятеля.
Наруто в последний миг собрался уклониться, иначе оружие вонзилось бы в его лоб, но враг запланировал более сложную атаку. Кунай еще не успел долететь до цели, как вдруг Минато вновь переместился к своему клинку, внезапно появившись прямо перед Джокером и, развернувшись в воздухе, наградил его ударом ноги, отправляя в полет назад. Затем светловолосый юноша в белом плаще вновь кинул оружие вслед врагу и опять растворился во вспышке. Его противник, продолжающий лететь назад, не ожидавший второго удара вслед за первым, едва успел подставить руки, по которым Минато режущим ударом прочертил длинную, но неглубокую царапину. Потом удар коленом в живот отправил Джокера еще на несколько метров назад, а кунай снова устремился ему вслед.
«Он использует свою скорость как преимущество, не дает мне возможности отбиться!» — пронеслось в его голове.
«Нет, его план заключается в другом», — резко перебил Джокера его же голос, и он услышал приближающийся рев срывающейся в пропасть воды. Он осознал, что противник оттесняет его к обрыву.
Нырнув рукой во внутренний карман плаща, Наруто достал карту и, выкинув ее назад, сложил печать концентрации.
— Стихия Земли: Каменная стена!
В следующий миг прямо за ним появился барьер из камня, в который Наруто врезался спиной, остановив свой полёт. Он сполз по стене вниз как раз вовремя, поскольку Минато вновь появился из пространственной техники, готовя своему неприятелю новый подарок в руке.
— Расенган! – воскликнул юноша, поразив каменную стену вращающейся голубой сферой, от удара которой та мгновенно была разнесена на мелкие камешки.
Впрочем, противник не ожидал такого поворота событий, поэтому пролетел еще несколько метров по инерции и остановился только у обрыва. Наруто, успев подняться и вооружиться новой картой с запечатанной в ней техникой, понял, что это самый удобный момент для атаки.
— Стихия Ветра: Великая воздушная буря! – заполнив легкие воздухом, заряженным чакрой, он вызвал мощный ураган, не оставляя неприятелю шанса удержаться на месте.
Минато в последний миг вонзил кунай в землю, что дало ему еще несколько секунд. Потом под силой дующего ему навстречу ветра его ноги оторвало от земли. А мгновение спустя кунай вырвало из земли, и светловолосый шиноби вместе со своим оружием полетел в пропасть.
Наруто вздохнул, медленно подойдя к обрыву. Падение с такой высоты в воду вряд ли могло бы убить неприятеля. Но он приложил все силы к тому, чтобы того хотя бы разок мощно ударило о скалы на противоположной стороне ущелья над рекой.
Устремив взгляд вниз, он вздрогнул, увидев то, чего никак не ожидал увидеть. Сидя на взбаламученной поверхности реки, Минато, целый и невредимый, обрастал покровом из оранжево-красной чакры. Тело его начало меняться, утрачивая человеческие черты, и вскоре над Долиной Завершения раздался знакомый рёв, который мог принадлежать только тому, что Джокер оставил в далеком прошлом: Девятихвостому Лису.

***


Существо с единственным глазом вновь исчезло в пространственной воронке, оставляя двух шиноби на величественном мосту, ведущем к величественному замку Страны Железа, ныне почти пустовавшей обители самураев.
— Верни меня обратно, — произнесла Микото холодно, сверля взглядом красных глаз человека в черном плаще.
Впрочем, видневшееся вдалеке Древо, устремляющееся своей верхушкой в сами поднебесья, говорило о том, что они были не так далеко от места, где разворачивалась самая крупная за историю шиноби битва.
— Ну уж нет. Я ведь не хочу вновь остаться без твоего шарингана, — отозвался противник, скидывая капюшон и представая перед противницей в своем истинном облике.
Девушка увидела бледное лицо, обезображенное жутким шрамом вокруг глаза, который как будто держали открытыми восемь металлических скоб прямо в плоти. Этот человек был абсолютно лысым, и прямо в его голову, в те места, где им по природе своей быть не положено, были имплантированы дополнительные глазные яблоки с красной радужкой и тремя томоэ вокруг зрачков. Самым ужасным было то, что глаза эти шевелились, являясь живыми элементами тела злодея. Из-под рукава плаща, когда Шин открыл ей свое лицо, показалась его единственная (левая) рука, также пестреющая множеством пересаженных в нее глаз, некогда принадлежавших клану Учиха.
Микото вздрогнула, ибо очень живо в ее памяти вспыхнули сцены ее прошлой встречи со злодеем. Она вновь увидела мрачный коридор Резиденции Хокаге, тела АНБУ, распятые скальпелями на стене, разбитое окно и силуэт на фоне вспыхивающих в темном небе молний.
— Я тоже помню нашу первую встречу, — ухмыльнулся тот, поняв, о чем она думает. — Тогда Данзо поручил мне убить Третьего Хокаге. Ты появилась там в столь неудачный момент, став свидетелем произошедшего. Он помешал мне прикончить тебя, поскольку считал тебя слишком ценной… Теперь нам никто не помешает!
«Тогда мне на выручку пришел Какаши-сенсей. И тогда же появился Данзо, после чего этот человек сразу исчез», — вспомнила брюнетка. В тот день, когда погиб Хирузен Сарутоби, человек в плаще упомянул о том, что новые шаринганы позволяют ему эволюционировать. Кажется, он был повернут на идее становления более сильным. Впрочем, это объясняло все трансформации, произошедшие с его телом.
— Как тебя зовут? – произнесла она.
— Меня зовут Шин Учиха. И я – будущее клана Учиха! – представился тот и вновь повторил фразу, которую изрек годы назад.
— Скорее, его прошлое, судя по тому, сколько глаз мертвецов ты пересадил в свое тело, — заметила Учиха, верно предположив, откуда сколько шаринганов взялось у ее давнего неприятеля. – Ты прав, никто нам не помешает. Мы уже заставили Данзо заплатить за содеянное. Теперь я отомщу за смерть Третьего Хокаге!
В глазах противника крутанулся шаринган, обретая новую форму, шара и выходящих из него трех изогнутых линий.
— Месть... Саске тоже одержим ею, — пробормотал Шин. — И именно этот путь привел его к нам. Вы все наступаете на одни и те же грабли. А я выбираю свой собственный путь, учась на ошибках прошлого. Так почему же ты считаешь меня лучше себя?
— Ты ничего не знаешь о Саске! – воскликнула Микото неожиданно резко для самой себя.
Конечно, она не знала наверняка, насколько Шин осведомлен о жизни Учихи. То, что он был тайным слугой Данзо, повышало вероятность, что ему были известны почти все детали прошлого как Саске, так и ее собственного. Но Микото верила в то, что тот Саске, которого она помнила как часть команды Какаши, еще был жив. А то, что злодей лишний раз очернял имя Саске тем, что свело Учиху на ложный путь, возмущало ее, заставляя сердце биться чаще.
Лицо врага исказила жутковатая улыбка.
— Он дорог тебе, несмотря на всё, что успел сделать? Кто же ты, раз так заботишься о нем? Неужели его сестра? – холодный невозмутимый тон оппонента сменился на издевательский.
— Стихия Молнии: Двойная грозовая пантера! – девушка молниеносно сложила печати и выставила руки перед собой. Из ее ладоней, заискрившихся голубыми молниями, вырвалось два разряда, которые, обретая черты двух крупных кошек, понеслись во врага.
Шин среагировал достаточно быстро, чтобы успеть придумать план спасения. Он отскочил назад, выставив перед собой единственную руку. Из рукава его плаща вылетело множество заряженных чакрой скальпелей, которые повтыкались в пол, образовав собою сеть, соединенную едва видимыми голубоватыми нитями. Пантеры, несущиеся по мосту, не смогли преодолеть это препятствие, и, едва шагнув в сеть из чакры, растворились, яростно вспыхнув потерявшими форму молниями.
Злодей вновь приземлился. В глазах его сверкнул Мангеке шаринган, и скальпели вернулись к нему, соединившись друг с другом и образовав вторую руку. Девушка решительно бросилась вперед, вооружившись двумя кунаями. Бросив оружие вперед, она сложила печати, заставив оба снаряда пропитаться электричеством и соединиться меж собой искрящейся молниями нитью.
— Стихия Молнии: Цепная реакция!
На этот раз Шин не стал отступать, а наоборот ринулся вперед. Ловко перемахнув через нить из молний, которая могла парализовать его своей силой тока, он прыгнул навстречу Учихе, замахнувшись искусственной рукой.
Та отпрянула назад, вновь вооружись кунаями и принимая позицию для обороны. Еле устояв под мощным ударом руки из скальпелей, Микото все же смогла остановить врага, едва не дотянувшегося до ее лица. Пальцы-лезвия сверкнули в опасной близости от ее глаз, и тогда Учиха наградила неприятеля пинком в живот, заставив его отъехать на ногах на два метра назад.
В глазах врага вновь сверкнул Мангеке, и его рука вновь обратилась в облако скальпелей, которые, закручиваясь в воздухе, приняли форму огромного сюрикена, подчиняющегося воле хозяина. Тот направил оружие в сторону Учихи, собираясь разрезать ее пополам.
Проявив чудеса гибкости, та отклонилась назад, устояв на ногах и вместе с тем пропуская свистящий черный сюрикен над собой. Выпрямившись и думая, что угроза осталась позади, Микото оглянулась лишь тогда, когда свист, с которым лезвия разрезали воздух, вновь стал громче: оружие возвращалось, собираясь атаковать ее со спины.
— От моего оружия не убежишь, оно всё равно настигнет тебя рано или поздно, — послышался смешок Шина.
«Так вот какова сила его глаз? Он управляет объектами на расстоянии», — пронеслось в ее голове.
Понимая, что вновь увернуться она уже не успеет, Микото с молниеносной скоростью сложила печати, чтобы применить одну из своих техник.
— Стихия Молнии: Электрический вальс, — промолвила она, заставляя дугу из электрических разрядов загородить ее от сюрикена. Врезавшись в барьер, тот распался на множество скальпелей, подброшенных в воздух силой электричества.
Уверенная в том, что оружие потеряло форму, взаимосвязь между его элементами разрушена, и опасность осталась позади, Микото развернулась к врагу, который стоял и наблюдал за ее действиями с насмешкой.
— Похоже, ты ничего не поняла, — сообщил он, взглянув на нее с наигранной жалостью. В следующий момент лезвия вместо того, чтобы попадать на мост, вновь завращались в воздухе и полетели к ней, заходя с боку.
«Что? Снова?!» — подумала она, но было уже поздно. Даже шаринган Учихи не в силах был ей помочь.
Неведомая сила снесла ее вбок, припечатав к колонне, возвышающейся сбоку от моста, а скальпели, пронзая кожу и одежду, пригвоздили ее к ней. Атакуй ее скальпели все разом, Микото не смогла бы оправиться от такого удара, но Шин не собирался убивать ее так просто. Поэтому, следуя его воле, они пронзили ее запястья, вызвав при этом адскую боль, а в остальных местах повтыкались по периметру ее тела, кое-где оставив незначительные порезы и прибив одежду так, что девушка не могла вырваться.
— Глупая девчонка, — вздохнул Шин, подходя к ней и вставая напротив. Он смерил ее презрительным взглядом. – Ты еще слишком юна, чтобы тягаться со мной в силе.
Он поднял руку и потянулся к ее глазам. При этом шаринганы на его руке все как один уставились на девушку, пойманную в ловушку.
— Вот и всё, твои глаза помогут мне эволюционировать.
В глазах Микото крутанулся шаринган, но Шина это не остановило. Тогда ее шаринган сменил форму, превратившись в восьмиконечную красную звезду на черном фоне.
— Мангеке… Как я и предполагал, ты очень ценный экземпляр. Бесполезно, гендзюцу на мне не сработает. Столько шаринганов обеспечивает мне полный иммунитет к гендзюцу, — процедил он, продолжая тянуться пальцами левой руки к ее глазам.
Внезапно Шин замер. По щекам Микото скатились кровавые слезы.
— Это не просто гендзцу. Это кошмар, становящийся явью, — сказала она, уже с полной уверенностью того, что их поединок окончен.
«Кошмар, становящийся явью? Никогда не слышал о такой технике… Но я еще могу спастись», — подумал тот, решив призвать на помощь белое существо, которое могло телепортировать его прочь, на безопасное место, и вспоминая о возможности использовать Изанаги.
Но Учиха предусмотрела все варианты. Когда белое существо с единственным глазом материзовалось на плече хозяина, его рука, переставшая подчиняться его воле, схватила его и сдавила со всей силы.
«Что? Моим телом управляют?»
Вспомнив, какую иллюзию, превратившуюся в реальность, она приготовила Саю, Микото отмела этот вариант. Ее противник не заслуживал быть сожженным в лучах солнца. Мысль о том, что даже Джокер не придумал бы ничего столь жестокого, посетила ее в самый последний момент.
Ничего не понимающий враг понял, что находится в иллюзорном мире, по тому, что всё вокруг стало каким-то смазанным и незначительным. Сейчас его волновали изменения, происходящие с его собственным телом. Первым делом Шин посмотрел на собственную руку. И когда он сделал это, то вздрогнул от того, что еще никогда не испытывал: ужаса. Вместо зрачков на шаринганах в его руке виднелись маленькие иероглифы, такие же, как на взрывных печатях, которыми пользуются шиноби.
Шин оглушительно громко закричал, когда шаринганы на его теле начали лопаться один за другим. Он всегда был убийцей, охотником, преследующим свою добычу, а сейчас стал жертвой. И кого? Юной темноволосой девчонки, глаза которой уже почти внес в свою коллекцию?
Страшная боль, усиливающаяся с каждым разом, как лопалось очередное глазное яблоко, заставила псевдо-Учиху потерять дар речи. Он выкрикивал что-то нечленораздельное, отступая назад. Когда шиноби уперся в противоположную колонну спиной, Микото увидела, как самыми последними лопаются его настоящие глаза. А в следующий миг сработала последняя взрывная печать, которая была вытатуирована в иллюзии на его затылке. Голова злодея взорвалась, будто арбуз, в который бандиты-дети запихнули петарду, орошая всё вокруг красными брызгами. Тело рухнуло вперед, извергая на поверхность моста кровь, растекавшуюся во все большую лужу.
— Хотел мощь моих глаз – подавись ею, — прошептала Микото, чувствуя, что лишилась почти всех сил, но зная, что пора выбираться.

svetka_san
Ками-сама


 
Сообщения: 916
Откуда: Королевство белых ночей и брусничных земель.

Сообщение svetka_san » 27 окт 2017, 08:59

Ну ты, блин, даёшь!
Хорошей девочкой я уже была. Мне не понравилось.
Изображение

BlackRaven
Каратель




 
Сообщения: 754
Откуда: С фикбука)

Сообщение BlackRaven » 28 окт 2017, 01:41

svetka_san писал(а):Ну ты, блин, даёшь!

Переборщил с жестокостью?)

Simply
Carro




 
Сообщения: 1007
Откуда: Банановый рай.

Сообщение Simply » 31 окт 2017, 13:00

BlackRaven, пожалуйста, выложи 8 главу без спойлера, ато он не работает и прочитать не могу :cry:
\(*_*)
.....) )z
...../ \

LenoX
Любитель рома




 
Сообщения: 1941
Откуда: -=Mafia=-

Сообщение LenoX » 31 окт 2017, 15:08

Simply писал(а):пожалуйста, выложи 8 главу без спойлера, ато он не работает и прочитать не могу

прочитай на фикбуке :huh:
Born to Killl...
Изображение

Simply
Carro




 
Сообщения: 1007
Откуда: Банановый рай.

Сообщение Simply » 31 окт 2017, 16:17

LenoX, где твой патриотизм :mad: (уже 12 главу там дочитываю :oops: )
\(*_*)
.....) )z
...../ \

LenoX
Любитель рома




 
Сообщения: 1941
Откуда: -=Mafia=-

Сообщение LenoX » 31 окт 2017, 17:45

Simply писал(а):где твой патриотизм (уже 12 главу там дочитываю )

:lol: :lol: :lol:

может попытаться дочитать? :confused:
Born to Killl...
Изображение

BlackRaven
Каратель




 
Сообщения: 754
Откуда: С фикбука)

Сообщение BlackRaven » 31 окт 2017, 23:29

Спасибо, я сам попробовал ее открыть, у меня тоже перестали работать спойлеры. Отредачил одно свое сообщение на второй странице темы, вставив туда главу. Если это еще актуально и лень листать назад, вот она в цитате)
(да, это она полностью. она очень маленькой была)

BlackRaven писал(а):Глава 8. Багровый песок
Очень скоро все дела команды номер семь в стране Птиц были завершены. Помимо того, что шиноби доставили свиток клиенту, они смогли сделать передышку после тяжелого боя. Передышка выражалась в двух выходных днях в Торигакуре, месте, которое и было пунктом назначения в их непростом путешествии.
Это место отличалось от Конохи изысканностью во всем. В первую очередь, в архитектурном стиле. Двухэтажные, трехэтажные и даже пятиэтажные пагоды с яркими белыми, синими и зелеными стенами и красными крышами здесь выполняли не роль храмов, а служили жилыми домами. Вымощенные камнем дорожки, дивные сады, яркие праздничные гирлянды, протянутые над улицами и прочие непривычные вещи радовали глаз путников. Здесь же наши герои смогли посетить горячие источники, отведать удивительно вкусных роллов и данго и даже приобрести пару сувениров на память.
К слову, Наруто удалось немного подзаработать, поскольку местные жители в забегаловках, которые они посетили, охотно играли с ним в карты, считая, что мальцу не под силу обыграть опытных игроков. Каково было удивление Какаши, Микото и Саске, когда уже третий игрок уходил с опущенной головой и пристыженным взглядом, оставляя юному Узумаки мешочек с монетами. К счастью, блондину не удалось увлечься этим занятием всерьез, поскольку Курама предупредил его о возможных неприятностях в случае, если он напорется на особо агрессивных товарищей по карте, которые будут уверены в том, что мальчишка сжульничал и попытаются вернуть проигранное силой. В этой деревне почти не было шиноби, и бояться за свою жизнь не имело смысла, но Наруто прекрасно понимал, что Какаши не хотел бы устраивать хоть какие-то разборки в месте, в которое они попали из-за миссии. Поэтому, выиграв достаточно, чтобы обеспечить себя парой новых колод карт и деньгами на еду на ближайший месяц, Узумаки прекратил пользоваться своими талантами в карточных играх.
Сходив на горячие источники во второй раз и плотно перекусив раменом, путники отправились обратно в Коноху. К счастью, на обратном пути, для которого был выбран более долгий и безопасный маршрут, с юными генинами и их наставником не случилось ничего особенного. Им вновь пришлось ночевать в лесу и вставать ранним утром, зато к следующей ночи путешественники вернулись в Коноху.
— Верно говорят, в гостях хорошо, а дома лучше, — улыбнулась Микото, чувствуя покой и умиротворение в стенах родной деревни.
— И правда, рамен здесь вкуснее, — кивнул Наруто, подумав о том, что теперь вполне может себе позволить самый лучший рамен в Ичираку.
— Не торопись с этим, сначала надо доложить господину Третьему об успешном завершении миссии, — напомнил ему Какаши.
Саске, глядя на разочарованного Наруто, усмехнулся. Но потом, когда у него самого заурчал живот, отвел взгляд и вздохнул. После спокойной, но изнуряющей дороги обратно он и сам был непрочь перекусить и хорошенько выспаться.
Хокаге ждал их в своем кабинете. Сидя в кресле, он, как и обычно, дымил своей трубкой. Когда команда номер семь предстала перед ним, он отложил ее и вздохнул с облегчением.
— Я уже начал беспокоиться, — пробормотал старик, задержав взгляд на каждом из генинов, после чего перевел его на Какаши.
— Прошу прощения за задержку. Мне показалось, ребятам не помешает поближе познакомиться с культурой Торигакуре. На миссии у нас возникли некоторые проблемы, но их удалось преодолеть, мы работали как самая настоящая команда, — пояснил тот. — Думаю, это был весьма ценный опыт.
— Чудно, — кивнул Третий и, вручив генинам плату за миссию, сообщил, что они могут быть свободны. — Какаши, а тебя я попрошу остаться.
Когда дверь за генинами закрылась, Третий вновь обратился к джонину:
— Расскажи поподробнее, что именно произошло.
Покинув Резиденцию Хокаге, генины попрощались друг с другом и разошлись по своим делам. Наруто, глянув вслед уходящим Микото и Саске, поднял взгляд на чистое звездное небо, столь не похожее на тучи в окрестностях Амегакуре, затягивающие все небесные сферы и днем, и ночью.
"Не думаю, что Ичираку еще работает", — запоздало понял он, переводя взгляд на улицу, освещенную множеством фонарей.
"Идиот. Вечно ты о еде думаешь!" — прорычал Курама недовольно.
"А о чем мне еще думать? О тебе что ли?" — отозвался Наруто мысленно, с удовольствием для себя отметив, что тот сразу замолк.


***



Где-то там Сунагакуре, деревня в песках, как и всегда купалась в беспощадных лучах солнечного света. Жара была обычным явлением в этих краях, однако для гостей в неприветливой стране Ветра она превращалась в настоящую муку.
Две фигуры в черных плащах пересекали безжизненные занесенные песком просторы, где не было ни деревца, ни даже какого-нибудь маленького кактуса. На головах путников были шляпы с спускающимися из-под краев лентами, спасающие Акацуки от беспощадного небесного светила.
Первый шиноби был среднего роста, из-под шляпы виднелись черные глаза, устремленные лишь вперед. Этот человек был неразговорчив, он полностью сосредоточился на цели. Его напарник, великан по сравнению с Итачи, за чьей спиной угадывалась рукоятка огромного, обмотанного бинтами меча, обладал удивительной внешностью. Будучи внешне похож на рыбу, синекожий громила и чувствовал себя, словно рыбешка, выброшенная безжалостной волной на берег, на палящее солнце. Его маленькие глазки бегали по горизонту, желая поскорее отыскать великие ступенчатые стены, окружавшие Суну.
— Сасори-сан вместе с Дейдарой вполне мог бы заняться Однохвостым вместо нас, — пробормотал Кисаме.
— Мог бы. Но Пэйн-сама настоял на том, чтобы это сделали мы, — отозвался Итачи, сощурившись, когда впереди показались знакомые стены деревни, теряющиеся в поднимающейся песчаной буре. Учиха уже был здесь на миссии, будучи еще чунином Конохи.
Очень скоро ниндзя, не боясь ничего, утонули в налетевшей на них песчаной дымке, скрывшись таким образом и от шиноби, карауливших вход в Сунагакуре, представляющий собой разлом в стене.
— Кажется, я что-то видел, — пробормотал темноволосый ниндзя-караульный на самом верху ступенчатой стены, отрывая от глаз бинокль и задумчиво глядя в облако песка, скрывшее две черные точки вдали.
— Тебе и в прошлый раз что-то показалось, — усмехнулся его товарищ, располагавшийся ступенью ниже, почесав затылок. — Ладно, сходим проверить, но только после того, как кончится песчаная буря.
— Что там у вас? — поинтересовалась куноичи, заканчивающая обход вдоль стены у самого ее подножия. Но прежде чем двое разговорщиков и остальные шиноби успели среагировать на ее вопрос, сзади куноичи возникла темная тень. В следующий миг мрачная фигура за ее спиной поднесла к ее горлу клинок и чиркнула им, мгновенно перерезав жертве горло.
Девушка упала на колени, издавая нечто среднее между хрипом и бульканьем и видя последним в своей жизни песок, окропленный ее собственной кровью. В тот же миг тень за ее спиной исчезла, оставив жертву в одиночестве.
— Кирико! — воскликнули шиноби, заметив, что караульная лежит мертвая на песке, и начиная спрыгивать вниз с оружием в руках.
Вглядываясь в песчаную завесу, приблизившуюся к Суне максимально, ниндзя не сразу заметили добавившийся к ней туман, укрывающий тех, кто пришел по душу Однохвостого. В следущий миг ниндзя замерли на месте, испытывая острое желание протереть глаза. Что-то, напоминающее волну, шло на них прямо из пустыни. Впрочем, волной оно и оказалось. Достигнув высоты около пятнадцати метров, водный гребень обрушился на песчаную стену и ее стражей, ударяя их друг о друга и смывая вниз.
— Тревога! Объявляйте тревогу! — крикнул один из ниндзя, отплевывая воду.
Но когда он открыл глаза и посмотрел на самый верх великой стены, то увидел, как кто-то в черном плаще с красными облаками ловко расправляется с нападавшими на него шиноби. Итачи был столь быстрым и стремительным, что враги даже не успевали нанести ему удар. Расправившись с двумя чунинами исключительно кунаем, Учиха обернулся, поскольку краем глаза заметил новую угрозу. Какой-то шиноби целился в него, собираясь бросить сюрикен. После того, как сюрикен все же был отправлен в полет, Итачи моргнул, активировав шаринган. Увидев эти глаза, враг замер на месте, пойманный в гендзюцу. Учиха сощурился и, подбросив обагренный кровью врагов кунай, перехватил его за кончик лезвия, после чего метнул навстречу летящему в него снаряду. Акацуки славился тем, что был мастером в обращении с метательным оружием. Кунай, ударившись о сюрикен, заставил его полететь в обратном направлении и вонзиться прямо в лоб своему хозяину, после чего тот упал замертво, соскользнув с края стены и сорвавшись в разлом в ограждении, узкий проход в Сунагакуре.
А потом наблюдатель вздрогнул, поскольку обзор ему загородил нависший над ним Кисаме с огромным забинтованным мечом, занесенным для удара. Ниндзя почувствовал себя слабым и ничтожным, будто нечто выпило из него большое количество чакры.
— Привет, — улыбнулся Кисаме, обнажая в хищном оскале маленькие треугольные акульи зубы. Это было последним, что караульный увидел и услышал в своей жизни.

Simply
Carro




 
Сообщения: 1007
Откуда: Банановый рай.

Сообщение Simply » 01 ноя 2017, 15:47

BlackRaven, спасибо, я уже на фикбуке прочел) но другим может пригодится.
По поводу данного фанфика, я долгое время не решался прочесть, т.к. предполагал что Наруто в нем будет кем-то вроде шуллера и вообще вместо того что бы биться с кем-то на миссиях мне представлялось что он будет сидеть в каком-то казино и обыгрывать всех, в общем не знаю почему но думалось мне так. Когда же я повнимательней ознакомился с шапкой, то решил попробовать, плюс к этому меня склонила другая работа, которая тоже понравилась, в общем, меня затянуло буквально с первых строк. Вообще это здорово, когда немного стебный "полет бога крови" наскучит, можно переключиться и хапнуть агнста в "шальной карте", а когда этого агнста становится слишком много, вновь вернуться к "кровавому богу". За это отдельный лайк) . Сразу чувствуется совершенно другая атмосфера роботы, другой жанр чем в "кровавом боге", но до 16 главы, за исключением случая с Сакурой, все было более менее радужно, дальше пошел жесткач и читать стало сложнее, но вместе с тем и интересней (к слову, за день я прочел 26 глав). Некоторые смерти были не обязательными, я бы даже сказал автор прямо таки разбрасывается персонажами, но это, конечно, его право. Не очень нравится шиза, появившаяся у Наруто, но никак не могу поспорить с этим, ибо это вполне логично. По поводу глаз тоже, имхо, лишнее, но это на любителя. Очень нравится пейринг, я еще давно отметил что мать Саске была довольно красива, а еще мать того пацана из страны волн, они кстати похожи. Очень много оригинальных идей, события развиваются не по какнону, но около него, как бы взгляд с другой стороны и это тоже нравится. Все довольно грамотно, но есть очепятки и иногда встречаются кривоватые фразы. Не хватает беты самую малось, но даже без так вполне читабельно. Так держать)
\(*_*)
.....) )z
...../ \

Simply
Carro




 
Сообщения: 1007
Откуда: Банановый рай.

Сообщение Simply » 01 ноя 2017, 15:52

п.с., надеюсь Наруто не будет скрывать от Микото то что узнал, ибо получится шаблонно как во всех сериалах, когда правду умалчивают а потом она всеравно всплывает, при чем как правило от кого-то левого, а тот кто молчал огребает, а ты сидишь и думаешь "ну почему он не сказал раньше"...
\(*_*)
.....) )z
...../ \

BlackRaven
Каратель




 
Сообщения: 754
Откуда: С фикбука)

Сообщение BlackRaven » 05 ноя 2017, 18:31

Simply писал(а):BlackRaven, спасибо, я уже на фикбуке прочел) но другим может пригодится.
По поводу данного фанфика, я долгое время не решался прочесть, т.к. предполагал что Наруто в нем будет кем-то вроде шуллера и вообще вместо того что бы биться с кем-то на миссиях мне представлялось что он будет сидеть в каком-то казино и обыгрывать всех, в общем не знаю почему но думалось мне так. Когда же я повнимательней ознакомился с шапкой, то решил попробовать, плюс к этому меня склонила другая работа, которая тоже понравилась, в общем, меня затянуло буквально с первых строк. Вообще это здорово, когда немного стебный "полет бога крови" наскучит, можно переключиться и хапнуть агнста в "шальной карте", а когда этого агнста становится слишком много, вновь вернуться к "кровавому богу". За это отдельный лайк) . Сразу чувствуется совершенно другая атмосфера роботы, другой жанр чем в "кровавом боге", но до 16 главы, за исключением случая с Сакурой, все было более менее радужно, дальше пошел жесткач и читать стало сложнее, но вместе с тем и интересней (к слову, за день я прочел 26 глав). Некоторые смерти были не обязательными, я бы даже сказал автор прямо таки разбрасывается персонажами, но это, конечно, его право. Не очень нравится шиза, появившаяся у Наруто, но никак не могу поспорить с этим, ибо это вполне логично. По поводу глаз тоже, имхо, лишнее, но это на любителя. Очень нравится пейринг, я еще давно отметил что мать Саске была довольно красива, а еще мать того пацана из страны волн, они кстати похожи. Очень много оригинальных идей, события развиваются не по какнону, но около него, как бы взгляд с другой стороны и это тоже нравится. Все довольно грамотно, но есть очепятки и иногда встречаются кривоватые фразы. Не хватает беты самую малось, но даже без так вполне читабельно. Так держать)

Не знал, как Вы оцените это произведение после Полета Бога Крови. Приятно удивлен, что и этот фик Вам пришелся по душе. Спасибо за похвалу. А те или иные косяки у меня и правда встречаются. Бета могла бы это исправить, но так сложилось, что привык работать один. Постараюсь и дальше не разочаровать)
Simply писал(а):п.с., надеюсь Наруто не будет скрывать от Микото то что узнал, ибо получится шаблонно как во всех сериалах, когда правду умалчивают а потом она всеравно всплывает, при чем как правило от кого-то левого, а тот кто молчал огребает, а ты сидишь и думаешь "ну почему он не сказал раньше"...

Наверное, Вы пока не дочитали до этого момента, так что спойлерить не буду

Simply
Carro




 
Сообщения: 1007
Откуда: Банановый рай.

Сообщение Simply » 05 ноя 2017, 23:53

BlackRaven писал(а):Не знал, как Вы оцените это произведение после Полета Бога Крови.

Если честно то Шальная карта мне понравилась намного больше, вообще серьезные фики с переживаниями, психологией и философией лично мне очень нравятся, тем более когда все это приправлено светлыми моментами и вкусными пейрингами) Я и "Полет Бога Крови" начал читать потому, что он тоже казался серьезнее, чем оказалось на деле, но об этом отпишусь в соответствующей теме.
BlackRaven писал(а):привык работать один

Прекрасно понимаю. Когда наконец дописал главу, хочется поскорее выложить, получить комменты, а тут еще жди день или не дай бог два пока бета проверит) Знакомое чувство)
BlackRaven писал(а):Наверное, Вы пока не дочитали до этого момента, так что спойлерить не буду

Уже дочитал, в общем работу всю прочел за два дня, зачитался до двух ночи (или утра). В итоге не разочарован, все в этом моменте правильно, все так как нужно.
П.С., на ФБ я тоже оставляю комменты, мой ник там boBer, если что)
\(*_*)
.....) )z
...../ \


Пред.След.

Вернуться в Фанфики Наруто


Версия для печати

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1