Naruto / Шальная карта

Модераторы: Captain Grigory, Heilige, DENO, Сонне Мара

BlackRaven
Каратель




 
Сообщения: 752
Откуда: С фикбука)

Сообщение BlackRaven » 12 ноя 2017, 21:46

Simply писал(а):Если честно то Шальная карта мне понравилась намного больше, вообще серьезные фики с переживаниями, психологией и философией лично мне очень нравятся, тем более когда все это приправлено светлыми моментами и вкусными пейрингами) Я и "Полет Бога Крови" начал читать потому, что он тоже казался серьезнее, чем оказалось на деле, но об этом отпишусь в соответствующей теме.

О, очень рад. Именно таким это произведение и задумывалось - полным трагических событий и переживаний героев. "Полет Бога Крови" тут полная противоположность, главная идея, чтобы читать его было легко и весело. Такой вот баланс у меня получился. И не только для читателей, но и для меня самого, чтобы в зависимости от настроения писать работу соответствующего жанра и не прыгать по стилям.

Глава 35. Раз и навсегда
— Стихия Огня: Великий огненный шар! – воскликнули двое братьев, выдохнув друг в друга техники, которые столкнулись друг с другом, ослепительно полыхая языками пламени.
Каждый из Учих старался пересилить другого, выдыхая все больше огня и делая свою сферу из пламени еще мощнее. Но их силы были равны. Два мощных дзюцу еще некоторое время поборолись друг с другом, после чего растворились, заставляя разогретый воздух дрожать, а братьев – рассматривать сквозь него волнующиеся фигуры друг друга.
— Ты сильно вырос с нашей последней встречи, — пробормотал Итачи, никак не ожидая, что сила Саске возросла так сильно. Впрочем, младший Учиха еще только разогревался.
В его красных глазах сверкнули яростные огоньки.
— Мне нет дела до того, что ты там думаешь, — процедил он холодно, начиная складывать ручные печати. – Сегодня я, наконец, прикончу тебя! Раз и навсегда! Фуиндзюцу, Стихия Огня: Огненный Смерч!
В следующий миг бывший боец Корня выдохнул огненную воронку, которая понеслась в Итачи, разрастаясь с каждым мгновением и засасывая в себя всё, что встречалось на пути. По огненному урагану виднелись бегающие черные символы печатей, вспыхивающие каждый раз, когда что-то наподобие камня или маленького деревца попадало в уничтожающую все перед собой воронку.
Итачи стиснул зубы, оценив масштабы созданной братом техники. Попасть внутрь вражеского дзюцу ему определенно не хотелось. Когда Учиха придумал план, воронка была уже совсем близко. Но ему хватило времени, что активировать Мангеке Шаринган и призвать Сусаноо, призрачного гигантского скелета красно-оранжевого цвета, быстро покрывшегося сначала мышечными тканями, а затем и доспехами. В руках исполина, выросшего перед Саске, зажегся огненный меч, которым старший Учиха и встретил приближающуюся технику. Огненный смерч возмущенно сверкнул перед тем, как его засосало в оружие в громадной руке с шестью пальцами. Меч Тоцука, предназначением которого было запечатывать всё, чего он коснется, справился со своей задачей.
Саске глядел на призрачного воина, в котором находился Итачи, снизу вверх. Лицо у него было особо напряженным. По-видимому, он уже знал о том, что именно видел перед собой. Не может быть, чтобы Данзо, его наставник, не рассказал Учихе об известных техниках Мангеке Шарингана.
— Эту защиту тебе не пробить, — сообщил Итачи изнутри Сусаноо, глядя на брата, придумывающего новый план. — Саске, я знаю, как ты хочешь меня убить. Я желал, чтобы ты стал таким, чтобы вырасти сильным.
— Что ты несешь? Ты убил всю нашу семью! Конечно, я хочу тебя убить, — воскликнул младший Учиха.
— Да, это так. Но ты многого не знаешь. Данзо тебя использовал.
Саске ухмыльнулся, посмотрев на брата как на идиота. Даже в детстве, когда они с Итачи были довольно близки, он не смел себе такого позволить.
— А сейчас ты скажешь, что Данзо – абсолютное зло, верно? – предугадал он дальнейшее развитие их диалога. — Да, он убрал со своего пути Третьего. Но благодаря этому в деревне долгие годы царил мир и порядок.
— Ради этого же мира и порядка он приказал мне убрать наш клан. Я тоже был у него на побегушках. Не повторяй моих ошибок! – сказал Итачи.
— Верить тебе было моей главной ошибкой в жизни. Больше я ее не допущу, — заявил младший брат. – Ты зло. А то, что Наруто и Микото пошли против Данзо, а сейчас заодно с тобой, доказывает, что и они тоже.
Он смерил взглядом призрачного великана с огненным мечом в руке. Итачи не спешил нападать, и это было Саске на руку. Он уже придумал, как пробить абсолютную защиту Сусаноо. Рука Саске потянулась к кобуре для кунаев, и несколько сюрикенов, оказавшихся в его руке, тут же были пущены вперед.
Старший Учиха с недоумением посмотрел на летящие в него металлические звезды, не представляющие ровным счетом никакой угрозы для Сусаноо. Что Саске собирается сделать? Шаринган Итачи проследил за печатями, которые Саске сложил в мгновение ока. Размножить сюрикены теневой техникой? Действительно. Но даже облако оружия вряд ли как-то ему навредит.
— Обратная печать! – произнес Саске, крайне довольный тем, что Итачи не счел сюрикены за настоящую угрозу и никак не стал уходить от атаки.
В следующий миг первый сюрикен, врезавшийся Сусаноо в руку, взорвался черной сферой, расширившейся на метр во все стороны. Секундой спустя сфера захлопнулась, обратив всё, что было внутри нее, в ничто. Таким образом, снаряд оторвал щедрый кусок от руки призрачного воина, и Итачи понял, что допустил ошибку, недооценив брата.
Один за другим сюрикены врезались в полупрозрачного великана, поглощая его часть за частью. В итоге Итачи пришлось ретироваться, выпрыгнув изнутри Сусаноо, пока тот сдерживал последние атаки перед тем, как раствориться в воздухе.
— Черт, — выругался старший брат, заметив, что ему вслед летит еще три сюрикена, столь же смертоносные, как и те, что пробили его абсолютную защиту.
«Аматерасу с этим не справится. Увернуться я уже не успеваю. Придется снова использовать Сусаноо», — пронеслось в голове Итачи.
Снова призывать призрачного великана было бы слишком затратно по чакре, но, чтобы спастись, Учихе пришлось вновь прибегнуть к использованию Мангеке и оказаться внутри реберной коробки Сусаноо, способной защитить от одного такого попадания. Из-за плеча Итачи выросла красно-оранжевая рука из огромных полупрозрачных костей, которая, пожертвовав собой, помогла Учихе отмахнуться от угрожающих ему сюрикенов.
Учиха прекратил бегство и смог вздохнуть спокойно, поняв, что справился с дзюцу Саске, почти загнавшим его в угол. Саске тоже стоял на месте, собираясь с силами. Применить столько фуиндзюцу разом было непросто. Наверняка, его запасы чакры сильно сократились. Похоже, Учиха рассчитывал, что от такой техники Итачи никак не убежать, и сейчас сетовал на то, что ошибся.
— Техника призыва, — переведя дух, Саске сложил несколько печатей и, надкусив палец, капнул кровью на землю. По ней прочертился черный узор печатей, а затем из белого облака в небо вылетела огромная птица, на которую младший Учиха успел ловко запрыгнуть. Хлопая крыльями, птица уносила Саске все выше и выше.
«Он готовится использовать ту технику, о которой говорил Наруто», — подумал Итачи, вспомнив, что Джокер успел коротко рассказать ему о собственном поединке с Саске. Однажды, набрав высоту с помощью своего ястреба, Саске сорвался с небес и использовал Ярость Небес, молниеносное дзюцу, от которого трясется сама земля. Используя полученные перед боем знания и оценивая свои возможности, старший Учиха пришел к выводу, что лучше предотвратить эту технику, сбив брата в полете.
Из реберной коробки из полупрозрачной красно-оранжевой чакры, все еще защищавшей его, выросла еще одна гигантская костяная рука, над которой вращалось нечто, напоминающее три гигантских томоэ, точно таких же, как в глазах членов клана Учиха.
— Ясака но Магатама. Камень восьми склонов! – воскликнул Итачи, запуская снаряд в воздух.
Саске, никак не ожидавший такого резкого контрнаступления, не успел уйти от атаки, в результате чего Камень восьми склонов угодил прямиком в ястреба, заставив птицу взорваться облаком белого дыма, а ее пассажира — полететь вниз.
— Фуиндзюцу, Стихия Огня: Крылья феникса! – воскликнул Учиха, и пламя, удерживаемое черными контурами печатей в форме крыльев за спиной Саске, не дало ему упасть. Хлопая крыльями, полыхающими огненными вспышками, брюнет спикировал вниз, на ходу вооружаясь танто. Лезвие оружия заискрилось от синих молний. – Клинок Чидори!
«Проклятье. Я даже представить не мог, насколько ты силен, Саске. Сколько еще козырей у тебя в рукаве?» — подумал Итачи, придумывая, что бы предпринять.
— Аматерасу! – воскликнул он, заставляя воздух на пути брата вспыхнуть черным пламенем.
Тому пришлось продемонстрировать чудеса ловкости, чтобы увернуться. В следующий миг Саске налетел на брата, которого защитила реберная коробка Сусаноо, в которой он находился. В последний миг огненные крылья за спиной Саске взорвались пламенем, придавая хозяину максимальное ускорение для удара. В связи с этим, когда Учиха, выставив искрящийся молниями танто вперед, налетел на Итачи, половина лезвия проскользнула внутрь, царапнув брату плечо. По месту, где танто пронзал Сусаноо, по защите из чакры и полупрозрачных ребер, пошли яркие трещины.
Итачи стиснул зубы, чувствуя, как полученный порез обжигают затухающие электрические молнии. Сквозь красно-оранжевую призму взгляды двух братьев встретились, и Итачи не увидел в глазах брата ничего кроме жажды мести.
— Запечатывание в клинок! – процедил тот, сверкнув шаринганами и складывая печати одной рукой. Итачи еле успел отпрянуть назад, чтобы лезвие вражеского танто никак его не касалось. На его глазах чакру Сусаноо стало засасывать в оружие Саске, по лезвию которого поползли черные узоры.
Когда абсолютная защита была полностью поглощена врагом, Итачи отпрянул назад, вооружаясь несколькими кунаями. Запустив их в брата, он сложил печать концентрации. Но Саске был достаточно быстр, чтобы отбить снаряды в стороны перед тем, как сработают намотанные на них взрывные печати.
Приставив оружие к горлу Итачи, Саске ухмыльнулся.
— Ты проиграл, брат.
«Данзо хорошо тебя обучил», — подумал Итачи, поняв, что сейчас Саске ослеплен победой, и это наилучший момент для контратаки.
В его глазах крутанулся Мангеке Шаринган, а уста загнанного в угол Учихи прошептали:
– Тсукуеми.


***



Кимико и Орочимару сцепились в ожесточенной рукопашной схватке. Движения ученого в теле юной Хьюги были слаженными, плавными и одновременно с тем удивительно точными. По-видимому, это и был уникальный стиль боя знаменитого клана Конохи, который злодей освоил после переселения в тело Хинаты вместе с всем тем, что она знала и умела при жизни.
Хатаке пришлось несладко. В тайдзюцу она была неплоха, но противник, видевший ее тенкецу и стремящийся перекрыть их, заблокировав ток ее чакры, явно обладал преимуществом в этой ситуации.
Закрывшись от удара ладонью обеими руками, Кимико совершила прыжок назад с переворотом и, пользуясь тем, что ненадолго оторвалась от ученого, сложила несколько печатей.
— Запретная техника: Кромешная мгла! – промолвила девушка, и в следующий миг всё вокруг погрузилось во тьму. Даже бьякуган Орочимару не способен был видеть во мраке, опустившемся на место их битвы.
— Неплохо, — усмехнулся ученый, понявший, что бой будет длиннее и интереснее, чем он изначально предполагал. – Ты подарила себе еще пару минут. Но я всё равно найду тебя, малышка Кимико!
Напрягая глаза и стараясь что-то увидеть, злодей озирался по сторонам. Он приоткрыл рот и высунул язык, словно змея, пытаясь «учуять» добычу. Малейшие шорохи подсказывали, что Хатаке петляет где-то рядом, высчитывая, как нанести удар, чтобы враг не успел увернуться.
— Запретная техника: Касание мрака! – послышалось из-за спины. Мрак рассеялся, и в следующий миг оказалось, что ладонь беловолосой девушки, пропитанная облаком черной чакры, торчит из груди Орочимару.
Ученый возмущенно зашипел, но радоваться было рано. Вместо того, чтобы захлебнуться собственной кровью и рухнуть замертво, он превратился в грязевую кучу, из которой Кимико торопливо выдернула руку, отскакивая назад. Неужели это был всего лишь грязевой клон?
— Змеиные путы!
Ноги ее обвило что-то холодное и скользкое, и девушка и испугаться не успела, как оказалась по пояс связана огромной змеей, чье противное шипение заставляло сердце колотиться быстрее.
— Глупая девчонка, — прошипел устами Хинаты Орочимару где-то совсем рядом с ухом Кимико. — Твое тело отлично послужит в моих исследованиях. Я разгадаю все тайны твоего Улучшенного Генома.
Кимико вздрогнула, ощутив дыхание Орочимару, у которого отрасли острые клыки, у себя на шее. Наверняка сейчас он впрыснет в ее тело парализующий яд, и тогда девушку уже ничего не спасет. Благо, ее руки были свободны. Просто так сдаваться дочь Копирующего Ниндзя явно не собиралась.
— Запретная техника: Кольцо тьмы! – воскликнула она, спровоцировав появление поля из черной чакры, которое разошлось во все стороны кольцом и отбросило ученого прочь.
Змей, сдерживающий юную Хатаке, ослабил хватку, ибо клетки его тела, лишенные чакры, начали отмирать, обращаясь в ничто. Очень скоро от него ничего не осталось кроме горстки пыли. А Кимико устремила победный взгляд на Орочимару, который недоуменно смотрел на собственные руки, быстро принимающие пугающий темно-фиолетовый, а затем и черный цвет. Очень скоро они тоже начали осыпаться маленькими частицами, начиная от кончиков пальцев, и самого ученого очень быстро постигла бы та же участь. Но он уже много раз обманывал смерть, и этот случай не должен был стать исключением.
Кимико скривилась, увидев, как рот распадающейся на частицы Хинаты открывается неестественно широко, и оттуда выскальзывает точная ее копия, целая и невредимая, покрытая отвратительной слизью.
Встав в полный рост, Орочимару даже не оглянулся на «сброшенную шкуру», которая в тот же миг под действием вражеской техники прекратила свое существование. Хатаке стиснула зубы, поняв, что битва еще не окончена.
Вытянув руку вперед, злодей заставил несколько змей стремительно вырваться из-под рукава и полететь к ничего не подозревающей Хатаке. Та еле успела отпрыгнуть в сторону, и одна из змеиных голов молниеносно пронеслась рядом с разинутой пастью. Выхватив кунай, девушка ловким ударом перерезала всех отвратительных тварей, и Орочимару пришлось тряхнуть рукой, чтобы освободиться от уже бесполезных змей.
Поняв, что это удачный момент для контратаки, Хатаке быстро сложила печати, готовя новую смертоносную технику.
— Запретная техника: Копье смерти!
Закончив комбинацию печатей, девушка выставила перед собой обе ладони, перед которыми за пару секунд выросла внушительных размеров сфера из черной чакры. Мгновение спустя сфера выстрелила, превратившись в гигантское копье, уничтожающее всё на своем пути.
— Техника призыва: Врата Рашомона, — злодей уже придумал план спасения и, быстро сложив нужные печати и надкусив палец, ударил ладонью по земле.
Земля затряслась, и с оглушительным грохотом и лязгом из нее вырвались пять металлических врат с изображениями демонов на закрытых дверях. Каждые последующие врата были выше, шире и толще предыдущих.
Ужасающая техника Стихии Тьмы, по силе не уступающая Бомбе Хвостатого, прорвала все врата кроме последних, на которых осталась внушительная вмятина. Кимико поспешила закрыть уши, поскольку от звона, который не издал бы самый громкий колокол в мире, могли попросту лопнуть барабанные перепонки. Орочимару тоже предпринял меры предосторожности и убрал руки от ушей только когда врата провалились обратно под землю.
Его бьякуганы с змеиным зрачком остановились на Хатаке, которая тяжело дышала, поняв, что истратила слишком много чакры, а всё зря. Ученый в теле Хинаты облизнулся, предвкушая скорую победу.
— Кажется, ты совсем выбилась из сил, малышка Кимико, — прошипел он, придумав, как покончить со своей жертвой. Он взмахнул руками, и на кончиках пальцев Хинаты появились змеиные клыки. Это было необходимо для новой техники злодея, совмещающей в себе искусство клана Хьюга и его змеиное дзюцу.
Хатаке вздрогнула. Такое зрелище не могло не испугать, учитывая, что ей почти нечем было ответить.
— Хината, остановись! – внезапно кто-то загородил ее собой, появившись на поле боя так внезапно, что даже Орочимару на миг притормозил. Это был Хьюга Неджи собственной персоной, изрядно вымотанный, израненный, но столь же уверенный в том, что делает.
— Неджи… Что ты тут делаешь? Ты разве не должен сражаться с…
— Да. У нас огромные потери, и после появления Кагуи от нашего войска почти ничего не осталось, — вздохнул тот. – Но когда пришло подкрепление из Амегакуре, Шестой поручил мне отправиться к вам и помочь разобраться с… ней.
Хьюга встал в боевую стойку, активировав бьякуган, и посмотрел на двоюродную сестру, которая при его появлении изобразила на лице жуткую улыбку. Ее глаза, на которые Неджи обратил внимание в первую очередь, заставили шиноби вздрогнуть.
— Неджи-кун, — промолвила Хината своим прежним голосом и с характерным для Орочимару шипением добавила. – Хорошо, что ты явился. Еще одна пара бьякуганов никогда не будет лишней.
— Это Орочимару, — произнесла Кимико и, чтобы ситуация стала понятнее, добавила. – Он выглядит так, потому что вселился в чужое тело.
— Из всех тел он выбрал мою сестру… — произнес Хьюга сломленным голосом. – Теперь понятно, что случилось с командой Куренай.
Он посмотрел на ученого, бьякуганом видя, что по сосудам в теле девушки течет совершенно другая чакра.
— Хината, если ты еще там, пожалуйста, остановись, — выдавил Хьюга, понимая, что не знает, что делать. Нападать на Орочимару, если еще был шанс спасти Хинату, он не мог.
— Зря стараешься, Неджи-кун, бедняжки Хинаты больше нет, — облизнулась темноволосая девушка. – Но раз уж ты тут, позволь продемонстрировать тебе вершину искусства клана Хьюга.
В следующий миг Орочимару сорвался с места, его ладони с пальцами, на которых еще виднелись выдвинувшиеся змеиные клыки, засветились зеленоватым полем чакры.
— Восемь триграмм: Сто двадцать восемь жалящих укуса! – воскликнул Орочимару.
Неджи, сорвавшись с места, тоже пропитал ладони чакрой, и они засветились едва видимым голубоватым цветом.
— Восемь триграмм: Сто двадцать восемь небесных касаний! – выкрикнул он в ответ.
Кимико лишь могла наблюдать, как два обладателя бьякугана несутся навстречу друг другу, а затем сходятся, синхронно нанося молниеносные удары. Орочимару бил пальцами, стремясь поразить врага змеиными клыками в тенкецу и впрыснуть в его тело яд. Неджи же атаковал ладонями, хотя на деле скорее не атаковал, а оборонялся, отбивая удары врага в стороны.
— Два! Четыре! Восемь! Шестнадцать! Тридцать два! – выкрикивали они одновременно.
Их движения были столь быстрыми, что Кимико уже не успевала за ними уследить.
— Шестьдесят четыре! – ожесточенный поединок техник тайдзюцу продолжился.
В следующее мгновение Неджи, измотанный прошлыми сражениями, пропустил несколько ударов. В итоге к его ранам добавилось несколько укусов. Прошла лишь пара секунд, а движения Хьюги замедлились. Он был уже не в состоянии держать оборону.
— Хината… — выдавил он, посмотрев врагу прямо в глаза из последних сил.
— Сто двадцать восемь! – прошипел Орочимару в ответ, испещряя Хьюгу множеством маленьких отверстий через молниеносную серию ударов, неуловимых глазу обычных смертных.
На глазах Кимико, у которой в этот момент всё внутри сжалось от ужаса, Неджи упал замертво. Свалившись на спину, он уставился навсегда замершим взглядом в небо, которое казалось таким спокойным на фоне происходящего на земле хаоса.
— Я тут подумал и решил, что твой бьякуган мне вряд ли понадобится, — сообщил ученый павшему воину, проходя мимо и направившись прямо к Кимико. – Прости, что я отвлекся. На чем я там остановился?
Девушка зажмурилась, попытавшись сдержать слезы. В последний раз ей это не удалось после гибели отца, которого она так долго искала и в итоге так и не сказала ни слова. Теперь сейчас… Неджи не был ей особо близок, они едва успели познакомиться за то время, когда Коноха восстанавливалась после расколовшей ее надвое катастрофы. Но, тем не менее, он был частью ее новой семьи, принявшей ее к себе. И пусть маленькой частью, для Хатаке, у которой после потери матери и Джирайи-сенсея не было никого, эта часть имела значение. И сейчас, встав на ее защиту, Хьюга был убит злодеем руками его собственной сестры. Это душераздирающее зрелище вновь напомнило Кимико о гибели всех, кого она успела потерять, об одиночестве и страхе, которые она испытывала в Амегакуре, которые медленно уничтожали само ее естество.
— Малышка Кимико, чего же ты плачешь? – издевательским тоном прошипел Орочимару. – Мне казалось, ты покрепче духом. Вспомни, кто ты есть. Вспомни, что привело тебя к Акацуки. Ты одиночка, убийца, чудовище…
— Чудовище здесь ты! – процедила Хатаке, утирая слезы ладонью, которая в следующую секунду вспыхнула черной чакрой, на сей раз столь нестабильной, что энергия эта была похожа не на облако, а на бушующие молнии, которые Кимико держала в собственной руке.
Не помня себя, она бросилась в атаку, забыв о том, как опасен и коварен враг. В свой удар девушка вложила всю свою мощь и все свои чувства. Несомая вперед своей техникой, она яростно закричала.
— Глупая девчонка, — во второй раз прошипел ученый, поняв, что уклониться от «лобовой атаки» не составит труда.
Он уже приготовился отойти в сторону, но вдруг замер, поняв, что ноги внезапно перестали слушаться. Неужели это дело рук Неджи, который умудрился перекрыть столь значимые тенкецу?
«Будь ты проклят, Хьюга», — подумал ученый, решив вновь сбросить кожу, чтобы избежать смерти. На это у него еще оставалось достаточно сил.
В следующий миг Кимико налетела на злодея, вонзив искрящуюся молниями тьмы руку ему в живот. Игнорируя боль от смертельной раны и чувствуя, как клетка за клеткой его тело начинает рассыпаться, ученый в теле Хинаты широко раскрыл рот, готовясь выплюнуть себя наружу.
Но Хатаке не остановилась на достигнутом. Когда она пронзила противника, дзюцу в ее руке не погасло, и тогда она выдернула ладонь и одним ударом снесла Орочимару голову. Труп прекрасной Хинаты, которую злодей обезобразил собою, рухнул на землю, распадаясь на маленькие частички. Та же участь постигла и откатившуюся к телу Неджи голову.
Кимико рухнула на землю, обессиленная, но знающая наверняка, что избавила мир от твари по имени Орочимару. Раз и навсегда!


Пред.

Вернуться в Фанфики Наруто


Версия для печати

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 3

cron