Naruto / Полёт Бога Крови

Модераторы: Captain Grigory, Heilige, DENO, Сонне Мара

BlackRaven
Каратель




 
Сообщения: 769
Откуда: С фикбука)

Сообщение BlackRaven » 11 июн 2018, 13:32

Глава 9, в которой фанфик вышел из комы, а за себя автор пока не уверен.

— Режим Отшельника? – прошептала Сакура, краем глаза заметившая, что вытворяет Саске.
Сендзюцу было в списке вещей, о которых Харуно успела немало узнать за последние годы, проведенные за опытами и прочтением источников самого разного рода, начиная с книг и заканчивая довольно древними свитками. Ее искренне интересовал этот вопрос. Ведь и Проклятая Печать Сакуры фактически открывала ей доступ к сендзюцу-чакре.
Однако механизм активации этого режима у Учихи заметно отличался. Только что он практически сразу собрал такую массу природной энергии, что смог перейти в Режим Отшельника мгновенно. Складывалось ощущение, что эта энергия взялась не извне, как обычно происходило у пользователей сендзюцу, а с самого начала обитала в темноволосом шиноби, дожидаясь момента, пока тот высвободит ее. И девушка, немало времени посвятившая изучению этого вопроса, знала, что таких прецедентов в истории мира шиноби еще не было.
— Ведь Джирайя как-то раз по пьяни запечатал во мне Гамабунту, — пояснил Учиха своему противнику, усмехнувшись то ли над тем, что теперь великое существо обитает внутри него и вынуждено делиться своей силой, то ли над тем, что наставник мало что делает в трезвом состоянии.
«Гамабунта? Великий Босс с горы Мьебокузан? Что ж, это всё объясняет», — похоже, Харуно нашла ответ на свой вопрос.
— Не отвлекайся, я не буду играть в поддавки, — послышался голос ее собственного противника, и в следующий миг на нее налетел Даруи, замахнувшийся своим грозным мечом. Харуно, проявив чудеса ловкости, умудрилась парировать удар. Искрящееся молниями лезвие столкнулось с изящным клинком Кусанаги, пропитанным чакрой стихии Ветра.
Харуно встретилась с врагом взглядом. Лицо темнокожего мечника выражало абсолютное спокойствие и даже какую-то отстраненность. Даже хладнокровная Сакура на фоне противника выглядела весьма заведенной в пылу битвы.
Попытавшись пересилить друг друга, шиноби отскочили в разные стороны, а потом, оттолкнувшись от земли, вновь устремились вперед. Даруи занес меч над головой, чтоб со всего размаху опустить его на противницу. Сакура, принимая это как вызов, подумывала о том, чтобы атаковать врага туда, где он открылся, но потом резко переменила план. Когда шиноби Кумогакуре нанес удар, девушка встретила его диагональной атакой снизу вверх, целясь не столь во врага, сколько в его оружие. И ее план удался. В следующий миг грозный клинок, которым Даруи хвастал в начале боя, сравнивая никчемное оружие противницы с зубочисткой, был разрублен надвое. Шок отразился на лице темнокожего мечника не сразу, что еще раз сказало о его пассивности ко всему окружающему. Но в итоге он все же недоуменно покосился на укороченный вдвое меч в своих руках.
— Ветер сильнее Молнии, — прокомментировала Сакура, провожая взглядом вторую часть меча врага, отлетевшую в сторону и воткнувшуюся в траву. – Уверена, тебе это известно.
— Конечно, — отозвался тот, не растерявшись. – А я думал, знаешь ли ты об этом и сможешь ли использовать это в качестве своего преимущества.
Сакура ухмыльнулась. Теперь, без своего оружия, враг явно уступал ей еще больше. Решив не тратить время на разговоры, она бросилась вперед, нанося не столько сильные, сколько быстрые удары и вынуждая того быстро отражать их испорченным мечом.
Даруи был на удивление ловок и быстр, и он даже умудрился перейти в контратаку. Не ожидавшая такого поворота событий Харуно еле успела отклониться назад, когда остатки массивного клинка пронеслись перед ее лицом. Меч Даруи все же царапнул ее щеку, и девушка отскочила назад, чувствуя, как из свежей раны по щеке стекает капелька крови.
Довольный враг небрежно отбросил оружие в сторону, и меч воткнулся в ствол ближайшего дерева, а сам шиноби начал складывать печати.
— Ветер не всегда сильнее. Узри настоящую силу Молнии, — пробормотал он, закончив комбинацию движений пальцами. – Стихия Молнии. Черная грозовая пантера!
Удивить Сакуру было непросто, но впервые в жизни она увидела черную молнию, принявшую очертания пантеры, которая сиюминутно сорвалась с места и помчалась к ней.
— Стихия Ветра: Жалящий клык Кусанаги! – она направила меч прямо на вражескую технику, и с конца лезвия сорвался новый заряд воздуха, повторявший очертания клинка, только в несколько раз больше.
К удивлению Сакуры, ее весьма мощное дзюцу никак не навредило пантере: та просто промчалась сквозь ее технику, тем самым развеяв ее. Теперь вопрос заключался в том, как самой Харуно спасаться от этой угрозы.
— Стихия Земли: Каменная стена! – прошипела она, отпустив меч и позволив ему воткнуться в землю, после чего сложила несколько печатей. Пока из земли выдвигалась каменная преграда, Харуно успела увидеть, что пантера уже совсем рядом. В следующий миг послышались треск и грохот, и барьер из камня разлетелся на кусочки, а сама Сакура отлетела назад, пораженная остаточной энергией черной молнии.
— А Молния, как ты помнишь, сильнее Земли, так что только что ты сделала нечто совсем бесполезное. И заодно раскрыла мне еще один козырь, — поучительно проговорил неприятель, глядя, как Сакура с трудом поднимается на ноги, и двинулся вперед.
Харуно злобно зашипела, демонстрируя, как ей не нравится, когда враг пытается продемонстрировать свое умственное превосходство.
— Удивлен, что ты еще можешь двигаться, — прокомментировал тот, решив, что то, что Сакура выдержала удар, все же заслуживает какого-то уважения.
Он с удивлением посмотрел на Сакуру, поскольку лишь приблизившись смог разглядеть небольшие чешуйки, врастающие обратно в кожу. Видимо, в момент удара именно появившася на Сакуре чешуя спасла ее от поражения или, по крайней мере, отсрочила его.
— Что это, еще одна техника? – усмехнулся он лениво. – А вы, ребята из Конохи, умеете удивлять.
Девушка подождала, пока чешуйчатый покров полностью исчезнет, после чего шагнула неприятелю навстречу.
— Змеиная чешуя. Моя особая защитная техника, — нехотя отозвалась она, не видя причин утаивать название дзюцу, ведь это ничем не поможет ее врагу.
Она следила за движениями Даруи и, когда тот оказался на груде камней, то остановился, глядя на воткнутый в землю меч.
— А знаешь, пожалуй, твоя зубочистка не так плоха. Заберу ее себе, — пробормотал он, задумчиво посмотрев на заманчиво поблескивающую рукоятку. Даруи потянул руку к клинку, решив, что расправится с Сакурой ее же оружием.

***



Тем временем продолжался бой между Саске и его потерявшим человеческое обличие соперником. Режим Отшельника точно не сделал Учиху красивее. Зато теперь он был в разы сильнее, и когда существо с восемью хвостами ринулось на Саске, тому не составило труда перемахнуть через зверя эффектным кульбитом, поймать его за хвост, крутануть вокруг себя и отправить в полет в прилегающий к полигону лесок.
Раздался грохот, земля под ногами подскочила. Это Восьмихвостый сбил собою несколько деревьев. Учиха же посмотрел на покрывшиеся волдырями ладони, которые явно не были рады прямому контакту с демонической чакрой Хачиби. Впрочем, регенеративные способности Гамабунты внутри Саске делали его регенерацию в Режиме Отшельника способной быстро залечить и такие раны.
Из леса послышалось недовольное рычание, и зеленый шаринган Саске отчетливо увидел, как промеж стволов деревьев в него устремляется луч красной энергии. Судя по всему, Саске сражался уже не с Киллером Би, а с Восьмихвостым, получившим контроль над телом джинчурики. Однако полная трансформация была только впереди.
Учиха поспешил сложить печати и надкусить палец, после чего капнул кровью на траву.
— Техника призыва: Жаба-камикадзе!
В следующий миг из белого облачка дыма появилась громадная жаба, не столь большая, как Большой Босс Гамабунта, но все же покрупнее человека. Призывное существо появилось между Учихой и летящим в него снарядом.
— Саске, поменяй уже название этой техники, а то каждый раз, как ты… — договорить, увы, не получилось, ибо в следующий миг жаба, выполнившая роль живого щита, вновь растворилась в белом дыму.
— Извини, Тамимару, но контракт есть контракт, — отозвался Учиха мстительно, вспомнив тренировки на горе Мьебокузан, где эта жаба не раз высмеивала его, когда у него поначалу что-то не получалось. – Не надо было надо мною ржать.
Он вздохнул.
— Шутки шутками, но теперь я знаю, насколько мощны его снаряды, — пробормотал Учиха, обращаясь неизвестно к кому. – Сомневаюсь, что твоя водяная стена выдержала бы такой удар.
«Это не дает тебе права закрываться от удара моими детьми», — возмутился Гамабунта где-то глубоко в подсознании Учихи.
— Замолкни, а то запечатаю кого-нибудь из них в спящего Джирайю, — впрочем, Саске знал, как отвечать, чтобы быстро заткнуть Большого Босса, который явно был не в восторге от Учихи как от человека и своего нового жилища. – Я сам тебя вызову, когда будет нужен совет.
Босс послушно затих, а Учиха, вновь посмотрев туда, куда с его подачи улетел Киллер Би, вздрогнул, поняв, что среди леса, вызывая новые разрушения ландшафта, вырастает какая-то гигантская фигура. Это был Восьмихвостый во плоти! Впервые Саске видел джинчурики в полном воплощении, и это зрелище повергло его в шок.
«Неужели и Наруто может превращаться в такого же мутанта-переростка?» — подумал Учиха, вспоминая изображения Девятихвостого Лиса в манускриптах.
— Человечишко, ты не понял, с кем связался. Кто против Би, тот автоматически против меня! — проревел «осьминого-бык». – К тому же, твои люди и Хокаге схватили малышку Югито.
Выражение испуга, которому Саске лишь на миг позволил появиться на лице, сменилось раздражением.
— Меня долго не было в деревне, но про похищение ты точно что-то попутал. Теучи-сама никогда бы так не поступил, — ответил он.
— Разберусь с тобой, букашка, и проверю это лично, – рявкнул Хачиби.
Он ринулся вперед, занося кулачищи и опуская их на то место, где только что стоял Саске. Учиха успел отскочить назад, ретировавшись на безопасное расстояние. Проделавший в земле две выемки демон на этом не остановился, и тогда в ход пошли щупальца, норовившие раздавить Учиху своей массой, но брюнет ловко ускользал из-под ударов Биджу, чем еще больше бесил и без того разгневанного Хачиби.
— Стихия Огня: Копье неистового пламени! – воскликнул он, выждав удобный момент для атаки и быстро скомбинировав печати. В следующий миг невероятно мощный конус огня ударился в грудь Хачиби, но оставил после себя лишь черный след. Судя по всему, демон был не слишком восприимчив к подобным техникам.
Как позже выяснил Саске на практике, техники Воды и Молнии также не были особо полезны против этой махины. Зато Учихе удалось разозлить своего грозного противника еще больше.
— Бомба Хвостатого!
На глазах Учихи во рту Биджу начал на глазах расти черный шар. Саске вздрогнул, поняв, что это та самая мощнейшая техника Хвостатых. Такими же Девятихвостый некогда разнес половину Конохи. Что-то подсказывало ему, что от такой техники он явно не загородится «жабой-камикадзе».
В разуме Саске созревал план. И план этот был сумасшедшим. Но ускоренный и усиленный Режимом Отшельника шаринган давал ему шанс на то, чтобы провести Хачиби только что придуманным трюком.
— Эй ты, остынь, — обратился он к демону, сунув руку в карман и достав оттуда монету. – Давай бросим монету. Выпадет решка – прибьешь меня и дело с концом, а если выпадет рамен, тогда…
Да, правление Пятого Хокаге отразилось и на деньгах, используемых в Конохе и ставших популярными во многих других деревнях. Но сейчас, наверное, не время вспоминать о денежной реформе…
Учиха, не став заканчивать фразу, подбросил монету в воздух, привлекая к ней внимание противника. В тот миг, когда она красиво перевернулась в воздухе и сверкнула при солнечном свете, на монете на миг отразился зеленый шаринган Саске, с которым Хачиби до этого избегал прямого зрительного контакта. Восьмихвостый был не дурак и прекрасно знал, как легко попасться в гендзюцу представителя рода Учиха. Но у ученика Джирайи были свои приемы на подобные случаи.
В следующий миг Хачиби увидел то, что повергло его в шок. Средь белых клубов белого дыма, возникших перед ним, появился здоровенный силуэт, по фигуре напоминающий самого Восьмихвостого. Но когда дымка, вносящая толику неизвестности, начала растворяться, стало понятно, что это особь женского пола с двумя пышными округлыми формами грудей, изящными рожками на голове и восемью щупальцами, присоски которых были окрашены в красный цвет, создавая впечатление эдакого осьминожьего маникюра.
Учиха, уже усомнившийся в этой идее, увидел, как у Биджу, продолжающегося таращиться на несуществующую помесь коровы и осьминога, появляется румянец на фиолетовых щеках. Его и без того круглые глаза превратились в два круглых блюдца, в которых отражались искры восторга от увиденного зрелища. Вдобавок ко всему, у Хачиби отвисла челюсть, и в следующий миг грозный Биджу, сам того не заметив, позволил Биджудаме провалиться в собственный рот. И, как это ни смешно, секундой позже противник Саске, вконец очарованный иллюзией, являющейся адаптацией техники соблазнения, подавился собственной Бомбой Хвостатого, которая взорвалась у него же в горле.
Хачиби закашлялся, быстро начав уменьшаться, и, наконец, вновь вернулся в человеческую форму. Киллер Би, истощенный перевоплощением, растянулся на земле, явно не в силах продолжать бой.
Зеленые шаринганы Саске довольно сверкнули. Только что он получил ачивку «охмурение Хвостатого» и был чрезвычайно горд собой. Битва закончилась, и теперь можно было деактивировать Режим Отшельника. Вскоре вздувшееся лицо брюнета вернулось в свою естественную форму, бородавки пропали, а синяя краска вокруг его глаз исчезла.
Вновь став пользующимся вниманием прекрасных дам красавчиком, Учиха поискал глазами Сакуру и понял, что в пылу битвы она с Даруи переместилась на другой край полигона. Увлеченные друг другом противники пропустили самое интересное. А жаль. Впрочем, может, ей не обязательно знать, как именно он одолел Восьмихвостого. Ведь, как учил его Извращенный Отшельник Джирайя, всегда можно было придумать более красочную историю.

***



— Это была роковая ошибка, — прошипела Харуно, приковывая его взгляд к себе.
Мечник вздрогнул, поняв, что не может пошевелиться. Что было на рукоятке меча? Особая печать или какой-то яд, к которому лишь у хозяйки Кусанаги есть иммунитет? Он так и застыл с мечом в руке, видя, как Сакура движется ему навстречу.
В следующий миг их взгляды встретились, и Даруи увидел, как в змеиных зрачках девушки что-то блеснуло. Предчувствие чего-то нехорошего охватило его, и в сознании мечника начали проноситься самые страшные его страхи. Что же сейчас произойдет? Неужели его одолеет девчонка? Или, может, паралич – не последний эффект от прикосновения к рукояти этого проклятого меча?
— Чего ты боишься больше всего? – поинтересовалась Сакура, зная, что происходит с ее оппонентом.
Даруи зажмурился. Его тело горело, будто пораженное болезнью, и одновременно с этим мечник чувствовал холод и слышал, как в груди бешено колотится сердце.
— Что-то мне нехорошо, — прошептал он и вздрогнул, вспомнив всё. Эта фраза… Именно ее произнес персонаж из недавно просмотренного фильма перед тем, как с ним случилось нечто необратимое.
Он раскрыл глаза и с ужасом посмотрел на руку, которая медленно начала рассыпаться в пыль. Даруи услышал, как клинок Кусанаги звякнул, вывалившись из его второй растворившейся руки и ударившись о камень, после чего понял, что скоро и он сам обратится в ничто.
— Не-е-ет! – заорал он, прежде чем новый самый страшный кошмар, вызванный просмотром последнего блокбастера, воплотился для него в явь.
Харуно с насмешкой поглядела на мечника, целого и невредимого, но всё так же застывшего на месте и не прекращающего орать еще ровно минуту. В итоге Даруи, сраженный ее гендзюцу, рухнул на землю, пуская слюни и не приходя в сознание.
Сакура же подняла свой меч, выроненный мечником, после чего затолкала его себе в раскрытый рот. Когда Кусанаги полностью исчез, Харуно облизнулась, будто только что вкусно покушала.
— Правило пяти секунд, да? Ты бы хоть помыла его перед тем как в рот совать, — послышался голос Саске.
— Ты справился? – удивилась она.
— Конечно. Нет вещей, с которыми я не справляюсь, — отозвался Учиха.
— Даже Наруто? – поинтересовалась Сакура, и лицо у Учихи резко изменилось.
Не любил он, когда ему напоминали о давнем проигрыше. Но сегодня он одержал великую победу. Великую, пусть и не очень честную. Ведь тогда на экзамене Наруто тоже победил не самым честным образом.
— Нечего прошлое поминать, — ухмыльнулся брюнет. – Давай лучше вернемся назад с этими двумя. Пора кончать с этим беспорядком в Конохе.

***



Великое нечто зависло в воздухе, отбрасывая на землю зловещую тень. Наверняка громадное существо, частично скрываемое облаками белого дыма от техники призыва, можно было бы заметить и из Конохи, но сейчас все шиноби были столь увлечены схваткой, что появление Летающего Макаронного Монстра осталось без внимания. Но и здесь, вдали от хаоса битвы, охватившего Деревню Скрытого Листа, был тот, кто пришел в ужас от такого представления.
Райкаге устремил взгляд вверх, туда, где в клубах белого дыма шевелились огромные макаронины, спутанные в общую массу божества, которому поклонялись самые верные поклонники рамена. Оттуда, в свою очередь, на него глядели два красных огонька, и взгляд этот не предвещал ничего хорошего.
— Прими же наказание за свою глупость и дерзость! – воскликнул Теучи, зловеще улыбаясь. Похоже, последователь Джашина прекрасно знал, что произойдет дальше, и, уже показав, на что способен, решил просто понаблюдать, как Эй справится с новой угрозой.
— Ты думаешь, эта хреновина меня испугает? – рявкнул темнокожий атлет, показав пальцем вверх. Вопрос должен был вызвать у Хокаге сомнения, но предательское подрагивание пальца выдало, что Четвертый Райкаге и правда немало напуган.
Он стиснул зубы, концентрируя в себе остатки чакры. В следующий же момент силуэт Эя вспыхнул яркими разрядами молний, покрывшими его в виде электрической брони. В этот же миг Макаронный Монстр решил сделать свой ход. Несколько громадных макаронных щупалец устремились вниз, круша всё на своем пути. Словно гигантские черви, спускавшиеся с небес, они ползли по земле, сшибая деревья и вызывая грохот, от которого закладывало уши.
Эй подпрыгнул вверх, и несколько толстых макаронин встретились там, где он только что стоял, опутавшись друг вокруг друга, но так и не поймав добычу. Приземлившись на одно из щупалец монстра, Райкаге пустил больше чакры в ноги, чтобы не соскользнуть, и молнией ринулся вперед, решив забраться по проложенной ему дороге прямо вверх и прикончить чудовище там же.
Красные огоньки, выбивающиеся из зависшей в воздухе макаронной массы, недобро сверкнули, и множество новых щупалец устремилось вниз, стремясь помешать мужчине свершить задуманное. Когда новая макаронина была совсем близко и норовила сшибить собою Райкаге, тот, сконцентрировав чакру в кулаке, нанес по ней мощный удар. По щупальцу монстра прошли разряды молний, и оно лопнуло, опадая на землю ошметками теста, которые своим падением проделали в лесистой местности еще несколько кратеров.
Обрадовавшийся Эй не заметил, как новая гигантская макаронина подобралась к нему сзади, и в следующий миг Райкаге оказался опутан. Кольца щупальца быстро стягивались, словно змея, стремящаяся задушить свою жертву, и пойманный в ловушку шиноби был под угрозой превращения в фарш. Но, собрав всю волю в кулак, тот высвободил чакру в виде электрического поля, и все опоясывающие его макаронины вновь обратились в бесформенные куски, полетевшие вниз.
— Недурно, — усмехнулся Теучи, глядя вверх, туда, где Райкаге ловко перепрыгивал с одного щупальца на другое, стремясь добраться до самого монстра и прихлопнуть его мощным ударом. Вмешиваться он, конечно, не стал. Вряд ли у противника осталось достаточно сил, чтобы совершить задуманное. Битва с Макаронным Монстром продолжалась уже довольно долго и успела измотать темнокожего атлета.
Несколько раз он прямо на глазах Теучи был сброшен вниз, но успевал зацепиться за дерево или одно из щупалец и продолжал подъем в небеса, где парило призванное Хокаге божество, чьим извивающимся отросткам не было конца. Бой Райкаге продолжал скорее из упрямства, а не из веры в себя. Впрочем, как и предполагало звание Каге, Эй был достаточно силен и еще был способен удивлять.
Макаронный Монстр тоже, по-видимому, был впечатлен настойчивостью и выносливостью своего противника. Чтобы разглядеть его получше, он подпустил его ближе к себе и, когда Эй оказался на щупальце прямо напротив красных светящихся глаз, теряющихся в шевелящейся вокруг двух громадных тефтелей массе макарон, он не стал мешкать, сорвавшись с места и готовясь нанести решающий удар.
Монстр, предвкушая недоброе, использовал новый прием, на миг сжав тефтели так, что прямо навстречу Райкаге брызгами прыснул обжигающий сок, оставляющий на его коже ужасные ожоги, будто какая-то кислота. Однако, Райкаге не остановился. Влетев в самое естество своего макаронного противника, он разом выплеснул энергию в мощнейшем дзюцу.
— Стихия Молнии: Вспышка сверхновой! – услышал Теучи снизу название техники, которая в следующий миг взорвалась в небе ослепительно ярким электрическим салютом и заставила Макаронного Монстра развеяться.
Хокаге увидел, как среди заполонивших небо клубов белого дыма появляется постепенно увеличивающаяся точка. Это был Райкаге, летящий к земле, закручиваясь в воздухе, будто кто-то сбросил его с небес. Впрочем, даже увидев, как Эй совершил почти невозможное – одолел Летающего Макаронного Монстра, последователь Джашина не стал предпринимать никаких действий, чтобы как-то помочь ему. Он даже не шелохнулся, когда Райкаге со всей силы врезался в землю, заставив всё вокруг вздрогнуть.
Проделав в земле внушительную вмятину, Эй пошевелился, с ощутимым трудом подняв голову и посмотрев на Пятого. Лицо его, как и всё тело, было покрыто ожогами от контакта с разъедающим соком. Впрочем, благодаря электрической броне, защищающей Райкаге до самого последнего момента и испарившей часть попавшей на него жидкости, повреждения были не такими страшными, как могли бы быть.
— Так и быть, я сдаюсь, — выдавил мужик и бессильно уткнулся носом в землю.
Пятый Хокаге вздохнул с облегчением, но скорее не потому, что теперь можно было положить конец этому бессмысленному сражению, а потому, что ему не придется приносить в жертву столь достойного шиноби, второго на его памяти, кто смог одолеть Летающего Макаронного Монстра.
— Чудно. Тогда пойдем разнимать ребятишек. А потом я отпущу тебя, когда оплатишь нанесенный Конохе ущерб, — пробормотал он, снимая с головы поварскую шапочку и подходя к покосившемуся дереву, на сучке которого все еще висел удивительным образом не запачканный плащ.

BlackRaven
Каратель




 
Сообщения: 769
Откуда: С фикбука)

Сообщение BlackRaven » 25 июл 2018, 19:06

Глава 10. Избранница
Прошло несколько дней. Коноха оправлялась от пережитого нападения, во многом благодаря шиноби Кумо, некоторые из которых были оставлены в качестве чернорабочих. Также Райкаге обязался выплатить огромную компенсацию. В общем, в плюсе были все, кроме, пожалуй, тех, кто до сих пор отлеживался в больнице или и вовсе пал на поле брани.
Еще одной катастрофой, но уже не для деревни, а для личной жизни одной не самой удачливой женщины стал уход Шинджи. Оказав деревне помощь в отражении нападения и встретившись с Хокаге, жрец решил вернуться в храм близ Деревни Горячих Источников. Там его ждала семья. А диалог с Тсунаде, по-видимому, не привел ни к каким положительным результатам, ибо немой воитель ушел ночью, не попрощавшись, но прибив к двери особняка Великой Неудачницы сенбоном прощальную поэму, в которой воспевал ее силу и красоту, но говорил, что теперь их пути разошлись навсегда.
— Вы не переживайте так, Тсунаде-сама. Приготовлю я ваш эликсир, — утешала ее Сакура, которой, конечно же, хотелось остаться у той под крылом и пользоваться всеми благами особняка и лаборатории.
— Да на кой он мне. Мою неудачу в личной жизни он никак не исправит, — ответила совершенно разбитая Тсунаде. Но на следующий день Сакура была поднята рано утром и направлена в лабораторию продолжать эксперименты. Видимо, Великая Неудачница передумала.
Саске и Джирайя остались в деревне и, по-видимому, никуда больше не собирались после своего долгого путешествия. Учиха решил попробовать себя в экзамене на чунина, чтобы исправить то, что формально он все еще был генином. К его удивлению, Сакура умудрилась за это время продвинуться по карьерной лестнице шиноби, как и все их сокурсники из Академии. Даже Наруто, который в прошлый раз одержал над Учихой нечестную победу, был выше рангом. Нужно было поправлять ситуацию, на что Пятый Хокаге дал добро, оценив по достоинству то, что Саске победил в честном (или не очень) бою самого Восьмихвостого.
— Неплохо ты его натренировал, Джирайя, — сказал Пятый, когда они втроем сидели в его кабинете, попивая чай, оставленный Райкаге в качестве еще одного подарка в знак извинений. – Да и Гамабунту запечатать – это мысль оригинальная.
— То случайно получилось, — отозвался Извращенный Отшельник, улыбнувшись. – Я пьяный был и решил «поиграть в Четвёртого».
Учиха ухмыльнулся. Он помнил, насколько неприятен был процесс запечатывания Гамабунты. Самое паршивое было то, что учитель решил провернуть дело ночью, когда Саске вернулся на гору Мьебокузан из ближайшего людского поселения и отдыхал после изнуряющего процесса возрождения клана Учиха со своей очередной «любовью всей ночи». В общем, пробуждение было не из приятных, и остановить Джирайю было уже невозможно. К счастью, запечатывающая техника была попроще той, что использовал в свое время Четвертый для запечатывания Кьюби, и не требовала столь огромной платы за использование. Зато теперь Саске мог практически мгновенно переходить в Режим Отшельника и оставаться в нем очень долго. Теперь в его распоряжении был огромный запас чакры, а к стихиям Молнии и Огня прибавилась Стихия Воды, которой Учиха за полтора года овладел в совершенстве.
— За победу над Восьмихвостым я мог бы повысить тебя в ранге, Саске. Но так дела не делаются, учитывая, что тебя не было в Конохе несколько лет. Надо чтить традиции и устроить тебе испытание. Следующий экзамен пройдет в Суне, но до него еще долго. Так что времени на подготовку у тебя море. А пока включайся в работу, возвращайся к жизни шиноби Листа, — произнес Теучи.
Саске хладнокровно кивнул. Он понимал, что Теучи хорошо расположен к нему и Джирайе, но все-таки как Хокаге он уважал традиции и в некоторых случаях не стал бы идти наперекор им.
— Можешь объединиться с Сакурой. Какаши будет рад вернуться в качестве вашего капитана. Что-то мне подсказывает, устал он от должности сиделки Третьего, — улыбнулся Теучи. – А вот третьего члена команды вам еще придется поискать. Сай уже давно отошел от дел шиноби. И отпускать его с поста главного дизайнера «Ичираку» я не намерен. Либо работайте вдвоем с сенсеем.
— Вот как, — ухмыльнулся Учиха. – Думаю, я и один неплохо справлюсь. Без обид, сенсей.
Джирайя пожал плечами. Похоже, он тоже пока не планировал возвращаться к карьере ниндзя, поэтому совсем не обижался.
— Староват я для беготни. Лучше на пенсии посижу, окунусь в творчество, — протянул он, мечтательно прикрыв глаза и представив, как идет в женскую баню за «вдохновением для творчества».
Теучи предложил Саске вступить в Раменный Патруль, но Учиха отказался. Пусть и с дурацким названием, но это был аналог Полиции Конохи, в которой некогда работал его брат. Хоть Учиха переместил месть Итачи на второй план, неприятные ассоциации решили всё за него. Саске сказал, что в ближайшее время будет готов взять первую миссию и возможно подыщет себе команду.

***



— Может, тебе молока принести? – спросил Наруто, поглядывая на девушку, которую все еще сдерживала цепь из чакры, идущая от стены к сковывающему шею Югито ошейнику.
Узумаки знал, что от техники старика Юкимуры избавиться непросто, почти невозможно. Поэтому все попытки джинчурики Двухвостой Кошки снять ошейник были бесполезны и вызывали у него лишь насмешку, но одновременно с этим сочувствие.
Он заработал негодующий взгляд. Видимо, забота с его стороны была Нии совсем не нужна. Похоже, она была из рода тех, что «гуляют сами по себе».
— Лучше помоги мне освободиться и сбежать. Это ты виноват в том, что я здесь! – прошипела она.
Джинчурики развел руками в стороны.
— Прости, это не в моих силах. Я не могу развеять технику старика Юкимуры. И у тебя не получится, как ни пытайся, — отозвался он.
Узумаки почесал затылок, с любопытством посмотрев на свою новую знакомую. Мало того, что она была физически вполне себе ничего, внутри нее, как и внутри него сидел Биджу. Это вызывало у него интерес.
У Наруто был лишь один знакомый джинчурики. Гаара. И они с ним неплохо сработались. Может, со временем они с Югито тоже смогут подружиться?
Он приложил ладонь к щеке, которую пересекало четыре царапины, оставленные когтями Югито и не торопящиеся заживать. С прежней регенерацией Узумаки быстро бы восстановился, но сейчас эти пусть и не серьезные раны напоминали ему о том, что их знакомство с блондинкой началось не самым удачным образом.
— Слушай, чего ты такая агрессивная стала? Я же помочь тебе хочу! Если ты за тот случай в кустах злишься, извини, всё случайно вышло. Ты скажи, чего нужно. Хочешь, я тебя за ушком почешу? – решил он сгладить углы, но вдруг девушка сорвалась с места и бросилась к нему, позвякивая цепью, идущей к шее.
Кажется, куноичи решила еще раз расцарапать ему лицо или задушить этой самой цепью, но не учла, что цепь была не просто: техника реагировала на действия пленницы нужным образом, чтобы усмирить ее пыл.
Кажется, теперь даже Двухвостая Кошка внутри нее понимала, что ничего хорошего из этого не выйдет. Сейчас они были заложниками техники, и единственным вариантом для, как казалось ранее, неукротимой парочки было сидеть смирно.
«Югито, стой!» — шикнула на нее Мататаби в самый последний момент, но было уже поздно.
Когда она уже нависла над нашим героем, замахнувшись рукой, цепь дернулась. Югито, потеряв равновесие, упала на ничего не успевшего предпринять Узумаки, и по закону квантовой нелепости на финальном этапе падения произошло немыслимое. Губы девушки накрыли губы опрокинутого на спину светловолосого парня. Но нелепость ситуации на этом не закончилась. Именно в этот момент в зал вернулся Хидан, который и застал двух джинчурики в объятиях друг друга.
— Ебаться-сраться, пиздюк, а ты еще умеешь удивлять, — изрёк жрец, залившись хохотом, когда Югито и Наруто отпрянули друг от друга. — Я, конечно, допёр, что ты хочешь за этой девкой приударить, но…
Узумаки покраснел, покосившись на Югито, которая была ничуть не меньше шокирована произошедшим и, кажется, благодаря этому ее агрессия спала на нет.
— Да это случайно вышло, даттебайо, — выдавил он и, улыбнувшись, добавил. – Но мне понравилось.
«Еще бы не понравилось», — заржал Курама.
«Тебе голос не давали, рыжий! Лапы прочь от моей Югито, иначе тебе не поздоровится», — огрызнулась Двухвостая кошка.
«Что? Наруто, ты тоже ее слышал?» — опешил Девятихвостый.
Узумаки, который и правда только что услышал в своей голове голос Двухвостой кошки, тоже был немало удивлен. Одно дело было слышать ее и видеть воочию в полной трансформации. Но сейчас неведомым образом Мататаби вещала в его голове, точно так же, как и Курама в голове Югито.
- Э-э-эй, что ты сделал? – оскалилась Нии, ткнув в него пальцем. – А ну забери свою Девятихвостую Шкуру назад!
«Это кого она шкурой назвала?» — прорычал Кьюби возмущенно.
— Что? Это не я сделал! Сама ко мне полезла, вот и разбирайся, даттебайо! – ответил Наруто, понимая, что сам вряд ли виноват в случившемся.
«Мат, что это такое? Почему я слышу Девятихвостого?», — спросила вконец потерявшаяся в догадках Нии.
«Скажи спасибо, что избранничка своего не слышишь, а он не слышит тебя. Между нами с Курамой открылся телепатический канал, и я тоже от этого не в восторге. Похоже, этот джинчурики тоже способен меня слышать», — отозвалась Двухвостая Кошка.
Хидан, несколько растерявшись, уставился на двух джинчурики. Он заметил, что четыре царапины на щеке Наруто удивительным образом затянулись.
— Пиздюк, стой. Каким хуем твой ебальник снова цел и невредим? – поспешил поинтересоваться жрец, но был проигнорирован.
Наруто, Югито и запечатанные в них Биджу были слишком заняты более насущным вопросом. Двое джинчурики непременно сцепились бы снова, если бы не цепь, внезапно исчезнувшая с шеи Югито. В зал следом за Хиданом зашел главный жрец храма, развеявший технику щелчком пальцев.
— Тише, вы оба. Вернее, четверо, — скомандовал Юкимура.
— Старик… Юкимура-сама, вы тоже слышите их? – выдавил Узумаки.
— Уже нет, — отозвался слепой старец, и Наруто с Югито догадались, что дело было в цепи, контролируемой техникой главного жреца.
Видимо, она служила не только оковами, но и позволяла пользователю читать мысли того, кто находился в плену цепи. А теперь, когда дзюцу было развеяно, связь прервалась.
— Юкимура-сама, ты видишь это? Кажется, к пиздюку вернулось благословение Джашина, мать его! – воскликнул Хидан, которому надоело, что его все игнорируют.
Старец повернулся к нему, напомнив укоряющим выражением лица, что по-прежнему слеп.
— Не вижу, но чувствую. Раны нашего мальчика и правда зажили, но благословение еще не вернулось, — отозвался старик, задумчиво проведя ладонью по бороде. – Однако, это произойдет.
Наруто с Югито переглянулись, ничего не понимая.
— Что это значит? Она останется с нами? – спросил Наруто.
Старец вздохнул. Когда он заговорил вновь, в голосе его звучали нотки раздражения.
— Ты смышленый мальчик, Наруто, но иногда истина, находящаяся у тебя перед носом, скрыта от твоих глаз, — промолвил слепой старец. – Вспомни пророчество, которое ты получил от Джашина-сама. «Красная молния найдет новое начало в синем пламени. Они исполнят пророчество вместе, став единым целым.»
Узумаки вздрогнул. Конечно, он рассказал главному жрецу храма о том, как Джашин поведал ему эти ничего не значащие строки во сне. Удивительно, что Юкимура вообще их запомнил. Впрочем, может, Наруто был не единственным, кто слышал пророчество?
— Я не понимаю. Красная молния, новое начало, пророчество? Как это всё связано со мной? – вступила в дискуссию Югито.
«Похоже, мы с тобой все же являемся его частью», — Мататаби оказалась догадливее своей джинчурики.
— Синее пламя. Это же ты, — пробормотал Наруто.
«А ты – красная молния», — прорычал Курама, для которого вся картина происходящего тоже сложилась воедино.
— Верно. И вместе вы исполните пророчество, — продолжил Юкимура. – Поэтому, Нии Югито, ты остаешься здесь.
— С вашей чокнутой сектой? Да ни за что на свете! – прорычала Нии, понимающая, что ее больше ничего не сдерживает и уже строящая план побега.
— Это не обсуждается, — ухмыльнулся старец. – Воля Джашина-сама не терпит пререканий. Не пытайся сбежать, мое дзюцу даст о себе знать, стоит тебе лишь шагнуть куда не следует.
Девушка вздрогнула, поняв, что Юкимура не шутит. Похоже, попытка побега и правда не обернется для нее ничем хорошим.
— Хочешь или нет, но твоя судьба — быть здесь, рядом с ним. Завтра мы проведем обряд, посвятив тебя в наш орден, — с этими словами жрец повернулся и пошел прочь.
Хидан проводил его задумчивым взглядом и посмотрел на двух джинчурики, которым, согласно пророчеству, суждено было быть вместе.
— Избраннику Кровавого Бога положена Избранница. Радуйся, пиздюк, — усмехнулся он и, взвалив косу на плечо, пошел за Юкимурой.
— Ну… Кажется, ты теперь свободна… более или менее, — растеряно протянул Наруто, несколько смущенный словами наставника. – Показать тебе храм?
— Ну покажи. Но Избранницей твоей я не буду, как ни старайся! – заявила Нии, сложив руки на груди.
Узумаки усмехнулся. Новый неожиданный поворот сделал его жизнь еще интереснее. Кто знает, что их с Югито еще ждет впереди?

Глава 11. День, когда в Суне пошел дождь
— Сука! Какой пиздотряс сделал это с моими тапками? Сейчас косой пиздану за такие проделки! — раздалось утром громкое эхо вопля Хидана по всему храму.
Успевшие встать до этого момента лишь захихикали, зная, что жрец и сам может огрести за свои крики. А те, кого разбудил этот громкий протест против происходящего, отозвались в сторону Хидана лишь проклятиями. Пока Хидан в труселях и одном тапке с грозным оружием бежал по коридору, Наруто успел встать, накинуть плащ, взять меч и выйти учителю навстречу.
Лезвия их оружий встретились со звоном и снопом искр, озаривших мрачный коридор. От напора разъяренного Хидана Наруто отъехал босыми ногами еще на метр назад.
— Пиздюк, твоя шаверма снова начала рейд на мою обувь. Давай его сюда, я его на куски порублю! — рявкнул жрец с косой.
— Тише, дядюшка! Бенто ни при чем! Он со мной всю ночь проспал, а дверь была закрыта, — попытался успокоить его Узумаки.
Джинчурики и его учитель, не размыкая оружия, повернули головы к проему в комнату Наруто, в котором показался и испуганный кот, возмущенно ощетинившийся. Он будто всем своим видом говорил, что в этот раз он ни в чем не повинен.
— Кто тогда это сделал, блять?! — процедил Хидан. Когда его осенило, он резко разорвал контакт меча и косы, ловко обогнул Наруто и помчался туда, куда Юкимура поселил их новую гостью. — Ну, кошкодевка, держись, я тебя сейчас на шашлыки порежу!
Дверь открылась, в проеме показалась сонная Югито в нижнем белье черного цвета. Протирая глаза, она уставилась на несущегося на нее Хидана с косой наготове.
Но Югито готова была постоять за себя. Впрочем, это не потребовалось. Красная вспышка на миг ослепила ее, и перед Хиданом из ниоткуда появился Наруто, вновь принявший удар косы на одно из лезвий своего меча.
— Пиздюк? Ты какого хера такой быстрый?! Твоя техника не так работает! — возмутился Хидан.
— Я поставил свою печать на твою косу. Так что в любой момент могу переместиться к тебе, — пояснил блондин, довольно улыбнувшись. Судя по всему, сделал он это давно, а наставник об этом узнал только сейчас.
— Д-даже когда я в толкане? — выдавил учитель оторопело, отступая назад.
— Не бери с собой косу в подобные места, даттебайо, — посоветовал Узумаки. — Ну что, успокоился?
Хидан, видимо, вспомнил, с чего все начиналось, и решил повторить попытку обезглавить Югито, но меч Наруто вновь помешал ему.
— Уйди с дороги, пиздюк! Эти тапки были дороги мне как память! Она мне в самую, блять, душу нагадила!
— Уверен, это какое-то недоразумение! — возразил Узумаки, с трудом представляя, чтобы Югито, взрослая женщина, могла выкинуть такое.
Каково же было его удивление, когда Нии смущенно потупилась и растерянно почесала затылок. Она виновато отвела глаза.
— Простите, мои кошачьи повадки. Сложно их контролировать. Тем более, в незнакомом мне месте, — пробормотала куноичи.
— Ну да, ну да. Оправдывай теперь свое недержание, кошкодевка! Тапки мои постираешь, пол вылижешь, тогда я тебя прощу. А еще раз такое будет, отпизжу! — пообещал Хидан и удалился прочь, не забыв и свою косу.
Наруто, Югито и все прочие проснувшиеся зрители этого действа проводили его взглядом. Когда двери позакрывались, и разбуженные жрецы вернулись в свои комнаты, Узумаки усмехнулся.
— Ты и правда это сделала?
Нии покраснела.
— Ну, может и сделала. Не твое дело. Не думай об этом вспоминать, а то окажешься моей следующей жертвой.
В растерянных глазах блондинки сверкнули решительные искорки. Она хитро ухмыльнулась.
— Да нет, просто бывали моменты, когда я и сам подумывал... Эх, да ты осуществила мою детскую мечту, даттебайо.
Югито растерялась. Кажется, узнанный о ней факт никак не повлиял на Узумаки. Видимо, видал он и пострашнее странности у людей. Что неудивительно, с таким-то наставником.
— Ладно, собирайся, умывайся и выходи, через полчала тренировку начнем. Рикото просила не задерживаться, — улыбнулся Наруто и вернулся в свою комнату.
Нии ничего не оставалось сделать, кроме как сделать то же самое. Ей была выделена небольшая, но уютная комнатка в конце коридора. Свернувшись на кровати калачиком, Югито с удивлением для себя, удивительно хорошо выспалась за эту ночь. Вчера состоялось окончание ее пленения, знакомство с храмом, а потом... Девушка не помнила. Но она ощущала что-то странное, некие перемены, произошедшие внутри нее.
"Мат, ты в порядке?" — спросила она.
"Живее всех живых", — отозвалась Двухвостая Кошка.
"Ты не помнишь, чем закончился вчерашний день?", — поинтересовалась у нее Югито.
Биджу хотела безобидно пошутить про разгульный образ жизни ее джинчурики на новом месте, но поняла, что в ее памяти тоже есть пробелы.
"Не помню. Что-то тут не так. Как будто воспоминания отсутствуют. Малышка, мне это не нравится. Будь осторожна", — прорычала Мататаби.

***



Сложно быть осторожной на тренировках, которые в Храме Джашина, надо сказать, были не проще, чем обычные тренировки шиноби в Кумо. Казалось бы, Храм лишь формально находится на территории Страны Горячих Источников, по сути не принадлежит ни к какой стране или деревне. Но программа у его последователей была продумана до мелочей. Явно виделось то, что учение джашинистов уходило далеко назад в историю шиноби. И пусть о них мало кто знал, сейчас Культ Крови продолжал нести в себе мудрость древних.
— Не спи! — скомандовала Рикото, жрица с фиолетовыми волосами, назначенная ее наставницей.
Югито в последний миг отскочила назад, когда кончик кнута ее противницы щелкнул перед самым носом. Но Рикото не собиралась давать своей противнице так просто уйти.
— Болезненный укус! — крикнула она, вновь щелкнув кнутом так, что оружие удлинилось и больно щелкнуло Нии по плечу. От этого когти сначала на одной, потом на другой руке куноичи втянулись обратно в пальцы.
"Она попала по одной из точек твоей системы циркуляции чакры. Осторожнее, малышка Югито. Кажется, эта Рикото грозный противник", — прокомментировала Двухвостая Кошка.
"Почему я вообще должна участвовать в этой дурацкой тренировке? Сначала прошла их дурацкую полосу препятствий. Потом таскала воду из озера. Теперь же испытание поединком. Что за бред?" — с негодованием подумала Югито, уклоняясь от нового удара.
— Стихия Огня: Взрыв синего пламени! — прокричала она, подпрыгивая вверх и изрыгая круглый огненный шар, который при соприкосновении с землей под ногами противницы взорвался языками синего огня.
— Стихия Льда: Морозная преграда! — отозвалась Рикото, неожиданно создавшая ледяной барьер, от которого веяло таким холодом, что даже Югито поежилась. Техника быстро нейтрализовала весь огонь, встретившийся ей на пути, и лишь в последний миг по ледяной стене пошли трещины, и она развалилась, открывая взгляду Нии и Мататаби фиолетововолосую девушку в боевой стойке.
"Стихия Льда. На каждом шагу такого и не увидишь, правда?. Жрецы этого храма вас еще немало удивят", — усмехнулся Курама.
Югито вздрогнула, а вместе с ней встрепенулась и Мататаби. Обе еще не привыкли к тому, что слышат голос Девятихвостого. Наруто и Хидан присутствовали на тренировке в качестве вольных зрителей. Узумаки улыбался, по-видимому, когда-то он и сам проходил через всё это, и теперь ему было в кайф смотреть, как кто-то другой мучается. Впрочем, вряд ли Югито верно трактовала его эмоции. Узумаки был мало похож на тех, кто злорадствует, видя мучения других людей.
— Ай! — вскрикнула Югито, когда кончик кнута хлыстнул у ее лица, оцарапав щеку. Жрица в белом плаще оттеснила ее к озеру, вынуждая Нии отпрыгнуть прямо на ровную гладь воды.
Югито машинально вытерла кровь с щеки и посмотрела под ноги на свое отражение. Увиденное поразило ее настолько, что девушка провалилась по колени в воду, заставив плавающую на поверхности воды картинку исчезнуть.
"Югито. Твоя царапина исцелилась! Сразу же", — прорычала Мататаби.
"Хочешь сказать, ее исцелила не ты? Мне тоже показалось, что она зажила как-то уж слишком быстро, даже для меня," — удивилась Нии.
"Нет, кажется, тут моя чакра ни при чем", — сказала Двухвостая Кошка.
— Что вы со мной сделали? — спросила Югито, глядя на Рикото, которая остановилась на берегу, задумчиво глядя на свою противницу.
— Заметила, значит, — вздохнул Хидан, приподнимаясь с места. Наруто, сидящий рядом с ним, остался на траве. Но по лицу Узумаки было видно, что он тоже всё видел. — Дурацкая была затея. Никогда еще раньше мы не стирали память после ритуала.
— Ритуала? Какого ритуала? Что вы со мной сделали?! — вздрогнула Нии.
— Спокойно, Югито. Ты стала одной из нас. Тебя теперь не убить так просто, благословение Джашина дарует твоему телу бессмертие и исцеление ран, — пояснила девушка с фиолетовыми волосами. Похоже, именно Юки было поручено сообщить джинчурики эту новость, и она подготовилась. — Впрочем, чтобы это происходило, нужно проводить определенные ритуалы. И в вашем случае... Ты и Наруто должны быть почаще вместе.
Югито стиснула зубы.
— Я и он? Вместе? Да ты издеваешься? Вы все издеваетесь?! — воскликнула она.
Девушку начала покрывать полупрозрачная аура, напоминающая синий огонь.
— Похитили меня, привели к себе в храм, связали, заставили проходить ваши дурацкие испытания. А теперь говорите, что сделали со мной что-то, и я теперь одна из вас?! С меня хватит! — рявкнула Нии. Ожидалось, что она нападет на Рикото, но девушка решила поступить иначе.
Резко развернувшись, она побежала так быстро, как только могла, на ходу перевоплощаясь в Мататаби.
"Если кто попробует нас остановить, дадим бой. Не расслабляйся, Мат. Возможно мне потребуется вся твоя чакра", — подумала куноичи из Облака, теряя человеческие очертания.
Вскоре Двухвостая Кошка неслась по лесу, сшибая на ходу деревья. Она не сбавляла темп, оставляя Храм Джашина и его фанатиков в белых плащах далеко позади. Предупреждение Юкимуры не пытаться сбежать как-то забылось, и Югито вспомнила о нем лишь тогда, когда ошейник из красной чакры внезапно появился на ее шее. Лапы и хвост тотчас же сковало, и Двухвостая повалилась на землю, заставив ту подпрыгнуть, а всех птиц в кронах деревьев улететь в небо.
— Проклятье, — медленно прорычала Мататаби, чей рык постепенно превращался в человеческий голос.
Вскоре девушка вернулась в человеческое обличие, покров, проплясавший на ней еще несколько секунд, испарился, а ошейник, сдерживающий ее, уменьшился, но не исчез.
— Это фиаско, подруга, — усмехнулся Хидан, вышедший вместе с Наруто и Рикото из леса. — Но ты обязана была попробовать. Ну, хули, зато убедились, что Юкимура-сама слово свое держит. Так просто тебе от нас не сбежать.
Эти слова довели загнанную в тупик девушку до отчаяния, и она еле сдержалась, чтобы не закричать.
— Зачем вы стерли мне память? Что это был за ритуал? — лежа на земле, простонала она. Паралич от ошейника еще действовал, и беспомощная куноичи не могла даже пошевелиться.
— Ритуал как ритуал. Жертвоприношение и печать, — пожала плечами Рикото. — Ну... Может быть, разочек пырнули тебя ритуальным ножичком.
— Что?!
Вперед выступил Наруто. Склонившись над Югито, он улыбнулся.
— Всё нормально, успокойся. Я тоже через это проходил. Просто, учитывая, сколько дорогих людей нас покинуло, и то, насколько ты важна для нас и Джашина-сама, старик Юкимура решил, что ошибкой будет взваливать на тебя всё это сразу.
Говоря о покинувших жрецов людях, Узумаки слегка погрустнел. В этот момент он думал о Карин, которой пришлась не по вкусу жизнь в храме и которая покинула его и остальных священников крови, отправившись в Суну.
— Руки от меня убери, извращенец! — воскликнула Югито. — Укушу!
— Спокойно, я перенесу тебя в храм, старик Юкимура ослабит технику. А то будешь валяться тут бревном, пока не стемнеет.
Нии хотела было сказать, что готова поваляться лицом в траву до наступления вечера, но джинчурики уже поднял ее на руки. Все же, там ей понравилось куда больше, чем на земле. Ощущение беспомощности сразу куда-то ушло. Девушка даже позабыла об ошейнике на некоторое время.
Рикото и Хидан увидели, как мелькнуло несколько красных молний, после чего Наруто и Югито перенеслись в храм.
— Они точно поладят, — усмехнулась Рикото.
Хидану осталось лишь пожать плечами и пошутить про разницу в возрасте и "любителя постарше".

***



В этом краю были жаркие ночи. Куноичи, прибывшая из другого края, долго привыкала к климату Суны, но ей нравились перемены. Перемены как вокруг нее, так и в личной жизни. Она была счастлива, ведь в ближайшем будущем они с Гаарой планировали свадьбу. Парень недавно сделал ей предложение, и Карин, влюбленная в него по уши, сразу же согласилась. И неудивительно. Она все же бросила ради него всё и переехала в чужую страну, чужую деревню. И уже столько лет они прожили вместе. Пора было выводить отношения на новый уровень. Четвертый Казекаге уже дал добро на свадьбу. Осталось лишь всё организовать и пригласить друзей.
Девушка перевернулась на другой бок, навалившись на лежавшего к ней спиной Гаару. Оба сладко посапывали в общей постели, изнуренные страстными и продолжительными любовными играми, обеспеченными не затухающей в двух влюбленных страстью.
С плеча девушки соскользнула простыня, и Карин поежилась. Что странно, учитывая, как тепло на улице даже ночью. Неужто случилось чудо, и в Сунагакуре, наконец, пришла прохладная погода? Карин поморщилась, поскольку уже слегка позабывшиеся ритмичные звуки стука капель по крыше постепенно вырывали ее из сна.
— М-м-м... — промычала она сладко, но грустно, не желая расставаться со сном, в котором у нее с Гаарой уже двое красноволосых детишек-сорванцов, и все ее знакомые собрались здесь, в Суне, на годовщину свадьбы.
Но сну не суждено было дойти до логического конца. Поэтому когда Шинджи с непонятно как отросшим заново языком спросил, не собирается ли Карин к ним в храм на новый год, Узумаки, так ничего и не ответив, открыла глаза.
— Гаара? — тихо спросила она, но тот откликнулся лишь сонным сопением.
Узумаки предпочла не будить своего суженного. Со сном у него с детства были большие проблемы. И даже сейчас, когда они с Шукаку вполне себе неплохо ладили, редко джинчурики удавалось хорошо выспаться. Частенько, оставляя Карин засыпать в постели, он поднимался и выходил на крышу, где сидел целую ночь, наблюдая за звездным небом.
Карин ступила босыми ногами на холодный пол и медленно двинулась к приоткрытому круглому окну, похожему на огромный иллюминатор. Сквозь щель врывался прохладный мокрый ветер, а через стекло было видно, как в Суне шел целый ливень! Девушка протерла глаза и снова прислушалась. Но нет, зрение и слух ее не обманывали.
— Невероятно... — прошептала она, открывая окно шире и протягивая руку к холодным каплям, срывающимся с неба.
Завороженная зрелищем улиц, по которым никогда раньше не шел дождь, Карин наблюдала за редкими жителями Суны, выбравшимися в столь поздний час, чтобы узреть чудо. Никогда не пользующиеся зонтиками, они выходили из своих жилищ, переговаривались и смотрели в темное небо, затянутое тучами.
— Гаара, ты должен это видеть! — произнесла Карин, поняв, что ради такого и ее суженному следует проснуться.
Она обернулась, да так и замерла, увидев, как возле их с Гаарой кровати откуда ни возьмись образовалась лужа, из которой выросла фигура в черном плаще с узором в виде красных облаков на ткани.
— Стихия Дерева: Моховая опухоль.
Тонкая рука с изящными пальцами потянулась к Гааре, и щека его покрылась чем-то зеленым, будто на ней вырос мох. Спящий сын Казекаге так и не проснулся, но дыхание его стало реже, будто бы техника врага погрузила его в некое подобие комы.
— Кто ты такой?! — испуганно выдавила Карин, попятившись к стене, где ее уже поджидала вторая фигура в черном плаще с рисунков в виде красных облаков. Этот тип бесшумно проник через окно и дожидался подходящего момента, чтобы обезвредить Узумаки.
Человек у кровати, чью голову скрывал капюшон плаща, слегка повернул голову, и Карин увидела, что это не ОН, а ОНА... Единственное, что девушка успела разглядеть — фиолетовая полоска на щеке незнакомки и несколько выбившихся из-под капюшона каштановых локонов. Когда Узумаки врезалась во второго незваного гостя спиной, тот положил ей на плечо руку и надавил пальцами туда, куда было нужно, чтобы вырубить девушку, так и не успевшую позвать на помощь.
Темноволосый шиноби поймал куноичи и аккуратно опустил на пол, не создавая лишнего шума, после чего переступил через нее и подошел к своей сообщнице сзади. Девушка в капюшоне одобрительно кивнула и повернулась к Гааре, продолжив начатую операцию.
— Хорошо сработано, Итачи, — промолвила девушка. — О нашем присутствии здесь не узнают. По крайней мере, до тех пор, пока джинчурики не обнаружат. И все равно для всех это будет лишь день, когда в Сунагакуре пошел дождь.
— Позаботиться о ней? — спросил Учиха, остановившись и не смея подходить ближе, будто остерегался чего-то или просто боялся помешать фигуре в капюшоне.
— Ты же знаешь, я не люблю лишние жертвы. Убивать эту девушку нельзя. Но да, используй силу своих глаз, чтобы она не вспомнила о нашем присутствии, — отозвалась его собеседница. — Тем более, запечатывание займет еще некоторое время.
— Действуем из тени, — кивнул тот, повторяя правило, которое заранее поставила перед ним куноичи в плаще. — Первая миссия по поимке хвостатых увенчалась успехом. Ваш план и методы впечатляют, Лидер-сама.
Та холодно улыбнулась.
— Еще восемь Хвостатых ждут нашего прихода. И когда мы осуществим задуманное, то все обретем искупление, — произнесла Лидер недрогнувшим тоном. — И ты, Итачи, за то, что сделал, прежде чем примкнуть к нам.
Учиха, склонившийся над Карин, вздрогнул. Неприятные воспоминания больно кольнули сердце, но он не мог винить главу Акацуки в своей ошибке. Все же, их встреча состоялась уже после того, как он осуществил задуманное покойным Данзо Шимурой.
— Да будет так, — согласился он.
Лидер закрыла глаза, открывая телепатическую связь с теми, кто был готов принимать посылку из чакры "на другом конце провода". Видимо, и они услышали ее последние слова.
— Да будет так, — вторили Итачи несколько голосов далеко-далеко, там, где вокруг гигантского дерева, упирающегося верхушкой в своды огромной мрачной пещеры, выстроились другие члены организации в плащах Акацуки. Все они, сложив печати, были сконцентрированы на исполнении техники. Мох, обильно покрывающий ствол невероятно большого дерева, сокрытого от людей глубоко в подземелье, начал светиться желтым. Это чакра Шукаку поступала в него, становясь частью того, чем когда-то являлась.
— Да будет так, — произнесла и сама Лидер из-под капюшона, проведя по щеке побледневшего Гаары ладонью.


Пред.

Вернуться в Фанфики Наруто


Версия для печати

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2

cron