Naruto / Шальная карта (ЗАКОНЧЕН)

Модераторы: Captain Grigory, Heilige, DENO, Сонне Мара

BlackRaven
Каратель




 
Сообщения: 769
Откуда: С фикбука)

Сообщение BlackRaven » 24 янв 2016, 16:28

Шальная карта
Автор: BlackRaven
Фэндом: Naruto
Персонажи: Наруто/Микото, Саске, Какаши, Акацуки, Данзо, Орочимару, Третий Хокаге и др.
Рейтинг: NC-17
Жанры: Гет, Ангст, Драма, Экшн (action), Психология, Философия, Даркфик, Hurt/comfort, AU
Предупреждения: OOC, Насилие, Изнасилование
Размер: Макси, 241 страница
Статус: Завершен
Описание: Это история об Узумаки Наруто, также известном как Джокер, о единственном мастере карточных дзюцу, который изменил весь мир шиноби. Всё началось со свитка, найденного в библиотеке Третьего Хокаге и обычной колоды карт...

Пролог
Ночь укрыла Коноху покрывалом тьмы с тускло мерцающими из ее глубин огоньками звёзд. Ночные светила будто наблюдали за деревней, погрузившейся в сон. Окна домов давно погасли, улицы полностью опустели, лишь одинокие фонари разбрызгивали свет по безлюдным аллеям. Хоть все жители погрузились в сон, чтобы набраться сил для грядущего дня, жизнь в Деревне Скрытого Листа продолжалась даже ночью. Но не для людей, а для теней, отбрасываемых ветвями покачивающихся деревьев, которые танцевали по земле, иногда сплетаясь друг с другом, а потом вновь разбегаясь в разные стороны.
Этот таинственный мир теней довелось увидеть лишь одному мальчику, который появился из ночного мрака в свете приветливо моргнувшего фонаря и так же быстро исчез из него, вновь нырнув в темноту и побежав дальше. Мальчик был бы рад сейчас посапывать в своей кроватке, как и все. Уж слишком он любил это дело. Но сейчас ему было не до сна. Он должен был выполнить миссию. Отнюдь не одну из тех миссий, которые выполняли шиноби по поручению Хокаге. Наш герой был еще слишком юным для подобных свершений, он едва начал учиться в Академии.
"Откуда же тогда взялась миссия?" — спросите Вы. Ответ Вас может немного удивить.
— Мне всё еще кажется, что это тупая затея, Курама, — пробормотал мальчуган, поднявшись по внешней лестнице, опоясывающей башнеобразное здание и открывая дверь, которая при этом издала пронзительный скрип, заставивший ребенка вздрогнуть.
Он нырнул внутрь, удивляясь тому, что Резиденция Хокаге не заперта. Третий Хокаге покинул ее в десять вечера, отправившись домой. Неужели он забыл закрыть за собой дверь? Любой ведь может прошмыгнуть в его кабинет и получить доступ к совершенно секретным документам!
— Похоже, сама судьба благоволит тебе сегодня, старый маразматик забыл запереть дверь, — прозвучал в голове Наруто раскатистый, словно гром, голос Девятихвостого Лиса. Кьюби помолчал несколько секунд и ответил на предыдущее замечание светловолосого мальчишки. — Тупая? Мог бы придумать что-нибудь сам вместо того, чтобы хныкать о своей никчемности в ниндзюцу и гендзюцу.
Наруто прикрыл за собой дверцу и задумчиво посмотрел на изогнутый коридор, ведущий к кабинету Третьего. Вытащив из кармана фонарь и включив его, он неторопливо двинулся вперед, стараясь быть как можно более бесшумным, хотя в здании Резиденции никого не было. Прокравшись мимо входа в кабинет, поскольку упомянутые выше секретные документы никоим образом его не интересовали, Наруто двинулся дальше, на миг остановившись перед винтовой лестницей, спускающейся вниз, в библиотеку.
— Ну найду я какой-нибудь свиток... А что дальше? У меня всё равно ничего не получится, даттебайо! — прошептал он с сомнением.
Ответ Курамы был довольно резким.
— Нет, идиот. В этой библиотеке есть не простые свитки, а свитки клана Узумаки с техниками, которые у тебя в крови!
Узумаки пожал плечами.
— Ну, раз ты так думаешь... — пробормотал он и, освещая себе путь фонариком, начал спуск по лестнице.
Библиотека Третьего занимала несколько уровней. Теперь-то Наруто понял, почему кабинет Хокаге был расположен на самом верхнем этаже. Под ней была целая кладезь знаний, начиная с исторических книг и заканчивая свитками с таинственными техниками, которые так интересовали мальчика. Он шел мимо книжных стеллажей, освещая себе путь фонариком и вглядываясь в названия на корешках книг.
— Спускайся ниже, — посоветовал Девятихвостый.
Узумаки послушался и спустился на самый нижний этаж, в котором по сравнению с остальными содержащимися в чистоте уровнями библиотеки царил полный хаос. Возле стен стояли шкафы с какими-то склянками, непонятные приборы перегораживали проход, куча пыльных стопок бумаг и свитков усеивала хаотично расставленные столы и в некоторых местах даже пол. Пользуясь тем, что здесь редко проводится уборка, трудолюбивые пауки опутали всё вокруг паутиной, сквозь которую нашему герою пришлось продираться.
— Видимо, старик нечасто тут бывает, — заметил джинчурики, закашлявшись.
— В этом месте некогда работал его ученик, Орочимару, который покинул деревню еще до твоего рождения, — пояснил Курама. — Помнится, его тоже интересовали всякие свитки. И матери он твоей совершенно не нравился. Думаю, старик до сих пор винит себя в том, что Орочимару стал отступником, поэтому он редко возвращался сюда.
Джинчурики коротко кивнул, направляя луч света на самый дальний угол, где на краешке стола лежала колода карт. Он подошел ближе, с любопытством взял одну карту и, направив на нее фонарик, увидел мужчину в ярких одеждах, в дурацкой шапке и с не менее дурацкой улыбкой на разукрашенном лице. Порой Наруто улыбался так же, когда не знал ответа на вопрос, заданный Ирукой.
— Джокер, — прокомментировал Курама. — Кажется, это та самая колода карт, которая положила начало череде неудач второй ученицы Третьего, Тсунаде. Ее первый крупный проигрыш на деньги.
Девятихвостый погрузился в воспоминания, пока Наруто задумчиво рассматривал картинки на других картах. Наконец, он взял всю колоду со стола и сунул ее в карман.
— Ты ведь знаешь правила этой игры? — поинтересовался блондин у Лиса.
— Разумеется, — отозвался тот. — Но, думаю, пока тебе рановато играть в покер. Лучше бы больше тренировался. Собственно, возвращаясь к тому, зачем мы сюда пришли...
Узумаки бросил взгляд на свиток, упавший с этого стола и, нагнувшись, поднял его. Развернув его и сдув пыль, Наруто бегло пробежался взглядом по тексту и картинкам, которые кто-то заботливо предоставил для наглядности.
— Почерк Мито, — прорычал Курама. — Поздравляю, это свиток с техниками клана Узумаки. Ну-ка, зачитай вслух.
Наруто прочитал всё, что было написано в старом свитке, хоть некоторые слова ему были незнакомы и показались сложными.
— Курама, а что такое фуиндзюцу? — нахмурился он.
— Запечатывающие техники, вроде той, с помощью которой меня запечатали в тебя. И чему вас, дураков, в Академии учат? — проворчал Кьюби. — Любопытно... Запечатывать техники — очень полезная способность. Тебе пригодится.
Наруто вгляделся в текст и картинки и вздохнул.
— Слишком много этих... Как их там...
— Ручных печатей, — закончил за него Лис, зная, что Наруто не слишком силен в этой области. — Да, чтобы запечатать технику, нужно приложить некоторое усилие. Но тут сказано, что затем ты сможешь использовать ее неограниченное количество раз, складывая лишь печать концентрации.
— О, это другое дело! — воодушевился Наруто. — Но во что можно запечатать технику?
— Во что угодно. Хоть в твои карты, — сообщил Курама с нотками раздражения в голосе. Порой ему казалось, что Наруто слишком глуп. По крайней мере, на фоне Мито и Кушины, которые были его предыдущими джинчурики.
— Но чтобы запечатать технику, нужно сначала где-то найти эту технику, — продолжил Наруто, вновь нахмурившись. Он свернул свиток, положив его на место, и начал рыться в стеллаже.
— Мне нравится ход твоих мыслей, — с насмешкой отозвался Лис.
То, что Наруто находил, было практически невозможно прочитать, уж слишком корявым был почерк. Сразу было видно, что данные свитки — работа не Мито Узумаки, а кого-то другого, видимо, Орочимару. Вконец устав, он вытащил с верхней полки какую-то книжку, раскрыл ее на случайно выбранной странице и, быстро пробежав глазами инструкции, кивнул, убеждая себя в том, что всё понял. Он вытащил из кармана одну карту, положил перед собой и начал складывать печати, медленно и вспоминая на ходу, какие именно движения надо делать. Сначала была комбинация, создающая технику, а затем комбинация, запечатывающая ее в карте и не дающая дзюцу сразу выплеснуться наружу.
— Что, уже? — удивился Курама. — Мне казалось, это займет больше времени.
Вдруг какой-то шорох заставил Наруто вздрогнуть. Он схватил со стола карту с запечатанной в ней техникой и бросился наутек, быстро взбегая вверх по лестнице. Узумаки только сейчас осознал, как Третий разозлится, если узнает, где он был и что делал.
— Успокойся, это была всего лишь крыса, — усмехнулся Лис, пока Наруто несся по улице, выбирая при этом не самый короткий путь до дома.
— Дурацкая была идея, Курама, — буркнул Узумаки, не сбавляя темпа.
Он замедлился только когда окончательно выдохся. Уверенный, что опасность позади, он смог немного отдышаться.
— Где это мы? Кажется, здесь недалеко живет Саске, — пробормотал мальчик, оглядываясь по сторонам. Он никогда не был в этой части деревни ночью, поэтому плохо ориентировался. Дальше Узумаки пошел наугад, думая, что рано или поздно найдет ориентир, от которого сможет добраться до дома. Тот же дом Саске, к примеру.
Учиха Саске... Об этом мальчишке следовало упомянуть. Объект внимания всех девчонок в Академии, лучший студент в классе, а также персона с весьма завышенным самомнением. Наруто недолюбливал Учиху, хотя в чем-то он ему завидовал. Саске был талантливым ребенком. Не то, что он... Не сын Четвертого Хокаге, а позорище!
Впрочем, Саске не был избалованным. Его отец был с ним очень строг. Зато его мать, Микото Учиха, была очень доброй женщиной. И красивой. Наруто, качаясь на качелях возле Академии, однажды видел ее в окне одной из аудиторий. Кажется, это было родительское собрание, которое организовывал Ирука, чтобы проинформировать родителей об успеваемости их детей. Кажется, тогда мать Саске тоже увидела Наруто, в тоске и полном одиночестве сидящего на качелях. И вроде бы даже улыбнулась ему. Хотя Узумаки думал, что ему померещилось. Ему никогда никто не улыбался. Разве что старик Третий, да и то редко.
— Наруто... — прорычал Девятихвостый внезапно, вырвав мальчика из раздумий. — Сейчас же уходи отсюда. Я предчувствую что-то ужасное.
Мальчик остановился, недоуменно посмотрев по сторонам. Было такое, что Курама иногда предупреждал его об опасности в виде находящихся рядом жителей, которые в принципе могли сорваться на нелюбимом в деревне "исчадии ада". Но сейчас-то улицы были пустыми. Лишь он один бороздил темные переулки.
— Кажется, твое чутье тебя подводит, — усмехнулся Узумаки, продолжив свой путь и заворачивая за угол. В следующий миг он остановился на месте, будто превратился в столб, вкопанный в землю. Мальчика сковал ужас.
То, что он увидел, отпечаталось в его памяти на всю жизнь. А увидел наш герой следующее... Главную улицу квартала Учиха усеивали трупы, валяющиеся в лужах крови, пропитавших песок. Всё вокруг было окрашено в красные тона. В заборах и стенах домов торчали кунаи и сюрикены. Они же валялись прямо на земле.
Некоторые тела нельзя было назвать целыми. К примеру, пригвозженный к земле катаной полный мужчина, об чью голову, существовавшую теперь в виде отдельного объекта, Наруто чуть не споткнулся. Остановив взгляд на обезглавленном Учихе, Наруто часто задышал. Слишком часто. Он начал захлебываться воздухом. Он поднял взгляд выше, увидев опирающийся спиной на забор труп женщины в полусидячем положении. В животе ее была рана или даже дыра, из которой вывалились практически все внутренности. Следом за ней в поле зрения мальчика попал старик, валявшийся на песке животом вниз. Из его затылка торчала рукоятка куная. Голова была повернута так, что Наруто успел увидеть застывшую на лице жертвы гримасу ужаса, прежде чем отвел взгляд.
— Прочь отсюда! — рявкнул Лис. — Живо!
Наруто сделал несколько неуверенных шагов назад, но остановился, так и не бросившись наутек. Ноги его не слушались. И благородное сердце велело поступить иначе, несмотря на все очевидные "но".
— Саске... Неужели он тоже... — выдавил мальчик, чувствуя что вот-вот оглохнет от биения собственного сердца.
Он уже не слышал команд, которые давал ему Курама. Пересилив страх, Узумаки ринулся вперед, перепрыгивая через трупы приконченных членов клана Учиха. Он даже не позаботился о том, чтобы вооружиться чем-то из валявшегося тут и там оружия. Не помня себя, Наруто ворвался в дом Саске, двери которого были вышиблены и, услышав душераздирающий вопль, бросился вверх по лестнице.
Когда он ворвался на второй этаж, то увидел растворяющуюся в распахнутом окне тень, сверкнувшую красными глазами. В нечетких контурах угадывался мужчина в форме АНБУ. Перед своим исчезновением незнакомец успел бросить на Наруто слегка удивленный взгляд. Впрочем, появление Узумаки никак не помешало убийце и его планам. И появись Наруто на пару секунд раньше, вряд ли это что-нибудь бы изменило.
Саске, нетронутый убийцей, валялся на пороге, дергаясь в судорогах. Как подсказал Девятихвостый, он был под мощным гендзюцу. Прежде чем склониться над Учихой, Наруто устремил взгляд в комнату, посреди которой в луже крови валялись родители юного Учихи. У отца Саске тоже отсутствовала голова, откатившаяся куда-то в угол, оставив за собой кровавый след. А мать Учихи лежала на полу с торчащим из спины танто. И, кажется, еще едва заметно дергалась. Да, это была она, та самая добрая и красивая женщина, которую Наруто некогда увидел в Академии. Его сердце замерло, а рука дрогнула, и из нее на пол упала игральная карта.
Прежде чем Наруто успел что-либо понять, яркая вспышка света ослепила его. Неведомая сила, от которой по стенам и полу пошли трещины, отбросила Узумаки назад и больно приложила затылком о стену. Последнее, что Наруто услышал, поскольку видеть он уже не мог— это треск и оглушительный грохот.

***

— Пришел в себя, наконец,— улыбнулся Третий, которого Наруто увидел сразу после того как открыл глаза.— Как самочувствие, Наруто?
Джинчурики прислушался ко своим ощущениям, среди которых, к его удивлению, не было боли. Он подтянулся на койке и сел, откинувшись спиной на подушку. С удивлением оглянувшись по сторонам, Наруто понял, что находится в Госпитале Конохи. Он был в палате не один. На соседней койке лежал Саске. Вид у него был неважный. Наверное, именно поэтому ему поставили капельницу. Сейчас юный Учиха был без сознания.
Третий Хокаге, старик с традиционных одеждах главы селения, своем парадном костюме (правда, без шляпы), сидел в кресле возле его койки, крутя в руках знакомую колоду карт.
— Что произошло?— выдавил Узумаки.— Я... Кажется, ничего не помню. Только кровь и тела...
— Произошло страшное. И мне очень жаль, что вы с Саске оказались там, когда это случилось,— пробормотал Хокаге, с лица которого сползла улыбка.— Клан Учиха истреблен. Родители Саске мертвы. Да что там... Даже от его дома ничего не осталось.
Наруто вздрогнул, прочувствовав весь ужас происходящего.
— Совсем никто не выжил?— выдавил он.
— Ну, только Саске и...— Сарутоби оглянулся на полуоткрытую дверь, за которой была видна стоящая в коридоре скамейка.
Наруто устремил взгляд туда и увидел, что на скамейке сидит девочка примерно одного с Наруто и Саске возраста. Ее длинные волосы были схвачены в хвост резинкой. Незнакомка была одета в серое платье и сандалии. Опустив голову, она сверлила пол обреченным взглядом. Ее ноги едва заметно двигались, болтаясь в воздухе. Наруто знал, в каких случаях это происходит. Он и сам так делал, когда считал, что всё потеряно, и жестокая жизнь не имеет никакого смысла.
— Ее зовут Микото. Единственное, что она помнит,— пробормотал Хирузен, задумчиво посмотрев на Наруто.— Удивительно, прямо так же, как и мать Саске.
— Распространенное имя?— предположил Узумаки.
— Возможно. А знаешь ли ты, что Саске назвали в честь моего отца?— кивнул Третий.
Блондин мотнул головой.
— Как она?— поинтересовался Узумаки, вновь посмотрев в проем, в который было видно бедную Микото.
— Цела и невредима, в отличии от вас обоих,— отозвался Третий.— Но, как я уже сказал, у нее полная потеря памяти. Помнит только свое имя. Впрочем, может, оно и к лучшему... Я бы не захотел помнить такое. Теперь она ждёт, пока Саске придет в себя. В конце концов, они последние уцелевшие Учихи... Хотя в этом клане было много людей, они вряд ли были знакомы лично...
Он бросил сочувствующий взгляд на Саске, который едва заметно поморщился.
— Может, и Саске забудет кое-какие детали,— пробормотал Хокаге.— Я на это очень надеюсь.
Его взгляд вновь вернулся к Наруто. Старик продемонстрировал ему колоду карт в руке.
— Давно ее искал,— сообщил он.— Она была у тебя в кармане.
— Э... Да, я как-то случайно нашел ее в кладовке Академии, когда Ирука-сенсей заставил меня перекрашивать разрисованную мной стену,— выдавил он, стараясь звучать как можно убедительнее.
Старец загадочно улыбнулся.
— Вот, значит, куда она затесалась... Ну ладно, оставь себе. Правда, тут одной карты не хватает,— произнес он, положив колоду на тумбу рядом с койкой блондина.— Будет чем развлечься. А завтра тебя выпишут.
— Старик Третий, а можешь научить меня играть?— спросил Наруто, поняв, что не хочет, чтобы старик ушел и оставил его одного наедине с бессознательным Саске и палатой, в которой совсем нечего делать.
— Ну, так и быть,— согласился Хирузен.— Научу тебя всем играм, что знаю сам. Как знать, может, когда Саске придет в себя, ты придешь и сыграешь с ним? Я думаю, ему будет нужен друг в такое тяжелое время...
Наруто вспомнил, как недружелюбен с ним был Саске до происшествия и, предположив, что после пережитого у него будет еще меньше желания с кем-либо общаться, тем более с ним, с сомнением ответил:
— Это вряд ли.

Глава 1. Багровый ужас
Просторный кабинет, освещенный проникающими через окна лучами света, был заполнен шумом. Шумом самого разного рода: это была болтовня и хихиканье девчонок сидящих за передними партами, топот ног мальчишек, гоняющихся друг за другом у доски, их веселые выкрики, шуршание страниц учебника, исходящее от тех немногих, кто решил освежить материал прошлой лекции в течение этой перемены.
К прочим звукам добавился разочарованный вздох паренька с длинными темными волосами, связанными в хвост на макушке, что делало его прическу похожей на ананас. Мальчишка на миг закрыл глаза, лицо его демонстрировало потуги придумать выход из сложившейся ситуации, но в итоге ему ничего не оставалось сделать, кроме как сдаться. И тогда Нара забрал карты, выложенные перед ним на парте, а наш герой, чьи руки теперь были пусты, довольно хлопнул в ладоши, после чего собрал карты в колоду и начал ее перемешивать.
— И вновь я в дураках, — пробормотал Шикамару, задумчиво глядя на своего партнера по игре, светловолосого мальчика в черных брюках и темно-серой футболке с красным символом Конохи на груди.
Нара задумчиво следил за тем, как карты движутся в руках на удивление удачливого игрока. Он заметил, что Наруто изменился. Разумеется, для всех окружающих он продолжал оставаться тем же, кем и был. Мальчиком, которого все сторонятся, тем, о ком много неодобрительно шептались взрослые. Для своих одноклассников Наруто остался дурачком, не преуспевающим ни в теоретических предметах, ни в уроках по ниндзюцу и гендзюцу. Однако внимательный к деталям Шикамару заметил, что Узумаки стал менее болтливым и более мрачным. Что у него изменились вкусы касательно одежды, и прежде любимый оранжевый цвет Наруто больше никогда не носил. Что мальчик стал меньше дурачиться, и выходок типа подложенной Ируке кнопки на стул, разрисовки Монумента Хокаге и тому подобного больше не было. И еще эта странная любовь к картам, в которые Наруто мог обыграть даже его... Все эти изменения произошли не случайно, и Шикамару это понимал. Те события, свидетелем которых оказался Наруто, наложили свой отпечаток, заставив его взглянуть на мир по-новому и повзрослеть, хотя пока почти никто этого не замечал.
Прошло два месяца с того страшного происшествия в квартале Учиха, о котором все боялись упоминать. Саске, окончательно восстановившийся после перенесенного, сейчас сидел у окна, угрюмо пялясь в него и сложив руки в замок. Именно этим мальчик и занимался всё время между занятиями. Можно было подумать, что случившееся сломало его. Но это было не так, поскольку Саске был по-прежнему первым в классе по успеваемости. Его отметки и рейтинг даже немного увеличились. И не оттого, что сочувствующий Ирука мог завысить баллы. Учиха занимался с еще большим рвением, то ли пытаясь кому-то что-то доказать, то ли преследуя какую-то другую цель, о которой никто ничего не знал.
Шикамару перевел взгляд на сидевших с другого краю первого ряда Ино и Сакуру, в компанию которых очень неплохо вписалась новая студентка Академии, появившаяся по странному совпадению как раз после случившегося в квартале Учиха. В первое время Микото чувствовала себя очень неуверенно в кругу незнакомых ей людей. И так было не только в Академии. Нара слышал, что после произошедшего Учиха полностью потеряла память. Сама деревня казалась ей чужой, у нее не было здесь ни друзей, ни знакомых, как будто до инцидента и кланом Учиха девочка не выходила за пределы родного квартала и ни с кем не общалась. Теперь все, кто заботился о Микото, были мертвы. Но это не помешало ей заполнить пустоту, заведя много друзей. Учиха была веселой, доброй и отзывчивой. Одна ее улыбка заставляла любого улыбнуться в ответ. Единственным, на кого это не распространялось, был Саске, который почему-то сторонился единственной помимо него уцелевшей Учихи.
Рядом раздалось шуршание. Это Чоджи, внимательно следивший за игрой Наруто и Шикамару, вскрыл новый пакет чипсов.
— Глазам своим не верю, Шикамару. Ты снова проиграл! — прокомментировал это толстяк.
— Обидно, наверное? — усмехнулся Киба с заднего, со скучающим видом лежа на парте, подложив руки под подбородок. Маленький пес, умудрившийся заснуть на его голове, приподнял ухо, но потом вновь его опустил.
Сидевшие сбоку от Кибы Шино и Хината ничего не сказали.
Наруто улыбнулся, подняв довольные голубые глаза. Он был рад тому, что вновь выиграл, а также тем, что смог привлечь внимание стольких зрителей. Узумаки прекратил перемешивать карты и положил колоду на стол.
— Может, сыграем в шоги? — предложил Шикамару, проигнорировав вопрос Инузуки.
— Лучше в покер. Отличная игра. Кстати, двух игроков будет мало. Присоединяйтесь, ребята! — зная, что в шоги Шикамару нет равных и что бесполезно с ним соревноваться, сказал Наруто, вопросительно посмотрев на Чоджи, потом оглянувшись на Кибу.
Но как только Узумаки обратился к ним, Акимичи и Инузука отвернулись, демонстрируя полное отсутствие желания общаться с ним. Блондин вздохнул, зная, что это неспроста. Наверняка родители запретили ребятам разговаривать с Наруто, пригрозив каким-нибудь наказанием.
"Ну вот, опять. И всё из-за тебя", — подумал он, обращаясь к Кураме.
Девятихвостый в подсознании раздраженно фыркнул.
"Лучше радуйся, что вообще смог найти хоть одного друга!" — прорычал Лис. — "Кажется, этот Шикамару единственный, кто хочет с тобой разговаривать".
Узумаки знал, что Кьюби был прав. Шикамару и правда был единственным, с кем Наруто удалось наладить общение. Тут сказывалось либо его пофигистическое отношение к требованиям родителей, либо их общий интерес к играм.
Наруто тоже посмотрел на Саске, в угрюмой задумчивости сидевшего возле окна. А ведь он так и не навестил Учиху в больнице. Впрочем, даже сделай он это, тот наверняка послал бы его куда подальше, как делал со всеми, кто пытался с ним поговорить о чем-то, не касающемся учебы.
Он бросил взгляд на Микото, которая подхватила смех Ино и Сакуры. Видимо, девчонки опять о чем-то шутили. О чем-то, что ему наверняка не интересно. Узумаки задержал взгляд на темноволосой девочке, чувствуя какое-то странное тепло в животе. Ему стало некомфортно, и он отвернулся. Момент упущен. Она уже нашла себе компанию. Вряд ли он сможет чем-то заинтересовать ее. После происшествия Наруто не обмолвился с Микото ни словом, о чем сейчас сильно жалел. Возможно, ей нужна была его поддержка. Нужна была, но уже не нужна.
Узумаки не знал, поступил ли правильно, отгородившись от последних в своем роде Учих. Но знал, почему поступил именно так. Ему не хотелось вспоминать те жуткие сцены, которые провоцировали его на странные и порой жестокие мысли.
Дверь скрипнула, и в аудиторию зашел Ирука с какими-то бумагами в руках. Первым, на кого он обратил внимание, был Наруто.
— Наруто! А ну убери карты! Ты знаешь, что азартные игры в Академии запрещены? — воскликнул Умино возмущенно.
Джинчурики закатил глаза и поспешил убрать колоду в карман, пока учитель не забрал ее. Начинался новый урок. А предстоящий день обещал быть скучным и неинтересным, впрочем, как и всегда...

***

Наш герой брёл по улочке, погруженной в вечерний мрак. Зачем он гуляет в столь поздний час? Никто не знал ответ. У Наруто это уже вошло в привычку.
На самом деле, всё было так. Первые две недели после пережитого кошмара Узумаки до ужаса боялся темноты. Она пробуждала в нем панический ужас. В тенях ему мерещились пятна крови. И глядя иногда на окно, за которым блестело звездное небо, Наруто видел ту тень с красными огоньками вместо глаз. Долгое время он не мог спать с выключенным светом, всегда носил с собой фонарик. Всё продолжалось до тех пор, пока Девятихвостый, которому одновременно и жалко, и противно было следить за своим джинчурики, не сказал ему, что нельзя жить в страхе.
Чтобы перебороть свой страх, вместо того, чтобы расслабляться по вечерам дома, Узумаки был вынужден выходить на улицу. Сперва он мог сделать лишь несколько шагов от собственной двери, а потом, залетая обратно в квартиру, долго не мог унять дрожь в ногах и руках. Спустя несколько дней он смог пройти улицу до конца, даже не думая о том, чтобы рвануться домой. Ну а потом Наруто полюбил вечерние прогулки, находя в них свою прелесть. Иллюзии оставили нашего героя, дав ему жить спокойно.
И отныне ему нравилось бродить в темноте. При свете солнца мир казался слишком ярким и насыщенным, что не сочеталось со скучной и безрадостной жизнью мальчика. Ну а вечером, когда всё окрашивалось в темные тона, Наруто считал, что мир приходит в гармонию.
Он никогда не торопился. Всё равно дома его никто не ждал. Он неторопливо шагал по безлюдным аллеям, чтобы ни на кого не напороться.
Вот и сейчас джинчурики брёл по одной из таких аллей, прислушиваясь к стрекотанию кузнечиков, завыванию ветра и шелесту листвы. Проходя мимо еще открытых забегаловок, он мог учуять аромат свежей выпечки. Однако, внутрь Наруто никогда не заходил. Во-первых, остерегался того, как его могут встретить внутри, во-вторых, имел недостаточно средств, чтобы покупать что-то дороже заварной лапши в Ичираку.
Он остановился, увидев в свете фонаря прибитый к доске с объявлениями лист. На нем был карандашный портрет какого-то человека и какая-то надпись. Узумаки знал, что, вероятно, это какой-то преступник из какой-нибудь близкой деревни, сбежавший или разыскивающийся. Таких объявлений он видел много, но они исчезали так же быстро, как и появлялись. Всё же, шиноби Конохи, берущиеся за поимку подобных личностей, прекрасно справлялись со своей работой.
Он не стал вчитываться, пройдя мимо и думая о том, почему в этом мире столько плохого. Мальчик часто размышлял об этом после пережитой трагедии. Плохое присутствовало в жизни каждого человека, в большей или меньшей степени. Кого-то оно зачастую обходило стороной. Кого-то преследовало, словно волк, идущий по следам раненной жертвы. Узумаки с ужасом вспоминал о том, что увидел той кровавой ночью и задавал себе вопрос, какой человек на такое способен и почему люди совершают подобные поступки. Почему есть преступники, убийцы, насильники? Почему не все люди добрые?
Дойдя до конца улочки, переходящей в ведущую в парк тропу, Наруто вновь остановился, подумав о том, что уже поздно и пора бы ему вернуться домой, поскольку завтра рано вставать. Но мальчику очень хотелось пройтись до озера, на берегу которого иногда сидел Саске. В выходные дни Учиха мог провести целый день, сидя на мостике и глядя в волнующуюся на ветру воду. Приходя в парк вечером, Наруто провожал его, уходящего прочь, любопытным взглядом, а потом сменял его на этом посту. Узумаки приходил к озеру и в будние вечера. Оно стало своего рода его любимым местом.
Что можно увидеть в воде днём? Она не настолько чистая и прозрачная, чтобы рассмотреть дно. Разве что собственное нечеткое отражение, да солнечные зайчики, пляшущие по волнующейся глади.
Вот вечером другое дело. Кто-то может подумать, что с приходом темноты возможностей для наблюдения становится меньше. Узумаки не мог с этим согласиться. Пускай собственное отражение в воде уже с трудом различимо, пускай мрак затрудняет возможность разглядеть противоположный берег. Но отсутствие четких деталей как раз и добавляет загадочности, которая так привлекала мальчика. Ему нравилось всматриваться в отражение звездного неба, которое очень редко застывало, полностью копируя оригинал. Чаще отражение двигалось, и тогда приходилось отрывать взгляд от воды и смотреть вверх, чтобы связать одну светящуюся точку на небе с другой, танцующей на маленьких волнах. Он любил прислушиваться к тихому бульканью и пытаться различить в темноте идущие по воде круги от всплывающих за воздухом рыб. При свете дня это не представляло никакого труда. Ну а вечером это занятие было куда более трудным и, следовательно, увлекательным. Порой Наруто всматривался в камыши на противоположном берегу, гадая, что за птица взлетает в небо под покровом тьмы, если ее потревожит там сильный ветер.
В общем, именно в таком мире удивительных загадок проводил свои вечера Узумаки Наруто. Девятихвостый в это время уже мирно посапывал в его подсознании, не донимая его советами и упрёками. В это время и в этом месте мальчик чувствовал умиротворение, которого ему так не хватало...
Вот и сейчас мальчик уселся на краю мостика, свесив ноги и болтая ими, рассматривая танцующие по воде маленькие волны, сливающиеся в удивительной гамме теней. Он растворился в мгновении и не знал, сколько времени провел здесь, когда всё же решил отправиться домой. Встав, Наруто побрел обратно уже другим путем, погруженный в мысли о том, что ему готовит завтрашний день.
Его отвлекли какие-то звуки, раздающиеся вдали, с другого конца парка. Это были крики, будто кто-то кого-то звал. Наруто насторожился, пытаясь понять, чье имя выкрикивают. Неужели кто-то умудрился потеряться в парке ночью? Даже он, маленький мальчик, знал его как свои пять пальцев. Мимолетная мысль, что ищут его, мгновенно покинула его разум. Кто и с какой стати станет его искать? Он никому не нужен...
Узумаки пошел таким путем, чтобы ненароком не столкнуться с искателями, значительно сократив свой маршрут через небольшой подлесок. Правда, подлесок оказался столь непролазным, что мальчику пришлось вновь пересмотреть свой маршрут и сделать несколько крюков. Он остановился, присев, чтобы прислушаться к неумолкающим зовам, которые стали немного громче.
Мальчик вздрогнул, различив совсем рядом посторонний звук. Это был треск, будто кто-то наступил на ветку. И что-то, напоминающее мычание или стон, только очень тихий. Либо кем-то нарочно прерванный. Затем что-то, похожее на хлюпанье или бульканье.
Джинчурики вскочил на ноги, прильнув спиной к ближайшему стволу дерева, а потом так бесшумно, как только смог, двинулся дальше, перемещаясь от дерева к дереву. Он затаил дыхание, поняв, что совсем рядом кто-то есть. Выглянув из-за дерева, Наруто замер, увидев лысого мужчину с несколькими крестообразными шрамами на голове, одетого в стандартную форму шиноби: темно-синие брюки и водолазку с зеленым военным жилетом со множеством карманов. Незнакомец стоял на коленях спиной к мальчику, навалившись на кого-то, прижатого к земле и двигая тазом. Кто-то, прижатый к земле, не мог позвать на помощь, поскольку ладонью насильник зажимал рот своей жертве, которая могла лишь тихо мычать, пока шиноби врывался в нее резкими движениями.
Узумаки почувствовал, что сердце в его груди забилось быстрее, когда понял, что жертва незнакомца гораздо меньше его, что это маленькая девочка. Он не знал, что делать. Благородная попытка вмешаться была, наверное, последним, о чем подумал Наруто. Что он, маленький мальчик, даже не ставший генином, мог против взрослого шиноби? Наверняка если тот заметит его, то убьет. Вариант громко крикнуть и позвать на помощь отпадал, поскольку подмога вряд ли придет вовремя. Единственное, что можно было сделать — это отступить, сбежать, спрятаться.
Однако, совесть Наруто и то, что он увидел далее, не позволили ему этого сделать. Он заметил валяющиеся прямо под ним на траве красные тряпки, которые некогда были платьем, до боли знакомым. Почувствовав дрожь в руках, Узумаки поднял взгляд. Его нога непроизвольно двинулась назад, и под подошвой сандалии треснула ветка.
Шиноби, замерев, оглянулся и увидел мальчика, который с ужасом наблюдал за жутким зрелищем. Наруто, в свою очередь, увидел Сакуру, обнаженную и грязную, всю в синяках и ссадинах, которую незнакомец прижимал к земле. На лицее ее были слёзы, продолжавшие литься из глаз. Ладонь незнакомого шиноби соскользнула со рта девочки, и та закричала. Однако, завершился этот крик быстрее, чем ожидалось, поскольку шиноби схватил валявшийся на земле нож и быстрым движением провел лезвием по горлу Харуно.
Встав и быстрым движением подтянув брюки, шиноби двинулся к Наруто, который, таращась на захлебывающуюся собственной кровью голую девочку, не сразу сообразил, что пора бежать. Запоздало сообразив, что убийца сейчас расправится и с ним, Наруто сделал неуверенный шаг назад и, запнувшись о ветку, упал на землю. Шиноби ринулся к нему, занося окровавленный нож для удара. Дрожащая рука мальчика судорожно нырнула в карман. Вытащив несколько карт, Узумаки сложил свободной рукой печать концентрации и швырнул их во врага, словно сюрикены.
К удивлению насильника, края карт, летящих в него, засветились фиолетовым, обтачиваясь на лету. Он отпрянул в сторону, пытаясь уклониться от удара. Две карты вонзились углами в его жилет, так и не ранив, а одна чиркнула по щеке, оставляя на ней длинную царапину. Две или три остальных улетели дальше, воткнувшись в стволы деревьев.
Воспользовавшись замешательством врага, мальчик начал ползти назад, но уперся спиной в пень, возникший на пути. Как раз в этот момент пришедший в себя шиноби перехватил нож обратным хватом и бросился на мальчика, собираясь прикончить его одним ударом, но, не заметив ее, запнулся о ту же самую ветвь, которая повалила Наруто на землю, и упал, выронив нож, откатившийся прямо к Наруто.
Мальчик, в чьих глазах вновь вспыхнули жуткие сцены расчлененных членов клана Учиха и к которым добавилась еще и Сакура с перерезанным горлом, давящаяся собственной кровью, молнией рванулся вперед, задерживая дыхание и схватил нож, испачкавшись о рукоятку еще теплой кровью Харуно. Он трясущимися руками направил оружие на почти поднявшегося злодея, который глядел на него с насмешкой.
— Что, убьёшь меня, малявка? Духу не хватит!
Наруто быстро выдохнул, будто кто-то ударом вышиб весь воздух из легких, потом так же быстро вдохнул, чувствуя тот же самый непонятный запах, что и тогда, в квартале Учиха. Это был запах, который мальчик раньше никогда не чувствовал, даже порезавшись или разбив колено, когда появлялась кровь. Нет, это не был не запах крови. Скорее, запах убийства.
Не успел шиноби встать на ноги, как Наруто с отчаянным криком налетел на него, вновь сшибая на землю, но на сей раз на спину. Первый удар был необычно сильным для мальчика такого возраста. Лезвие, отразившее свет луны секундным бликом, вонзилось в грудь врага промеж ребер, пронзив жилет. Шиноби хотел крикнуть, но, как и Сакура, не смог, поскольку крик его оборвался на начальной ноте. Это нож снова вонзился в плоть, на сей раз по самую рукоятку, попав точно в сердце.
Но Узумаки не мог остановиться, даже понимая, что враг уже мертв. Он наносил новые и новые удары, дырявя насильника, словно решето и выплескивая на нем всю кипевшую в нем злобу и ярость. Он бил снова и снова, чувствуя, что его лицо, руки и одежда все в крови, и не остановился до того самого момента, пока пронзительные лучи фонарей не показались где-то совсем рядом. Выронив нож, Наруто отпрянул назад, с ужасом глядя на содеянное.
— Наруто! — воскликнул Ирука, первым прорвавшись к нему сквозь ветки и замирая при виде жуткой картины.
— Я... не хотел... — выдавил Узумаки, падая на колени и чувствуя, как глаза мокреют от слез. — Он убил Сакуру.
Умино направил свет туда, где лежало уже неподвижное тело Сакуры и выронил фонарь.
— И он делал с ней... ужасные вещи. Он хотел и меня убить! — всхлипнул Узумаки.
Придя в себя, учитель вышел из столбняка и, пройдя мимо трупа насильника, лицо которого было точной копией портрета беглого заключенного-педофила из соседней деревушки, которое можно было увидеть на объявлениях, присел напротив Наруто.
— Отвернись, не смотри туда! — резко приказал Ирука и, когда Узумаки исполнил его приказ, продолжил уже мягче. — Ты ни в чем не виноват.
Умино прижал рыдающего мальчика к себе.
— Этот ублюдок получил по заслугам, — пробормотал он, закрыв глаза на количество нанесенных убийце ран. — Ты всё сделал правильно.
— Ирука! — раздались крики с окраины подлеска.
Чунин оглянулся, сообразив, что слишком оторвался от остальных людей, разыскивающих сбежавшую из дома после ссоры с родителями Сакуру. Он знал, что уже ничего не исправить, и отсрочить неизбежное не удастся. Девочка была мертва, и родители всё равно об этом узнают, минутой раньше, минутой позже.
— Мы здесь! — крикнул Умино и сказал. — Не бойся, это родители Сакуры и поисковый патруль. Всё позади...
Но Наруто знал, что ничего не позади. Это был еще один кошмар, который он не забудет никогда.

Глава 2. Предложение, от которого можно отказаться
И в этот раз Коноха оказалась во мраке ночи. Но к тьме, которая сгустилась над деревней, не позволяя думать ни о чем хорошем после произошедшего в парке, добавился сильный ветер, который носился по улицам, поднимая в воздух опавшую листву и катая по земле бутылку, которую кто-то поленился выкинуть в мусорное ведро. Он не стихал ни на миг, продолжая назойливо гудеть и иногда сотрясать окна, врезаясь в стекла всей своей необузданной мощью. На таких моментах наш герой вздрагивал и, сильнее подтянув на себя одеяло, переворачивался на другой бок.
Эта ночь превратилась для мальчика в вечность. Ворочаясь в кровати, он никак не мог уснуть. Закрывая глаза и открывая их вновь, он снова видел перед собой мужчину, которого много раз ударил ножом. Нет, ему уже не было страшно. И ужас от содеянного давно прошел, и Наруто готов был признаться, что ему ни капли не жаль убитого им человека.
Ирука сообщил ему, что насильник был родом из Деревни Скрытой Травы. И на своей родине он успел совершить немало подобных преступлений. На его счету было несколько убитых детей, над которыми тот надругался еще более страшным образом, дом с сожженной в нем семьей чем-то обидевших преступника людей, а также соотечественники, с которыми разыскиваемый по всем странам нукенин подло расправился, заколов их ножом в спину. В Деревне Скрытого Листа этот шиноби оказался недавно, судя по найденному этим же вечером телу чунина, у которого убийца позаимствовал форму и протектор Конохи. Так или иначе, теперь нукенин был мертв и больше никому не угрожал.
Не желая, чтобы Наруто видел, как родители Сакуры убиваются над телом дочери, а тем более, чтобы его расспрашивали о случившемся прочие члены поискового отряда, Умино быстро отвел его домой, сказав, чтобы мальчик приходил в себя. Он даже предложил ему не посещать Академию, пока Узумаки не почувствует в себе силы.
Оставшись наедине, Наруто быстро избавился от измазанной в крови одежды, принял душ, глядя, как вода, перемешанная с кровью исчезает в сливном отверстии, заглянул в холодильник, но почувствовал, что еще не скоро сможет что-нибудь съесть, и лёг в кровать. В ней он и находился последние пару часов.
— Перестань терзать себя бессмысленными потугами заснуть, — прорычал Лис в подсознании. — Лучше занялся бы чем-нибудь полезным.
— О, а ты у нас неплохо выспался, Курама! — прошипел Узумаки, резко перевернувшись на другой бок и уставившись в стену.
Он чувствовал обиду на Девятихвостого. Лис всегда помогал ему в сложных ситуациях, подсказывал, что надо делать в том или ином случае. Послушайся он его совета в тот день, когда клан Учиха был истреблен, то, быть может, не стал бы свидетелем всех жутких вещей, которые перевернули его представление о жизни. Так почему же демон не предупредил его на этот раз?
— Я не спал, — признался Кьюби. — Просто хотел посмотреть, на что ты способен без моей помощи. Вмешайся я в это дело, всё могло кончиться куда хуже.
— Сакура умерла! — воскликнул джинчурики, сжав кулак. Перед глазами вновь всплыл образ девочки, которой он уже никогда не расскажет о том, что с самого первого взгляда чувствовал к ней.
— Может, так и лучше, — с полным равнодушием в голосе отозвался Курама. — Не думаю, что она оправилась бы после такого. Наверняка бы свела счеты с жизнью через пару недель.
— Как ты можешь быть такой равнодушной скотиной?! — Наруто вскочил с кровати и, не в силах сдерживать свой гнев, ударил кулаком по стене. — Я думал, мы друзья!
— Мы не друзья, — рявкнул Девятихвостый, заставив Узумаки, стиснувшего зубы от боли, вздрогнуть. — Вспомни, что я рассказал тебе о твоих родителях. Это я, я их убил! Я испоганил твою жизнь. Это из-за меня тебя все ненавидят.
Наруто глубоко вздохнул, успокаиваясь, и сел обратно на краешек кровати.
— Знаю, что ты, — ответил Узумаки. — И также знаю, что не по собственной воле. Но так или иначе, ты — единственный, кто у меня есть. И за это я тебе благодарен.
— Дурак, — прорычал Лис.
Сидя в клетке и задумчиво глядя сквозь решетку на затопленный водой пол, он оскалился в улыбке, которой Наруто почти никогда не видел. Было всё же кое-что, что он держал от Наруто втайне. Всю правду, которую Курама открыл юному Узумаки в первый же раз, как смог с ним связаться, он сообщил не по доброте душевной. Девятихвостый надеялся, что малец потеряет рассудок от ярости, сорвет или хотя бы ослабит печать, и он, Кьюби, вновь окажется на свободе. Но этого не случилось. И за всё время, которое Курама провел с Наруто, он немного привязался ко своему джинчурики, хотя не собирался тому об этом сообщать.
— В тебе есть то, чего не хватает многим, чего не хватило Сакуре, чтобы выжить. Ты доказал, что умеешь бороться за свою жизнь, — продолжил Курама. — Фокус с картами был очень эффектным. И с меткостью было получше, чем на уроках метания кунаев и сюрикенов.
Наруто опустил взгляд на колоду, лежавшую на тумбочке сбоку от кровати. Теперь в ней недоставало не одной, а уже семи карт.
— Но было бы лучше, если бы ты снова попытался запечатать в них техники. В этот раз тебе повезло, что враг оступился. Но в будущем такое вряд ли повторится, и того, что ты умеешь, может оказаться мало, — добавил Курама. — Кроме того, ты же хочешь сдать экзамен на генина?
Узумаки кивнул, зная, что нет нужды отвечать на этот вопрос устно, ведь ответ и так очевиден.
— Тогда начинай прямо сейчас, — услышал он голос Лиса.
— Что? Да я знаю лишь одну технику! Запечатывающую... Да и то до конца не уверен, работает она или нет! — воскликнул блондин с легким возмущением.
— Тогда я научу тебя одной технике... Только одной, которая будет по силам даже тебе. На ней и проверим, правильно ли работает запечатывающая техника Мито, — недовольно прорычал Лис.
Услышав, что Курама лично научит его какой-то технике, что было просто немыслимо круто, Наруто поспешно встал, наскоро заправил постель и оделся. И тогда джинчурики и его Биджу приступили к первой совместной тренировке. Естественно, оба были так поглощены занятием, что не заметили шиноби в маске АНБУ, следящего за действиями мальчика через открытое окно, сидя на соседней крыше.
И, наконец, под утро, тренировка принесла свои плоды. Наруто смог успешно выполнить технику, сложив печати. Но, запечатав ее в карту и использовав с помощью нее, убедился, что так намного проще.
Взяв семерку крести, Наруто сложил печать концентрации свободной рукой, блондин промолвил:
— Техника теневого клонирования!
В комнате раздалось несколько хлопков, и из клубов белого дыма вокруг довольного Узумаки появилось четыре его точные копии. Джинчурики был вне себя от счастья.
— Не могу поверить... — прошептал он, думая о том, что даже обычное иллюзорное клонирование всегда было для него наиболее трудным.
Мальчик вздрогнул от неожиданного стука в дверь. По его мысленной команде все теневые клоны развеялись. Медленно подойдя к двери и гадая, кто мог быть за ней, Наруто потянул ручку на себя.
Он ожидал увидеть там Третьего Хокаге, решившего навестить мальчика, чтобы проверить, как он справляется, но нет. На пороге стоял другой старик, в черно-белых одеяниях, гораздо менее приятного вида. У него были короткие волосы, поднимающиеся вверх и вновь спадающие на лоб поверх белой повязки, протянутой вокруг головы несколько раз и скрывающей половину лица, в частности, правый глаз. Подбородок старца украшал крестообразный шрам. При виде мальчика на пороге левый глаз слегка приоткрылся и скользнул по юнцу холодным взглядом.
— Узумаки Наруто, я полагаю? — промолвил шиноби.
Джинчурики, помедлив, кивнул.
— А ты, старик, кем будешь?
— Меня зовут Шимура Данзо, я глава корня АНБУ, — произнес ниндзя, и Узумаки вновь вздрогнул от неловкости. Он не слишком вежливо обратился к человеку такого высокого звания. И если добродушный Третий мог прощать Наруто такие выходки и уже давно закрыл на них глаза, то этот человек не потерпел бы такого отношения, что демонстрировало его каменное лицо.
— П...простите, — неуверенно пробормотал Наруто. — Будем знакомы.
Шимура коротко кивнул.
— Можно, я войду? — поинтересовался он, тоже, скорее, из приличия, поскольку знал, что не получит отрицательного ответа. Опираясь на свою трость, он прошествовал внутрь и, остановившись в центре комнаты, окинул оценивающим взглядом царящий в обители Наруто беспорядок.
Мальчик поспешил закрыть за собой дверь и повернуться к незваному гостю. Что-то подсказывало ему, что к нему лучше не поворачиваться спиной. Это был Курама, который был так удивлен визитом Данзо, что не сразу предупредил джинчурики:
"Наруто, будь осторожен с этим человеком!"
— Я наслышан о твоих успехах, — сообщил глава Корня.
Наруто подумал-подумал и, вспомнив, что в Академии ничем кроме плохой успеваемости не отличился, понял, что старик с бинтами на лице знает о случившемся вчера и имеет в виду именно произошедшее.
— Коноха обязана тебе, Наруто. Этот человек уже никому не причинит зла, — продолжил Данзо, подтвердив опасения мальчика. — Поверь, многие уже знают о том, что ты сделал. Слухи в Конохе распространяются быстро. Но, увы, не все из них будут тебе благодарны за то, что ты совершил.
— О чем это Вы? — осторожно спросил Узумаки, не понимая, к чему старик клонит.
— Как знают уже многие, ты совершил убийство. И на фоне того, что о тебе уже говорят, это не самый лучший поступок. Возможно, люди станут относиться к тебе еще хуже, — пояснил Шимура. — Поэтому я думаю, тебе нужна моя помощь.
Наруто промолчал, ожидая, пока глава Корня продолжит.
— И мне нужны твои таланты. Ты хочешь стать ниндзя Корня, служить свету и порядку из тени и спасать мир от таких монстров как тот убийца? — как и ожидалось, Данзо не стал медлить с продолжением своей мысли.
— Возможно, — пробормотал Наруто неуверенно, и тотчас в его голове раздалось рычание.
"Плохая идея!"
— Тогда Корень — это то, что тебе нужно. Я осведомлен о том, что у тебя проблемы с техниками, но есть талант к неординарному использованию карт в бою. В Корне тебя подготовят ко всему и сделают первоклассным шиноби, — сообщил Шимура, заметив, что Наруто сомневается. Он нахмурился, поняв, что, возможно, не обошлось без вмешательства Лиса.
— Я думаю, я пока не готов... — протянул Узумаки, отведя взгляд и чувствуя мурашки, пробегающие по спине от каждого взгляда старика. — Я еще даже не закончил Академию.
— Это не проблема. Программа Корня включает в себя ускоренный курс Академии. К тому же, я слышал, Ирука освободил тебя от занятий, — ответил Шимура, поставив Наруто в затруднительное положение. — Думаю, очень скоро ты заметишь, как люди станут к тебе относиться. Ненавидящих взглядов и шепота за спиной станет еще больше. В Корне никто не станет судить тебя за то, что ты сделал. Ты навсегда избавишься от тех, кто мешает тебе жить, в твой круг общения будет входить лишь несколько людей, которым ты сможешь полностью доверять.
"Ему бы новый рамен в Ичираку рекламировать", — прорычал Лис, заметив, что если бы голос Данзо не звучал так зловеще, его речь сразу же заставила бы Наруто ответить на предложение положительно. — "Наруто, Данзо в Конохе уважаемый человек, и все ему верят. Но твоя мать была уверена в том, что он замешан в темных делишках. К тому же, я слышал, Корень — это организация, после которой шиноби становятся послушными марионетками, лишенными эмоций. Ты и правда этого хочешь?"
— Я намерен вернуться в Академию сегодня же, — произнес Наруто неожиданно резко. — И мне плевать, что обо мне будут говорить. Главное, чтобы не считали меня трусом, как точно подумают, если я вдруг исчезну.
В глазу Данзо сверкнули ледяные искорки.
— А ты не боишься? Не испытываешь страх после того, что пережил? — поинтересовался он, собираясь сказать, что служба в Корне поможет Наруто полностью искоренить в себе страх.
— Нет, — ответил Наруто.
— Похвально, — произнес Шимура и медленно двинулся к двери, опираясь на свою трость. — Но подумай еще над моим предложением. Оно остается в силе.
Старик удалился, оставив Наруто, проводящего его задумчивым взглядом.
— То, что ты сказал об Академии, правда? — удивился Курама, когда старик дошел до конца улицы и свернул за угол. — Я думал, ты рад будешь прогулять недельку-другую.
"Да, правда. Я не собираюсь никому демонстрировать свою слабость. И плевать на то, что обо мне будут говорить. Какой толк прятаться от этого, если о том же будут говорить в мое отсутствие?" — мысленно ответил Наруто и, схватив колоду карт с тумбы, вышел из квартиры, немного щурясь от утреннего солнца.
Уже очень скоро он добрался до Академии, не заметив особой разницы от того, как на него пялились прохожие сейчас и раньше. Когда джинчурики вошел в аудиторию, ребята, шумевшие, как обычно это делали, смолкли. Множество глаз устремилось на Узумаки.
— Господи, он же нас убьет! — воскликнул кто-то с наигранным ужасом.
Несколько людей после этого выкрика не смогли сдержать смех.
— Эй, псих! Ты нас зарежешь или подождешь, пока нас изнасилуют?
Мальчик, окинув их равнодушным взглядом, двинулся ко своему месту рядом с Шикамару, который, казалось, один из всех глядел на него с каким-то сочувствием. По пути Наруто заметил, что даже угрюмо пялящийся в окно Саске соизволил посмотреть на него. В его взгляде было презрение. Но не такое, как раньше, которое Учиха испытывал к джинчурики, считая его выходки верхом идиотизма, а другое. Может быть, это был своеобразный укор за то, что Наруто сделал. Узумаки не мог знать, что творится у Учихе в голове, но понял, что это очень вероятно, поскольку после пережитой расправы над собственной семьей Саске вряд ли восторгался такой жестокостью как множество безжалостных ножевых ранений, превративших кого-то в решето. Наверное, теперь он тоже считал Наруто ненормальным. Значит, затея Третьего подружить Наруто и Саске теперь стала попросту невыполнимой. Учиха отвернулся, и блондин увидел пустующее рядом с ним место Сакуры. Ино и Микото, сидя следующими в первом ряду и о чем-то спорящие, притихли, когда Узумаки прошел в проеме между партами, поднимаясь по ступенькам.
— Стой, Микото, — услышал он голос Яманаки и в следующий миг почувствовал, как кто-то осторожно взял его за руку.
Повернувшись и увидев вставшую темноволосую девочку, в глазах которой читался вопрос, он замер.
— Наруто... Сакура... она...
— Я ничего не мог сделать, было уже поздно, извини, — ответил Узумаки, и когда Микото отпустила его, молча кивнув, садясь обратно, пошел дальше.
Сев, парень повернулся к Шикамару.
— Если есть вопросы, спрашивай, — равнодушно предложил он своему другу.
— Не стоит, — отозвался Нара, сунув руку в карман и доставая колоду карт. Совершенно новую. Из пятидесяти четырех карт. Видимо, Шикамару неплохо подготовился, чтобы взять реванш и убедиться в том, что Наруто играет честно. — Может, лучше сыграем, пока Ирука-сенсей не пришел?
Последний раз редактировалось BlackRaven 31 янв 2018, 01:26, всего редактировалось 1 раз.

Twins
Desire




 
Сообщения: 257
Откуда: Киев

Сообщение Twins » 24 янв 2016, 17:55

BlackRaven
феноменально круто, такой идеи я еще не читал, мрачно, и жестко, очень круто читается и радует отсутствие соплей в фике, ну и конечно же понравилось как ты быстро расправился с Сакурой, похоже не меня одного раздражает этот персонаж
прочитав описание я подумал что будет что то похожее на Гамбита из Марвел, и некое сходство все таки есть, не хватает только шеста)
жду продолжение, надеюсь оно будет скоро

BlackRaven
Каратель




 
Сообщения: 769
Откуда: С фикбука)

Сообщение BlackRaven » 24 янв 2016, 21:03

Twins писал(а):BlackRaven
феноменально круто, такой идеи я еще не читал, мрачно, и жестко, очень круто читается и радует отсутствие соплей в фике, ну и конечно же понравилось как ты быстро расправился с Сакурой, похоже не меня одного раздражает этот персонаж
прочитав описание я подумал что будет что то похожее на Гамбита из Марвел, и некое сходство все таки есть, не хватает только шеста)
жду продолжение, надеюсь оно будет скоро

Спасибо. И правда чем-то смахивает на Гамбита, но я постараюсь сделать персонажа более уникальным, чтоб было меньше параллелей с Гамбитом. А вместо шеста будет кое-что другое)
Продолжение уже есть.

Глава 3. Червовая дама
Прошло полгода. Многое в жизни Наруто за это время изменилось. Как и предсказывал Данзо, отношение жителей деревни к нему только ухудшилось. Было несколько случаев, когда ему приходилось убегать уже не от сверстников гопарской наружности, а от взрослых, не желавших, чтобы демон и убийца расхаживал по их улицам и представлял угрозу для ни в чем не виноватых граждан.
Впрочем, были в таком мерзостном отношении к Наруто и свои плюсы. Он стал усердно тренироваться даже по пути в Академию и обратно, прокладывая его либо по крышам, где оттачивал прыжки и контроль чакры, либо по улицам, где было много укрытий, тренируя таким образом навыки скрытности. По прошествии нескольких месяцев все эти, казалось бы, глупые с первого взгляда занятия возымели свой результат. Наруто научился двигаться бесшумно, неплохо приноровился прятаться, а также освоил хождение по отвесной стене, по потолку и по ровной воде. Балансировать на волнах у него пока не получалось, и наш герой проваливался под воду, вызывая тем самым смех Курамы, следившего за всеми его тренировками.
"Ты неплохо потрудился за эти полгода", — заметил Курама, когда джинчурики несся по крышам. Впереди была пропасть в виде улицы, но Узумаки не сбавил темпа, а наоборот ускорился. Оттолкнувшись от края, он едва заметной неопытному глазу обычных жителей тенью, перемахнул эти полтора десятка метров, приземлившись на крышу здания на противоположном краю улочки.
Наруто молча кивнул, продолжив свой путь. Нечасто Девятихвостый хвалил его успехи. За прошедшее время арсенал его собственных техник так и не пополнился. Две техники, запечатывающая и теневое клонирование, последнюю из которых Узумаки всегда использовал с помощью карты, составляли его скромный запас. Однако ему всё же представился случай вновь использовать запечатывающее дзюцу Мито на практике и убедиться, что оно работает безотказно. В тот день Наруто проследил за одной из тренирующихся команд чунинов и, кстати, те его даже не заметили, чем Узумаки был очень горд. Ему удалось подгадать нужный момент и запечатать пару увиденных техник в карты. И теперь джинчурики мог в любой момент использовать эти дзюцу, прибегнув к помощи своих карт. К слову, вместо заметно поредевшей колоды у него теперь была новая, полная. И в картах были запечатаны отнюдь не только техники.
Узумаки неплохо подготовился к сегодняшнему дню. А день сегодняшний был особенным. Это был день распределения по командам после успешно пройденного экзамена на генина. Кстати, справился Наруто с экзаменом очень просто. Ему необходимо было показать технику клонирования. Но мальчик продемонстрировал технику теневого клонирования. Ирука был так впечатлен, что не стал спрашивать у Наруто теоретических вопросов. Теперь блондин с гордостью носил собственную повязку с протектором деревни, о которой долго мечтал.
Наконец, он прибыл и, войдя в аудиторию и как всегда собрав на себе взгляды присутствующих, занял свое место рядом с Шикамару.
— Чуть не опоздал, — прокомментировал Нара его приход, покосившись на часы, висевшие на стене.
— Нужно было сделать последние приготовления. Это заняло какое-то время, — пробормотал Наруто, похлопав себя по карману.
В этот момент в аудиторию вошел Ирука и, произнеся речь о том, как он горд за всех своих студентов, проинформировал присутствующих о том, что Третий уже принял решение о том, как их разделить на команды. В его руках был список, одобренный и заверенный Хокаге.
"Надеюсь, мы с Шикамару в одной команде. В конце концов, он мой единственный друг", — пронеслось в голове Наруто, но в следующую минуту его ждало разочарование.
— Команда номер десять: Шикамару Нара, Ино Яманака, Чоджи Акимичи. Ваш капитан Сарутоби Асума, — объявил Умино.
Шикамару, вздохнув и бросив на Наруто прощальный взгляд, поднялся и вместе с Чоджи и Ино покинул класс, проследовав в аудиторию, где их ждал новый наставник.
— Команда номер восемь: Хината Хьюга, Киба Инузука, Шино Абураме, — продолжил Ирука. — Ваш капитан Юхи Куренай.
Наконец, очередь дошла и до зачисления нашего героя.
— Команда номер семь. Саске Учиха, Микото Учиха, Наруто Узумаки. Под руководством Какаши Хатаке, — сообщил Умино. — Вы остаетесь здесь.
Дочитав до конца список и дождавшись, пока все кроме троицы из седьмой команды покинут зал, Ирука пожелал своим бывшим студентам удачи и тоже ушел, сказав, что Какаши скоро придет. Повисла неловкая тишина.
Наруто бросил взгляд сначала на Саске в темно-синих шортах и футболке с высоким воротом и с изображением символа клана на спине, с повязкой-протектором на лбу, такого же угрюмого, как и всегда, а потом на Микото, на которой были темно-серые шортики и черная футболка-топик без рукавов. Темные волосы девочки, обычно связанные в хвост или два хвоста (она любила экспериментировать с прическами), сейчас были распущены и спадали на плечи. Ее протектор поблескивал на шее, чем-то напоминая ошейник. Кажется, Учиха была ничуть не расстроена тем, в какую команду попала.
"Это что, такая шутка?!" — подумал Наруто. — "Старик Третий, чем ты думал, когда объединял нас в одну команду?"
— Прекрасно, — пробормотал Саске с нескрываемым сарказмом, глядя на своих новых товарищей по команде. Он сказал это достаточно тихо, но и Микото, и Наруто, спускающийся по лестнице, чтобы сесть поближе, его прекрасно услышали.
Микото, сидевшая через несколько мест от Саске на том же ряду, покосилась на него с непониманием.
— Тебе что-то не нравится? Мне кажется, наоборот хорошо, что мы с тобой в одной команде. Последние Учихи должны держаться вместе, — поинтересовалась она.
Тот наградил девочку не очень добрым взглядом, и Наруто вспомнил, что после случая в квартале Учиха тот сознательно избегал общения с Микото по неясным причинам.
— Ты, та, которая носит имя моей матери, лица которой я даже не могу вспомнить. И маньяк, корчащий из себя дурака. Прекрасная команда, — процедил Учиха.
Микото опустила взгляд. Видимо, фраза, произнесенная Саске, ее сильно задела.
— Прости. Я даже не знала... — промолвила она, понимая, почему Учиха всегда испытывал к ней странную неприязнь.
Наруто, спустившись к ним, сел на парту и, закинув ногу на ногу, с вызовом посмотрел на Саске.
— Я не маньяк. Я не такой, как тот, кто вырезал ваш клан. Верьте или нет, то, что я сделал, было самозащитой, — спокойно произнес он и, сделав небольшую паузу, обратился уже исключительно к Саске. — И не дурак, если тебе так кажется. Скорее шутник... Джокер!
Вытащив из кармана карту, он продемонстрировал Саске изображенного на ней черного шута.
— Лучше бы техники подучил, Джокер, чем дурью маяться, — холодно ответил Саске, отвернувшись к окну.
Наруто разочарованно вздохнул, поняв, что с этим типом ему придется непросто, и посмотрел на Микото, заметив ее заинтересованный взгляд на карте.
— А ты фокусы умеешь показывать? — спросила она.
Узумаки задумался, поняв, что никогда не делал ни одного фокуса с картами. Впрочем, в обращении с картами он был столь ловок, что мог придумать что-нибудь на ходу.
— Конечно, — ответствовал он, извлекая из кармана игральную колоду и перемешивая ее.
Его руки двигались все быстрее и быстрее, привлекая внимание Микото к себе. Тогда Наруто резко перехватил колоду двумя пальцами, вливая через них небольшое количество чакры, стукнул краем о парту, и тогда карты по одной, подлетая в воздух и описывая дугу, переместились к нему в раскрытую ладонь, вновь собравшись в ровную стопку.
— Очень впечатляет, — улыбнулась Микото, даже не подозревая, что этот трюк Наруто изобрел только что.
Узумаки поймал на себе взгляд Саске.
— Эй, Саске. Выбери карту, — обратился он к нему, поняв, что новый фокус — это неплохой способ разрядить атмосферу. Он раскрыл карты веером, картинками к Саске, ожидая его ответа.
— Я не играю в эти игры, — бросил Учиха равнодушно, снова отвернувшись.
— Давай тогда я, — предложила Микото, очаровательной улыбкой заставив Наруто повернуться к себе. Она немного подумала и ткнула пальцем в одну из карт.
Узумаки мгновенно прикоснулся к карте ногтем с другой стороны, сделав это достаточно быстро, чтобы Микото не заметила и, сложив карты в колоду, начал их перемешивать. Учиха снова стала следить за движениями его рук. Каково же было ее удивление, когда одна карта сама вылетела вверх, словно птица, вырвавшаяся из клетки, и Наруто, прекратив перемешивать колоду, перехватил ее быстрым, словно молния, движением, зажав между указательным и средним пальцем.
— Это она? — поинтересовался он и, дождавшись кивка, очередной прекрасной улыбки и даже аплодисментов, добавил. — Какая непослушная, всегда улетает.
Микото засмеялась, а джинчурики тем временем проверил, что за карту держал в руке. Это была червовая дама.
"Не слишком оригинальный выбор для девчонки. Впрочем, ладно", — подумал он, глядя на девочку, заливающуюся смехом. — "А это было не так уж сложно... Может, зря я столько медлил заговорить с ней?"
Нельзя было сказать, что Наруто был влюбчивым мальчишкой. В детстве его всегда восхищала Сакура. Сейчас, задавая себе вопрос, чем именно, Узумаки не мог найти ответа. Наверное, из-за необычного цвета волос. Раньше он любил яркое и выделяющееся на общем фоне. Своим появлением она всегда притягивала его взгляд.
К Микото же с самого ее появления в Академии Узумаки испытывал симпатию. Хоть он толком ни разу с ней не разговаривал, почему-то ему казалось, что они уже встречались, что уже, может, самую малость знают друг друга. Это была не только симпатия, но и какая-то легкость во всем теле при каждом ее взгляде. Впрочем, Наруто никогда не думал, что он влюблен. После пережитых инцидентов он стал сомневаться в том, что такая прекрасная вещь как любовь может существовать в столь жестоком и отвратительном мире. Да, симпатия, притяжение... Пожалуй, именно так он мог назвать то, что испытывал к девочке.
— Ну что, будем друзьями? — спросил он, почувствовав себя немного неловко от вопроса, который несколько лет назад мог бы показаться самым обычным, а сейчас почему-то вызывал непонятное стеснение.
— Конечно, — отозвалась Микото, протягивая свою изящную ручонку, чтобы Наруто ее пожал.
"Неужели жизнь налаживается?" — Узумаки не мог поверить своему счастью. У него появился второй друг, к тому же, из его собственной команды.
— Ну наконец-то, — полностью игнорируя своих товарищей по команде, пробормотал Саске, устремляя взгляд по направлению к двери.
Дверь в следующую же секунду отъехала в сторону, и на пороге показался шиноби в стандартной форме из темно-синих брюк и водолазки и военного жилета, чье лицо полностью, за исключением одного глаза, скрывала маска. У джонина были торчащие вверх серые, даже практически белые, волосы. На лбу его также был протектор, чуть-чуть съехавший вбок и закрывающий второй глаз вместе с маской.
— Простите, что опоздал, — извинился он. — Я Хатаке Какаши, капитан вашей команды.
Войдя, он окинул взглядом трех новых учеников и улыбнулся под маской.
— Думаю, неплохо бы и мне узнать ваши имена. Расскажите, что любите, что не любите, к чему стремитесь, — предложил Хатаке, бросив выжидающий взгляд на Наруто.
Узумаки коротко кивнул и быстро представился:
— Я Узумаки Наруто, люблю рамен и карты. Не люблю будильник и ждать, пока рамен заваривается.
Перед тем, как поведать о своей мечте, джинчурики прислушался к себе и понял, что уже не испытывает желания становиться Хокаге. После происшествия с Сакурой Третий даже не сразу пришел проведать его. Наруто дожидался его визита целых три дня, думая, что старик Хирузен о нем попросту забыл. Оказалось, Третий был слишком занят и освободился от своих дел лишь тогда. Наруто не любил быть загруженным чем-нибудь кроме дел приятных или хотя бы полезных. Те же тренировки, на которые он тратил несколько часов в неделю, занимаясь ими почти каждый день, уже вошли в привычку. А вот станет он Хокаге... Что тогда делать? Всеобщее признание и пост главы деревни вовсе не стоили того, чтобы заниматься целый день бумагами да переговорами.
— Я хочу стать сильным, чтобы уметь постоять за себя и защитить тех, кто мне дорог.
Какаши кивнул, поскольку, по его мнению, это была вполне достойная цель.
— Меня зовут Микото Учиха. Я люблю цветы, хорошую погоду, а еще люблю порядок. Не люблю холод. Больше всего хочу вернуть свою память, вспомнить родителей и друзей, — следующей представилась Микото.
Вновь кивок. Хатаке перевел взгляд на Саске.
— Мое имя Саске Учиха. Мне многое не нравится. Мне даже почти ничего не нравится. Больше всего я хочу уничтожить кое-кого, — в черных глазах Учихи сверкнули огоньки.
— Что ж, прекрасно, — кивнул Копирующий Ниндзя. — Как насчет небольшого испытания перед нашей первой миссией?
— Испытания? — переспросила Микото.
Хатаке посмотрел на нее, и в его глазу немного театрально мелькнул холод.
— Да. У меня есть свои отборочные испытания в команду. Кто пройдет, будет достоин зваться моим учеником и отправится завтра на свою первую миссию в страну Птиц. Кто не пройдет, будет вынужден отказаться от звания генина и навсегда забыть о том, чтобы стать шиноби. Но также в этом испытании будут правила, которые ни в коем случае нельзя будет нарушать. Кто их нарушит, автоматически покинет команду.
Всех троих генинов, даже Саске, передернуло.
"Какаши Хатаке. Он всегда был довольно жестким человеком в плане следования правил", — усмехнулся Кьюби, радуясь, что его джинчурики попал в команду к подобному человеку.
— Встречаемся через двадцать минут на полигоне, — он скользнул взглядом по ученикам и заметил, что не у всех из них есть с собой подсумки и кобура для кунаев, примотанная к ноге. — Пусть те, кому надо подготовиться, грамотно воспользуются этим временем.

Глава 4. За занавесом тайны
Этот солнечный и теплый день продолжался. Тихий ветерок волновал зеленую листву на деревьях на границе леса и тренировочного полигона, на котором начиналась тренировочная битва. Участники испытания были так поглощены попытками отобрать у своего нового сенсея колокольчики, привязанные к его поясу на веревку, что не заметили, как у них появился наблюдатель.
Старик в черно-белом одеянии с забинтованной половиной лица оперся спиной о ствол дерева, устремляя задумчивый взгляд на трех генинов, выскакивающих из засады и нападающих на своего учителя по очереди. Об Узумаки Наруто и Учихе Саске он знал практически всё, но третья в их команде, загадочная девочка из клана Учиха, о которой в Конохе не было ни одного упоминания, заслуживала особого внимания. Особенно если предположить, что она будет оказывать сильное влияние на Наруто, на которого у Шимуры были свои планы.
— Хм, — старик поднес к лицу ладонь и, зацепив бинты пальцем, на миг освободил от них второй глаз, который, оказывается, был цел и невредим. Когда Данзо открыл его, стало понятно, что это око не его собственное, а пересаженный шаринган. Красная радужка с тремя томоэ вокруг зрачка крутанулась, позволяя Шимуре заполучить нужную ему информацию. — Эта чакра... Готов поклясться, я ее уже где-то видел.
Старик задержал взгляд на Микото, которая танцевала вокруг Какаши с двумя кунаями в руках, однако Копирующий Ниндзя ловко отбивал все удары одной рукой, даже не глядя на девочку.
Слышался лязг, при столкновении оружия периодически высекались снопы ярких искр. Взгляд Хатаке был обращен к книге, которую он держал в свободной от куная руке. Кажется, это была новая часть романа "Приди, приди рай". Учиха же так старательно перешла в нападение, что даже не успела остановить свой же удар, когда Хатаке испарился, оставив вместо себя упавшее на землю бревно, и случайно порезалась, немного задев свое колено.
Она оглянулась по сторонам, ожидая, что Какаши нападет сбоку или сзади, но тот появился прямо из-под земли и двумя точными ударами кулака выбил оружие из рук брюнетки. Первый кунай вонзился в землю, просто выпав из ладони Микото, а второй отлетел в сторону Данзо, воткнувшись в дерево, за которым старик мгновенно скрылся.
"Нужно сделать анализ ДНК и понять, кто такая эта девчонка", — решил старик, незаметно вытащив из дерева кунай и убрав его в свой плащ. Впрочем, он не мог отказать себе в том, ради чего пришел — полюбоваться на Наруто в действии. А сейчас был как раз черед его появления.

***

Когда обезоруженная Учиха осталась один на один с Какаши, который приставил к ее горлу кунай, ожидая, что та сдастся, откуда ни возьмись вылетела карта. Краем глаза Хатаке успел заметить, что это бубновая шестерка. Когда карта оказалась между сенсеем и побежденной ученицей, послышался голос Наруто.
— Стихия Огня: Завеса дыма! — воскликнул он.
Прежде чем Какаши попытался разрезать карту надвое, из нее распечаталась техника. Горячий черный дым распространился на метры вокруг в виде завесы, в которой ничего не было видно и было весьма сложно дышать.
Микото закашлялась от едкого дыма, и в этот момент где-то в черном дыму появился и сам Узумаки, влетев в завесу в нужный момент. Схватив Микото, он выпрыгнул вместе с ней из черного облака, оставляя Какаши, кашляющего внутри.
Однако и Какаши не пришлось долго думать, чтобы спастись. Оттолкнувшись ногами от земли, он взмыл высоко в воздух, вооружаясь сюрикенами и кунаями, после чего пустил их в Наруто и Микото, очевидно, совершенно не боясь в них попасть.
"Саске, пора бы и тебе появиться!" — подумал Наруто.
Как только испытание началось, с ним связался Курама, который, как только Наруто увидел продемонстрированные учителем колокольчики, вспомнил всю суть испытания.
"Наруто, если не хочешь провалиться, скооперируйся с Микото и Саске. Это испытание на командную работу, а не демонстрация личных умений", — прорычал Девятихвостый.
"Что? Но ведь бубенчика только два. И он сказал, что тот, кто останется без бубенчика, навсегда распрощается с карьерой шиноби!" — опешил Узумаки, начав подозревать, что Курама хочет, чтобы он провалил испытание.
"Это отвлекающий маневр, дурачина! Слыхал о таких? Да и вообще это испытание старо как мир. Третий Хокаге использовал такие бубенчики, чтобы тренировать своих учеников. Потом один из них использовал их же, тренируя команду, в которую входил Четвертый. А затем твой отец проводил такое же испытание в своей команде, в которую входил Какаши. Уж я-то помню, поверь", — пояснил Кьюби.
"Какаши-сенсей — ученик моего отца?!" — удивился джинчурики, но сейчас было не до этого. Когда Какаши дал им пять минут на то, чтобы спрятаться, подготовившись к испытанию, Наруто сообщил своим товарищам по команде о своей "догадке". Микото кивнула, сразу согласившись работать сообща, а Учиха, взглянув на Наруто как на идиота, воздержался от участия в их плане, сказав, что он будет действовать сам по себе.
И вот, когда в них с Микото уже летели кунаи, Узумаки собрался было вновь спасаться вместе с подругой по команде, быстро подхватив ее, легкую как перышко, на руки, но та среагировала быстрее. Ее пальцы быстро сложили нужные печати.
— Стихия Молнии. Цепная реакция! — промолвила темноволосая девочка, глядя прямо на приближающееся к ним облако из холодного оружия.
Наруто заворожено уставился на молнию, вспыхнувшую на кончике первого летящего в них куная. В следующий миг молния резко расширилась, ударив во все стороны, задевая другое холодное оружие и меняя траекторию его полета. В итоге половина кунаев и сюрикенов сразу попадала на траву, а вторая половина, отраженная молнией в стороны, отлетела в противоположных от двух генинов направлениях.
— Ух ты, — пробормотал блондин удивленно, не ожидая, что Микото знает подобные техники.
— Львиный удар! — послышался возглас Саске, который всё это время ждал удобного момента, чтобы напасть.
Наруто и Микото подняли взгляды вверх, туда, где находился сенсей и увидели, что Учиха тенью появился за спиной Какаши и вертикально опущенной ногой отправил его обратно на землю, где облако черного дыма уже рассеялось, оставив после себя едва заметное подрагивание воздуха. Правда, наших героев вновь ждало разочарование, поскольку Копирующий ниндзя вновь превратился в бревно.
Приземлившись возле Наруто и Микото, Саске ухмыльнулся.
— Ну вот, очередная ловушка. Этого и следовало ждать от опытного джонина, — пробормотал он.
— Сзади! — воскликнул Наруто, ткнув пальцем в вылетевшую из леса тень. Это был Хатаке, убравший книгу и бегущий к ним с кунаев в руке с крайне устрашающим видом.
Развернувшись на сто восемьдесят градусов, Саске мгновенно сложил печати и произнес:
— Стихия Огня: Великий Огненный шар!
Огромная огненная сфера врезалась в учителя в самый последний момент, и тот испарился белым облачком дыма. На траве остался черный след от огня, и Наруто с Микото поняли, что их товарищ по команде обладает весьма мощной для генина техникой.
— Снова техника замены? — быстро спросила Микото.
— Нет, это теневой клон, — сообщил Наруто.
Микото вздрогнула. Теперь она заметила учителя, поскольку он внезапно выскочил прямо из реки и, вновь вооружившись кунаем, побежал к генинам, не замечая, что с него ручьем льется вода. Вот это сосредоточенность на цели! Такому можно было только позавидовать.
Теперь настала очередь Наруто среагировать на опасность. Он резко развернулся навстречу врагу на одной ноге и метнул в сенсея несколько карт, пропитанных чакрой так, что их края засветились фиолетовым, обтачиваясь. Почему фиолетовым? Потому что это были карты из чакропроводимого материала, сгорание которого под воздействием чакры было контролируемым и происходило совершенно иным образом.
Карты, тонкие и острые, как бритвы и, кстати, смертоносные, как метко брошенные сюрикены, не тронули Какаши, поскольку он ловко отбил их. Но это был еще не конец. Когда карты повтыкались в землю вокруг Хатаке, Наруто сложил печать концентрации, после чего они взорвались, сыграв роль взрывных печатей.
И вновь Хатаке обратился в белый дым, что свидетельствовало о том, что он вовсе не побежден. Наруто, Микото и Саске встали кругом, спинами внутрь. Теперь никто из них не сомневался, что гораздо проще работать в команде, нежели пытаться победить шиноби такого уровня одному. Несмотря на численное преимущество, они были в невыгодном положении, находясь на открытой местности и будучи уязвимыми к атаке с любого фланга. Какаши же мог находиться абсолютно где угодно, поскольку у него было множество укрытий.
— Кто-нибудь его видит? — поинтересовался Наруто.
— Да... Погодите, это... — неуверенно пробормотала Учиха. — Собаки?!
Действительно, из леса к ним направлялась целая стая собак, угрожающе лающих и скалящих зубы.
— Бежим? — предложил Узумаки.
— Нет, он только этого и ждет, — возразил Саске, но тоже попятился.
Микото ничего не сказала, она застыла, дрожа и глядя на приближающихся животных.
И вот, когда команда была максимально разобщена, Какаши вновь появился из земли, раскидав генинов одним круговым ударом. Придя в себя и заметив, что псы остановились, те вскочили, взяв учителя в замкнутый круг.
Хатаке ухмыльнулся, перехватив кунай обратным хватом, и в следующий момент ученики набросились на него. В руке Наруто появилась карта с мгновенно обточившимися краями. Саске тоже вооружился кунаем. А Микото нападала врукопашную.
Решим, первым делом разобраться с Наруто, Какаши бросился к нему, нанеся удар крест-накрест. Однако Узумаки был весьма ловок и, отскочив назад, ловко от него увернулся. Он ринулся вперед, собираясь использовать карту как оружие ближнего боя.
"Какая глупость и гениальность. Похоже, карты заменяют этому парнишке всё снаряжение шиноби. И сюрикены, и кунаи, и бомбы, и взрывные печати. Даже техники!" — Какаши настолько поразил этот факт, что он только в самый последний момент заметил Саске, который не ждал, пока с сокомандником разберутся, а напал сразу. Кулак Учихи летел Хатаке прямо в лицо. В последний миг ниндзя успел остановить удар ладонью, но из-за этого он совершенно отвлекся от Микото, нападающей со спины.
— Стихия Молнии: Острый коготь пантеры, — прошептала девочка. Техника была очень похожа на дзюцу скальпеля чакры, которое было так популярно среди ирьенинов, однако ладонь Микото не просто светилась чакрой. По ней плясали молнии.
"Еще одна техника Стихии Молнии? При том, что она память потеряла? Да она покруче нас с Саске будет!" — успел подумать Наруто.
Вместо того, чтобы атаковать сенсея со спины, Учиха ловким движением перерезала веревку, на которой висели прикрепленные к поясу колокольчики, и в следующий миг бубенчики, подлетевшие в воздух, упали девочке в ладонь.
Хатаке вздохнул, убирая кунай в подсумок. Саске и Наруто, поняв, что испытание окончено, прекратили атаку.
— Вы прошли. Все трое, — сообщил он.
— Ура! — просияла Микото.
Даже всегда угрюмый Саске немного улыбнулся.
— Отлично! Значит, завтра мы отправимся на первую миссию? В страну Птиц?! — обрадовался Наруто.
Какаши улыбнулся под маской и почесал затылок, поняв, что его поставили в неловкое положение.
— Э... Да, на первую, — кивнул он. — Но до страны Птиц придется немного потерпеть. Сначала вас ждет несколько обычных миссий внутри деревни, с которыми вы вполне справитесь без меня.
Его рука юркнула в подсумок и достала оттуда несколько свитков, которые он бросил ученикам.
— Поимка кошки? — нахмурилась Микото, развернув свиток.
— Помощь по хозяйству? — следующим был Наруто.
— Распугать... кротов? — прочитал Саске, недоуменно таращась в свой свиток.
— Вот вам задание до конца недели. А потом Третий Хокаге решит, насколько вы готовы к столь дальнему путешествию, — сообщил Копирующий Ниндзя. — Ну, как закончите, я с вами свяжусь.
В следующий миг Хатаке исчез, вспрыгнув на ближайшую ветвь смазанной тенью, а потом ускакав куда-то по верхушкам деревьев.
— Три миссии, три дня. Всё по-честному, — пожал плечами Саске. — Ну что, начнем завтра?
Наруто усмехнулся.
— Думаю, после того, чем мы занимались сегодня с Какаши-сенсеем, мы годимся на кое-что поважнее. Поимка кошки и прочая брехня — дела пустяковые, с которыми можно разобраться за один раз. Если мы выполним эти миссии уже сегодня, возможно, старик Третий подумает о том, что нам пора отправиться на настоящую миссию, — предположил Наруто.
— Мне нравится ход твоих мыслей, — поддержала его Микото. — Тогда я займусь поимкой этой кошки.
— Отлично, — пробормотал Саске. — Тогда я пойду распугаю кротов.
"Кажется, тебя нагло подставили, дуралей", — усмехнулся Курама. — "Грядки копать будешь, да дрова рубить".
"Это не займет много времени с теневыми клонами", — напомнил ему Наруто, вспоминая о семерке крести в своей колоде.
— Ладно, тогда встретимся у резиденции старика Третьего, — предложил Наруто. Микото и Саске кивнули.

***

— Ты нашел мне новое тело? — поинтересовался длинноволосый шиноби, как только Данзо вошел в его лабораторию.
Это было мрачное помещение на подземной базе Корня, где Орочимару мог работать, не боясь, что его, нукенина, кто-нибудь побеспокоит. Шимура об этом позаботился. Лаборатория была обставлена новыми электронными приборами, столами с какими-то колбами и пробирками, книжным стеллажом наподобие тех, что стояли в подвале библиотеки в Резиденции Хокаге.
— Учиха Саске, на мой взгляд, прекрасный претендент, — произнес старик и, опираясь на трость, приблизился к ученому, склонившемуся над трупом, грудная клетка которого была вскрыта и из которой ученик Третьего зачем-то извлекал внутренние органы. — Есть кое-что еще. Твоя техника омоложения, над которой ты работал в прошлом. Кажется, я знаю того, на ком она сработала.
Орочимару оторвался от своего занятия, отложив инструменты, и посмотрел на Данзо. В его змеиных глазах вспыхнуло удивление.
— Невозможно, — прошипел он. — К тому же, это не техника омоложения. Тело пользователя должно безвозвратно вернуться в то состояние, в котором оно было в далеком прошлом, но весь опыт, все знания и воспоминания между настоящим и этой точкой стираются.
Данзо стукнул тростью о пол и кивнул, поняв принцип работы техники. Всё сходилось.
— Почему невозможно? — спросил он.
Орочимару помедлил с ответом.
— В моей технике была ошибка. Все подопытные погибли. Не думаю, что кто-то мог ее исправить или закончить, — произнес змеиный саннин.
— Я думаю, Узумаки Наруто смог, — пробормотал Данзо, достав из плаща обгорелую карту, подобранную на том месте, где Учиха Итачи совершил расправу над своими родителями, и протягивая ее своему коллеге. — У меня были сомнения, но, увидев его в действии, я почти уверен, что это был он.
Тот принял ее, задумчиво рассматривая сохранившуюся на уцелевшем клочке чакропроводимой бумаги печать. Орочимару не мог поверить своим ушам. Джинчурики, который был полным бездарем в ниндзюцу и гендзюцу, смог провернуть подобное в таком возрасте? Эта техника была одной из первых попыток нукенина заполучить бессмертие, еще когда он кривился при мысли о переселении в другое тело. Если бы он сообразил тогда, как ее закончить, то, может, нашел бы путь к собственному омоложению без потери памяти.
— Мне нужно доказательство того, что техника сработала.
— У тебя оно есть. Микото Учиха, мать Саске. Девчонка, третий член команды Какаши, в которую входят Наруто и Саске, это она и есть. Я сравнил образец крови девчонки со всеми образцами крови в клане Учиха. Один совпал с ним идеально.
Орочимару кивнул.
— Формально она больше не мать Саске, — пробормотал он. — Для ее организма мальчик никогда не рос в ее чреве. Это тело девочки, вырванное из ее же прошлого. Интересно... Мне необходимо будет ее изучить.
Данзо не имел ничего против.
— Я более чем выполнил свою часть сделки, — холодно произнес он.
— И я не забуду о своей. Шаринганы для твоей новой руки совсем скоро будут готовы к пересадке. Мне нужно еще немного покопаться над генами Первого и Шина, и когда всё будет готово, я не оставлю тебя в дураках, — произнес Орочимару.
Он громко закашлялся, прикрыв рот ладонью, сморщился. Когда змеиный саннин посмотрел на руку в перчатке, то понял, что на ней не только кровь трупа, но и его собственная.
— Мне пора возвращаться в Деревню Скрытого Звука, — прошипел он, отодвинув от себя стол с изуродованным трупом и окровавленными инструментами. Сняв перчатки, он небрежно бросил их туда же. — Передай своим людям, что можно начать уборку.
— Хорошо, Орочимару. Не забывай о том, кому ты служишь, — произнес Данзо и, развернувшись, направился к выходу. - Иначе Хирузен и все остальные очень быстро узнают, где ты проводишь большую часть своих экспериментов.
Взгляд, полный раздражения, выстрелил ему в спину. Змеиный саннин очень не любил подобных фраз. Он служил только сам себе. А Данзо был лишь заботливым спонсором, ради которого не жалко периодически замарать руки.
— Не забуду.

Глава 5. Первые испытания
Солнце неторопливо клонилось к закату. Вместе с ним и первый день генинов в виде команды номер семь подходил к концу. Никто из троицы не подозревал, что за ним всюду незаметно следует наблюдатель, Какаши Хатаке, решивший посмотреть, как его новые ученики будут справляться с заданием.
Если честно, он и так был очень впечатлен тем, что они показали на испытании. Саске, Микото и Наруто оказались очень способными ребятами, каждый из них помимо базовых навыков шиноби имел кое-какие боевые техники в своем арсенале, хотя по окончании Академии так случается не всегда. Учиха Саске подтвердил звание лучшего студента Академии. Овладеть Великим огненным шаром в таком возрасте — большое достижение. Не хуже себя проявила Микото, знавшая уже две техники Стихии Молнии. И Наруто, который использовал в бою карты, о чем Какаши заранее предупредил Третий, также вызвал у джонина некое восхищение и любопытство. Хотя Узумаки, по словам Хокаге, был полной бездарностью в ниндзюцу, он продемонстрировал, что может использовать его без всяких затруднений при наличии нужной карты.
"Сын Минато-сенсея... У него весьма интересные способности", — отметил про себя Хатаке и устремил взгляд туда, где некоторое время назад заметил слежку. Впрочем, старик покинул свой пост наблюдателя сразу по окончании испытания. — "Не за ним ли Вы пришли понаблюдать, Данзо-сама?"
И даже если не обращать внимания на их персональные достижения, ребята продемонстрировали прекрасную работу в команде, что было куда важнее. Естественно, Хатаке не было важно, как спонтанно объединились ученики. Важен был результат, который превзошел все его ожидания.
"Интересно, как они справятся с элементарными миссиями без моего руководства?" — задался вопросом Какаши и решил проверить это на практике, готовый вмешаться в случае чего.
Теперь же, когда его теневой клон отвлек внимание генинов, ускакав далеко-далеко по верхушкам деревьев, настоящий Копирующий Ниндзя спрятался в листве, наблюдая за действиями своих учеников.
"Хм, они решили сразу взяться за дело и разделить задание?" — не поверил Хатаке своим глазам. — "Первые генины на моей памяти, которые делают что-то подобное!"
Решив, что он должен это видеть, Какаши собрался проследить за каждым из своих новых учеников. Для этого ему пришлось вновь прибегнуть к технике теневого клонирования, отчего Хатаке с радостью вспомнил о том, что практически не использовал прочих техник во время тренировки учеников. Всё-таки, техника была слишком затратной в плане чакры.
Первый клон отправился следом за Микото, которая, быстро добравшись до дома заказчика, постучалась и расспросила женщину подробнее о потерявшейся кошке. Кивнув и пообещав что-то предпринять, Учиха так же быстро удалилась, сразу приступив к поискам. Для этого ей пришлось забраться на электрический столб, чтобы осмотреть местность с более высокой точки. Взбежав вверх на точку обзора, девочка принялась всматриваться в крыши домов. Но кошки поблизости не было. Тогда она спрыгнула на ближайшую крышу и побежала дальше, выискивая следы, по которым можно было найти потерянное животное. Микото повезло, поскольку очень скоро она обнаружила наполовину съеденного голубя, распластавшегося на потрескавшемся от времени и ног таких же шиноби, как и Учиха, шифере. А вскоре нашлась и сама кошка, сидящая на ветке дерева во дворе и довольно облизывающаяся. Кошка либо сильно объелась, либо просто оказалась недостаточно проворной для Микото. Убежать у нее не получилось.
"Неплохо", — подумал Какаши, испаряясь белым облачком дыма.
Следующим, кто выполнил миссию, оказался Саске. Прибыв туда, где владельцев большого участка с некогда аккуратным газоном, грядками клубники и цветочными клумбами донимали кроты, изгадившие сад своими норма, Учиха пообещал избавиться от вредителей. Женщина, которая уже пользовалась помощью генинов, удивилась тому, что Саске работает один, но ничего против не имела. Позаимствовав из сарая лейку, Учиха затопил все норы, которые смог найти, заткнув их камнями. Для верности он соорудил несколько отпугивателей из металлических прутов, воткнутых в землю, и вертушек из пластиковых бутылок, которые на ветру производили шум, отгоняющий чувствительных к нему животных.
"Быстро управился", — отметил Хатаке, оценив размеры огорода и время, которое потратил Учиха на свою миссию.
И, наконец, Наруто. Когда Какаши прибыл на давно заросший участок на окраинах деревни, который необходимо было вернуть к жизни, то обнаружил Узумаки, спорящего с стариком-заказчиком.
— Только тебя мне здесь не хватало, — ворчал дед, узнавший в юном генине не только джинчурики Девятихвостого, но и того мальчишку, который жестоко расправился с маньяком, убившим в парке Конохи девочку.
— Ты не понял, дед, я по поводу миссии! — воскликнул Наруто, продемонстрировав ему свиток.
— Где в таком случае твой учитель и напарники? Разве генинов не должно быть трое? — спросил старик, нахмурившись, но опустив ружье, которое до этого держал наготове.
Наруто усмехнулся, вытащив карту.
— Эта система немного устарела. Я один быстрее управлюсь. Техника теневого клонирования! — воскликнул он, и из карты, которую он держал в руке, вырвался белый дым, перевоплотившийся в множество копий Наруто, появившихся перед фермером.
Тот вновь вскинул ружье.
— Что за колдовство?! — возмутился он, и Наруто задался вопросом, действительно ли фермер не знает о техниках шиноби или просто подвергся воздействию старческого маразма.
— Успокойся, дед, просто дай мне выполнить миссию, и я уберусь восвояси, — попросил Наруто уже несколько раздраженным голосом.
В итоге фермер согласился, дав генину секатор, косу, грабли, несколько лопат и топор и быстро юркнув в дом, запершись изнутри на ключ. Некоторые клоны Наруто занялись вскапыванием грядок и очисткой участка от лишней травы и сорняков, а сам он стал колоть дрова, пока оставшиеся теневые копии складывали их под специальным навесом. Наконец, работа была завершена. Все клоны развеялись, и Наруто, на которого нахлынула усталость, глубоко вздохнул, окидывая взглядом приведенный в порядок участок с десятком новых грядок, скошенной и сложенной в несколько куч травой, поколотыми дровами, подвязанными и избавленными от засохших веток кустами крыжовника и смородины. Сложив все инструменты у крыльца, он поспешил покинуть это место. После тяжелой работы ему еще предстояла встреча с товарищами по команде и поход к Третьему Хокаге с отчетом о выполненных миссиях.
"Впечатляет. Он умеет создавать гораздо больше клонов, чем я. Невероятно, сколько у него чакры?" — задумался Какаши, оторвавшийся от книжонки в руке и наблюдавший за всем этим делом, сидя на крыше домика, прислонившись спиной к кирпичной дымовой трубе.

***

Прибыв в Резиденцию Хокаге, наши герои встретились с командой Шикамару, покидающей кабинет Третьего.
— О, привет, Наруто, — поздоровался Нара. — А я думал, мы первые, кто успел выполнить миссию в свой первый рабочий день.
— У нас их уже три, — отозвался Узумаки, продемонстрировав товарищу три свитка.
Ино и Чоджи переглянулись с весьма озадаченными выражениями лиц. Округлившиеся глаза Шикамару тоже довольно точно демонстрировали его удивление.
— Очень впечатляет, — сказал сопровождающий свою команду Асума Сарутоби. — Это объясняет, почему Какаши уже ждет вас вместе с Третьим.
Попрощавшись, команда Асумы пошла дальше, ну а наши герои, переглянулись.
— Какаши-сенсей ждет нас вместе с Третьим? Неужели он следил за тем, как мы выполняем наши задания? Мы же видели, как он убежал... — выдавила Микото.
— От джонина можно ждать чего угодно, — отозвался Саске. — Думаю, это была еще одна проверка.
Наруто, не найдя нужных слов, молча шагнул вперед и толкнул дверь. Когда наши герои оказались в кабинете Третьего, то убедились в том, что Хатаке там присутствовал.
— А вот и вы, — он оглянулся. — Как раз рассказывал Хокаге-саме о ваших успехах.
Подойдя к столу, за которым сидел улыбающийся Хирузен, покуривающий трубку, троица остановилась, а Наруто положил три свитка перед Хокаге.
— Миссии выполнены, — доложил он.
— Да, я узнал это еще до того, как ко мне прибыл Какаши, — Сарутоби кивнул на хрустальный шар, лежавший на красной бархатной подушке на краю стола.
Наруто вспомнил, что Третий обладает уникальной техникой слежения, для которой нужно это приспособление. У него по спине пробежал неприятный холодок от мысли, что Хокаге мог следить за ним всё время.
"Только мании преследования тебе не хватало", — прорычал Курама. — "Не думаю, что старик стал бы настолько вторгаться в твою жизнь. Он для этого слишком занятой человек."
Узумаки успокоился, подумав, что Лис прав.
— Поздравляю, пока вы самая преуспевающая команда генинов в деревне. И мы с Какаши как раз обсуждали то, заслуживаете ли вы шанса проявить себя в чем-то более серьезном, — промолвил Хирузен, глядя на трех генинов из-под полов шляпы.
Какаши тоже посмотрел на учеников, заметив, как они разом задержали дыхание. Он улыбнулся под маской.
— Я думаю, вы этого достойны. Поэтому завтра вас ждет первая настоящая миссия. Должен предупредить, путь долгий и опасный. Вы должны во всем слушаться своего сенсея. И, конечно, подготовьтесь получше, — выдержав недолгую паузу, произнес Хокаге, вызвав у генинов облегченные вздохи.
— Встречаемся завтра на рассвете у главных ворот, — добавил Какаши, принимая у Третьего новый свиток. — Не опаздывайте.

***

Попрощавшись с Хокаге, сенсеем и товарищами по команде, Наруто побрел домой. Он не торопился, поскольку на улице уже стемнело, а, как упоминалось ранее, прогулки в темноте доставляли Узумаки особое удовольствие. И даже тот страшный инцидент в парке не изменил этого. Во время них ему думалось лучше. Вот и сейчас Узумаки погрузился в раздумия.
Сегодняшний день принес ему массу новых впечатлений. И жизнь, кажется, стала не такой серой и безрадостной, как в прошлом. Ему удалось порадовать Хокаге и нового учителя, завести нового друга в лице Микото, да и Саске вроде бы оказался не такой задницей, как Узумаки считал раньше. Им удалось неплохо сработаться. Главное, чтобы этот настрой сопровождал их и на первой серьезной миссии, на которой их будут сопровождать новые опасности.
За стенами Конохи простирался новый мир, отнюдь не такой гостеприимный. И по рассказам Курамы генин знал, что страшные вещи наподобие тех двух, что случились в его жизни, происходят за этими стенами каждый день.
Путь его, как обычно, пролегал через кладбище Конохи, куда Наруто наведывался хотя бы раз в неделю. Вот и сейчас он остановился напротив надгробной плиты, на которой было написано "Харуно Сакура, любимая дочь и подруга", постоял немного, и, пообещав себе быть сильным в предстоящее тяжкое время, пошел дальше, растворяясь в темной улице, на которой уже несколько недель не светили фонари.
Последний раз редактировалось BlackRaven 29 янв 2016, 17:48, всего редактировалось 1 раз.

Twins
Desire




 
Сообщения: 257
Откуда: Киев

Сообщение Twins » 24 янв 2016, 22:02

BlackRaven
пока все что я увидел это Гамбит)
карты острые как нож, взрывающиеся карты, ты конечно подстроил все на то что он запечатывает все, но все равно похоже
не знаю смотрел ли ты сериал "Стрела" там был персонаж который тоже использовал карты как ножи, но карты он с собой не носил, он был в татуировках карт, и из этих татуировок "вынимал" карты, не знаю пойдут ли татухи Наруто, хотя будет что то новое в образе, но как идею которую можно улучшить можешь взять, ведь это проще чем покупать карты)
но все равно твоя идея мне нравиться, из за эксклюзивности, и как по мне первые три главы были более мрачными и увлекательными, тут же все происходило быстро, поверхностно и светло. а в твоем фике хочется как раз таки видеть больше темных моментов, что жизнь не так сладка

Монки Д Луффи
Любитель рома




 
Сообщения: 1487
Откуда: Нижневартовск

Сообщение Монки Д Луффи » 25 янв 2016, 16:57

хрустальный шар, лежавший на красной бархатной подушке на углу стола

на краю, ну или в углу

— Команда номер десять...
— Команда номер восемь...
— Команда номер семь...

А чего это объявление команд через одно место (не по порядку то есть)? :confused:
Mimi ni mrusi
Нет никаких проблем, пока проблема не стала проблемой!
Изображение

Twins
Desire




 
Сообщения: 257
Откуда: Киев

Сообщение Twins » 28 янв 2016, 22:43

Когда новая глава?
это мне уже почитать хочеться

BlackRaven
Каратель




 
Сообщения: 769
Откуда: С фикбука)

Сообщение BlackRaven » 29 янв 2016, 17:46

Twins писал(а):BlackRaven
пока все что я увидел это Гамбит)
карты острые как нож, взрывающиеся карты, ты конечно подстроил все на то что он запечатывает все, но все равно похоже
не знаю смотрел ли ты сериал "Стрела" там был персонаж который тоже использовал карты как ножи, но карты он с собой не носил, он был в татуировках карт, и из этих татуировок "вынимал" карты, не знаю пойдут ли татухи Наруто, хотя будет что то новое в образе, но как идею которую можно улучшить можешь взять, ведь это проще чем покупать карты)
но все равно твоя идея мне нравиться, из за эксклюзивности, и как по мне первые три главы были более мрачными и увлекательными, тут же все происходило быстро, поверхностно и светло. а в твоем фике хочется как раз таки видеть больше темных моментов, что жизнь не так сладка

Да, "Стрелу" смотрю. Помню этого персонажа. Но тупо плагиатить оттуда идею с татухами не хочется. Думаю, в будущем Наруто либо будет запечатывать их в печати на запястьях (как Саске делал это с холодным оружием), либо создавать их из чакра (хотя это маловероятно, будет слишком имбово).
Монки Д Луффи писал(а):на краю, ну или в углу

Спасибо, исправлю
Монки Д Луффи писал(а):А чего это объявление команд через одно место (не по порядку то есть)?

Чтоб взорвать читателю мозг, конечно)
Twins писал(а):Когда новая глава?
это мне уже почитать хочеться

Сейчас выложу)

Добавлено спустя 2 минуты:
Глава 6. Кровавая карта
Дождь барабанил по натянутому меж стволов деревьев тенту, под которым наши герои решили укрыться и немного передохнуть. По небу, виднеющемуся сквозь листву и хвою, смыкающуюся над головами путников, ползли густые темно-серые бесконечные тучи. Ненастная погода застала команду номер семь врасплох на полпути к пункту назначения, Стране Птиц. Это была маленькая страна, расположенная между Страной Ветра и Страной Земли. О ней Наруто и его товарищи, впервые выбравшиеся за пределы Конохи, знали немного. Можно сказать, сегодня они впервые увидели мир за стенами, защищавшими их всё это время.
По пути к границе Страны Огня, в которой располагалась родная деревня путешественников, Какаши и его ученики успели зайти в несколько поселений, а в одном из них даже перекусить и немного передохнуть. Генины с удивлением отметили, что эти деревушки не такие большие, как Деревня Скрытого Листа, и людей в них гораздо меньше. Домики были куда скромнее, как правило не превышали высоты в два этажа, улицы казались маленькими, грязными и неуютными. Зато цены на продукты были существенно ниже, чем команда номер семь не могла не воспользоваться.
К вечеру они пересекли границу и оказались в соседствующей стране, столицей которой была Деревня Скрытой Травы. Именно оттуда, как помнил Наруто, был родом приконченный им преступник, убивший Сакуру. К счастью, путь наших героев не пролегал через это место. Они шли через поля с травой выше человеческого роста, редкие леса, пересекли несколько речек, а затем оказались в соседнем государстве, где и сделали привал.
— Здесь неподалеку Амегакуре, — сообщил Какаши, когда было решено остановиться в маленьком подлеске и разбить лагерь. —Деревня Скрытого Дождя.
— Это объясняет, почему этот дождь не прекращается, — пробормотала сидящая на походной пенке Микото, задумчиво глядевшая в небо из-под тента, сдвинув вбок челку, спадавшую на протектор на лбу.
На девочке были всё те же черная футболка-безрукавка, темно-серые шортики до середины бедра. Из-за холода к ним добавились чулки, поднимающиеся чуть выше колена, а сандалии сменились на ботинки. Расстояние между чулком и шортами на правой ноге было перемотано белыми бинтами, к которым на специальном ремешке крепилась кобура для кунаев и сюрикенов. Вторая же нога в этом участке была оголена, как и руки, и из-за порой сильного ветра, проносящегося меж стволов деревьев и, в том числе, под тентом, юной Учихе было холодно. Она подтянула к себе ноги, обняв их руками, чтобы хоть как-то согреться.
— Очень говорящее название. Подходит этому месту.
— Может, нам лучше было остановиться в деревне? Там можно было подыскать гостиницу, — спросил Саске, обращаясь к Какаши, который тоже отвлекся на плывущие по небу тучи.
— Нет, не думаю, что это хорошая идея. Так уж сложилось, что в прошлом мы воевали с этой деревней. Хоть теперь у нас с Ханзо-самой мир, наши шиноби предпочитают обходить это место стороной. — он бросил взгляд на Учиху, который понимающе кивнул.
Саске был не страшен холод. Или, по крайней мере, по нему, в отличие от Микото, этого не было заметно. Учиха был в темно-синей футболке с символом клана на спине, белых шортах, поверх которых на бинтах крепилась кобура для кунаев, и сандалиях ниндзя.
Похоже, генину было всё равно, ночевать ли в уютных стенах или под открытым небом. Как и остальным, если бы, конечно, не ужасная непогода. Это было хорошо, поскольку шиноби не должны были быть привязаны к теплу и уюту. Хатаке в очередной раз улыбнулся под маской, отмечая, что ему попалась на удивление хорошая команда генинов.
— Это тучи такие или темнеет? — поинтересовался Наруто, сидящий рядом с Микото на походной пенке и перемешивающий в руках карты.
Узумаки один из всей троицы оделся по погоде. На нем были черные брюки, темно-зеленая футболка с желтым символом Конохи на груди и серая куртка с красной спиралью клана Узумаки на спине и на плечах, которую мальчик застегивал лишь когда бушевал сильный ветер.
— Темнеет, — сообщил Хатаке. — Мы находились в пути целый день с самого утра. Думаю, идти дальше нет смысла. Заночуем здесь, а завтра двинемся дальше в путь.
"Целый день? А я и не заметил", — удивленно подумал джинчурики. — "Может, это из-за того, что мы делали остановки по пути?"
"Скажи спасибо своим тренировкам. Они существенно повысили порог твоей усталости", — ответил ему Курама скучающим голосом. Похоже, настроение Девятихвостого сильно зависело от погоды. И сейчас он синхронизировался с тоской и унынием, которые нагонял бесконечный дождь.
— Даже костер не развести, — пробормотала Микото с сожалением. — Я бы не отказалась от горячего чая.
Узумаки довольно улыбнулся, поскольку это был еще один прекрасный шанс показать себя. Достав из подсумка карту, он сложил печать концентрации, и перед ним возник термос, наполненный горячим напитком. Точно также некоторое время назад он распечатал коврики-пенки и тент, пришедшиеся очень кстати.
— Лови, — он бросил термос девочке, и та ловко поймала его, открутив крышку и наливая в нее чай.
Отхлебнув, Учиха поморщилась, но, заметив, что Наруто на нее смотрит, улыбнулась.
— Спасибо. Очень кстати, — промолвила она.
"Ха-ха-ха. Кажется, твой чай не всем пришелся по вкусу", — усмехнулся Курама, когда Саске, которому был передан термос, поперхнулся напитком, поскольку он был слишком крепким.
"Что поделать. Никогда не пил чай. Простая вода — вот это по мне. Если бы не твой совет, я бы вообще не стал этим заниматься", — отозвался Узумаки, вспомнив, что Девятихвостый оказывал ему помощь в сборах, советуя, что лучше взять с собой и запечатать в карты.
Когда термос, передаваемый по кругу, дошел до Какаши, ученики внимательно посмотрели на сенсея, ожидая, что он опустит маску, и они, наконец, увидят его лицо. Но Хатаке отказался, вернув сосуд владельцу и, дабы быстро сменить тему разговора, с интересом посмотрел на светловолосого мальчика.
— Любопытная техника, — заметил он, глядя, как Наруто с помощью той же техники Мито запечатывает термос обратно в карту.
— О, это мой козырь в рукаве, — улыбнулся Узумаки, продемонстрировав Какаши карту, на задней стороне которой после исчезновения термоса в клубах белого дыма на миг сверкнула печать. — Универсальная техника, помогающая запечатывать и распечатывать вещи и техники.
— Как она работает? — поинтересовался Какаши.
— С вещами всё просто, а с техниками более любопытно, есть две вариации их запечатывания. Либо я сам использую технику, после чего продолжаю ее запечатывающей комбинацией ручных печатей, — пояснил джинчурики с некоторой гордостью. — Либо я завершаю комбинацию печатей немного иначе, и тогда карта запечатывает ту технику, которую "увидит".
К слову, именно вторым способом генин позаимствовал технику завесы дыма у тренирующихся чунинов. Те были немного удивлены тем, что некую часть этого дзюцу внезапно засосало в кусты. Наруто до сих пор улыбаясь, вспоминая их лица.
— После того, как техника была запечатана, я могу использовать ее неограниченное количество раз, достаточно лишь печати концентрации, — закончил Наруто, довольно сверкнув глазами, когда даже Саске посмотрел на него с некоторым уважением. — Можно сказать, карта не запечатывает технику, а скорее запоминает ее.
"Интересно. Чем-то эта техника очень напоминает шаринган", — подумал Хатаке.
— А людей в нее запечатать можно? — поинтересовался Саске, сидевший на второй пенке вместе с сенсеем и с интересом смотрящий на пиковую шестерку в руке сокомандника.
— Хочешь, проверим? — вопросом на вопрос ответил Наруто, не в первый раз за их путь пошутив подобным образом. Саске с раздражением отвел взгляд. Микото засмеялась. Кажется, даже Какаши снова улыбнулся под маской.
Ночь наши герои провели на том же самом месте, устроившись на ковриках и подложив под голову рюкзаки и прочие вещи. Наруто, лежа с краю, долгое время не засыпал. Его привыкшие к темноте глаза наблюдали за каплями, срывающимися вниз с края тента. Соскальзывая и падая, они врезались в листья лопуха, взрываясь множеством еще более маленьких капелек. Это, казалось бы, простое и ничем не примечательное зрелище настолько заворожило нашего героя, что, когда он оторвался от своего занятия, все остальные уже спали.
Он тихо поднялся и, застегнув куртку, вышел из-под навеса под дождь, после чего оттолкнулся от земли и взмыл вверх, навстречу холодным каплям. Прыжок за прыжком, с ветки на ветку, и, наконец, он оказался на верхушке высокой ели. Он забрался сюда, надеясь, что хоть где-то тучи поредели, и ему удастся увидеть звезды. Наруто было интересно, одинаковые ли они здесь и в Конохе. Глядя на ночное небо в родной деревне, Узумаки примерно знал расположение ночных светил и думал, что здесь в то же время оно может немного отличаться. Но нашего героя ждало лишь разочарование, поскольку звезды скрывались за непроглядной дымкой. Зато Узумаки окинул взглядом окрестности, вспоминая, с какой стороны они пришли, и увидел вдали скопление огней с высокими как деревья башнями. Это, наверное, и была та самая Амегакуре, о которой рассказывал Какаши.
Дождь усилился. Где-то вдалеке в небе вспыхнули электрические разряды молний, затем спустя пару мгновений раздался гром, от которого мальчик чуть не свалился со своей точки обзора. Почувствовав, что в погоне за своими странными идеями он скоро совсем промокнет, Узумаки спустился обратно.
— Чего не спишь? — поинтересовался чуткий Какаши, дремлющий полулежа, опершись спиной о пенек. Едва Наруто вернулся, он открыл глаз.
— Да так, хотелось кое-что увидеть, — ответил Наруто, возвращаясь на свой коврик. Он бросил взгляд на Саске, спящего на спине и закинувшего руки за голову, потом на Микото, свернувшуюся калачиком на своем коврике. — Неважно.
Узумаки лег и очень скоро заснул. Какаши вздохнул, задумчиво посмотрев на почти дочитанную книжку, валявшуюся рядом на траве, и тоже решил погрузиться в объятия Морфея. Тогда и пара желтых глаз, следившая за лагерем команды номер семь из темноты, погасла.
— Продолжу завтра. Я узнал достаточно, — прошипел чей-то тихий голос.
Длинноволосый мужчина в черных штанах и сером кимоно, перевязанном фиолетовым поясом, который и был таинственным наблюдателем, превратился в несколько змей, тут же уползших во тьму.

***

Мрачная фигура в черном плаще с красными облаками стояла на голове огромной горгульи, статуи, украшающей высочайшую в деревне башню. Капли, выстреливающие из ночного неба, в котором растворились густые тучи, ничуть не беспокоили рыжеволосого мужчину, чье бледное лицо было украшено или, скорее, обезображено множеством чакроприемников. В темноте зажглись два фиолетовых огонька. Акацуки открыл глаза, которые видели всё, что происходило в деревне и благодаря дождю чувствовал всё и всех за ее пределами.
Он увидел его, светловолосого мальчишку с полосами на щеках. Джинчурики был не один, вероятно, с командой. Джонин, причем весьма сильный, сопровождал мальчика. Он не был серьезным препятствием, но сейчас это было очень некстати. Пэйну не хотелось обращать внимание Конохи на Деревню Скрытого Дождя. А исчезновение команды из Скрытого Листа на пути через Амегакуре могло его привлечь. Иллюзия того, что Ханзо до сих пор руководит деревней, позволяла Амегакуре процветать и позволяла осуществлять ему все свои планы без всяких затруднений.
— Девятихвостый... — промолвил мужчина, глядя в пустые темные улицы, простирающиеся внизу.
— Ты что-то почувствовал, Пэйн? — еще одна фигура в таком же плаще появилась сзади, это синеволосая девушка с прекрасным, но печальным лицом и янтарными глазами вышла на балкон, из которого вырастала статуя.
— Кьюби. Он здесь, — сообщил тот, не оборачиваясь.
— Мне следует отправиться за ним? — спросила девушка.
— Нет, не стоит, Конан, — ответствовал Пэйн, чувствуя, что чакра Девятихвостого, которую он почувствовал, скрылась от вездесущего дождя. — У меня для тебя другое задание. Свяжись с Итачи, у меня есть к нему дело.
— Но как же...
— Пусть Амайя и Коноджи займутся этим, — произнес Акацуки голосом, предупреждающим все дальнейшие возражения. Он вновь закрыл глаза, чтобы вспомнить во всех деталях то, что почувствовал несколько мгновений назад. — Не трогать никого, кроме джинчурики. Впрочем, пусть сделают всё, чтобы в них не распознали ниндзя из Аме.

***

Хатаке поднял учеников рано утром. Команде номер семь пришлось быстро собраться и, не завтракая, вновь двинуться в путь. Чем ближе путники приближались к границе Страны Птиц, тем слабее становился дождь. Впереди показались голубые просветы, сквозь которые проникали яркие лучи солнца.
— Наконец-то, — с наслаждением в голосе произнесла Микото, улыбаясь, когда дождь и тучи и вовсе остались позади, а небо прояснилось.
Мир вокруг, казалось бы, мгновенно преобразился, превратившись из грязных и мрачных пейзажей в нечто прекрасное. Впереди раскинулись рисовые поля, леса с яркой зеленой листвой и холмы, сплошь покрытые дивными цветами.
Наруто посмотрел на нее и невольно улыбнулся, почувствовав, что и у него на душе становится легче, когда он видит это блаженное личико. Он бросил взгляд на Саске, которому оказалась безразлична перемена пейзажа. Учиха шел с таким же угрюмым лицом, как и раньше. Узумаки подумал было вновь подколоть товарища шуткой, но в конечном итоге решил не играть на его нервах.
— Вот и Страна Птиц. Очень скоро мы будем на месте, — обрадовал своих учеников Какаши.
— Кстати, Какаши-сенсей, а в чем, собственно, заключается наша миссия? — спросил Наруто, подумав, что немного запоздал с подобным вопросом.
— Всё очень просто. Доставить это клиенту, — пояснил Хатаке, вынув свиток, перевязанный красной лентой, что свидетельствовало об особой важности информации, сокрытой внутри.
— И что в свитке? — поинтересовался Саске, бросив безразличный взгляд на проносящуюся в небе стаю птиц, которые громко щебетали, радуясь дивному утру.
— Не знаю, — отозвался Какаши. — Возможно, личная переписка. Может, секретная информация о каких-нибудь людях. Может, какие-нибудь техники.
— Так давайте посмотрим! — предложила Микото и сразу заработала насмешливый и одновременно укоризненный взгляд учителя.
— Нельзя. Еще одно правило, которому должны следовать шиноби. Мы — лишь курьеры, — сообщил он. — Кстати, в экзамене на чунина, в котором вы рано или поздно примете участие, наверняка будет подобное испытание. Нужно заполучить свиток в дополнение к тому, который у вас будет, и доставить его в нужное место. Многие проваливают этот этап из-за своего любопытства.
Девочка вздохнула, принимая это к сведению.
— Экзамен? Как скоро? — спросил Саске, заинтересованно посмотрев на Копирующего Ниндзя.
— Обычно он устраивается раз в год. Не думаю, что вам следует участвовать в нем в этом году, хотя посмотрим. В любом случае, время у нас еще есть. Не беспокойтесь, я вас подготовлю, — отозвался джонин. — Помимо миссий жизнь шиноби — это постоянные тренировки. К этому вам тоже надо будет быть готовыми, когда мы вернемся в Коноху.
Они пересекли участок с рисовыми полями, шествуя по извилистой дорожке, которая вскоре вновь ушла в лес. Когда наших героев, обсыхающих на солнце, вновь сокрыла тень крон появившихся по бокам деревьев, Микото разочарованно вздохнула.
— Может, потренируемся прямо сейчас? — предложил Наруто. — Покажете нам пару приемов.
Хатаке посмотрел по сторонам и мотнул головой.
— Лучше покончим с делом и займемся этим на обратном пути, — ответил он. — Нас, наверное, ждут. Давайте поторопимся.
Они ускорились, перейдя на бег, и на некоторое время повисла тишина, нарушаемая лишь щебетанием птиц, шелестом листвы и топотом ног.
— Какаши-сенсей, почему Хокаге-сама сомневался, прежде чем дать нам эту миссию? — спросила Микото.
— Вроде бы ничего сложного. То же самое, что за кошкой гоняться, только подольше, — поддержал ее Саске.
Хатаке улыбнулся под маской.
— В зависимости от уровня важности и опасности для исполнителя миссии делятся на ранги D, C, B, A и S. Миссии внутри деревни, которые вы выполняли, это миссии ранга D, элементарные задания, с которыми вполне способна справиться любая команда генинов. Задания за пределами деревни сложнее, чем кажется на первый взгляд. Даже простая доставка свитков вроде этого. Наша миссия имела бы ранг C, отправься мы в одну из соседних деревушек. Но наш путь простирается куда дальше и пролегает через, можно сказать, вражескую территорию. Шанс столкновения с другими ниндзя довольно велик, следовательно, миссия довольно опасная. На вашем месте я бы только радовался, что нам пока повезло ни с кем не столкнуться.
— Значит, у нас миссия ранга B? — уточнил Наруто.
— Именно так. Из этого можно сделать вывод, что наш свиток не содержит важной политической информации, иначе ранг миссии был бы еще выше. И вас бы до нее не допустили. Так уж заведено, что миссии ранга В выполняют шиноби, получившие звание чунина. Для вас сделано исключение. А мисии ранга A и S выполняют, как правило, джонины, — ответил учитель, останавливаясь. — Ну вот...
Генины тоже остановились.
— Что такое? — удивилась Микото.
— Я помню это дерево. Мы тут уже пробегали, — сказал Саске, покосившись на иву, склонившуюся над дорогой.
— Такого не может быть, дорога идет прямо, — удивился Наруто.
"Это гендзюцу, гений. Вы попались", — прорычал Курама. — "Готовься к бою. Кажется, кому-то очень интересно узнать, что у вас в свитке!"
Как только Девятихвостый обратился к своему джинчурики, Какаши выхватил кунай и сложил печать концентрации.
— Проклятье... Я слишком увлекся рассказом. Развейся! — произнес он, освобождаясь из-под власти гендзюцу.
Ученики повторили за ним, и в следующий миг всё вокруг изменилось. Они оказались на полянке, окруженной высокими соснами. Накренившееся над пропавшей дорогой дерево исчезло, и вместо него на пути наших героев возникли две фигуры. Это был мужчина и девушка.
Мужчина был довольно высоким и широкоплечим, с неприятной внешностью: суровым овальным лицом, шрамом, пересекающим губы с правой от крупного носа стороны, глубоко посаженными серыми глазами. Короткие коричневые волосы шиноби спадали на протектор на лбу, на котором был перечеркнутый символ, напоминающий незаконченную стрелку. На незнакомце были синие брюки и военный жилет как у Какаши, только черного цвета, надетый поверх голубой майки. На левом плече ниндзя красовалась татуировка в форме компаса. Помимо стандартного снаряжения ниндзя к поясу незнакомца крепились ножны с кукри. На вид этому шиноби можно было дать лет тридцать, если не сорок. Немногочисленные неглубокие морщины на лице вводили в заблуждение.
Зеленоволосая спутница мужчины, наоборот, казалась очень хрупкой, не старше двадцати. Она была невысокого роста, в черном облегающем костюме, со стрижкой-каре. У нее были выразительные глаза необычного желтого цвета, изящные черты лица, тонкие губы, которые подчеркивала фиолетовая помада. На лбу куноичи был протектор с таким же перечеркнутым символом.
— Нукенины из Такигакуре? Далековато вы забрались, ребята, — произнес Какаши, подбросив кунай и взяв его обратным хватом.
Взгляд двоих незнакомцев почему-то был устремлен на Наруто, который сглотнул, почувствовав себя неловко. Он впервые с инцидента в парке вновь почувствовал дрожь в ногах. Страх, от которого Узумаки, казалось бы, избавился, вернулся. Похоже, Саске и Микото, впервые встретившись с серьезным врагом, чувствовали то же самое.
Затем зеленоволосая девушка, оторвав взгляд от Узумаки, посмотрела на Какаши, стоящего спереди и увидела свиток, торчащий из его кармана.
— Свиток. Отдай его нам, — промолвила она, требовательно вытянув руку.
— Размечталась, — ухмыльнулся Хатаке, хлопнув себя по карману.
— Мое имя Амайя, — глаза девушки сощурились. Она зачем-то добавила. — Амайя из Водопада. Тебе ни о чем не говорит это имя?
Какаши пожал плечами, давая понять, что знаменитость девушки обошла его стороной.
— Размажем их, Коноджи, — прошипела Амайя, кивнув напарнику и отскакивая назад.
— Стихия Воды: Липкая ловушка! — воскликнул тот, складывая печати и изрыгая изо рта воду, которая волной потекла во траве, покрывая ее какой-то слизью белого цвета.
— Все назад! — скомандовал Какаши.
Генины резко пришли в себя, отпрыгнув на безопасное расстояние. Микото вооружилась сюрикенами, Саске встал в боевую стойку, а Наруто приготовился в любой момент выхватить карту. Какаши же остался на месте и с молниеносной скоростью сложил печати, после чего ударил ладонью по земле.
— Стихия Земли: Каменная стена!
Земля треснула, и из нее выдвинулось трехметровое заграждение, встретившее волну липкой воды и не давшее ей потечь дальше. Волна, врезавшись в стену, так и затвердела на ней в виде чего-то, напоминающего монтажную пену. Какаши отскочил ко своим ученикам, прикрывая их своей спиной и дожидаясь, пока враги преодолеют это препятствие.
"Это твой шанс, Наруто. Пополни свою колоду новой техникой", — прорычал Курама.
"Ты прав", — Узумаки сложил комбинацию ручных печатей и достал карту, направив ее на каменную стену. Но как раз в этот момент на заграждение приземлилась девушка в черном обтягивающем костюме и ударила по нему рукой.
— Секретная техника сжатия! — воскликнула Амайя, и в следующий миг стена, с которой она тотчас же спрыгнула, превратилась в маленький камешек, упавший на траву.
Коноджи, бежавший прямо по белой липкой слизи и не испытывающий никакого дискомфорта благодаря пропущенной через подошвы чакре, понял, что между ним и врагами больше нет препятствия, и приготовился использовать новую технику. Амайя в это время нырнула рукой в подсумок и извлекла оттуда несколько сюрикенов, незамедлительно метнув их в Какаши и его учеников.
"Действуй, Наруто!" — Девятихвостый вновь вырвал Узумаки из ступора, вызванного удивлением от продемонстрированной техники.
Джинчурики кивнул, к счастью, никто этого не заметил. Он убрал руку в карман, заменяя карту с новой техникой на несколько новых карт. Когда Какаши, отражая все сюрикены кунаем, переместился немного вбок, освобождая путь, Узумаки, пропитав карты чакрой, метнул их во врагов. Подсвечиваемые фиолетовым, карты устремились в Амайю, которая не придумала ничего лучше, кроме как отскочить в сторону. Коноджи, прервав комбинацию печатей, выхватил кукри и собирался было отразить или разрезать оружием летящие в него снаряды, но тут Наруто сложил печать концентрации. Нукенин успел сделать шаг назад перед тем, как карты по велению хозяина взорвались, на несколько мгновений оглушив врага, и немного обожгли его. Этого оказалось достаточно, чтобы Саске и Микото вступили в бой.
— Стихия Огня: Великий Огненный шар! — воскликнул Учиха, выдыхая в неприятеля огромную огненную сферу.
Как только враг скрылся в ней, Микото, помня, где стоял враг, метнула сюрикены. Когда техника погасла, генины увидели Коноджи, отскочившего на несколько шагов назад. Его одежда слегка почернела, а из военного жилета торчали сюрикены, попавшие точно в цель, но не нанесшие ровным счетом никакого урона.
Амайя в свою очередь выхватила новую порцию сюрикенов и готова была послать их в шиноби из Конохи, но тут Наруто спас положение, бросив ей навстречу бубновую шестерку и вновь активировав карту печатью концентрации.
— Стихия Огня: Завеса дыма! — произнес он, и из карты вырвался черный дым, заполонивший все вокруг Амайи и не позволяющий ей видеть и затрудняющий дыхание.
Какаши одобрительно кивнул и рванулся навстречу кашляющей жертве, ныряя прямо в облако черного дыма, который не был для него такой уж проблемой благодаря маске, скрывающей лицо. Похоже, противница успела вооружиться кунаем. Послышался звон, но нашим героям не удалось вмешаться, поскольку Коноджи, бросивший кукри в землю так, что нож вонзился в нее лезвием, вновь сложил печати.
— Стихия Воды: Плавник морского чудища!
Новая волна, появившаяся прямо из белой слизи, запачкавшей поляну, устремилась прямо к Саске в форме плавника, край которого был острым, словно бритва. Наруто и Микото с ужасом смотрели на технику, которая двигалась с молниеносной скоростью и не давала им шанса на вмешательство. Учиха должен был быть разрезан напополам и, кажется, смирился со своей участью, закрыв глаза, но нет. Это оказалось не так. Когда он вновь открыл их, то в глазах его горел шаринган с двумя томоэ. В последний миг, мгновенно просчитав время, оставшееся до столкновения с техникой, Учиха отскочил в сторону, и острый гребень так и не коснулся его.
Тем временем черное облако рассеялось, и Какаши с Амайей, сражавшиеся вслепую, увидели друг друга, закружившись в еще более ожесточенном танце смерти. Столкнувшись в последний раз клинками, они отскочили в разные стороны. Но куноичи из Водопада умудрилась нырнуть свободной рукой в подсумок и извлечь оттуда проволоку, которой, пропитав ее чакрой, попыталась связать врага. Выбросив руку вперед, зеленоволосая промолвила:
— Путы боли!
Сюрикен с привязанной к нему проволокой улетел куда-то вбок и, прежде чем Какаши успел что-либо понять, облетел вокруг него несколько раз, туго стянув металлической нитью по рукам и ногам.
— Попался, — в глазах Амайи сверкнули торжествующие огоньки.
Она рванула проволоку на себя, чтобы разрезать врага на кусочки, но тот в последний миг превратился в бревно. Проволока превратила бревно в несколько деревянных блинов, упавших на землю, а Амайя в следующий же миг развернулась, услышав звук, напоминающий чириканье.
Она увидела Какаши на ветви дерева. В руке он сжимал сверкающую молнию. В следующий миг джонин сорвался с места, оттолкнувшись ногами от ветки, и полетел прямо навстречу своей противнице.
Если бы не удивительная гибкость и ловкость девушки в обтягивающем черном костюме, то быть ей пронзенной насквозь. Но куноичи из Водопада была не так проста. Она в последний миг отклонилась вбок, крутанувшись на одной пятке, пропуская Какаши мимо себя, да еще и умудрилась выхватить свиток из его кармана.
— Черт, — погасив молнию, Хатаке развернулся и увидел довольную физиономию зеленоволосой воровки.
— Хочешь свой свиток? Ну так иди и забери! — девушка ловко подбросила добычу в воздух, сложила знакомые печати, и в следующий миг свиток уменьшился, превратившись в нечто, напоминающее шпоры, скрученные в рулон, которые студенты Академии заготавливают на маленьком листочке бумаги. Прежде чем Какаши успел что-то предпринять, драгоценный свиток упал девушке в рот, после чего она проглотила его.
Поняв, что противница куда сильнее, чем он предполагал, Какаши приподнял съехавший протектор, показывая второй глаз, в котором горел активированный шаринган. Кажется, куноичи очень удивилась, поскольку ее желтые глаза расширились.
— Неужели ты тот самый Копирующий Ниндзя Какаши? О, Ангел-сама, вы будете мной очень довольны, — промурлыкала желтоглазая девица, рванувшись вперед.
Она подпрыгнула, и маленькая, но на удивление сильная ножка врезалась Хатаке в грудь, отбрасывая его назад. Рукой Амайя сложила печать концентрации, и Какаши услышал за своей спиной хлопок. Это его каменная стена вернулась в свой исходный размер, и очень некстати. В следующий миг джонин врезался в свою же технику спиной, чувствуя, как что-то в спине хрустнуло. Каменная стена треснула, развалившись на камешки, а Хатаке съехал по ней вниз на траву, глубоко дыша, чтобы унять боль.
— Сенсей! — воскликнули Наруто и Микото хором, не зная, что им делать, помогать ли Саске или идти на выручку Какаши.
Учиха же был занят своими делами и не обращал внимание ни на кого вокруг. Вскочив на ноги, Саске сложил новые печати, глядя только на врага.
— Стихия Огня: Пламенные снаряды феникса, — промолвил он, выдыхая в Коноджи на сей раз много огненных шаров размером с футбольные мячи. Враг понял, что уворачиваться бесполезно, и вновь прибегнул к помощи техники.
— Стихия Воды: Водяная стена! — он снова изрыгнул изо рта воду, которая, встав в виде стены, поглотила огненные удары.
На сей раз в игру вступила определившаяся в своем выборе Микото, бросившая в водяную преграду кунай и быстро сложившая ручные печати.
— Стихия Молнии: Цепная реакция! — воскликнула она, заставив электрический разряд вспыхнуть на кончике брошенного оружия. Молния вступила в контакт с водой, и нукенина из Деревни Скрытого Водопада отшвырнуло назад.
Вода ударилась о землю, превратившись в еще одну лужу. Глядя на растянувшегося на земле врага, девочка довольно усмехнулась. Преодолев всякий страх, она сложила новую комбинацию печатей, и ее ладонь окутали молнии.
— Я с ним покончу. Стихия Молнии: Острый коготь пантеры, — произнесла она и, забыв обо всем, ринулась к врагу.
— Микото, нет! — крикнул собирающийся помочь Какаши Наруто, вспомнив о покрывающей поляну слизи, но было уже поздно.
Девочка прилипла подошвами к земле прямо перед неприятелем, пока ее враг, от тела которого в воздух еще поднимался дымок, успел успешно подняться и торжествующе улыбнуться.
— Стихия Воды: Водяная тюрьма! — воскликнул нукенин, выставив перед собой руку и создав сферу из воды, которая мгновенно проглотила Микото. После того как в черных глазах пойманной в ловушку Учихи загорелись красные огоньки шарингана с теми же двумя томоэ, ее же техника неплохо шарахнула ее током и мгновенно вырубила.
— Сволочь, — процедил Саске, срываясь с места. Не успел Наруто повернуть голову, чтобы увидеть лицо товарища, как тот был уже позади врага, умудрившись не попасться по пути в ту же липкую ловушку. — Львиный...
Учиха возник за спиной нукенина, но так и не успел договорить и, тем более, атаковать его ногой, поскольку в живот его врезался мощный кулак. Из белой слизи позади Коноджи появился заранее приготовленный нукенином водяной клон, встретившийся с Саске лицом к лицу. Когда Учиха упал на колени, согнувшись пополам, клон мгновенно добил его ударом ноги в лицо, мгновенно разбив ему в кровь нос и заставив несчастного генина отлететь назад и стукнуться затылком о ствол дерева.
— Кажется, ты проиграл, Какаши, — усмехнулась Амайя, наблюдавшая со стороны, как ее напарник разбирается с генином. — Вас осталось только двое.
Хатаке поднялся на ноги, стиснув зубы под маской от боли, пронзающей тело. Он оглянулся на Наруто, который весь дрожал от ярости.
"Я недооценил этих двоих. Наруто явно и минуты не продержится против такого противника", — пронеслось в голове.
— Я — твой враг. Смотри на меня! — воскликнула Амайя. Как только Хатаке развернулся к ней, его встретила ее нога. Из носка ботинка куноичи выдвинулось лезвие, а губы девушки прошептали. — Стихия Ветра: Воздушное убийство.
Удар, ускоренный толчком чакры стихии Ветра, было просто невозможно отразить, даже имея шаринган. Клинок вонзился Какаши в живот, хотя от большей части лезвия Хатаке спас военный жилет. Тем не менее, острый кончик нанес весьма глубокую рану и вызвал кровотечение. Сморщившись, Копирующий Ниндзя ощутил, как кровь сочится сквозь его водолазку.
— Сенсей! — вновь крикнул Наруто, не зная, оправится ли Хатаке после такого удара, однако на помощь не пришел. Его ждал собственный противник.
Водяной клон Коноджи лопнул, лужей растекаясь по земле, а сам нукенин деактивировал технику, позволяя нахлебавшейся воды и пораженной электричеством Микото упасть на траву. Шиноби усмехнулся, переступив через тело девочки и медленно двинулся навстречу мальчику.
— Ты-то мне и нужен, — процедил он, зло улыбнувшись.
Узумаки мгновенно вооружился картами в обеих руках, и на движущегося к нему врага обрушился целый град из режущих карт, пропитанных фиолетовой чакрой. Но Наруто был слишком зол и растерян, чтобы бросать их достаточно метко. Врагу ничего не стоило увернуться, лишь одна карта чиркнула его по плечу, но весьма прилично.
Зажав рану второй рукой, Коноджи понял, что не чувствует своей конечности. Неужели мальчишке удалось перерезать ему нерв?
"Наруто, добей его сейчас! Или он прибьет тебя", — рявкнул Девятихвостый так громко, что Наруто пулей выхватил еще одну карту и метнул ее во врага. — "Пусти чакру в ноги как при ходьбе по воде, чтобы не прилипнуть. Действуй!"
— Техника теневого клонирования! — воскликнул он, сложив печать концентрации.
Два клона мгновенно появились по бокам от нукенина. Один схватил Коноджи за руку, другой повис на ноге. Сам Наруто, не помня себя, ринулся вперед, сделав как сказал Курама, что позволило ему не прилипнуть к земле, на ходу подхватил воткнутое в землю кукри и налетел на врага.
В голубых глазах Наруто вспыхнула холодная ярость. Сомнения исчезли быстро как следы дыхания на зеркале. Рука крепче сжала рукоять оружия, которое будто служило продолжением его руки.
Всё повторилось, прямо как тогда в парке. Он не запомнил, сколько раз ударил врага. Сначала последовала серия колющих ударов в живот и в грудь, а затем, как только враг, превращенный в решето, уже давно убитый, упал на колени, джинчурики с громким криком замахнулся и, вложив все силы в удар, снес нукенину голову.
Отделившись от тела, та отлетела в сторону, прокатившись по траве и оставляя за собой красный след. Кровавый фонтан взметнулся в воздух, прежде чем тело рухнуло на траву. А мальчик с оружием в руке, весь измазанный кровью, глядел на свершенное без особого сожаления. Он поднял взгляд и обнаружил, что Саске, пришедший в себя, замер, став свидетелем этого зрелища.
— Что за... — выдавила Амайя, вырвавшая ногу с лезвием из живота Хатаке и застывшая при виде такой жестокости.
Какаши хватило этих нескольких мгновений промедления, чтобы собрать все силы и нанести последний удар. Рука его пропиталась чирикающими молниями, а в следующий миг вонзилась куноичи прямо в сердце.

Глава 7. Тени в дожде
Когда она открыла глаза, то увидела над собой размытую фигуру. Спустя несколько секунд зрение восстановилось, и Микото очень удивилась, увидев Саске, на лице которого впервые вместо угрюмой и безразличной ко всему мины было беспокойство. Поморщившись от боли, которая, постепенно утихая, все еще распространялась по всему телу в виде крайне неприятного покалывания, Учиха немного приподнялась и села, опираясь о землю рукой, чтобы не повалиться обратно. Она еще не полностью пришла в себя и чувствовала, как ее тянуло обратно во тьму беспамятства. Но девочка не могла себе позволить вновь отключиться. Возможно, враги еще были где-то неподалеку, и ей вновь придется вступить в бой, защищая себя и товарищей. Хотя постепенно исчезавшее, но все еще не покидающее ее покалывание во всем теле и наполовину истощенный запас чакры могли помешать ей биться в полную силу. Она быстро посмотрела по сторонам, потянувшись свободной рукой к кобуре для кунаев на бедре.
— Успокойся, всё кончено, — сообщил ей Саске, внимательно глядя в глаза Микото. — Тебя задела собственная техника. Ты в порядке?
— Кажется, да, — неуверенно пробормотала девочка, глядя на Учиху, чей нос кровоточил, а лицо было какого-то непонятно бледного оттенка. — А ты?
Брюнет ограничился кивком. Обращаясь к нему, Микото совершила над собой усилие, чтобы голос ее не дрогнул.
Страх, который охватил ее с самого начала первой в жизни смертельно опасной битвы, еще не прошел, проявляясь в едва заметной дрожи в ногах. И хотя Учихе удалось преодолеть его, чтобы броситься прямо на врага, она была далека от того спокойствия, которое должно было быть присуще любому шиноби перед возможной гибелью в сражении.
В эти мгновения она осознала, почему Третий колебался перед тем, как отправить их на подобное задание. Мудрый старик знал, какими опасностями грозит подобное путешествие генинам и их учителю. И хоть Микото не подавала виду, скрывая закравшиеся в душу сомнения, она знала и убедилась несколькими минутами ранее, что не готова к подобным испытаниям. Она была просто девочкой, любившей цветы, животных, мягкие игрушки, общение с подругами, сладости, доброй и нежной, в чем-то хрупкой. Она сомневалась в том, что насилие и кровопролитие, вещи, на которых базировался жестокий мир шиноби, показавший свое истинное лицо после выхода наших героев за стены деревни, действительно нужны. Может, было бы даже лучше провалить миссию и просто отдать нукенинам свиток...
— Наруто и Какаши-сенсей. Они целы? — быстро спросила Микото, решив отвлечься от мыслей, которые, безусловно, показались бы ее товарищам по команде глупостью. Собравшись с силами, она поднялась на ноги, и Саске услужливо подставил ей плечо, помогая удержаться на них. — Спасибо.
— Да... Но лучше бы тебе этого не видеть, — пробормотал он довольно странным голосом. В глазах Саске Микото узнала что-то знакомое, кажется, это были неопределенность и сомнения, которые она так старательно скрывала, пытаясь показаться храброй и сильной. Это показалось девочке более чем странным, поскольку Саске не был похож на человека, который когда-нибудь бывает в чем-то неуверен.
Очень скоро она поняла, в чем дело. Когда они с Саске медленно и осторожно шаг за шагом пересекали поляну, взгляд Микото пал на обезглавленное тело, буквально искромсанное множеством ударов. Отпустив Саске, девочка упала на колени, закрыв глаза и преодолевая рвотные позывы, вызванные этим жутким зрелищем.
— Микото... — Учиха вновь склонился над ней, чтобы помочь встать, но та остановила его жестом руки, давая понять, что ей еще нужно некоторое время. Саске понимающе кивнул и, бросив взгляд на изувеченное тело Коноджи, которое у него уже перестало вызывать ужас, перевел взгляд туда, где происходило нечто еще более страшное.
Какаши, снявший жилет, чтобы обработать полученную рану, стоял над телом Амайи, наблюдая за действиями Наруто, который совершенно неожиданно предложил довольно жуткий способ по извлечению свитка. Присев на корточки возле трупа девушки, Узумаки, весь запачканный кровью своей прошлой жертвы, занес клинок. В его глазах мелькнул холодный голубой блеск, после чего блондин нанес удар, после чего потянул на себя, вспарывая зеленовласой девушке живот.
Хатаке отвел взгляд, поняв, что совершил ошибку, позволив Узумаки осуществить свой план. Наруто и так сделал слишком много из ряда вон выходящего за последнее время. И откуда в этом генине, который казался самым обычным мальчиком, столько жестокости?
Естественно, Копирующий Ниндзя был уведомлен о том, что Наруто пережил и совершил в прошлом. Но и в джонине, и в Третьем Хокаге жила надежда, что все эти страшные вещи остались там же. Теперь же Хатаке знал наверняка: события прошлого навсегда оставили неизгладимый след в сознании мальчика. И вся жестокость, которая в этом сражении разом выплеснулась на Коноджи, наверняка уже навсегда укоренилась в мальчике, превратив его в безжалостного убийцу.
И сейчас Узумаки действовал, не задумываясь. И у Какаши закралось подозрение, что его действиями кто-то руководит.
"Неужели Девятихвостый?" — пронеслось в голове Копирующего Ниндзя.
Саске скривился, издалека наблюдая за тем, как Наруто копается во внутренностях приконченной Какаши куноичи. Сейчас он полностью оправдывал прозвище, которым наградили его жители деревни — "демон"...
"Ты и правда не человек, раз способен на такое. Ты стал таким же, как Итачи", — подумал брюнет. — "И неужели я должен буду стать таким же, чтобы убить брата?"
За это время Микото, пришедшая в себя, поднялась, и Учиха, заметив это, в последний миг успел загородить ей обзор. Поняв, что лучше отвернуться, девочка так и поступила.
— Это сделал Наруто? — выдавила она, поняв, что к чему.
— Да, — ответил Саске, не сводя взгляда с блондина, который извлек из желудка Амайи маленький свиток. — Не знаю, что на него нашло...
Девочка вздохнула, не решившись повернуться. Она вспомнила, что говорили о Наруто в Академии после того происшествия в парке. Его называли мясником, убийцей и чудовищем за то, что он совершил. Но Учиха, видя Наруто другим, всем сердцем верила, что это была случайность, что так он защищался. Когда они стали одной командой, события прошлого как бы забылись, и Наруто показался ей совершенно другим... обычным мальчишкой-фокусником, не расстающимся со своими картами, который, ко всему прочему, имел неплохое чувство юмора. Он ей понравился. Но после случившегося она даже не знала, что думать. Неужели ненавидящие Наруто жители деревни были правы в том, что он демон?
Саске сделал небольшую паузу, а потом добавил:
— С другой стороны, если бы он это не сделал, ты и я были бы мертвы.
— Готово, — промолвил Наруто. Встав и развернувшись к учителю с довольной улыбкой, он продемонстрировал ему свиток, лежавший на раскрытой ладони. — Думаю, я смогу вернуть его в исходную форму. Кажется, мне удалось скопировать технику этой куноичи.
Хатаке несколько секунд вглядывался в забрызганное кровью лицо Наруто, на котором не было ни капли отвращения к тому, что он только что сделал. Копирующий Ниндзя вздохнул, подумав о том, что именно таким и должен быть шиноби в этом жестоком мире. Но такими ли хотел видеть своих потомков Первый Хокаге, завещавший им Волю Огня?
— Действуй, — кивнул джонин, и тогда Наруто извлек карту, в которую случайно запечатал технику Амайи, после чего выслушал инструкции, которые дал ему Курама, с самого начала руководивший процессом извлечения свитка, и приступил к делу.
Он сосредоточился, сложил печать концентрации, и в следующий миг техника сжатия деактивировалась, позволив свитку вернуться в исходный вид. Протянув свиток учителю, Наруто оглянулся на кукри, валявшийся на земле возле тела Амайи, нагнулся и подобрал оружие.
"Оставлю себе как трофей", — подумал Узумаки, подумав, что неплохо бы снять с тела Коноджи и ножны.
Направившись ко второму трупу, мальчик столкнулся с товарищами по команде. При виде Микото, целой и невредимой, но стоящей к нему спиной, он улыбнулся, почувствовав облегчение.
— Вы в порядке? — поинтересовался он.
Саске кивнул. Микото, повернувшись к нему и посмотрев в его голубые глаза, в которых невозмутимо плясали веселые искорки, ответила:
— В полном. Спасибо, ты спас нас.
Узумаки покачал головой.
— Не стоит, мы все постарались. Я лишь воспользовался моментом, — он склонился над трупом Коноджи и отстегнул ножны от кукри.
Саске и Микото наблюдали за действиями товарища по команде, ожидая, что он проявит хоть какие-то эмоции по отношению к убитому, но этого не произошло. Для Наруто не просто поверженный, но и изуродованный враг был не более, чем куском мяса.
— Что? — поинтересовался он, вставая и заметив на себе взгляды Учих.
— Обязательно было... — Микото не смогла закончить свой вопрос и снова отвернулась, подняв взгляд к небу.
— Убивать? — переспросил блондин, сначала не понимая, в чем дело, а потом по взгляду Саске осознавая, что речь не о самом факте совершения убийства, а о способе.
Наруто мгновенно понял, в чем причина странного поведения девочки и догадался, что она о нем теперь думает. Всё встало на свои места и, взглянув на плоды твоих трудов другими глазами, Узумаки сам поспешил отвернуться. Он будто вспомнил то, что забыл на то время, пока безжалостно расправлялся с противником и доставал свиток из трупа Амайи.
— Я... Мне жаль... — произнес Узумаки, не зная, как объясниться. — Я просто слишком испугался.
"Хорошая отмазка, кретин, — усмехнулся Курама. — Испугался и покромсал в фарш".
Микото вновь бросила на мальчика полный сомнений взгляд и вынуждена была признать, что сама, испугавшись, бросилась на врага, намереваясь его прикончить. Отчасти она понимала, что Наруто не виноват в том, что произошло. Он себя не контролировал. Но манера, с которой он расправился с нукенином, все еще вселяла ужас. Два образа Узумаки, которые теперь были в голове девочки, никак не сочетались между собой.
На выручку пришел Какаши, закончивший с обработкой раны и вновь надевший жилет. Он скрыл шаринган под протектором и, убрав свиток со следами крови в карман, обратился к ребятам.
— Нам нужно закончить миссию. Прибудем в деревню, отмоемся и еще раз обработаем раны, — произнес Хатаке. — И перекусим.
Впрочем, Микото не представляла себе, что в ближайшее время сможет что-нибудь съесть.
Какаши быстро сложил печати и, надкусив палец, хлопнул по земле ладонью. Из белого дыма перед ним появился маленький пес. То-то генины удивились, когда животное заговорило.
— Какаши, чем могу тебе помочь?
Хатаке улыбнулся под маской, глядя на изумленные лица учеников.
— Знакомьтесь, это Паккун, мой верный помощник. Паккун, это Саске, Наруто и Микото, мои ученики. Нам нужно вернуться обратно на дорогу, ведущую к деревне. Ты можешь провести нас к ней? — спросил Копирующий Ниндзя.
Пес потянул носом и, кивнув, развернулся, побежав в лес.
— Следуйте за мной!
Хатаке первым устремился за своим помощником. Ученики последовали за сенсеем, думая каждый о своем. Наруто размышлял о том, что теперь он готов к серьезным поединкам и в следующий раз наверняка будет более хладнокровным. Микото, чтобы поскорее забыть об увиденном, мечтала о скорейшем принятии ванны. А Саске, периодически поглядывая на Наруто, не знал, презирать ли его или завидовать ему.
А сидевший на ветке наблюдатель, чей камуфляж исчез, как только команда номер семь двинулась в путь, проводил их задумчивым взглядом, после чего спрыгнул вниз и обратился в множество змей, с шипением расползшихся в разные стороны.

***

— Амайя и Коноджи так и не вернулись, — пробормотала Конан немного обеспокоенно, войдя в мрачный круглый зал, тьму которого разгоняли лишь светящиеся дисплеи разнообразной аппаратуры.
Прячущийся во мгле мужчина в странном приспособлении, напоминающем кресло, открыл глаза, посмотрев на гостью сквозь челку, спадающую на лицо. На миг холод в его взгляде развеялся. Но, впрочем, так же быстро возвратился.
— И не вернутся. Я предполагал, что они недостаточно сильны, чтобы примкнуть к Акацуки, — отозвался он, ничуть не удивившись. Кажется, Пэйну было всё равно, какая участь постигла двух джонинов Дождя, посланных им на задание.
Синеволосая девушка посмотрела прикованному к странному аппарату и тощему, как скелет, мужчине в глаза и ужаснулась, увидев там равнодушие.
— Двое — небольшая цена за то, чтобы деревня процветала, — пояснил Нагато. — Думаю, команда из Конохи не догадалась о том, кто на самом деле напал на них. Эти двое были весьма искусны в работе под прикрытием.
— Среди наших шиноби нет достойных кандидатов. Новых членов для Акацуки стоит искать не здесь, — промолвила она, решив, что таким образом обезопасит других своих подчиненных от возможного участия в секретных операциях Пэйна.
Мужчина еле заметно кивнул, не сразу согласившись с этим. В былые времена организация состояла только из людей Дождя. Но, возможно, Конан права, и в деревне больше нет столь же сильных, сколь и верных ниндзя. С времен переворота и свержения Ханзо, когда многие члены Акацуки пожертвовали собой ради благой цели, прошло много лет, однако организация так и не смогла восстановить силы. Всё изменилось с тех пор, как появился таинственный человек в маске, из-за которого Акацуки стали чем-то другим и уже никогда не вернутся ко своим истокам, чего Пэйн так желал, вновь наполнив организацию соотечественниками, разделявшими ее первоначальную цель.
— Нагато, он снова говорил с тобой? — поинтересовалась синеволосая куноичи, заметив в глазах мужчины тревогу. — Он давал какие-либо распоряжения?
— Нет, всё в порядке, — холодно ответил Пэйн, не желая начинать этот разговор.
Девушка отвела взгляд янтарных глаз, и он упал на одну из полупрозрачных камер в форме гроба, шестерка которых, подключенная через провода в сеть, тянулась вдоль стены.
— Итачи прибыл по твоему распоряжению, — сообщила она. — Отправить его за Девятихвостым? Он не мог далеко уйти.
В следующий миг крышка одного из "гробов" открылась, и оттуда вышагнула фигура в черном плаще с красными облаками — рыжеволосый мужчина с пирсингом на лице.
— Нет. Девятихвостый сейчас меня не интересует. Я просто хотел проверить, на что он способен, — сообщил ей Пэйн уже не своими устами. — Незачем опережать события.
— Но если Тоби узнает... — она перевела взгляд с тела Тэндо на Нагато.
— Я не собираюсь быть послушной собачкой человека в маске и приносить ему каждый найденный мной мячик, — жестко прервало ее тело Пэйна, проходя мимо нее к двери. Прежде чем выйти, Тэндо-Пэйн обернулся. — Проявлять инициативу в поимке Хвостатых не входит в мои планы, Конан. Я буду заниматься этим лишь когда Мадара сам отдает мне приказ. Мне кажется, ты уже забыла, чем мы занимались до его прихода. И забыла о своих сомнениях по поводу того, во что превратилось то, что ты, я и Яхико создали таким трудом.
Конан бросила взгляд на закрывшуюся дверь, потом перевела его на Нагато.
— Вздумал перечить Мадаре? Как по мне, плохая идея, — обратилась она к нему.
— Я не перечу, — ответствовал тот. — Пока... Хоть это он дергает за ниточки, все же, это моя организация, а не его.
После этого Нагато замолк, переключившись на разговор с Итачи в соседнем помещении. Учиха уже ждал его, стоя напротив отсутствующей стены и задумчиво глядя, как нескончаемый дождь барабанит по балкону и жуткой горгулье, вырастающей из него.
За последние годы темноволосый мужчина не изменился, разве что волосы его, связанные в хвост, стали чуть длиннее. На Учихе был форменный плащ Акацуки, на лбу его была повязка с перечеркнутым протектором Конохи. В его черных глазах сейчас не горели красные огоньки, а была какая-то тоска и задумчивость.
Когда появился Пэйн, Учиха повернулся к нему, склонив голову в знак уважения. Тот жестом руки прервал его.
— В этом нет нужды, друг мой, — произнес он довольно холодно, но не тем тоном, которым обычно обращался ко своим подчиненным. — Ты сделал то, о чем я просил?
Учиха кивнул и, сунув руку за пазуху, извлек оттуда какой-то свиток, протянув его лидеру Акацуки.
— Ты получал новые распоряжения от Мадары? — поинтересовался Итачи, внимательно глядя в лицо Пэйна, не выражавшее никаких эмоций.
— Да. Он желает, чтобы мы приступали, — сообщил человек с пирсингом, краем глаза покосившись на дверь и убеждаясь в том, что она закрыта, и Конан ничего не слышит. — Он не назвал цели, но я предполагаю, что самым логичным будет запечатать Однохвостого.
Темноволосый Акацуки вновь кивнул.
— Не к добру это, — промолвил он. — Мадара сообщал о том, когда он откроется организации? О нем знаем лишь мы с тобой и Конан.
Пэйн мотнул головой.
— И это настораживает. Мы оба знаем, как много у него секретов...
— Что ж, не будем заставлять его ждать, тогда мы с Кисаме займемся этим, — произнес он. — Схватим Шукаку и доставим его в убежище.
— Я хотел поручить эту миссию Сасори и Дейдаре. Но раз ты согласен, отправляйтесь.
Итачи кивнул и двинулся к балкону, чтобы покинуть башню самым быстрым способом из возможных.
— Есть кое-что еще, что ты должен знать, — остановил его Пэйн в последний момент.
Учиха, чей плащ мгновенно намок под дождем, оглянулся.
— Девятихвостый. Совсем недавно он был тут неподалеку. А с ним был твой брат.
— Саске?! — удивился Акацуки из Конохи.
— Я отправил за Кьюби двух своих людей, приказав им не трогать никого, кроме джинчурики. Они исчезли и так и не доложили о своих успехах, видимо, потерпели неудачу. Вероятно, мои агенты мертвы, а джинчурики цел и невредим, — пояснил Пэйн, глядя на человека в плаще, не обращающего никакого внимания на дождь. — Обратись я к кому из Акацуки, всё могло бы кончиться плохо для Саске. Нет смысла снова гнаться за Девятихвостым, раз Мадара не дал нам конкретных указаний. Пусть живет, схватим его, когда твоего брата не будет поблизости.
— Спасибо, — произнес Учиха, благодарно кивнув. — Я еще отплачу тебе за это.
В следующий миг он спрыгнул с балкона, сиганув прямо в пропасть раскинувшихся внизу тесных улиц.

***

Негромкие шаги путника раздавались по темному коридору подземного убежища Орочимару, также известного как Деревня Скрытого Звука. Подземелье было снабжено всеми удобствами, в том числе водой и электричеством. Однако, коридоры подсвечивались факелами, что придавало им какую-то зловещую таинственность.
Ученый застал Кабуто за вскрытием трупа. Тело принадлежало человеку, который не пережил вторую трансформацию Проклятой Метки. Оно лежало на столе в центре зала, практически полной копии лаборатории Орочимару на базе Корня в Конохе. Кабуто, как всегда наряженный в темно-фиолетовые рубашку и броки, в круглых очках и с протектором с символом звука на лбу, крутился вокруг операционного стола, умело орудуя инструментами. При появлении Орочимару он был вынужден оторваться от своего дела.
— Вы вернулись, Орочимару-сама, — верный помощник змеиного саннина склонил голову в знак почтения, когда мужчина с длинными черными волосами вошел в лабораторию. Он знал, куда отправился саннин вскоре после того, как прибыл из Конохи, но не знал, зачем. Не могло не впечатлять, как быстро шиноби-ученый преодолевал столь дальние расстояния.
— Как продвинулось исследование за эти два дня, Кабуто? — поинтересовался Орочимару, заметив довольные искорки в глазах своего подчиненного.
Тот поправил очки движением, которое давно вошло в привычку.
— Шин? Он превзошел все наши ожидания, — усмехнулся Якуши. — Но лучше Вам увидеть это самому. Думаю, Данзо-сама будет доволен проделанной работой.
Орочимару скривился при упоминании Данзо, поскольку не любил часто вспоминать о нем, а сейчас Кабуто очень некстати о нем напомнил. Проводимое исследование было очень важной работой не потому, что на его скорейшем завершении настаивал глава Корня. В первую очередь оно было важно для Орочимару, потому что он совершал самый настоящий научный прорыв.
— Надеюсь, поиски нового тела завершились успехом? — осторожно поинтересовался Якуши, предположив о цели путешествия наставника наугад и попав в яблочко.
— Учиха Саске... Он довольно неплох, — прошипел саннин, то ли обращаясь к Кабуто, то ли разговаривая сам с собой. — Впрочем, я нашел нечто более ценное. Узумаки Наруто. Действительно крайне любопытный мальчик с исключительными талантами. Теперь я понимаю, почему Данзо так хочет его заполучить.
Орочимару замолк, продолжив свои рассуждения уже мысленно. За эти два дня он и правда собрал ценную информацию и ничуть не жалел о потраченном времени. Отправь он своих подчиненных, многие детали могли бы остаться неизвестными. А теперь саннин был уверен в том, что видел и знал, что Наруто был способен использовать технику, спасшую Учиху Микото и вернувшую ее в молодое тело. Однако, как именно ему удалось изменить дзюцу, которое он запечатал в карту, пока оставалось непонятным.
— Покажи мне Шина, — прервав свой диалог с собой, потребовал Орочимару.
Кабуто, не став возражать, что он занят важным делом, кивнул. Сняв перчатки и помыв руки в специально приспособленной для этого раковине в углу помещения, он двинулся к выходу, жестом пригласив наставника следовать за ним.

Haomishe
Гость


 
Сообщения: 13

Сообщение Haomishe » 30 янв 2016, 20:26

Сюжет пока радует, как и персонажи. Язык вполне себе неплох, хотя можно и лучше. Пишите еще, что тут можно сказать. :wink:

BlackRaven
Каратель




 
Сообщения: 769
Откуда: С фикбука)

Сообщение BlackRaven » 01 фев 2016, 16:49

Haomishe писал(а):Сюжет пока радует, как и персонажи. Язык вполне себе неплох, хотя можно и лучше. Пишите еще, что тут можно сказать. :wink:

Cпасибо

Twins
Desire




 
Сообщения: 257
Откуда: Киев

Сообщение Twins » 02 фев 2016, 20:36

BlackRaven ты главу моего коммента ждешь что бы главу выложить?)
огорчаешь, раньше бои ты описывал более интересней, а сейчас краткая поножовщина, мне конечно нравиться то что Наруто режет всех на решето, это круто, но описания скудны, жду продолжения и развития твоей идеи

9tailJI[i]s
Гость


 
Сообщения: 14

Сообщение 9tailJI[i]s » 03 фев 2016, 19:38

Это получается... он... Например увидел в действии оживляющую технику Пейна, и может ресат кого угодно, причем без вреда для себя, ему ведь только чакру сконцентрировать и все ...

BlackRaven
Каратель




 
Сообщения: 769
Откуда: С фикбука)

Сообщение BlackRaven » 04 фев 2016, 17:48

Twins писал(а):BlackRaven ты главу моего коммента ждешь что бы главу выложить?)
огорчаешь, раньше бои ты описывал более интересней, а сейчас краткая поножовщина, мне конечно нравиться то что Наруто режет всех на решето, это круто, но описания скудны, жду продолжения и развития твоей идеи

Нет, продолжения на данный момент пока нет, выкладывать мне, к сожалению, нечего.
По поводу стиля - жаль, мне казалось, бои наоборот стали более красочными.
9tailJI[i]s писал(а):Это получается... он... Например увидел в действии оживляющую технику Пейна, и может ресат кого угодно, причем без вреда для себя, ему ведь только чакру сконцентрировать и все ...

В теории да.

9tailJI[i]s
Гость


 
Сообщения: 14

Сообщение 9tailJI[i]s » 04 фев 2016, 23:10

Когда прода ?
Идея очень понравилось. Вспомнил кто то писал, что такое идеальный фанфик, Это, крутой Нарик, убитая Сакура(а ты при чем ее ***), уважающий Нарика Соска) и все это тута есть)
короче жду проду) :smile:

BlackRaven
Каратель




 
Сообщения: 769
Откуда: С фикбука)

Сообщение BlackRaven » 05 фев 2016, 13:58

9tailJI[i]s писал(а):Когда прода ?
Идея очень понравилось. Вспомнил кто то писал, что такое идеальный фанфик, Это, крутой Нарик, убитая Сакура(а ты при чем ее ***), уважающий Нарика Соска) и все это тута есть)
короче жду проду) :smile:

Уже давно работаю над новой главой, но в последнее время с вдохновением что-то не то. Постараюсь закончить к концу недели.

Twins
Desire




 
Сообщения: 257
Откуда: Киев

Сообщение Twins » 16 фев 2016, 18:42

продолжение будет?


След.

Вернуться в Фанфики Наруто


Версия для печати

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1