Naruto / Шальная карта

Модераторы: Captain Grigory, Heilige, DENO, Сонне Мара

BlackRaven
Каратель




 
Сообщения: 754
Откуда: С фикбука)

Сообщение BlackRaven » 22 апр 2016, 23:05

Наруто Намеказе писал(а):
BlackRaven писал(а):Будет когда-нибудь, когда времени побольше будет. Курсач допишу, пару проектов по учебе закончу, и вернусь к фанфику.
короче новая глава в июне)

Ну, или в конце мая.

Добавлено спустя 35 секунд:
svetka_san писал(а):BlackRaven писал(а):
Курсач допишу,

Тема-то какая?

Лексическая и текстовая метафора в англоязычной поэзии ХХ века

BlackRaven
Каратель




 
Сообщения: 754
Откуда: С фикбука)

Сообщение BlackRaven » 01 май 2016, 16:17

Глава 11. Древо в огне
Гигантское дерево, ставшее еще в стародавние времена символом Деревни Скрытого Водопада (как и срывающаяся в пропасть речушка, шумевшая чуть поодаль селения), напоминало сейчас огромный факел. Могучие ветви и листва пылали в яростном пламени, издавая характерный треск. Объятая языками огня, клубами дыма, стелющимися над землей и поднимающимися в воздух, деревня превратилась в воплощение самых жутких кошмаров. Утреннее небо заполонил черный дым, скапливающийся в виде огромной тучи.
— Что здесь произошло? — первой осмелилась прошептать Ино, отойдя от шока, вызванного этим зрелищем. Она повернула голову и увидела, что Микото застыла как вкопанная, с диким ужасом таращась на то, что осталось от селения, куда привела их миссия.
В глазах подруги вспыхнула жуткая картина из прошлого, которую она все эти годы никак не могла вспомнить. Это был пол, залитый еще теплой кровью, на котором она стояла на коленях, а пред ней лежал обезглавленный мужчина.
Похоже, сие зрелище нашло отголоски не только в воспоминаниях девушки. Наруто слегка поежился, тоже вспомнив события той кровавой ночи. А Саске и вовсе отступил на шаг назад, будто вновь увидел улицы родного квартала, заваленные искалеченными телами. Хатаке, как и Сарутоби, эта картина напомнила Коноху после нападения Девятихвостого. Но если в тот жуткий день Кьюби разнес лишь часть деревни, то от Такигакуре не осталось практически ничего.
— Целая деревня уничтожена, — произнес Асума, изо рта которого выпала дымящаяся сигарета. – Этого просто не может быть!
— Это Акацуки. Я не знаю больше никого, способного на что-то подобное, — пробормотал Какаши, приподняв протектор и немного опустив маску, чтобы освободить шаринган. Красный глаз с тремя томоэ вокруг зрачка сверкнул, выискивая что-либо живое среди пляшущих языков пламени.
— Акацуки? – повторил Наруто, вспоминая о вчерашнем разговоре с Шикамару. Он переглянулся с товарищем, лицо которого было серьезным как никогда.
— Там что-то есть! – воскликнул Чоджи, заметив что-то через мгновение после того, как шаринган Какаши засек какое-то движение.
— Они еще здесь, — сообщил Хатаке, выхватывая кунай.
И в следующий же миг его слова подтвердили две тени, выскользнувшие из танцующихся языков пламени. Это оказались два человека в черных плащах с необычным узором в виде красных облаков, которые стояли к подкреплению из Конохи спиной, будто не замечая их. Как будто внимание их было сосредоточено на чем-то другом, более важном, чем шиноби Листа.
Первый мужчина в плаще был высоким и довольно крупным, на голове его был капюшон, перевязанный какой-то черной лентой, видимо, протектором. Рассмотреть незнакомца детально не представлялось возможным, так как он так и не повернулся к запоздавшей подмоге из Конохи лицом, но кое-какая вещь всё же бросилась в глаза. Это была рука с серо-коричневой кожей, будто у трупа, выглядывающая из-под наполовину оборванного рукава плаща. Руку пересекало несколько неаккуратных швов из черных нитей. На среднем пальце поблескивало какое-то кольцо.
Второй незнакомец был ростом поменьше, длинные серые волосы были зализаны назад и исчезали за высоким воротом плаща. В правой руке мужчины была сжата рукоятка весьма экзотического оружия – косы с тремя лезвиями, которая уже была окроплена свежей кровью.
Не успели ниндзя из Конохи принять какое-либо решение относительно дальнейших действий, как вдруг громкий рев заставил их вздрогнуть. Нечто гигантское, напоминающее жука с семью крыльями, вырвалось из черной дымовой завесы и собралось напасть на двух Акацуки, но вдруг замерло в воздухе и начало уменьшаться. Страшный монстр, на фоне которого двое мужчин казались маленькими букашками, в конечном итоге превратился в смуглую зеленовласую девушку в потрепанной и местами порванной одежде. Она еще некоторое время провисела в воздухе, пока за ее спиной быстро двигались крылья, но вдруг они исчезли, и куноичи упала на землю, прямо на колени, тяжело дыша.
«Эти двое смогли победить её?! Не может этого быть!» — ужаснулась Микото, на которую полная трансформация Фу произвела весьма сильное впечатление.
«Они невероятно сильны, раз даже джинчурики не смогла дать им отпор», — пронеслось в голове Какаши, который сразу понял, кем является последняя выжившая из Деревни Скрытого Водопада.
«Наруто, будь очень осторожен. Возможно, эти двое сильнее всех, с кем ты когда-либо сталкивался», — обратился Курама к Узумаки, который не сводил взгляда с поверженной девушки. Монстр, которым она только что была, без сомнения происходил оттуда же, откуда появился Девятихвостый, заточенный в его теле.
«Она такая же, как я?» — спросил он.
«Да. Джинчурики Семихвостой. В ней запечатана Чоумей. А раз даже она не справилась с ними, то у твоей команды не так много шансов на победу!»
— Похоже, твои силы на исходе, чертовка. Вот и сказочке конец, — пепельноволосый Акацуки взмахнул косой. Он собрался было ринуться вперед, чтобы нанести последний удар, но вдруг понял, что не может двинуться с места. Ничего не понимая, он обратился к напарнику. – Какузу, что это за херня?
— Боюсь, это моя вина, — ответствовал им Шикамару, присевший на одно колено и сложивший клановую печать для выполнения теневого захвата. – Вы попались в мою технику.
Двое вздрогнули, поняв, что за их спинами кто-то появился. Зеленовласая девушка с изумлением посмотрела на показавшийся между двумя застывшими на местах врагами отряд из Конохи, пришедший ей на помощь. Впрочем, обрадоваться она не успела, поскольку в следующий миг потеряла сознание, окончательно выбившись из сил.
— Вы двое виновны в уничтожении целой деревни и заплатите за это преступление! – воскликнул Асума, сверля ненавидящим взглядом парочку в плащах.
— Смелое заявление, — заметил тот Акацуки, которого напарник окликнул как Какузу. – Может, позволите нам взглянуть на тех, кто рискует угрожать нам?
Сарутоби переглянулся с Шикамару, и тот на мгновение ослабил технику, позволив двоим развернуться на сто восемьдесят градусов. Акацуки уставились на новых противников, а те, в свою очередь, смогли как следует их рассмотреть.
Тот, который отзывался на имя Какузу, точно так же, как Какаши, скрывал пол лица за маской. Видны были лишь его яркие зеленые глаза без зрачков с покрасневшими белками. Судя по всему, такой странный цвет имела не только рука, но и кожа на всём теле. На лбу мужчины поверх капюшона и правда был протектор с перечеркнутым символом селения Скрытого Водопада.
Акацуки с косой оказался вполне человечным типом с довольно таки приятным лицом, хотя немного невменяемая улыбка портила впечатление. Плащ его был небрежно застегнут наполовину, демонстрируя шею и часть груди мужчины, на которую спадал необычный амулет на цепочке. Еще большее удивление вызывали необычные лиловые глаза, оценивающе прошедшиеся по всем членам отряда из Конохи и остановившиеся на Саске.
— Да ты прямо вылитая копия Итачи, малец. Уж не ты ли тот самый брат нашего «гения», которого он так и не смог убить? – усмехнулся тот и сразу словил недобрый взгляд напарника.
«Не может быть. Он что-то знает о моем брате», — всё внутри Саске перевернулось. Он едва сдержался, чтобы не броситься в атаку с целью выбить из человека с косой всю нужную ему информацию. Но интуиция и здравый смысл подсказывали, что противник куда опытнее него самого и гораздо опаснее, чем кажется на первый взгляд.
Учиха сжал кулак с такой силой, что костяшки громко хрустнули, отчетливо разрядив тишину, которую нарушал лишь треск пламени вокруг.
— Хватит трепаться, Хидан, Лидер будет недоволен, — произнес Какузу.
— Итачи?! Ты сказал Итачи?! – вздрогнул Саске. – Что тебе известно о моем брате?
Но то ли из-за фразы напарника, то ли из-за взрыва интереса к своей персоне со стороны юного Учихи, Хидан резко сменил тему. Он еще раз обвел всех присутствующих взглядом и вновь обратился к ним:
— Итак, кто у нас тут? Два джонина, не умеющих трезво оценивать свои силы, две девчонки, которые вот-вот обоссутся от страха…
Асума и Какаши переглянулись, подумав о том, что враги не сомневаются в своем превосходстве. А оно и правда было на их стороне.
Микото бросила взгляд на Ино, у которой все еще предательски дрожали ноги. Блондинка с трудом держала себя в руках. Похоже, ее сильно впечатлил результат нападения Акацуки на деревню. Она сомневалась в том, что их можно одолеть, когда пропасть между ее и их уровнем силы так велика.
— Три мальчишки, которые оружие в руках пару раз держали, и толстяк, который даже в такой ситуации не может расстаться с любимым лакомством.
«Они недооценивают нас, хотя это вряд ли что-то меняет», — подумал Саске и покосился на Наруто, чья рука незаметно юркнула в подсумок за колодой карт. Похоже, Узумаки думал о том же и уже размышлял о возможных стратегиях боя. Наверняка этим уже занимался Шикамару, но сейчас все его силы были сосредоточены на том, чтобы не дать этим двоим двинуться с места. А Чоджи, рука которого самопроизвольно сжала и до сих пор не выпускала пакетик чипсов, нервно сглотнул, слова Акацуки явно задели его за живое.
— Да-да, жирный, я к тебе обращаюсь, — Хидан ткнул в него косой, после чего с удивлением посмотрел на свою руку. – Ух ты. А я и двигаться могу. Похоже, херня эта твоя техника, пацан.
По лбу Шикамару скатилась капелька пота, и он усилил технику, заставив Хидана застыть в новой неестественной позе.
— Они сильны, мне недолго удастся их сдерживать, — предупредил Нара учителя.
— Чоджи, стой!— вместо ответа воскликнул Асума, глядя, как Чоджи, рассвирепевший от того, что его оскорбили и совершенно забывший о страхе, раздувается, превращаясь в шарик.
— Мясной танк! – воскликнул отважный Акимичи, окончательно приняв круглую форму и, завертевшись, устремился к неприятелям, целясь почему-то не в Хидана, а Какузу, который, вероятно, показался ему более грозным противником.
За миг до того, как Чоджи врезался в Акацуки, кожа того обратилась в камень, и в миг соприкосновения Акимичи, не ожидавший, что враг окажется настолько крепок, отлетел назад, прокатился по еще горячей земле и развалился у ног своих товарищей, после чего не сразу смог встать.
— Все будьте осторожны, — скомандовал Какаши, обращаясь не только ко своим ученикам, но и к генинам Асумы. – В одиночку их не одолеть, необходимо работать в команде.
— Проклятье, — прошептал Шикамару, поняв, что его техника ослабла. Он поднял взгляд, заметив, что ветер переменился и заставил дымовую завесу закрыть солнце, благодаря которому его теневые техники становились сильнее.
— Лидер-сама будет рад, что мы избавились от всех свидетелей, — Какузу, первым заметивший, что тень, соединяющая его и паренька из клана Нара, исчезла, сделал шаг вперед. – Стихия Огня: Адское пекло!
Его руки сложили быструю комбинацию печатей, после чего к группе шиноби Листа устремился мощнейший шквал огня, изумивший как Асуму, так и Саске, чьи навыки владения этой стихией были на совершенно другом уровне.
— Стихия Земли: Великая каменная стена! – в последний миг Какаши успел сложить нужные печати и ударить ладонью по земле, после чего всех шиноби из Конохи загородил каменный барьер, появившийся из земли.
Асума, вооружившийся двумя ножами-кастетами, пропитанными синей чакрой, встретил удар второго Акацуки, который молнией бросился вперед, решив атаковать сбоку. Два клинка встретились с косой, угрожающе звякнувшей лезвиями прямо перед лицом Сарутоби.
— Хорошая реакция, — похвалил Хидан своего противника. – Только вот это тебя всё равно не спасет!
Он отскочил назад и, надо сказать, весьма вовремя, поскольку в следующий миг каменная стена под мощным ударом его напарника обрушилась на отряд Листа целым градом. К счастью, Какаши успел это предвидеть, поэтому схватил Чоджи и Ино и отскочил назад. За ним последовал и Шикамару, которого предыдущие задания научили во всем следовать примеру старшего по званию. Наруто подхватил Микото и отпрыгнул в другую сторону. А Саске, в руке которого заискрилась молния, несколькими ударами сокрушил летящие в него валуны, благодаря чему и спасся.
— Чидори! – запоздало крикнул Учиха, когда молния в его ладони уже погасла.
Из облака пыли появился Какузу и сразу бросился к брюнету, который, как он думал, не ожидал столь стремительного нападения. Рука отделилась от тела Акацуки, полетев к Учихе, схватила его. Цепкие пальцы сомкнулись на горле Саске, перекрывая ему доступ к воздуху. У Учихи сразу потемнело в глазах от нехватки кислорода, он лишь увидел размытую фигуру врага, которого с собственной рукой соединяли какие-то черные нити.
К счастью, на выручку вовремя подоспел Наруто, перерубивший эти нити своим кукри. А Микото, в чьих глазах уже горел шаринган, бросилась на встречу Какузу, метнув в него сразу пять кунаев, пропитанных искрящимися молниями и соединенных ими же между собой.
— Стихия Молнии: Цепная Реакция!
Но когда кунаи врезались во врага, тот не был парализован электрическим разрядом, а, обратившись в жидкость, растекся по земле в виде большой лужи.
Тем временем Асума и Хидан вновь встретились друг с другом в ближнем бою, и Сарутоби удалось метким ударом оцарапать противнику щеку. Мужчина с косой вынужден был вновь отпрянуть назад.
— Ай, больно же, — Акацуки выдавил из себя театральный стон и приложил ладонь к царапине, после чего устремил на противника взгляд, не обещающий ничего хорошего. – Когда прольется твоя кровь, тебе не придется долго ждать своего конца.
Впрочем, его дальнейшие угрозы прервал шквал сюрикенов, посланный Ино, которая вместе с Чоджи и Шикамару спешила на помощь.
— Техника захвата сюрикенов! – Нара вновь присел на одно колено, сложив печать в нужный момент. Тени от метательного оружия, которое волей судьбы или намеренно пролетело по бокам от Акацуки, не причинив ему никакого вреда, превратились в черные нити. Таким образом, оказавшись соединенными с землей, металлические звезды облетели вокруг Акацуки, связав его, прежде чем тот успел хоть что-то сделать.
— Техника увеличения веса. Мясной танк! – Акимичи, увеличившись втрое благодаря клановому дзюцу, вновь превратился во вращающийся шар и со всей скорости врезался во врага, заставив того отлететь назад.
— Отлично сработано, — похвалил Сарутоби своих учеников, но не сводя с неприятеля взгляда. Тот поднялся на ноги и отряхнул плащ, изрекая такие ругательства и проклятия, которых юное поколение Конохи еще не слышало.
«Это был водяной клон?» — подумал Учиха, увидев, как рука врага, от которой он освободился, валявшаяся на земле, тоже превратилась в воду.
— Спасибо, — бросил он нехотя своему спасителю, в ответ Наруто ограничился лишь кивком. В одной руке он держал кукри, в другой уже была приготовлена карта. Интересно, что за технику Джокер приготовил на этот раз?
Учиха тоже активировал шаринган, и в следующий миг они с Наруто и с поспешившей к ним Микото встали кругом спинами внутрь, готовясь к нападению с любой стороны. Но враг решил атаковать не их, а находящегося в пяти метрах от них Какаши, появившись прямо перед ним из-под земли и ударив джонина каменным кулаком прямо в живот.
У Хатаке перехватило дыхание, но он нашел в себе силы увернуться от следующего удара противника, поднырнув под его руку. Оказавшись за спиной Какузу, Какаши собрался было вонзить кунай ему в затылок, но кожа Акацуки снова стала твердой как камень, и оружие лишь распороло капюшон и перерезало ленту протектора, заставив повязку с перечеркнутым символом упасть на землю. При соприкосновении с самой кожей клинок высек множество искр, но самому врагу никакого вреда не нанес.
Какузу ловко перехватил руку неприятеля, сжав ее с такой силой, что Копирующий Ниндзя выронил кунай, после чего крутанул джонина над собой и метнул в группу его собственных учеников, которые уже спешили на помощь. Те не стали пытаться поймать наставника, вместо этого рассредоточились и приготовились к атаке с нескольких флангов.
— Стихия Огня: Великий огненный шар! – воскликнул Саске, заходя слева.
— Стихия Ветра: Воздушная буря! – крикнул Наруто, шедший ко врагу с левой стороны, выкидывая вперед карту и складывая печать концентрации.
Две техники, слившись в одну, угрожающе двинулись к Акацуки, сокрушая всё на своем пути. Но тот не растерялся.
— Стихия Воды: Великая водяная стена! – он быстро сложил печати и в последний миг закрылся водной завесой, которая поглотила вражеское дзюцу и испарилась.
Какузу подумал было, что нападение генинов закончилось, но совсем позабыл про Микото.
«Мои тренировки не должны пропасть зря. Всё это время я готовилась к этому моменту! – думала Учиха, концентрируя чакру и готовясь выплеснуть ее в виде совершенно новой техники, которой ни разу не видели ни Какаши-сенсей, ни товарищи по команде. – Это тебе точно не понравится!»
— Стихия Молнии! Грозовая пантера! – выкликнула брюнетка, складывая печати и выставив руки вперед. Заряд молний, вылетевший меж ее ладоней, приобрел очертания крупной кошки и, пролетев сквозь паровую завесу, образованную столкновением предыдущих техник, угодил прямо в человека в плаще.
Тот несколько раз вздрогнул, пока его тело переполняла убийственная энергия электричества, а затем рухнул на землю. Трое генинов, наконец, смогли вздохнуть спокойно. Вместе с Какаши они медленно приблизились к телу.
— Не могу в это поверить! Я это сделала! – воскликнула Микото, и весь страх и ужас от осознания того, что она только что сделала, неожиданно обратился в радость, которую Учиха с трудом контролировала.
Она поймала на себе удивленный взгляд Саске и переполненный гордостью за нее и облегчением взгляд Наруто.
— Отличная работа, Микото, — похвалил Хатаке, слегка морщась от боли. Несколько последних ударов давали о себе знать. Он хотел было сказать, что им надо срочно помочь команде Асумы разобраться со вторым Акацуки, но вдруг тело Какузу дернулось. – Все назад!
Ученики мигом среагировали на команду наставника и отпрянули от трупа, из которого будто демоны рвались. Что-то под черным потрепанным плащом вздулось, а затем из тела нукенина вылетело нечто черное, приземлившись чуть позади. Затем это повторилось снова, а потом еще раз. После этого сам Какузу еще раз дернулся, а затем, к ужасу Какаши и его учеников, встал.
— Неплохо. На миг все мои сердца остановились. Одно из них так и не завелось снова, — прокомментировал Акацуки.
Хатаке и его ученики увидели, что три черных сгустка странной материи, выстроившиеся за спиной хозяина, начинают расти и приобретать форму непонятных тварей, вместо лиц которых были маски.
— Он сказал «сердца»? – переспросил Саске, поняв, что враг оказался еще опаснее, чем предполагалось изначально.
— Всё верно. У меня пять сердец, каждое из которых может существовать отдельно от моего тела, — ухмыльнулся Какузу. – Но вам эта информация всё равно не поможет.
В следующий миг одно из существ в масках разинуло пасть, и оттуда вырвалась ослепительная молния, заставившая команду Какаши броситься врассыпную.
— Огонь, Земля, Вода… Теперь он еще и молнию использует? – недоуменно выдавил Наруто, никак не предполагавший, что кто-то помимо него самого может использовать техники любых стихий.
«Нет, он не такой, как ты. У него нет карт или чего-то подобного, в чем можно запечатывать техники. Его источник силы другой! Не нравится мне это», — развеял его сомнения Курама.
— Похоже, каждое сердце контролирует один элемент, — выдвинул свою теорию Какаши.
— Тогда нам нужно уничтожить оставшиеся сердца, чтобы победить его, — произнес Саске, решительно сжимая кулак.
«А потом я вытрясу из его друга всё, что тот знает об Итачи», — пообещал себе он.
А бой команды Асумы с Хиданом продолжался. И чем ожесточеннее Сарутоби и его ученики наступали на Акацуки, тем шире становилась его улыбка.
— Ну вот, вы совсем выдохлись, — прокомментировал он, заслонившись косой от увеличившегося кулака Чоджи.
— Техника теневых игл, — произнес Шикамару, но опоздал со своим дзюцу, ибо Хидан вновь ловко отскочил от опасного места.
А Яманака, готовящаяся применить технику переноса сознания, не могла прицелиться, слишком шустр и стремителен был человек в плаще. Когда он, наконец, заметил ее, то совершил ловкий замах рукой, выбросил ее вперед и отпустил рукоять своего грозного оружия.
Коса, несколько раз крутанувшись в воздухе, в мгновение ока настигла замершую на месте блондинку, и в следующий миг одно из трех лезвий вонзилось в ее хрупкое тело, пронзив девушку насквозь в области живота.
— Нет! – крикнул Шикамару, увидев, как напарница по команде, недоуменно глядя на свой живот, из которого торчала коса, падает на колени.
Хидан довольно облизнулся и с помощью троса, соединявшего его руку и косу, резким рывком подтянул оружие к себе.
— Ино! – воскликнул Асума, бросаясь к девушке и подхватывая ее, прежде чем та рухнула лицом в землю. Сарутоби попробовал зажать руками раны, но кровь продолжила сочиться меж его пальцев.
Яманака была сильной, но не настолько, чтобы сдерживать боль. Она издавала стоны, становившиеся похожие на мычание – столь сильной была боль.
— Я… Провалилась.
— Нет, всё хорошо, молчи! – быстро прервал ее наставник.
Мужчина быстро поднял голову, надеясь, что Хидан за это время не успел напасть на Чоджи и Шикамару. Как ни странно, все трое стояли на местах. Нара и Акимичи таращились на врага, который с помощью ноги вырисовывал на земле какой-то символ кровью, точь-в-точь как на амулете, который висел на его шее. Когда он закончил, то зачем-то слизнул кровь с лезвия.
— Ничего не хорошо, лживая ты гнида. Я предупреждал, что достаточно лишь царапины, чтобы отбросить коньки, — усмехнулся он. – Это касалось не только тебя, но и всех остальных. Впрочем, чего языком чесать. Сейчас сам всё увидишь!
Асума не сводил полный ужаса взгляд со злодея, кожа которого мгновенно потемнела. На ней вырисовались белые узоры, напоминающие по форме кости. Похоже, только что Хидан завершил какой-то ритуал.
Акацуки подцепил ногой валявшийся на земле кунай, после чего ловким движением подбросил его и поймал уже рукой. Каково же было удивление всех зрителей этого кошмара, когда мужчина поднес лезвие к собственному горлу.
— Готов узреть, на что я действительно способен? – поинтересовался Хидан.

svetka_san
Ками-сама


 
Сообщения: 901
Откуда: Королевство белых ночей и брусничных земель.

Сообщение svetka_san » 02 май 2016, 22:06

Браво! Проду! :kawai:
Хорошей девочкой я уже была. Мне не понравилось.
Изображение

Монки Д Луффи
Любитель рома




 
Сообщения: 1482
Откуда: Нижневартовск

Сообщение Монки Д Луффи » 10 май 2016, 09:11

Ослабить технику не обезвредив врага... :confused:
Боже... :confused:

Добавлено спустя 2 минуты 13 секунд:
Акацуки только что разрушили деревню и победили джинчуррики, на что они вообще надеялись, кучка школьников Конохи :confused:
Mimi ni mrusi
Нет никаких проблем, пока проблема не стала проблемой!
Изображение

BlackRaven
Каратель




 
Сообщения: 754
Откуда: С фикбука)

Сообщение BlackRaven » 01 июл 2016, 14:56

Глава 12. По воле судьбы

Несколькими месяцами назад на балконе самого высокого в Амегакуре здания состоялась новая встреча двух опаснейших шиноби в черных плащах.
— Ты отлично справился с работой, Мадара доволен. Он изъявил желание показаться организации и стать твоим новым напарником, — сообщил Пэйн, стоящий под ливнем и как будто не замечавший, что насквозь промок, и капли продолжают барабанить по нему.
Итачи, наблюдавший за Пейном из-под навеса, вздохнул.
— Я так понимаю, отказ не принимается? – поинтересовался он. – Меньше всего мне хотелось бы работать с ним.
Рыжеволосый мужчина повернулся к Учихе и смерил его задумчивым взглядом. Риннеган в его глазах сверкнул.
— Я понимаю. Не хотелось бы сотрудничать так тесно с тем, чьи взгляды так отличаются от наших. Но, увы, он здесь главный, не я.
— Его интересую именно я? – поинтересовался Учиха.
— Именно ты. После того, как ты потерял Кисаме, по его словам, пора тебе вернуться к истокам, — произнес Пэйн. – Чего бы это ни значило.
Итачи кивнул.
— Нагато, мне уже приходилось работать с Мадарой… Это было еще до моего вступления в Акацуки, — промолвил он. – Тогда в моей жизни исчезло всё хорошее. Сложно представить, что может произойти на этот раз.
— Я не знаю, чего следует ожидать от Мадары. Но остерегайся его. И держи в секрете то, что знаешь, — с этими словами Пэйн удалился, оставив Итачи одного наблюдать за нескончаемым дождем.

Пальцы мужчины, сжимавшие рукоятку куная, немного пошевелились, заставив команду Асумы разом дрогнуть. Улыбка на устах злодея стала шире, в его глазах заплясали насмешливые искорки. Похоже, такая психологическая атака доставила Акацуки удовольствие. Но он не собирался ограничиваться этим. В следующий миг пальцы сжались на рукоятке клинка, и резким движением Хидан провел лезвием оружия по собственному горлу. Акацуки припал на одно колено, опершись о землю рукой с окровавленным кунаем, чтобы не упасть. Рана на его горле забулькала, изрыгая целые потоки крови, окропляющие сначала грудь и ноги Хидана, его плащ и землю.
Юная Яманака, которую Асума заботливо держал в руках, сидя на земле, дернулась, и в следующий момент Шикамару, Чоджи и их наставник вновь вздрогнули от ужаса. Неизвестно каким образом Ино умудрилась получить такую же рану и теперь захлебывалась собственной кровью. Продержалась она недолго и вскоре обмякла в руках учителя.
— Тварь… — только и смог выдавить Шикамару. Даже он уже не в силах был сдерживать эмоции и, поддавшись гневу, бросился в бой.
Хидан, чья рана на горле перестала кровоточить и, кажется, даже немного затянулась, поднялся на ноги, довольно глядя на несущегося к нему генина. Он подбросил окровавленный кунай в воздух и, поймав его за кончик, метнул вперед.
Нара прыгнул вперед, прокатившись по земле и пропуская над головой свистящий клинок. Он тут же вскочил на ноги и прыгнул на Хидана, замахиваясь кулаком для удара. Тот даже не стал отступать и, так и не выступив из круга, поймал руку Шикамару окровавленной ладонью.
— Силёнок маловато, пиздюк, — прохрипел он, видимо, голосовые связки уже успели заживиться. — Идти на меня невооруженным? Какая глупость. Чему вас в Конохе только учат?
Он приготовился было нанизать неопытного мальца на лезвия косы, но не тут-то было. Шикамару, чья вторая рука ринулась вперед для удара, попала в цель. Когда кулак, в котором была собрана вся ярость генина из клана Нара, врезался Акацуки в его довольную мордаху, оказалось, юный шиноби всё-таки приготовил сюрприз. Сюрприз, которого не ожидал ни Чоджи, собирающийся броситься на помощь, ни Асума, в руках которого было безжизненное тело Ино, ни Хидан, не заметивший, как ранее Шикамару успел что-то достать из подсумка во время кувырка.
— Сдохни, мразь! – воскликнул Нара, разжимая кулак, в котором была помятая взрывная печать.
Взрыв заставил Чоджи зажмуриться, а Асуму быстро, но бережно положить тело ученицы на землю и броситься вперед. Джонин успел поймать генина, чью левую руку по плечо оторвало взрывом. Половина лица мальчика была изуродована ожогом, а одежда по большей части обуглилась. Сам Нара, кажется, остался жив, но потерял сознание.
— Шикамару! – крикнул Акимичи, рванувшись вперед. Прежде чем присоединиться к учителю, он увидел тело Хидана, падавшее на землю. От головы злодея не осталось ровным счетом ничего, верхняя часть его торса покрылась ожогами. В воздухе чувствовался отвратительный запах паленого мяса.
Всё произошедшее не могло не привлечь внимание команды номер семь, продолжавшей сражение со вторым врагом.
— Похоже, вашим товарищам несладко пришлось, — заметил Какузу, повернув голову туда, где прогремел взрыв. – Но будьте уверены, Хидан может оправиться от любых ран. По правде говоря, даже я пока не придумал, как его убить.
«Он думал о том, как убить своего напарника? Да что за монстры эти Акацуки?!» — подумала Микото.
Наруто тоже бросил взгляд туда, где только что чем-то непонятным закончилась битва команды Асумы с Хиданом, но Какаши резко окликнул его.
— Наруто, не отвлекайся! Наш враг перед нами. И сейчас мы ничем не можем помочь нашим друзьям.
«Твой учитель прав, Наруто. Любая ошибка сейчас может стоить вам жизни!» — прорычал Курама.
«Знаю. Но что-то у меня дурное предчувствие», — мысленно отозвался Узумаки, надеясь, что с товарищами и сыном Третьего всё в порядке.
Саске тем временем не спускал взгляда с трех черных чудовищ с масками. Он запомнил, какое из них плюнуло в них молнией, и гадал, какие стихии у тех, что по бокам.
«И какое, интересно, сердце уничтожила Микото?» — думал Учиха, стараясь не отвлекаться на мысли о том, как ему хочется выпытать у второго Акацуки информацию об Итачи.
Не успели генины и их учитель согласовать план дальнейших действий, как одно из существ в масках разинуло пасть и выпустило по врагам несколько воздушных шаров, от которых наши герои едва успели увернуться.
— Стихия Земли: Грязевая трясина! – воспользовавшись выигранным временем, Какузу сложил печати и ударил ладонью по земле, заставив всех кроме Микото, которой повезло оказаться дальше всех, провалиться по голень в землю, ставшую жидкой и одновременно с этим вязкой.
Похоже, у Акацуки уже был проработан план действий. Последнее существо в маске изрыгнуло на врагов волну воды, накрывшую их. Микото, которая не успела за что-либо зацепиться и которую не держала земляная техника врага, была отброшена несколько метров назад водяной волной. Волна впечатала ее в дерево, и девушка, ударившись головой, провалилась в небытие.
— О, нет, — прошептал Какаши, поняв, что замыслил враг.
Наруто и Саске увидели, как третье черное чудище открывает пасть, в которой уже искрится молния.
«Ваш последний шанс выжить – закрыться чем-то от этой молнии», — заметил Девятихвостый. – «У тебя есть идеи?»
«Конечно. Спасибо тебе, ты уже подкинул мне одну», — отозвался блондин, зная, как поступит. В его руке оказалась карта.
— Техника массового теневого клонирования!
В тот миг, когда молния выстрелила в наших героев, у нее на пути возникли десятки клонов, принявшие удар техники на себя. Некоторые из них мгновенно испарились облачками белого дыма, а несколько умудрились выжить и бросились вперед, отвлекая внимание противника на себя.
Схватив свои кукри, они понеслись на Какузу, что было самым логичным ходом, поскольку существа в масках сосредоточили снимание на клонах, но атаковать их не стали, боясь задеть главное тело хозяина и уничтожить еще одно сердце. Однако, враг оказался настолько опытным бойцом, что даже вооруженные теневые копии Наруто были ему не страшны. Он ловко уворачивался от ударов, а потом, выждав удобный момент, контратаковал, пуская в ход отделяющиеся от тела руки.
Тем временем Наруто, Саске и Какаши освободились из болотообразной ловушки. Водяная техника, которой облил их Какузу, частично нейтрализовала действие предыдущего дзюцу, и хватка земли была уже не такой сильной, как раньше.
— Микото! – Наруто увидел, что Учиха лежит под деревом на боку, не приходя в себя, но прежде чем он успел поспешить к ней, его вновь окликнул Какаши. И как раз вовремя, поскольку Какузу только что разобрался с последними клонами и готовился нанести ответный удар.
К ним устремился водный гребень, похожий на акулий плавник. Разрезая землю, словно он был острейшим лезвием, плавник несся на Наруто, Саске и Какаши. Плавник немного вилял, но уверенно двигался к нашим героям. И у всех троих появилась мысль о том, что техника каким-то образом наводится на них, и увернуться от нее не получится.
«Мой черед действовать!» — понял Учиха, решив, что не должен отставать от Наруто, спасшего их от последнего нападения Акацуки. Он выступил вперед, сунув руку в подсумок. В следующий миг Учиха бросил несколько кунаев с прикрепленной к ним железной леской в землю в сторону приближающегося дзюцу.
— Стихия Огня: Техника драконьего пламени!
Когда Учиха выдохнул огонь, пламя поползло по железным нитям во все стороны, создавая целую сеть огня с куда большим охватом и общим жаром, чем, к примеру, великий огненный шар. Когда водный гребень испарился, оставляя после себя завесу из пара, огонь на леске погас.
«А он не только Чидори отрабатывал!» — пронеслось в голове Наруто, который впервые видел эту технику в исполнении товарища по команде.
Тем временем, вторая команда, вернее, что от нее осталось, пыталась оправиться от произошедшего.
— Он жив? – с надеждой спросил Чоджи.
— Да, дыхание и пульс есть. Он сильный, — тихо произнес Асума и перевел взгляд на Ино, под которой уже была целая лужа крови. Замершие глаза девушки глядели в небо. – Я плохой учитель…
Акимичи промолчал, понимая, что глупо что-то говорить, чтобы подбодрить джонина в такой ситуации.
— Так и есть, — услышали они чей-то голос и, повернувшись туда, где валялось тело Хидана, увидели странного человека в оранжевой маске с всего лишь одной прорезью для глаза. На нем был плащ Акацуки. – Кто же бросает детишек в бой, когда у них нет никаких шансов на победу? Впрочем, Коноха… Что с нее взять? Это очень знакомая история.
— Назад, Чоджи, — скомандовал Асума, решив, что на этот раз примет бой один.
Человек в маске бросил на них насмешливый взгляд.
— Не горячись. Я здесь не для того, чтобы добить вас. Буду я еще утруждать себя такими гнусностями. Сегодня было пролито достаточно детской крови, причем попусту, — Акацуки присел на колено и коснулся рукой тела Хидана, которое вдруг дернулось. – Ну надо же! Живучий гад.
В следующий миг таинственный незнакомец исчез в пространственной воронке вместе с обезглавленным телом.
— Где зеленоволосая девушка? – всполошился Асума.
Акимичи посмотрел по сторонам. Там, где джинчурики Семихвостого находилась с момента начала битвы, ее уже не было.
— Неужели он забрал и ее? – ужаснулся Чоджи. – Что же теперь делать?!
— Идем, надо помочь Какаши…
А бой с Какузу, между тем, продолжался.
— Отлично сработано, Саске, — похвалил Какаши, решивший воспользоваться тем, что враг их не видит. Он сложил печати и создал двух водяных клонов. Один из них, используя земляную технику, скрылся под землей, а вместе со вторым джонин понесся вперед. – Прикройте меня.
Саске и Наруто, переглянувшись, устремились вслед за учителем, даже не догадываясь, что он приготовил врагу на этот раз. Вынырнув из завесы пара, наши герои устремились к врагу. Какаши – с центра, а Саске и Наруто с боков. Акацуки понял, что основную угрозу представляет Какаши с клоном.
— Стихия Земли: … — договорить Какузу не успел, поскольку карта с заостренным краем вонзилась ему в плечо и не дала завершить технику.
Когда три существа с масками собрались разом напасть на Копирующего Ниндзя, им в лица прилетело множество маленьких огненных шариков, запущенных Саске. Акацуки, до последнего уверенный, что сын Белого Клыка атакует его, направил вперед руку, которая, превратившись в каменную пику, полетела вперед, соединенная с телом хозяина черными нитями.
Пика пронзила одного Какаши и, к счастью, это оказался клон. А оригинал, к удивлению Какузу, перемахнул через него с Чидори в руках и бросился навстречу существу, пускающему молнии, которое, согласно расчетам Хатаке, было самым опасным. Шиноби оттолкнулся от земли ногами и взмыл в воздух. А позади черного великана в маске из-под земли точно так же с Чидори в руке выпрыгнул второй водяной клон.
— Стихия Молнии: Райден! – воскликнул прославленный шиноби Конохи, и его техника соединилась с техникой клона яркой молнией, пронзив маску подконтрольного Какузу существа и заставив ее разбиться на множество осколков. Как только с маской было покончено, черная субстанция, из которой состоял монстр, всосалась в землю.
Какузу, развернулся, не веря своим глазам. Неужели такой план можно было придумать за несколько секунд?
— Чидори! – послышалось у него за спиной, и в следующий момент рука Саске, сверкающая молниями, вырвалась у него из груди.
На последнем дыхании Какузу, понявший, какую чудовищную ошибку он допустил, повернувшись к генину спиной, окаменел, заставив руку Саске застрять в нем. Для того, чтобы вырвать конечность из плена камня, Учихе потребовалось вновь использовать Чидори. От столь быстрой потери чакры у него немного потемнело в глазах.
Как раз такого момента и ждало одно из существ, которое устремилось к телу хозяина и всосалось в него, возвращая камень к жизни и залатывая дыру в теле. Акацуки развернулся и, превратив руку в водное щупальце, обхватил Учиху, поднимая его в воздух и сдавливая так, что тот зубами заскрипел от боли.
Какаши с клоном ринулся на помощь, заходя к врагу с двух сторон. А последний монстр с белой маской открыл пасть, нацеливаясь на него, чтобы прикончить мощной воздушной техникой.
«Пора использовать твой козырь, Наруто. Ты же не забыл о той карте, которая поможет тебе использовать мою силу?»
Узумаки, сомневающийся в том, кому идти на помощь, развернулся к черному монстру, который уже почти готов был использовать технику вакуумного взрыва.
— Нет, не забыл, Курама. Надеюсь, я запечатал твою технику правильно, — пробормотал блондин в ответ. Он вытянул из колоды туза, в который некоторое время назад втайне ото всех попытался запечатать нечто совершенно иного уровня, не идущее ни в какое сравнение с техниками нижнего и среднего уровня.
«Но должен предупредить тебя о следующем. Как ты знаешь, используя карты, ты тратишь чакру на активацию техник. Когда-то больше, чем тратил бы, используй ты ее сам, когда-то меньше. На активацию этого дзюцу тебе потребуется столько чакры, сколько ты за жизнь не использовал!» — сообщил ему Курама.
Блондин на миг замер.
— Что? И ты говоришь мне об этом сейчас? – выдавил он.
«Что случится, если я использую эту технику? И почему Курама не предупредил меня о последствиях?» — пронеслось в голове Джокера. Он подумал о том, что, может быть, всё это время Девятихвостый и ждал этого момента. И, может, их партнерству на этот момент придет конец, и демон покажет свое истинное лицо?
«У тебя уже нет выбора», — прорычал демон.
— Проклятье… — Наруто понял, что ничего другое кроме секретной техники сжатия против существа в маске не сработает, а прибегнуть к последней он уже не успеет. Стало быть, будь, что будет. – Бомба Хвостатого!
Выкинув карту вперед, блондин вздрогнул, увидев, как из карты появляется огромный черный шар. Не успел он и глазом моргнуть, как вдруг сфера выстрелила, попав точно в цель и не оставив от последнего свободно расхаживающего «сердца» Какузу лишь кратер в земле.
От такого удара земля сотряслась, Наруто, чувствуя, как из него вытекают последние силы, упал на землю. Сквозь призму затягивающей его тело оранжевой чакры он увидел, как Какузу случайно выпустил Саске. Увидел, как Акацуки разворачивается к Какаши и его клону, несущимся вперед с новой цепью из молнии, способной разрезать что угодно пополам. Впрочем, не что угодно.
В тот миг, когда Хатаке был готов атаковать, тело Какузу обратилось в воду, и при соприкосновении с ней и Копирующего Ниндзя, и его клона шарахнуло собственным разрядом. Клон обратился в лужу, а Какаши упал на землю, то ли распрощавшись с жизнью, то ли потеряв сознание.
— Ну, вот и всё, — пробормотал Акацуки, вновь принимая четкую форму. Он услышал лязг металла и посмотрел на Саске, упавшего на пятую точку на землю секундой ранее и копошившегося в подсумке. – Я бы на твоем месте не обо мне бы беспокоился, пацан. Погляди, во что сейчас превратится твой товарищ. Осознай, кем он был всё это время.
Саске повернул голову и посмотрел на Наруто, стоящего на четвереньках и постепенно теряющего внешность человека. Глаза Учихи округлились от удивления и страха. Сейчас шаринган Учихи мог оценить по достоинству всю мощь чакры Девятихвостого, запечатанного в Наруто. Чакры, на фоне которой он казался ничтожеством.
— Девятихвостый пробуждается… — Какузу и Саске были настолько поглощены зрелищем, что не заметили появления Асумы с Шикамару на руках и Чоджи.
— Что здесь происходит? – выдавил Акимичи, ничего не понимая.
Нара, которого сенсей держал на руках, едва приоткрыл глаз, взглянув на Наруто, окутанного краснеющей пузырящейся чакрой, и вновь вырубился, не в силах превозмочь боль.
— И вы пришли посмотреть? – ухмыльнулся Акацуки. – Вы были бы первыми, кого убил бы Девятихвостый.
- Были бы? – переспросил Саске, поняв, что Какузу чего-то не договаривает.
Образовавшуюся тишину нарушило карканье воронов, вылетевших неведомо откуда и сформировавшихся в новую фигуру в плаще, угрожающе моргающую двумя красными огоньками.
- Утихни, - прозвучал знакомый голос, обращающийся к Наруто. Два красных огонька с узором трехлезвийного изогнутого сюрикена крутанулись, и в следующий миг краснеющая чакра, продолжавшая окутывать Наруто и преображать его в зверя, испарилась, а сам блондин рухнул на землю.
Глаза Саске расширились, когда он понял, кого видит перед собой.
- Итачи, вовремя ты пришел на выручку, - пробормотал Какузу. Впрочем, голос его звучал жестко как всегда и в нем не было ни капли благодарности.
- Зецу случайно засек две команды Конохи, поэтому Тоби и решил, что у вас возникнут сложности, - отозвался Учиха. Он смерил взглядом валявшегося на траве Какаши, потом посмотрел на Асуму и Чоджи. И, наконец, перевел взгляд на Саске.
- Я убью тебя! – воскликнул Саске, вскакивая на ноги, несмотря на усталость и практическое отсутствие чакру. В его руке сверкнул кунай. Учиха пронесся мимо Какузу, кстати, удобно повернувшегося для удара в спину, и напал на Итачи.
Впрочем, у юного Учихи в нынешнем состоянии не было шансов на успех. Враг поймал его руку и посмотрел ему в глаза. Два шарингана встретились.
- Подрос, но ничему не научился, Саске. Я же сказал тебе, даже не пытайся меня убить, пока не получишь такие же глаза, - ухмыльнулся Учиха. Мангеке в его глазах крутанулся, погружая Саске в Тсукуеми. После этого Итачи небрежно отбросил брата в сторону.
Учиха собирался сказать что-то еще, но заметил Микото, растянувшуюся на боку под деревом. Он попытался вспомнить, где мог видеть ее раньше, поскольку ее лицо казалось до боли знакомым. Но, увы, так и не смог.
Итачи сделал шаг к Наруто, заметив, что Асума при этом заметно напрягся.
- Даже не думай, - предупредил Акацуки сына Третьего. – Теперь он принадлежит нам.
Сарутоби решительно шагнул вперед, и Учиха вновь сверкнул глазами, накладывая на Асуму и его ученика гендзюцу. Оба увидели, как Какузу, Итачи и захваченный ими Наруто обращаются в черный песок. Когда гендзюцу кончилось, горок черного песка уже не было, впрочем, как и Акацуки и юного Узумаки, который волею судьбы угодил в лапы тем, от кого пытался защитить другую.

BlackRaven
Каратель




 
Сообщения: 754
Откуда: С фикбука)

Сообщение BlackRaven » 14 июл 2016, 19:02

Глава 13. Сложные решения
Открыв глаза, Узумаки оказался в знакомом мрачном сыром подземелье, огромном зале с покачивающимися на потолке лампами, изредка подмигивающими ему неприветливыми и резкими всплесками света. Наш герой лежал в воде на полу, чувствуя, как его голова раскалывается от боли и множества бессвязных мыслей, взявшихся невесть откуда. Парень попробовал сесть, оперевшись о пол руками, и его ладони полностью провалились в мутную жидкость с пляшущими по ее неровной поверхности зайчиками от искусственного тусклого освещения.
Подняв голову и устремив взгляд вперед, Наруто с ужасом замер. Он увидел, как противоположная стена зала с вмурованной в нее огромной клеткой для Девятихвостого покрывается трещинами. От стены начали откалываться и отлетать маленькие кусочки, которые растворялись в полете, так и не долетая до пола. Прямо на глазах Узумаки их с Кьюби обитель в подсознании генина начала распадаться на мельчайшие частицы.
— Курама! — позвал Наруто, но ответа он не получил.
Вместо него послышался треск от возникновения уже новых трещин на потолке и грохот, с которым обрушился какой-то другой зал этого воображаемого комплекса из холодных и мрачных комнат.
Во мгле за решеткой зажглись два красных огонька, и сам Девятихвостый, приблизив морду к клетке, попал под луч качнувшейся лампы. Наруто смог увидеть, что монстр истощен. Сейчас грозный демон был похож на огромный скелет, обтянутый кожей и рыжим мехом.
— Что происходит? — выдавил Узумаки.
— Мы попали в лапы Акацуки. Похоже, это конец, — прорычал Девятихвостый, не сводя взгляда с мальчика, который был немало удивлен таким ответом.
— Как?! Что случилось?!
— К тем двоим пришла подмога, — ответил Курама. — Мадара. Человек в маске, который дважды подчинял мою волю и который виновен в гибели твоего отца. И Итачи Учиха.
При упоминании Итачи у Наруто по спине прошел холодок. Но потом его мысли вернулись к первому прозвучавшему имени.
— Мадара? Это он убил Четвертого? — выдавил он.
Девятихвостый сощурился.
— Не совсем он. Это был я, — ухмыльнулся демон. — Думаю, уже нет нужды что-либо скрывать.
Наруто вытаращился на демона во все глаза.
— Ты... Почему ты не предупредил меня о последствиях использования той техники?
Лис оскалился в хищной улыбке.
— Потому что эта техника была ключом к моей свободе. Всё это время я готовил тебя к тому моменту, пока ты сам меня выпустишь, играл роль заботливого папочки и учителя и выжидал. Но я затянул с ожиданиями! — в ярости демон ударил лапой по стене клетки, и когти его высекли ярчайший сноп искр.
— Значит, ты обманывал меня всё это время?
— Верно. Впрочем, кое-чем ты мне всё-таки обязан. Всей силой, которую успел обрести. И жизнью. Ты бы и года не прожил, не оберегай я тебя от глупых ошибок, — Девятихвостый расхохотался, и в следующий миг его хохот превратился в хрип. — Но какое это теперь имеет значение?
В следующий миг ворота клетки громко лязгнули, но на сей раз не от удара демона, а от какого-то влияния извне. Будто кто-то только что попробовал вырвать их снаружи.
— Я умираю, — демон не обратил на это никакого внимания. — И не может не радовать лишь то, что заберу тебя вместе с собой. Джинчурики без нас долго не живут. Вернее, не живут вообще! Я ненавижу тебя, Наруто. И ненавидел всё это время с момента, когда Четвертый связал наши жизни воедино!
Наруто поддался инстинктам и отскочил назад. Неведомая сила все-таки вырвала ворота гигантской клетки, и они отлетели в разные стороны. Одна створка врезалась в стену, проделав в ней дыру, сквозь которую начал пробиваться ослепительный желтый свет, и другая — рухнула на пол, оставив на нем громадную вмятину.
Но освобожденный Лис не успел выскочить и растерзать беспомощного генина, поскольку из потолка вылетели огромные призрачные цепи, скрутившие Кьюби и впившиеся в него остриями, напоминающими головы драконов.
— Ненавижу! — повторил демон уже тише, и в следующий миг он взорвался, потеряв привычный облик и превратившись в поток оранжевой чакры, мгновенно всосавшейся в цепи.
Узумаки остался один посреди рушащегося мира в его голове. А когда этому миру придет конец, вероятно, и его жизнь должна будет оборваться.

Мрачный зал, освещенный ослепляющей чакрой от запечатывающей техники, погрузился в полную тьму. Светловолосый парень, все это время висевший в воздухе и изрыгающий из открытого рта оранжево-красную чакру, мертвым грузом рухнул на пол. Его остановившиеся глаза так и остались открытыми, в них уже не было жизни, о чем свидетельствовала обесцвеченная радужка, опоясывающая замершие зрачки. Джинчурики застыл в неестественной позе, рот его так и остался открыт в безмолвном крике о помощи. Рядом с ним лежала зеленоволосая девушка, из которой демон был извлечен раньше.
Послышался щелчок пальцев, и помещение озарили огни десятков одновременно зажженных факелов, украшающих стены. Человек в оранжевой маске опустил руку, прежде чем кто-то из других Акацуки понял, что это он зажег свет. Члены организации стояли в выгравированной в полу пентаграмме с кругами, в каждом их которых значился определенный символ, совпадающий с иероглифами нукенинов на их кольцах. Чуть поодаль из стены вырастали плечи и голова жуткой статуи Гедо Мазо, которая в процессе запечатывания разинула пасть и открыла почти все глаза. Теперь же Статуя Еретика вновь окаменела, превратившись из ожившего монстра во вселяющую страх и трепет скульптуру.
— Запечатывание завершено, — промолвил Пэйн, обводя взглядом всех присутствующих. — Семихвостая и Девятихвостый теперь у нас.
— Двое за раз. Вот и отлично. Меньше геморроя с этими Хвостатыми в будущем, — пробормотал Какузу.
— Три дня без передышки. Лидер-сама, позвольте восстановить силы, — обратился к Пэйну Дейдара, вернее, его голограмма. Как и Сасори, а также отправленный на какое-то задание Зецу, подрывник не смог лично присутствовать во время ритуала, но поучаствовал в нем дистанционно. Однако, это потребовало от него не меньших усилий.
— Если бы Кисаме так быстро коньки не отбросил, управились бы за два с половиной, — ухмыльнулся Хидан, целый и невредимый, но бледный, поскольку для полного восстановления потребовалась пересадка тканей Белого Зецу. — Вот же зараза!
Последователь культа Джашина поймал на себе неодобрительный взгляд товарищей по организации и поспешно заткнулся.
— Если бы не Итачи и Тоби, вас с Какузу постигла бы та же участь, — напомнил Сасори, чей истиный облик был скрыт внутри куклы Хируко, голограмму которой видели все присутствующие.
— Что прикажете делать теперь, Лидер-сама? — поинтересовался Зецу, вернувший беседу в исконное русло.
— Отдых необходим всем, мы как никогда близки к осуществлению нашей цели, — промолвил человек с риннеганом, покосившись на Тоби, который едва заметно кивнул. — Однако, не следует отступать от выбранной нами стратегии. Быстрый удар за ударом, и все джинчурики будут нашими. Сасори и Дейдара, восстановив силы, отправляйтесь за Четыреххвостым, которого мы упустили в Иве. Зецу, займись поисками Шестихвостого. Когда обнаружишь его, мы с Конан займемся им лично.
Пэйн сделал паузу.
— Тоби и Итачи, ваша задача — нанести удар по Туману и схватить Четвертого Мизукаге, — добавил он. — Когда всё будет готово, мы перейдем к финальному этапу нашего плана.
Итачи, помедлив, кивнул, думая о том, что Нагато не стал бы посылать его в прямое нападение на еще одну деревню. Стало быть, Тоби сам настоял на том, чтобы они с Итачи отправились в эту миссию.
Он с сожалением посмотрел на безжизненное тело Наруто, валявшееся на полу, думая, как сильно потеря товарища скажется на его брате.
"Так или иначе, Саске, я думаю, что поступил правильно. Находясь рядом с джинчурики, ты был в опасности. Но теперь вряд ли Акацуки когда-нибудь появятся на твоем пути. И, если повезет, меня ты тоже больше никогда не увидишь", — размышлял Учиха.
— Что делать с телами? — поинтересовалась Конан, хранившая долгое молчание.
Повисла пауза, поскольку единственный, кто мог бы заинтересоваться подобным — бывший член группировки, Орочимару. Но после того, как он покинул ряды организации, вопрос решился сам собой.
— Не думаю, что они еще представляют какую-то ценность, — ответствовал Пэйн. — Избавься от них.
Когда собрание было окончено, голограммы Сасори, Зецу и Дейдары исчезли. Какузу и Хидан покинули зал. Пэйн о чем-то заговорил с Конан. А Итачи выжидающе наблюдал за Тоби, который подошел к нему, небрежно переступив через тела двух джинчурики.
— Каковы Ваши дальнейшие планы? — поинтересовался Учиха осторожно.
Человек в маске сверкнул глазом в прорези маски, после чего положил руку Итачи на плечо.
— Я соскучился по рамену Киригакуре, — произнес он, и в следующий миг оба исчезли в пространственной воронке. — Дела подождут, а Треххвостый от нас никуда не убежит.
— Он остался доволен, — произнес Пэйн, когда они с Конан остались наедине, глядя на то место, где только что стояли двое Акацуки.
— А ты? — поинтересовалась Конан, посмотрев в необычные глаза рыжеволосого мужчины с пирсингом.
— Я страшусь того дня, когда все джинчурики будут у нас. И по-прежнему думаю, что у Мадары на них свои планы.
— Тебе нужен отдых, Нагато. Я позабочусь об этих двоих, — вздохнула Конан, поправив ворот плаща и, повернувшись к телам, направила на них свои руки. Наруто и Фуу оказались в коконах из бумаги.

— Какая жалость, — пробормотал Данзо. — Этот мальчишка подавал большие надежды.
Третий выдохнул облако дыма, глядя, как оно, меняя очертания, растворяется в открытом окне. Его кресло было повернуто спинкой к посетителю, который сверлил как всегда мрачным взглядом спину Хирузена.
— А теперь пришел конец династии Четвертого и вместе с ним конец клана Узумаки, — добавил Шимура, сощурив глаз. — Будь мальчишка в Корне, такого никогда не случилось бы. Он был бы под моим наблюдением и защитой.
— Может быть. Будь так добр, лиши меня прочих напоминаний о моих ошибках, — произнес Третий несвойственным ему твердым тоном. — И я смирюсь с тем, что ты был прав.
Правый уголок губ Данзо на миг поднялся вверх в довольной улыбке, но перед тем, как Хирузен повернулся, Шимура вернул прежнее свойственное ему каменное выражение лица.
— Что будет с командами Какаши и твоего сына? — задал старик новый вопрос.
Хокаге покачал головой.
— Асума решил покинуть свой пост и вернуться на службу в возрожденный орден Двенадцати Ниндзя-Защитников. И я не стану влиять на его решение. Команды придется слить воедино. Микото станет заменой Ино. А Какаши заменит моего сына в качестве капитана команды, — сообщил он. — Замена... Не люблю это слово.
— Речь идет только об одной замене? — уточнил Шимура, скрыв неподдельное удивление.
— Шикамару пришел в себя и сообщил мне лично о своем решении продолжить карьеру шиноби, — ответствовал Сарутоби.
Про себя Данзо усмехнулся. Глупо, но похвально. Впрочем, Нара не принял бы такого решения, не будь он в нем уверен. А если генин из клана гениев в чем-то был уверен, это давало надежду на то, что его судьба — нечто большее, чем быть калекой.
— Вот как? А что же Учиха Саске?
Третий Хокаге помедлил с ответом.
— Вообще-то, он изъявил желание покинуть команду номер семь и вступить в Корень. Собственно, поэтому я и попросил тебя прийти...

Свет озарял больничную палату через открытое окно. В него же врывался и свежий ветерок, приносящий прекрасный аромат цветущей сакуры. Парень задумчиво глядел на облака, неторопливо проплывающие в голубом поднебесье. Некоторые напоминали ему животных, некоторые были похожи на фрукты. Одно облако с длинным хвостом было точь-в-точь как ананас, собственно, как и прическа Шикамару.
Половина лица генина скрывалась под повязками. Впрочем, после того, как над его лицом поорудовали лучшие медики Конохи, юного шиноби заверили, что ему не страшно будет смотреть в зеркало. Хотя кое-какие напоминания о себе тот злосчастный взрыв все-таки оставит.
Шикамару никогда особо не задумывался о своей красоте. Для него она была не так важна. И даже сейчас то, что происходило с его лицом, волновало Нару куда меньше, чем оторванная конечность, которую он еще ощущал какой-то частичкой своей души, но которая превратилась в забинтованный обрубок, которым было больно шевелить. И на который было еще более больно смотреть.
— Могло быть и хуже, — бормотал себе под нос Шикамару, когда боль становилась столь сильной, что становилось трудно сохранять самообладание. Он вспоминал Наруто, охваченного пузырящейся красно-оранжевой чакрой и превращающегося в зверя. И вспоминал Ино, захлебывающуюся собственной кровью. Кто знал, что чувства, которые Шикамару питал к подружке по команде дадут о себе знать так поздно? Или же он просто не мог отличить разорванные узы дружбы от безжалостно перерезанных нитей любви, которыми таки были сделаны нужные стяжки?
"Интересно, погиб ли он зверем или в его последние моменты в нем все же осталось что-то человеческое?" — размышлял генин.
В принципе, не так важен был ответ на этот вопрос. И не так важно было, кем являлся Наруто. Шикамару мог сказать с уверенностью, что в первую очередь Узумаки был его лучшим другом. А всё остальное уже не так важно.
— Можно к тебе? — в палату кто-то вошел, явно забыв постучать.
— Разве я смогу вам как-нибудь помешать? — с иронией поинтересовался Шикамару, улыбнувшись вошедшим друзьям и продемонстрировав ремни, которые приковывали его к койке и которые заботливый врач, видимо, забыл снять.
— Не самая лучшая шутка, — пробормотал Чоджи, которого внешний вид Шикамару опечалил настолько, что ему пришлось опуститься на стул и отложить пакет с чипсами в сторону. — Как ты себя чувствуешь?
— Сможешь, тебе лишь нужно время, — промолвила Микото, вошедшая вслед за Акимичи. Она прошла к окну и еще больше отдернула в сторону занавески, чтобы еще больше света наполнило комнату. Света, которого им сейчас так не хватало.
Вид у Учихи был неважный. Глаза покраснели. Видимо, последний день она только и делала, что рыдала. Но сейчас, кажется, Микото собрала всю свою волю в кулак, чтобы хоть как-то воодушевить других.
— Не сомневаюсь, — ответил Нара, печально улыбнувшись. — Я еще уделаю вас всех на экзамене на звание чунина.
— Либо ты сам себя в этом убеждаешь, либо взрыв повредил твоим гениальным извилинам, — бросил угрюмый Саске, остановившийся у входа и оперевшийся спиной о стену. Дальше он не пошел, будто что-то останавливало генина.
— Рад, что и ты пришел, Саске, — отозвался Шикамару. — Асума-сенсей тоже здесь?
— Увы, никто из нас его не видел с самого возвращения в Коноху, — покачала головой Микото, устремившая взгляд в окно. Видимо, она боялась смотреть на товарищей, поскольку чувствовала, что эмоции могут вновь овладеть ею в любое время.
— Жаль... — пробормотал Нара. — Хотя бы спасибо бы ему сказал. Непросто, наверное, было тащить меня на руках до самой Конохи.
- Не думаю, что он придет, — произнес Саске столь же холодно. — Асума покидает Коноху и возвращается на службу к Даймё Страны Огня.
— Что?! — выпалили Шикамару и Чоджи одновременно.
— Третий сообщил мне об этом. Думаю, было бы предательством скрывать от вас правду, — отозвался Учиха.
— Когда это ты общался с Третьим? — насторожилась Микото и, наконец, повернулась к Саске. — Насколько я помню, Какаши и Асума докладывали обо всем сами.
Две пары темных глаз встретились.
— Я ухожу из команды номер семь, — никак не пытаясь смягчить эту новость, объявил Саске. — И поступаю на службу в особое подразделение АНБУ.
— Как?! — у Микото дрогнули ноги. — Ты не можешь этого сделать!
— Жаль, что всё так вышло, но с тобой и Какаши я недостаточно силен. Недостаточно силен, чтобы убить моего брата! Наруто тоже был слаб, за что и поплатился жизнью, — ухмыльнулся Учиха. — Поздравляю. Вас как раз трое, чтобы превратиться в еще одну команду неудачников, которые ни на что не способны перед лицом реальной угрозы. Я сказал трое? Хм... Скорее, два с половиной.
Услышав это, даже миролюбивый Чоджи рассвирепел и вскочил со своего места.
— Не смей так говорить! — вскрикнул он, замахиваясь на Саске кулаком, но Шикамару успел вовремя окликнуть его.
— Не надо, Чоджи!
Учиха довольно посмотрел на кулак, остановившийся прямо перед его носом, после чего вновь ухмыльнулся и пошел прочь.
— Рад, что ты жив, Шикамару. Но оценивай трезво свои возможности. Не обманывай себя так, как я обманывал себя всё это время, — бросил он напоследок.
Все проводили Учиху взглядами, и только Микото еще долго глядела в опустевший дверной проем, когда тот ушел.
— Когда он успел превратиться в такую мразь? — выдавил Чоджи, опускаясь обратно на стул.
— Я его не виню. В чем-то он абсолютно прав, — вздохнул Шикамару. — Ты что скажешь, Микото?
Учиха не сразу отреагировала на оклик. Ее мысли были заняты другим. Сначала Наруто, теперь Саске оставили ее. Это было похоже на то время, когда она очнулась в Госпитале, ничего не помнившая и никого не знавшая. Но она не собиралась вновь становиться той бедной девочкой. Ее пальцы теребили карту из колоды Наруто, которая неведомо как оказалась у девушки в руке.
— Итачи и любой Акацуки, который попадется мне на пути, заплатит за содеянное. Я буду готовиться к этой встрече, — произнесла она. — И больше мы никого не потеряем.

Тьма и мрак. Пустота. Тишина. Полное отсутствие чего-либо, даже мыслей. Во всём этом плавал или, вернее, утопал Наруто, когда целый мир в его сознании треснул по швам и прекратил свое существование.
Но в той непроглядной пустоте было что-то еще, оставшееся в глубоко в нем даже после исчезновения Девятихвостого. Это были две голубые искорки чакры, которые возникли из ниоткуда и полетели к нему на выручку, становясь больше и обретая четкие формы.
Когда он пошел к самому дну пучины небытия, беспомощно барахтаясь, две ладони, мужская и женская, крепко схватили его за руки и потянули вверх.
"Не для этого в тебе была запечатана наша чакра. Но я рад, что она пригодилась. Живи, Наруто!" — прозвучал сначала мужской голос.
"Я соберу нашу и всю оставшуюся чакру Девятихвостого, чтобы вновь запустить твои органы. Живи и знай, что мы тебя любим!" — услышал он голос женщины.
В следующий миг бумажный сверток, в который усилиями Конан превратился Наруто, порвался, и Узумаки, разорвавший стенки кокона, оказался на свободе. Он не понял, где находится, но знал точно, что никого нет поблизости и что никто его уже не ищет. В полумраке сверкнули его глаза, которые навсегда обрели фиолетовый цвет.

BlackRaven
Каратель




 
Сообщения: 754
Откуда: С фикбука)

Сообщение BlackRaven » 20 июл 2016, 19:04

Глава 14. Дождь и смерть

Преклонив колено, Саске взглянул на своего господина, подняв покорный взгляд. Он расстался с привычной одеждой и сейчас был облачен в новую форму, состоявшую из черных брюк, такой же темной водолазки и серого жилета, более легкого, чем стандартный жилет джонина, но надежно защищающего торс от вражеских атак. За плечом Учихи угадывалась рукоять танто, закрепленного за спиной в специальных ножнах. В руке парня была маска с синими узорами и нарисованным клювом, делающими ее отдаленно похожей на голову птицы. Единственно, что Саске оставил неизменным в своей внешности помимо прически, был протектор на налобной повязке.
Старик в черно-белом одеянии, восседавший на чем-то, напоминающем трон, довольно стукнул тростью об пол, давая знак, что Учиха может встать. Этот звук пронесся по всему залу и дальше, по тускло освещенным коридорам подземного комплекса Корня АНБУ. Следом за новичком с колен поднялись и другие шиноби в форме, присутствующие здесь, чтобы поприветствовать нового члена их организации.
— Рад приветствовать тебя в наших рядах, Саске. Я был немало удивлен твоим рвением примкнуть к нам. Причем, так скоро, — произнес он. — Готов ли ты присягнуть на верность мне и защищать Коноху из тени?
— Спасибо, Данзо-сама. Я вас не подведу, — отозвался Саске. — И клянусь в верности.
— Прекрасно. Тогда впредь ты будешь пользоваться кодовым именем Ястреб, — сообщил Данзо. — Отныне ты член отряда Року, приступай к тренировкам немедленно.
Учиха кивнул, отметив, что никто из присутствующих ничего не сказал, чтобы поздравить его и не попытался зааплодировать. Дисциплина в Корне была железной.
— Третий Хокаге сообщил мне о намерении выступить сегодня перед народом. Я не знаю, что именно он хочет сказать, но раз Хирузен-доно решился на подобное, дело, должно быть, серьезное, — произнес Шимура, стукнув тростью по полу еще раз, чтобы вновь привлечь внимание всех присутствующих.
Он обвел взглядом своих солдат и продолжил:
— Я буду присутствовать там лично и рассчитываю на поддержку отряда Ичи. Мы должны обеспечить защиту Хирузена-доно.
"Вот так, наверное, происходит всегда. Каждый раз, когда Третий что-либо делает, его охраняет не только личная гвардия АНБУ, но и эти шиноби, которых никто из жителей, наверное, и не видел", — пронеслось в голове Учихи, который понял, что ему очень нравится такой порядок.
Рано или поздно он станет таким же. Не просто шиноби, а невидимой тенью, готовой нанести удар когда угодно и откуда угодно.
"Итачи, будь готов к новой встрече. На этот раз ты и глазом моргнуть не успеешь, как я перережу тебе горло!" — подумал Саске, надевая маску одновременно с тем, как улыбка расползалась по его лицу.

Солнечное утро превращалось в хмурый и пасмурный день, когда толпы людей собрались на площади у Резиденции Хокаге и улицах, ведущих к ней. Давно Третий не выступал с речью перед такой огромной публикой. Но раз он решился на подобный шаг, наверное, ему и правда было нужно сказать что-то важное.
— Спасибо, что пришли, — Хирузен, облаченный в традиционное одеяние Хокаге, обращался к народу с балкончика, выступающего из крыши башни. Это и была трибуна для выступлений Хокаге, но за нечастым использованием ее по назначению люди начинали игнорировать этот элемент здания, не замечая его, когда проходили мимо. — Я не отниму у вас много времени. Но хочу, чтобы слова, которые я произнесу сейчас, услышали все.
Люди снизу начали перешептываться и переглядываться. Микото, Чоджи и даже Шикамару, выписавшийся из больницы раньше положенного срока, устремили взгляды вверх.
Стоявший позади Третьего Данзо, сверлящий его спину ничего не выражающим взглядом, размышлял, что же Хирузен замыслил сказать. АНБУ из личной гвардии Третьего находились здесь же и прислушивались к тому, что же их господин скажет, не выпуская из своего зрения толпу, в которой могли появиться злоумышленники.
— Все вы слышали о нападениях на три из пяти великих деревень. Эта мысль не дает вам спокойно спать по ночам. И все вы, вероятно, ждете, когда очередь дойдет до Конохи. Я готов ответить здесь и сейчас. Никогда.
Люди удивленно зашумели.
— Ушам своим не верю. Неужели он собрал всех, чтобы сообщить о смерти Наруто? — выдавил Шикамару. Похоже, даже Нара не предвидел такого поворота событий.
Микото посмотрела во сторонам, увидев членов команды Гая, команду Куренай, даже новых учеников Академии во главе с Ирукой-сенсеем. Но одного человека здесь не было.
— Вы не видели Саске? — спросила она.
— Нет, — покачал головой Чоджи, сунув руку в пакетик с чипсами. — Не удивлюсь, если он сознательно не пришел на речь, посвященную Наруто. Ему же теперь плевать на всех.
Шикамару с укором посмотрел на Акимичи, но ничего не сказал. Похоже, тот случай в больнице задел его друга больше него самого и посеял в сердце Чоджи семя глубокой обиды.
— Недавно я посетил Саммит Пяти Каге, на котором обсудил нападения с главами других деревень. Акацуки, преступная организация, которая ответственна за эти нападения, охотилась за джинчурики. И она получила, что хотела. И Коноха ее больше не интересует. А получила она... Узумаки Наруто, — продолжил Третий.
— Что такое джинчурики, Ирука-сенсей? — Микото обратила внимание, как кто-то из детишек тянет Умино за рукав, чтобы задать вопрос.
— Хотите сказать, Наруто был джинчурики? — удивился Киба.
— Демона больше нет?
— Его убили? Наконец-то убили?
Третий не мог стукнуть тростью и восстановить железную тишину, которая вечно царила во время выступлений Данзо в Корне. Поэтому ему пришлось подождать, пока возгласы и шум смолкнут.
— Все вы знаете Узумаки Наруто. Но не все вы знаете, что он был тем, внутри которого был запечатал Девятихвостый Лис. И это не проклятие, а достойное бремя, которое Наруто выдерживал столько лет, спасая нас от демона. Он погиб как герой, и сегодня, я думаю, пришел момент, когда все должны узнать о нем правду.
Рука Данзо сжалась на рукояти трости.
"Что ты творишь, Хирузен?"
— В Узумаки Наруто не было ничего демонического. Он обладал доброй и чистой душой. Он был сыном Узумаки Кушины и Четвертого Хокаге. И судьба распорядилась так, что именно ему пришлось стать сосудом для Девятихвостого, — сообщил Сарутоби.
— Ничего демонического? Вспомните как он человека в парке покромсал!
— Так ему и надо.
— Сын Четвертого? Что за бред?
— Старик совсем с крышей распрощался? Что он мелет?
Данзо шагнул вперед, оказавшись прямо за спиной Сарутоби и, наклонившись, шепнул ему на ухо:
— Достаточно, Хирузен. Ты сказал всё, что должен был. Пора заканчивать.
Сарутоби едва заметно кивнул и устремил взгляд на толпу, в которой люди, не смущаясь, обменивались мнениями.
— Наруто больше нет. Коноха теперь в безопасности. Это всё, что я хотел сказать, — закончил Хирузен. А про себя добавил: "Спасибо тебе за это, Наруто. И прости меня за всё..."

В тот день над Конохой сгустились темные клубы туч. Небо блистало разрядами молний, а нескончаемый дождь, будто бесконечная очередь из сюрикенов, орошал измученную землю. Все шиноби попрятались по домам, уединившись с семьями и растворившись в домашнем уюте, и только Микото, одинокая, как солнце, спрятавшееся за армиями черных туч, не находила покоя. Ум ее занимали беспокойные мысли. Сидя на подоконнике, она глядела в окно, наблюдая, как сверкают в поднебесье вспышки, и прислушиваясь к раскатам грома.
Сегодняшним днем Третий выступил с речью, которой решил почтить память Наруто, героя, спасавшего Коноху от Девятихвостого все это время, и огласил правду происхождения сына Четвертого Хокаге. Народ может и повергла в шок новость о благородном происхождении погибшего генина, но никто не горевал о смерти джинчурики. Многие жители с трудом сдерживали радостные улыбки, поскольку теперь Коноха была свободна от Девятихвостого Лиса, и ей ничто не угрожало. Учиха, чей шаринган позволял видеть ей правду, было горько и противно от того, что она поняла. Того, кого она любила и кого уже не было рядом, ненавидели все. И всем было плевать на то, откуда он появился. Это всё равно не изменило бы отношения деревни к Наруто Узумаки.
На девушке был домашний белоснежный халат с символом клана Учиха на спине. В руке ее была карта с оторванным краем, черный джокер, одна из тех карт, в которые Наруто так и не успел запечатать какую-либо технику. Уставая глядеть в окно, она периодически переводила взгляд на черное изображение шута, который улыбался ей с карты.
Внезапно какая-то тень, промелькнувшая в полумраке ночных улиц, заставила Микото вздрогнуть. Она прислонилась к стеклу, чтобы увидеть фигуру в черном насквозь мокром плаще, пронесшуюся по улице. В отблесках молний Учиха увидела, как человек на миг остановился перед тем, как окончательно раствориться в дожде и мраке, и ей показалось, как красный огонек сверкнул из-под повернувшегося к ней капюшона. Затем незнакомец продолжил свой путь, испарившись так быстро, как и появился. Микото не знала, кто он и откуда, но судя по направлению, в котором двигался странник, путь он держал к Резиденции Хокаге.
"Это точно не Саске. Но что это было... Шаринган?! Это не может быть Итачи!" — пронеслось в голове Учихи, которая соскочила с подоконника и, сбросив с себя халат и оставшись совершенно нагой, бросилась к шкафу с одеждой.
Ее изящная фигура, еще не достигшая расцвета своего великолепия, недолго радовала пустую комнату. Облачившись в короткие шорты и майку черного цвета и схватив подсумок с принадлежностями шиноби, юная Учиха, не церемонясь с дверью, покинула дом через окно, после чего, торопливо застегивая ремень сумки на поясе, понеслась вслед за незнакомцем.
"Даже если я ошибаюсь, лучше предупредить Третьего о том, что я видела!"
Ей стоило нескольких минут чтобы, шлепая по лужам, добраться до башнеобразного здания. Однако таинственный незнакомец, в происхождении и благих намерениях которого Учиха сомневалась, сделал это еще быстрее. Кто как не он мог оставить истекающие кровью трупы шиноби в масках, вставших на его пути?
— Что происходит? — прошептала девушка, поднимая взгляд на окно кабинета Хокаге, в котором резко погас свет и раздался хлопок, как будто лампа внезапно лопнула.
В следующий миг яркий свет настоящего пламени озарил помещение, как будто кто-то внутри использовал мощнейшую огненную технику.
"Третий в беде!" — пронеслось в голове Микото, и она, сорвавшись с места, стремглав помчалась вверх по лестнице, опоясывающей башню.
Она услышала звук разбивающегося стекла и звук, с которым человеческое тело могло бы врезаться в землю. Но, не сбавляя ходу и лелея надежду, что тело принадлежало не Хокаге, а покусившемуся на его жизнь незнакомцу, Микото ворвалась внутрь и молнией промчалась по коридору, усеянному телами еще нескольких ниндзя из АНБУ Третьего. Деталь, которая бросилась ей в глаза — это множество скальпелей, которыми один ниндзя был распят на стене, по которой вниз ручьями текла кровь. Микото сглотнула, на ходу вооружилась кунаем и, не ведая страха, влетела в кабинет главы деревни, от которого мало что осталось. Она закашлялась от дыма и поморщилась от ярких языков пламени, которые охватили пол, стены, потолок, книжные стеллажи и перевернутый стол.
Зато в следующий миг она смогла увидеть человека, стоявшего к ней в пол оборота на фоне выбитого окна. Под капюшоном виднелось бледное изуродованное жуткими шрамами лицо, опознать возраст которого не представлялось возможным. Вокруг правого глаза в отсветах огня поблескивали металлические скобы, скреплявшие плоть. Красные глаза, на радужке которых вырисовывался рисунок в виде шара и выходящих из него трех изогнутых линий, остановились на незваной гостье. Человек в плаще едва заметно шевельнулся, вместе с ним шевельнулся и его плащ, давший Микото оценить телосложение убийцы и заметить отсутствие одной руки.
Она, не задумываясь, метнула кунай, целясь врагу прямо в голову. В следующий миг в ее глазах тоже зажегся шаринган.
Шиноби среагировал быстро даже для обладателя шарингана. Один из скальпелей, торчавших из пылающей стены, внезапно вылетел оттуда, будто его что-то дернуло и, угодив в летящий клинок, отбил его в сторону. Но при этом Микото не заметила ни движения рукой, ни нитей чакры, которые позволили бы вторженцу совершить подобное.
— Кто ты такой? — процедила она.
— Мне интереснее, кто ты такая, — услышала она пронизывающий до самых костей голос. — И то, подойдут ли мне твои глаза.
Мгновение спустя девушка инстинктивно отпрянула назад, поскольку на этот раз все скальпели, торчавшие из стен, мебели и книг, полыхающих языками огня на полу, со свистом устремились к ней.
Она выскочила за дверь, захлопнув ее за собой, и множество лезвий вонзились в дерево. Оказавшись в коридоре, Микото сразу сложила печати, после чего коснулась рукой стены. В следующий миг дверь вылетела.
— Стихия Молнии: Электрический вальс!
Множество молний, прошедших прямо по стене, врезались в человека в плаще как раз в тот момент, когда тот полностью показался в проеме. Его тряхнуло так, что с головы убийцы спал капюшон, а самого его неплохо приложило об дверной косяк. Впрочем, неизвестный удивительно быстро оправился и, выпрямившись во весь рост, шагнул в свет мигающей от перепадов напряжения лампы, освещающей коридор.
— Думаю, он не будет зол, если я позволю себе вольность. Я же выполнил миссию. А я должен эволюционировать...
Микото смогла увидеть лысую голову мертвецки бледного человека и ужаснуться, поскольку в нее были имплантированы человеческие глаза, шаринганы, способные двигаться. Мужчина шевельнул рукой, и из его рукава появился огромный трехлезвийный кунай. На тыльной стороне ладони, выглянувшей в этот миг из-под черной ткани девушка увидела еще один глаз, зрачок которого расширился, как только она попала в поле его зрения.
— Кто ты такой?! — закричала она уже испуганно, понимая, что сейчас шиноби ее прикончит, и, как и в предыдущем случае, противник такого уровня ей не по зубам.
— Я — будущее клана Учиха, — процедил тот, собираясь вновь шагнуть вперед. Однако оторвать ногу от пола он не смог, поскольку что-то ее удержало. Опустив взгляд вниз, Микото увидела торчащую из пола руку, пальцы которой крепко сомкнулись на голени таинственного мутанта.
В следующий миг пол треснул, и из-под него появился ее спаситель, всадивший кунай врагу прямо в живот и отправивший его в долгий полет к противоположному концу коридора.
— Какаши-сенсей?! — выдохнула Учиха, распознав в шиноби учителя.
— Ты не ранена? Судя по всему, его клинки отравлены, — Какаши оглянулся, чтобы убедиться, что с ученицей все в порядке, и вновь развернулся к поднявшемуся на ноги врагу.
— Еще один шаринган сделает меня еще совершеннее, — тот выпрямился и бесцеремонно вырвал из живота кунай, бросив его на пол. Впрочем, внезапное появление подмоги в лице шиноби Корня АНБУ во главе с Данзо заставило его остановиться.
Микото обернулась, глядя на старика, внезапно появившегося за ее спиной с целым отрядом шиноби в черной форме и масках. Тот опирался на трость и глядел на незваного гостя со злобой, но без какого-либо удивления. По крайней мере, именно такие эмоции Микото смогла распознать с помощью своих глаз на каменном лице Шимуры.
— Ты их и пальцем не тронешь, — процедил советник Третьего. — Взять его!
Незнакомец ухмыльнулся.
— Не в этот раз.
В следующий миг он оказался в круглом барьере, который в тот же миг захлопнулся, втянув в себя часть потолка, стен и пола. Убийца испарился в нем в мгновение ока.
— Смылся... — прошептал Какаши, вздрогнувший от такого внезапного исчезновения. Он повернулся к Микото и, подойдя к ней, положил руку на плечо и взглянул в глаза. — Ты в порядке?
Она быстро кивнула.
— Прочесать окрестности. Может быть, он еще где-то рядом. Людей не будить и не сеять панику! — приказал Данзо и движением руки заставил свою свиту исчезнуть. Потом он обратился уже к Хатаке. — Хорошо, что ты оказался здесь раньше нас, иначе девочку постигла бы печальная участь.
— Как Третьего? — Какаши поднял чуть спущенную маску, скрывая под ней свой шаринган. — Хирузен-сама мертв?
— Увы, да. Мы опоздали, Хирузену уже не помочь, — последовал ответ. — Но кто этот человек и что ему на самом деле было нужно нам еще предстоит узнать.
Микото показалось, что голос старика звучит как-то странно. Будто он что-то знал о нападавшем.
— Мне показалось, ему были нужны мои глаза. Он что-то говорил об эволюции, — произнесла она.
Данзо бросил на нее холодный взгляд и кивнул.
— Интересно... Должен отметить, ты очень храбра, раз вступила в бой с таким врагом в одиночку. Ты не хотела бы последовать за Саске и пополнить ряды Корня? Твоим способностям можно найти лучшее применение...
Лицо Какаши было скрыто за маской. Но по одному глазу было видно, что его задели эти слова.
— Девушка сделала свой выбор, Данзо-сама. Она остается в моей команде. А нападавший, судя по всему, принадлежит к клану Учиха, — резко прервал его Хатаке.
— Да, похоже на то, — ответствовал советник и скорбно добавил. — Деревня осталась без Хокаге. Какаши, помоги мне как можно быстрее собрать джонинов. И найди почтенных советников Кохару и Хомуру. А ты, Микото, срочно пройди обследование в Госпитале. Может, один из клинков все же задел тебя, и ты уже под действием яда.
— Слушаюсь, — помедлив, кивнул Копирующий Ниндзя. Так же поступила и Учиха, хотя была уверена на сто процентов, что абсолютно невредима.

Дождь... Бесконечный дождь и город из металла. Вот куда он попал, выбравшись из морга, где его тело ожидало своей очереди в печь. Он был абсолютно нагим и беспомощным. Он был опустошен, выжат, словно лимон и высосан через трубочку. Первое время трудно было вспомнить, кто он и как сюда попал. В голове была каша. И даже эту кашу прокрутили в миксере, оставив лишь несколько отрывочных воспоминаний, среди которых была сцена расправы над убийцей Сакуры, еще какое-то жуткое недоразумение с копанием в кишках какой-то девушки и женский и мужской голоса, которые он услышал во тьме, вернувшись в этот мир. Впрочем, час спустя воспоминания начали понемногу возвращаться, и в голове появились размытые образы самых близких Наруто людей. Микото, Шикамару, Саске, Какаши, Ирука и Третий. Да и об остальных он тоже начал потихоньку вспоминать. Но, что было сейчас важнее, он вспомнил о своих способностях. Вернее, о фактическом отсутствии таланта к манипуляции чакрой. Запечатывающая техника сейчас, увы, была бесполезной.
Ни карт, ни верного кукри у блондина не было, лишь только усталость и боль, распространявшаяся по всему телу. Единственное, что ему удалось найти — инструменты для вскрытия, из которых бывший джинчурики выбрал изогнутый нож с мелкими зазубринами, который, очевидно, предназначался для вскрытия черепа. Покинуть здание, не привлекая внимания, оказалось очень просто. В столь поздний час это место было пусто, проблемой мог стать лишь дежурный шиноби-охранник, который стоял на пути к свободе. Вернее, сидел, смотря какую-то унылую программу по телевизору и швырял в стену и ловил теннисный мяч. Он был так увлечен своим рутинным делом, что не заметил, как Наруто прошмыгнул в комнату и собрался было пустить найденный инструмент в ход, но мысль о том, что форма ниндзя может ему пригодиться, остановила его. Хоть и великовата, но сойдет. Охранник был молод, наверное, чунин, на пару лет старше Узумаки.
Узумаки бесшумно подкрался сзади и, выждав момент, когда шиноби вновь выкинет руку с мячом вперед, схватил его голову и крутанул со всей силы, ломая своей жертве шею. Характерный хруст означал, что у вернувшегося с того света юного шиноби всё получилось. Опустив обмякшее тело обратно на стул, Наруто проводил взглядом упрыгавший куда-то мяч и подошел к столу, думая, что еще можно будет позаимствовать. К его удивлению, в ящике среди каких-то бумаг очень кстати оказалась колода карт.
Несколько минут спустя наш герой, облаченный в военные брюки зеленоватого цвета, светлую футболку с длинными рукавами, синий жилет и черные ботинки, вышел из здания, оказавшись под навесом и увидев, что по городу из металлических труб и небоскребов барабанит дождь. Как подсказывало предчувствие, под этот дождь лучше не попадать. В отблесках фонаря на его лбу сверкнул протектор с символом Амегакуре. Узумаки раскрыл позаимствованный оттуда же где и всё остальное широкий зонтик и пошел, куда глаза глядят.
"Рано мне покидать деревню. Нужно найти место, где можно на время осесть, — подумал Наруто и, опустив взгляд на выпирающий от колоды игральных карт карман жилета, добавил. — И неплохо бы запастись техниками, деньгами и что-нибудь съесть. Умираю с голоду!"

Hanayami
Гость


 
Сообщения: 11

Сообщение Hanayami » 23 июл 2016, 17:02

:oops: интригующая и жуткая глава с сотней другой неизвестными. Дождаться бы продолжение! :cry:
Огромная благодарность автору за его маленький еще не законченный шедевр))) :kawai:

svetka_san
Ками-сама


 
Сообщения: 901
Откуда: Королевство белых ночей и брусничных земель.

Сообщение svetka_san » 24 июл 2016, 12:53

Hanayami писал(а):Огромная благодарность автору за его маленький еще не законченный шедевр)))

Всё лучшее, думаю, еще впереди. :kawai:
Хорошей девочкой я уже была. Мне не понравилось.
Изображение

BlackRaven
Каратель




 
Сообщения: 754
Откуда: С фикбука)

Сообщение BlackRaven » 15 авг 2016, 11:45

Hanayami писал(а):интригующая и жуткая глава с сотней другой неизвестными. Дождаться бы продолжение!
Огромная благодарность автору за его маленький еще не законченный шедевр)))

Большое спасибо! К сожалению, иногда приходится делать перерывы между выходом глав и порой они довольно долгие, но прода обязательно будет. И, надеюсь, она тоже Вас не разочарует)
svetka_san писал(а):Всё лучшее, думаю, еще впереди
Разумеется, лучшее я берегу на потом :glasses:

svetka_san
Ками-сама


 
Сообщения: 901
Откуда: Королевство белых ночей и брусничных земель.

Сообщение svetka_san » 06 янв 2017, 21:46

Изображение
Хорошей девочкой я уже была. Мне не понравилось.
Изображение

BlackRaven
Каратель




 
Сообщения: 754
Откуда: С фикбука)

Сообщение BlackRaven » 12 янв 2017, 20:32

Глава 15. Танец смерти

Мрачный, но просторный подвал, заполненный людьми, озаряли лучи качающихся ламп. Качались те то ли от всеобщего гомона, то ли от прорывавшихся через маленькие окошки прямо под потолком порывы ветра, но явно не от скуки. В этом месте скучать не приходилось никогда. Именно поэтому здешние зрелища всегда собирали довольно большую публику. Впрочем, публику из избранных убийц.
Пол в центре помещения был очерчен мелом. Зрителям было не позволено пересекать линию круга, впрочем, как и тем, кто находился внутри него. Это было единственным правилом поединка, в котором кто-то из участников ставил на кон свою жизнь. Нечасто, приставив нож к твоему горлу, одержавший победу враг готов был тебя пощадить. Победитель чаще всего полагался на волю зрителей, прислушиваясь к их выкрикам, а публика в этом месте была беспощадной. Поэтому единственное правило было спасением для тех, кто понял, что ставки слишком высоки.
Члены клуба, лучшие убийцы, как было сказано выше, по большей части были наемниками, не состоящими на регулярной службе в армии Амегакуре. Кто-то был уволен из отряда и лишен звания. Кто-то не смог поступить на обучение и был ниндзя-самоучкой. Некоторые личности происходили из дальних краев и деревень и остановились в Амегакуре, где всегда можно было подработать, поскольку занятия для таких людей у верхушки деревни всегда найдутся. В общем, лучшие и в какой-то мере отбросы смешались здесь, посвятив себя выживанию или просто чтобы развеять скуку. Ведь подпольные бои были отличным развлечением. А кто-то просто хотел укрыться здесь от дождя, зная или хотя бы подозревая, что это не просто погодное явление.
Не стоило сомневаться в том, что Пэйну и Конан было известно об этом месте. Глупо было подумать, что тут можно было спрятаться, если тебя начнут искать. Но Богам Аме было всё равно, что происходит внутри. Пусть даже преступники, разыскиваемые деревней, укроются в этом месте, рано или поздно им придется выйти на волю. А тогда от взора Пэйна им не спрятаться. Как уже было сказано, лишь большинство, но не вся часть зрителей и бойцов было вне системы. Несколько рядовых шиноби тоже были не прочь заработать, считая, что сброду, собравшемуся здесь, никогда их не победить. Среди них у глав Аме наверняка были свои глаза и уши.
Но нашему герою было всё равно, ибо после своего таинственного возвращения к жизни он перестал быть Наруто Узумаки. Он сменил внешность, чтобы не выделяться из местных, а форма шиноби Аме с малейшими модификациями в виде цветных повязок на плечах, каких-либо надписей и рисунков была здесь чем-то самим собой разумеющимся. Вот и одежда Джокера, появившаяся у него сразу после воскрешения и побега, была ему теперь в самую пору, хотя пострадала от времени и пережитых боев.
Чакра, питавшая его тело, стала другой, раз уж Пэйн даже не пошевелился, чтобы схватить восставшего джинчурики. Впрочем, лишний раз лезть под дождь наш герой не спешил. Он почти всегда находился под крышей, зная, что каждая лишняя минута под всевидящими каплями может внезапно напомнить Пэйну о его существовании. Кто знает, как эта техника работает помимо того, что считывает чакру каждого, кого коснется вода?
В сегодняшний день в клубе было много желающих подраться. И в предвкушении нового боя зрители расшумелись настолько, что даже Наруто, привыкшему к гулу толпы, пришлось поморщиться. Впрочем, благодаря скрывающей его лицо маске с красующейся на ней черной улыбкой от края до края этого никто не заметил. К тому же, сейчас внимание публики было приковано к двум шиноби, вставшим друг напротив друга. Джокер тоже застыл на своем месте поодаль от "сцены", вглядываясь через плечи зрителей на то, что происходит на арене.
Момент, когда всё начинается. Ты приходишь и либо под своим именем, либо под придуманной кличкой начинаешь восхождение к своей славе. Как правило, бойцы не разбрасывались именами, а придумывали прозвища, которые сопровождали их до самого конца, счастливого или нет.
— Встречайте... Железный Самурай! — звонкий голос блондинки в цветастом наряде, которая прошла круг по диагонали, заставил всех зашуметь еще громче то ли от восторга, который вызывала красотка Рико, то ли от предвкушения жаркой мочиловы.
"Железный Самурай. Как примитивно", — подумал Джокер. За прошедшее время к нему вернулся дар обращать внимание на мелочи. Как в детстве он сидел на полумостике и любовался плывущим по центру озера листиком, так и сейчас он старался замечать имена. Ведь у каждого имени было свое значение. Ведь и он выбрал свое не просто так.
— И... Джин!
Когда Рико покинула круг, друг напротив друга встали двое. Один, как и ожидалось, оправдывал свое имя металлическими пластинами, вшитыми в военный жилет и штаны. Вооружен он был типичным самурайским оружием. Это был бледный мужчина с зеленым ирокезом и шрамом, пересекающим правый уголок губ. Не атлет, конечно, но вроде бы крупный.
Не то, что противник, довольно тощий для мужчины, облаченный в черные штаны и толстовку с накинутым капюшоном. Таинственный незнакомец то ли был шибко стеснительным, то ли не хотел поворачиваться к Наруто лицом. Поэтому ничего другого увидеть он не смог.
Железный Самурай запустил руку за плечо к рукояти длинной катаны, покоящейся в чешуйчатых ножнах. Схватив меч, ниндзя помчался вперед, готовясь в мгновение ока завершить этот поединок, но враг в черном тоже не дремал, выудив из рукава кинжал и приняв удар катаны на короткое чуть изогнутое лезвие. Сноп искр, высекаемый оружием, и лязг металла заставил зрителей разом вздрогнуть.
Воин с ирокезом напрягся, и по лезвию меча потекла чакра, заставив металл засветиться синим. В следующий миг катана без труда перерезала кинжал противника, но Джин в последний момент успел выскользнуть из-под удара, перекатившись по полу и оказавшись сбоку от врага. В следующий миг боец подпрыгнул и продемонстрировал прием "вертушка" в идеальном исполнении.
Из-за ноги, врезавшейся в челюсть, Железному Самураю пришлось выронить катану и ловить свои зубы. А враг с торжествующим видом встал перед ним, не нападая и ожидая следующего хода противника под торжествующее улюлюканье толпы.
— Гнида, — выругался Самурай, вооружившись на сей раз двумя танто, ножны которых были за плечами. На этот раз он не стал идти в лобовую атаку, а встал в боевую позу, чтобы подождать, пока к нему придет неприятель и встретить его контратакой.
Джин не стал отклонять такое приглашение и легко двинулся вперед, двигаясь с потрясающей грацией.
— Хохот лезвий! — противник сделал то, чего не ожидал никто. Вместо того, чтобы встретить врага в ближнем бою, он метнул оба клинка вперед, и в следующий миг те закрутились в виде диска острыми лезвиями наружу.
Джин перепорхнул через этот веер смерти эффектным кульбитом, приземлившись прямо перед своим оппонентом и выполнил подсечку, заставив ничего не подозревающего Самурая рухнуть на холодный пол. В этот момент Джокер прищурился, чтобы, наконец, увидеть лицо, скрытое под капюшоном. Но не смог, ибо под капюшоном была только тьма.
Джокер нахмурился. Обычно он был тем, кто загадывает загадки, а тут пришлось гадать, что это, новая маскирующая техника или что-то другое? Разгадывать загадки любил его бывший лучший друг Шикамару. Вот уж кому бы понравился человек в капюшоне. Шикамару... Друг, который, быть может, жив, а может и нет. Наруто не помнил этого, ведь из-за треклятого Девятихвостого события последней битвы до его возвращения к жизни были как в тумане.
Два клинка, направившиеся прямо в зрителей, ударились о барьер, возведенный местной "администрацией" по линии круга и упали, как и их хозяин.
Человек в капюшоне занес руку, в которой появился нож без рукоятки, выпорхнувший в нужное время из второго рукава и собрался было прикончить жертву, прислушавшись к выкрикам, доносившимся отовсюду: "Убей! Убей! Убей!"
Впрочем, новая неожиданность заставила зрителей охнуть. Самурай выставил перед собой ладонь, поставив ее прямо на пути лезвия, и в следующий миг его кожа обратилась в сталь. Клинок лишь чиркнул по ладони врага, а цепкие пальцы вцепились в сокрытое во тьме горло Джина. Оттолкнувшись другой рукой от пола, Самурай встал на ноги и, насладившись выкриками толпы, бросил человека в капюшоне прямо в зрителей, зная, что ни техника, ни оружие, а лишь только живой человек преодолеет барьер. Чувствуя восторг от быстрой победы и осознания собственного милосердия к врагу, который сейчас вылетит за круг и проиграет, Самурай победно вскинул руки вверх.
Но Джин в последний момент успел ухватиться за пол рукой и, замедлив свой полет, остановиться прямо перед барьером.
— А ты упорный ублюдок, — заметил Железный Самурай, поняв, что пощадить врага не получится, и победить он сможет, лишь убив. Повернувшись к Джину, вставшему на ноги, человек с ирокезом весь покрылся сталью, а одна из его рук превратилась в острый кол. — Иди и возьми меня, дрыщ.
— Запретная техника: Оковы ужаса! — промолвил голос из-под капюшона, после чего ладонь в черной перчатке опустилась на пол, пустив к жертве цепочку черных символов. Окружив врага в виде круга, те сверкнули, и таращившийся себе под ноги стальной боец заорал. Металлический покров постепенно начал исчезать. И если бы Самурай решил схватиться за голову чуть-чуть позже, все было бы иначе. Но превратившаяся в оружие рука воителя вонзилась ему же в голову, и тот рухнул на пол, окрашивая его растекающимся во все стороны красным пятном.
Джин поднялся под тишину, поскольку никто из наблюдателей не ждал подобного исхода. А затем зал заполнили торжествующие крики.
"Запретные техники? Давно я тут такого не видел. Это было бы очень полезно, но..." — Джокер с сожалением убрал в карман карту, в которую так и не успел запечатать понравившуюся технику. В этом месте он привык пополнять арсенал дзюцу, хотя ничего особенного в последнее время бойцы не использовали.
Джин скрылся в толпе, и Наруто наградил скучающим взглядом двух громил, убирающих тело проигравшего с арены. После такого представления он не сомневался в том, что другие бои чем-то его удивят. А в животе предательски заурчало, благо, в таком шуме это услышал только он.
"Пора подкрепиться, верно? — спросил себя Джокер и сам себе ответил. — Конечно, Джокер, ты прав!"
От общения с Курамой нашему герою было отвыкнуть довольно сложно, к тому же он редко с кем вообще болтал, находясь в Аме. Поэтому Наруто завел привычку порой беседовать с самим собой.
Он покинул зрителей, собравшихся поближе к кругу, чтобы взглянуть на новых гладиаторов, и направился к лестнице, ведущей туда, где царили такой же шум и гам. Это был бар, в котором Наруто приметил хорошее место в уголке, где на него точно никто не обратит внимания.
Хлопнув заработанной в буквальном смысле потом и кровью купюрой по барной стойке, Узумаки заказал порцию рамена и коктейль. И несколько мгновений спустя он уже сидел в заброшенной части бара, сняв маску и наслаждаясь вкусным блюдом, которое, впрочем, не шло ни в какое сравнение с раменом из Ичираку.
Когда он почти закончил с трапезой, чей-то голос вырвал его из пучины воспоминаний, и наш герой чуть не подавился лапшой, обнаружив, что перед ним сидит человек в капюшоне, чья одежда была окроплена свежей кровью.
— Мне казалось, Джокер — любитель чего-то посложнее рамена. Вот так и бывает. Узнаешь человека поближе, и разочаруешься в нем, — голос был женским. И если тогда, в шуме толпы Наруто не мог сказать наверняка, что он женский, когда Джин произнес название техники, то сейчас это очевидное открытие сразило его наповал.
Джин снял капюшон, мгла, сгустившаяся под ним, развеялась, и Узумаки увидел девушку примерно своего возраста с насмешливым выражением лица. Его фиолетовые глаза встретились с темно-зелеными глазами незнакомки, в которых плясали веселые искорки. Вздернутый носик, тонкие и вопросительно поднятые брови и ослепительная улыбка плохо сочетались с пятнами крови на нежной коже. У незнакомки были серые или даже белые волосы, схваченные в хвост.
— Просто экономлю средства, — пришел на ум Джокеру ответ. — Сама же была для меня загадкой, а теперь я тоже слегка разочарован.
Девушка скуксилась, обидевшись на такое заявление.
— Чего хотела? Фокус показать? — поинтересовался Узумаки, поняв, что спокойно доесть рамен ему мешает присутствие собеседницы.
— Я давно за тобой наблюдаю, — пробормотала Джин. — Ты мне показался интересным. Может, я просто соскучилась по человеческому общению.
Ее слова порядком удивили Наруто. Увидь он бойца в капюшоне раньше, даже не на ринге, то наверняка бы запомнил. Неужели она выпала из его поля зрения точно так же, как некоторое время назад скрывала свою истиную личину под покровом тьмы?
— Думаешь, что видишь меня в первый раз? — усмехнулась беловолосая, вновь в ее взгляде заиграла насмешка. — Неудивительно. Мое гендзюцу способно на многое. Заставить всех поверить, что я парень, скрыться из виду и наблюдать из тени, исчезнуть из памяти...
— И не скучно тебе, такой исключительной, среди этих мразей? — буркнул Наруто, поняв, что каждая застигающая его неожиданная новость доставляет Джину удовольствие. — По правде говоря, ты тоже показалась мне интересной. Думаю, тебе бы даже нашлось местечко в моей колоде.
Джин кивнула.
— Не ниже туза, малыш, а то я расстроюсь, — заявила та. — Ну что, раз мы оба заинтересованы друг в друге, не против продолжить наш разговор?
Джокер почувствовал, как в животе предательски заурчало. Похоже, одной порции рамена было недостаточно.
— Вот он, твой ответ?
— Ладно. И если перестанешь надо мной потешаться, я тебя угощу, — согласился он и, встав, направился к барной стойке, чтобы сделать заказ.
Спустя несколько минут они сидели вдвоем, уплетая за обе щеки горячие порции рамена.
— Довольно неплохо, — призналась девушка. — Не думала, что такая дешевая дрянь может оказаться такой вкусной.
"Сама ты дешевая дрянь!" — подумал Джокер.
"Правильно, за рамен как-то обидно. В конце концов, это единственное, что нас радует в этом гадюшнике".
— Ну что, будем знакомиться? Я Кимико, — продолжила диалог Джин.
Наруто вновь был вынужден прекратить трапезу, охваченный изумлением. Он не знал, сколько времени девушка так старательно скрывала информацию о себе, а тут выкладывает всё разом, вместе с козырями.
— А я Джокер, — отозвался он.
Кимико обиженно бросила палочки для еды в тарелку.
— Ну, я так не играю.
— Думаешь, я просто так скажу тебе свое имя и выдам свою душещипательную историю? Не будь такой глупой, — возмутился Наруто.
Та сложила руки на груди и уставилась на Наруто, задумчиво обрабатывая каждую деталь его внешности.
— Ты не местный, иначе не стал бы так упрямиться и просто назвал бы свое имя. Это ведь не твоя форма, да? — выдала она, постучав пальцем по протектору с символом Амегакуре, положенному на стол на время еды.
— Ты тоже не похожа на местную. Была бы джонином или членом АНБУ со своими-то талантами, — отозвался Наруто, закончив со второй тарелкой и отпив коктейля через трубочку.
— Да, — согласилась она. — Я, можно сказать, застряла. Впрочем, это не так важно. Мне важно, что здесь делаешь ты.
Джокер усмехнулся.
— То же, что и ты. Работаю, выживаю, — он посмотрел на колоду карт, лежавшую по правую руку на столе. — Пополняю коллекцию.
Кимико выхватила у него стакан и, отпив из него, поставила его на стол, облизнув губы. Узумаки посмотрел на нее слегка сердито. Нахальство этой особы начало ему надоедать. Впрочем, подобные выходки склонили к откровениям даже его неподкупную и скрытную натуру.
— Ладно, хрен тебе. Я тоже застрял. И сижу тут уже достаточно долго, набирая силы.
— Военнопленный? Домой охота? — когда он потянулся за отнятым стаканом, девушка вновь взяла его в руки и, небрежно вытащив трубочку и сплюнув ее на стол, залпом осушила сосуд.
— Вроде того. Хотя не уверен, что дома меня кто-то ждет. Может, все, кто мне был дорог, уже погибли. Я плохо помню. Но есть кое-что, что я хочу сделать, — ответствовал он.
— Стало быть, месть? — вновь спросила девушка.
— Назовем это так. Но сперва мне бы хотя бы новости почитать, узнать, что в мире происходит, — кивнул Наруто.
Джин посмотрела на него с интересом.
— Из Аме не так то просто уйти. Может, Богу и Ангелу угодно впускать кого-то вроде этих негодяев в деревню и одновременно с этим проверять по сотне раз обычных иноземцев, но вырваться отсюда против их воли... — она сделала паузу. — Тут же всё засекречено.
— Знаю, не дурак, — произнес Джокер. — Но я люблю загадки и фокусы. Особенно если у меня будет такой туз в рукаве.
Девушка улыбнулась.
— А ты умеешь делать комплименты, — ее ладонь опустилась на его. — Не загадывай наперед, я еще не сказала "да".
Блондин кивнул. Он знал, что с побегом им спешить некуда и в любом случае стоит уделить время составлению плана.
— У тебя целая вечность, чтобы подумать, — ухмыльнулся он.
— Может, мне хватит одной ночи?

Saykon
Сёкан


 
Сообщения: 835
Откуда: От туда, где летают розовые слоники

Сообщение Saykon » 13 янв 2017, 16:40

Честно, я восхищен. Упорством, с которым вы выкладываете свои произведения на этот, никому и не нужный, по большему счету, форум и тому, что вы до сих пор не забросили фанфикшн. Честно. Пробежал глазами текст, по диагонали, так сказать, последней главы. И вынужден сказать - что-то не зацепило. Вот честно, это больше ИМХО, но все-таки.
1) Я наткнулся на прозвище "Джокер". Есть тысяча и одна причина ненавидеть это прозвище, начиная от всяких говнофиков именно с этим словом в качестве главного и заканчивая тем, что оно банально неоригинально.
2) Название фанфа. Все эти карточные заморочки может быть и проканывают, но по сути они так же банальны, как и прозвище ГГ. В сочетании эти две вещи вообще отворачивают от фанфа.
Удачи вам и творческих успехов.
Изображение

svetka_san
Ками-сама


 
Сообщения: 901
Откуда: Королевство белых ночей и брусничных земель.

Сообщение svetka_san » 14 янв 2017, 18:36

Saykon писал(а):этот, никому и не нужный, по большему счету, форум

Да ну?! :blink:
Хорошей девочкой я уже была. Мне не понравилось.
Изображение

Hanayami
Гость


 
Сообщения: 11

Сообщение Hanayami » 15 янв 2017, 14:04

Да, я очень удивилась когда увидела новое сообщение в этой теме, но представьте мое удивление и шок, приятный могу заметить, когда это оказалось продолжение фанфика! :kawai:
Автор вы одни из лучших, жду не дождусь продолжения. Да хоть через полгода или больше, всегда приятно когда об интересном фанфике не забывают :lol:
Спасибо за этот кусочек...хочу еще :blink:


Пред.След.

Вернуться в Фанфики Наруто


Версия для печати

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 5

cron