Naruto / Творчество Incvizitor'а

Модераторы: Captain Grigory, Heilige, DENO, Сонне Мара

INCviziTor
Новичок


 
Сообщения: 54

Сообщение INCviziTor » 30 янв 2010, 23:58

Всем доброй ночи. Эта тема создается для обсуждения моего творчества, которое я выкладываю на самом блоге. Я буду рад выслушать ваши предложения и вопросы.
Единственная просьба - пишите в начале сообщения о каком фике идет речь.
С уважением, Incvizitor...

INCviziTor
Новичок


 
Сообщения: 54

Сообщение INCviziTor » 31 янв 2010, 00:05

Автор: INCviziTor
Бета: К сожалению отсутствует.
Название: Жизнь на двоих.
Статус: в процессе написания
Жанр: Всего понемногу, но основной упор сделан на приключения и экшн.
Пейринг: Будет, но не раньше тринадцатой главы.
Персонажи: Все из манги и аниме плюс несколько новых
Рейтинг: NC-17
Размещение: Можно, только сообщите об этом...
Предупреждения: POV,Ship, AU и многое другое... Ну и ООС - куда ж без него
Дисклеймер: Масаши Кишимото.

_______________________________________________________________________


Жизнь на двоих



Глава 1
Рожденный ненавистью.



Погода была премерзкой: мелкий моросящий дождь, казалось, проникал в каждую клетку тела, вызывая озноб, а ледяной ветер замораживал влагу прямо на одежде и коже. Грузовик медленно ехал по раскисшей грунтовой дороге, вырывая у пелены дождя от силы метров десять мощными фарами.
Темно-зеленый тент, растянутый над кузовом, не закрывал сидящих там от буйства стихии. Десяток человек, завернувшись в плащ-палатки, безропотно переносили неудобства, напоминая статуи, высеченные неким скульптором, и неизвестно зачем оставленных в кузове. И лишь облачка пара да иногда практически ни слышные фразы говорили о том, что люди живы. Кабина, со срезанной задней стенкой, была освещена только подсветкой приборов, и поэтому солдаты, расположившиеся в кузове, представлялись темными безликими силуэтами.
- Дерьмо, - проворчал водитель, вглядываясь на дорогу, - ни хрена не видно.
- Ага, - поддакнул солдат, сидящий рядом с ним, - Как будто стена воды.
Я промолчал, глядя на стену леса, вплотную подбирающуюся к самой обочине дороги. С другой стороны начинался склон, по которому стекала вода вперемежку с грязью. Такая погода не характерна для этого времени года. Обычно здесь сухо и тепло. Но, кажется, природа решила поиздеваться над нами, как ей заблагорассудится.
- Ты как, живой? - обратился ко мне сержант, сидящий напротив, - А то молчишь и не шевелишься...
- Пока да, - ответил я, вынимая из кармана пачку сигарет и спички.
- А еще есть? - подал голос рядовой, сидящий слева от меня.
- Держи.
- Так, пепел за борт, а то я вас, уроды, припашу машину драить, - подал голос водитель, услышав наш разговор. И снова начал усердно вглядываться в темное марево за лобовым стеклом.- Вот бл*, и какого хера приспичило же вас притащиться сегодня? Сидел бы щас в гараже.
- Пасть захлопни, - лениво бросил ему сержант,- а то будешь на блокпосте сидеть безвылазно. Или где похуже.
Водитель заткнулся и больше не говорил, только тихо матерился сквозь зубы по поводу погоды, дороги и долбаных приказов, из-за которых он должен ездить по такой отвратительной погоде.
Я слушал их перебранку с абсолютным безразличием. Сигарета медленно тлела, и дым завихряемый холодным воздухом, сносился к заднему борту. Закинув ноги на снаряжение, сваленное в центре кузова, я прикрыл глаза. Ехать нам еще, судя по всему, долго. А грузовик на раскисшей дороге слегка покачивается, словно колыбель. Только холодный ветер сильно мешает. Хотя кому как. Сосед справа уже вовсю храпит и кто-то сидящий ближе к заднику тоже.
- Сержант, - подал голос солдат из кабины, - а кто эти ребята?
- Что интересно, почему вас, дармоедов, выдернули на ночь, глядя из теплой казармы за десятком человек? – усмехнулся тот.
- Ну не без того…
Сержант хмыкнул еще раз.
- Это, рядовой, наша победа в этой гребанной войне.
- В смысле? – спросил водитель, на мгновение, отвлекаясь от дороги.
Сопровождающий глубоко вздохнул, набирая в грудь воздух, как ныряльщик перед погружением, и негромко произнёс:
- Они генавры…

Третья мировая началась неожиданно. Точнее многие догадывались, что она начнётся, но никто не ожидал, что так подло и безжалостно. В первый же день погибла треть населения планеты. Атомные бомбы, вирусы, химическое оружие. Гениальные достижения человечества по убийству себе подобных собрали хороший урожай жизней, став своеобразным прообразом старухи с косой.
Хотя после первого удара стало понятно, что если продолжить в том, же духе, то победителей не будет, выжившие государства не остановились и перешли к обычным методам ведения войны. Танки, самолеты, артиллерия. И пехота. Десятки миллионов пехотинцев сходились в боях не на жизнь, а на смерть. Кровь лилась реками, пропитывая землю на многие метры вглубь, а горы убитых лежали на полях сражений, превращая местность в могильники и места пиршества падальшиков. Но самое страшное было впереди.
До сих пор не было ясно, откуда они появились. Были ли они здесь до появления человека или пришли откуда-то или возникли в результате мутаций. Некроморфы. Существа непонятные и чуждые человечеству. Жестокие твари, превращающие трупы погибших людей в себе подобных и уничтожающие всё живое на своём пути.
Первые стычки с ними остались не известны, так как просто никто не сумел уйти живым. Сведенья о них появились лишь после того, как были уничтожены несколько городов. Только тогда человечество осознало, какая опасность нависла над последними представителями расы. В спешке оставшиеся государства заключили перемирие и попробовали остановить заразу на своих территориях. Тщетно. Тогда главы государств пошли на последний шаг. Они объединили страны в Единую Федеративную Республику Земли и бросили в бой все войска.
Никто не знает, сколько солдат полегло в этой грандиозной бойне, но некроморфов сумели остановить. Но было ясно одно - если не придумать, как с ними бороться, то люди проиграют. И решение было найдено, причем совершенно случайно. Генетики сумели выделить из некроморфов мутационный ген, превращающий человека в этих чудовищ. На его основе была разработана сыворотка, не позволяющая обращать людей в морфов. Её сразу ввели всем оставшимся в живых, чтобы не допустить увеличения армии Врага. И через некоторое время появились мы – генавры - наполовину люди и наполовину некроморфы.
Гораздо сильнее и быстрее человека, сохранившие его разум и живучее него, обладающие высоким метаболизмом и выносливостью – мы стали тем щитом, что закрыл остатки цивилизации. Хотя глядя на нас, возникает желание бежать без оглядки. Когти, клыки, щупальца, крылья, хвосты - и это не полный перечень видимых изменений. Самое главное «приобретение» – это ненависть. Мы рождены ненавистью и несём её. В каждом из генавров есть частица некроморфов, и поэтому мы потенциально опасны. Многие не смогли контролировать зверя внутри себя. И их уничтожили. Ученые не могут внятно объяснить, почему у некоторых людей начинается мутация. Но ясно одно - генавры единственный шанс человека выжить.

Грузовик ехал дальше, однако атмосфера, царившая в нём до ответа сержанта, бесследно испарилась. Водила больше не матерился, а едущий рядом солдатик, опасливо косился в нашу сторону. Так как большинство солдат спало, то он поглядывал на меня и моего соседа.
- Извините.
- Да, - ответил я.
Рядовой замялся, но все, же продолжил:
- Я хотел спросить. А изменение болезненно?
- Ну, у кого как. Тут всё зависит от самого человека…
- Точнее от его генов, - подал голос мой сосед.
- Это как? – удивился парнишка, - Разве у человека не одинаковый геном?
- Не совсем, - вступил в разговор водитель, - Геном одинаковый, а вот гены, составляющие его, могут различаться. И поэтому не все становятся генаврами.
- А … - начал, было, парень, но я его перебил:
- Когти, глаза, крылья, зубы.
- А… как …
- Потому что это второй чаще задаваемый вопрос, парень. Вы люди такие предсказуемые.
- Но ты, то тоже человек.
Неожиданно для себя я вскочил и расправил крылья. Со стороны выглядел я довольно пугающе: перепончатые, как у летучей мыши, крылья, острые, как бритва, когти, длинные клыки. И глаза. Черный, как обсидиан, белок, красная радужка и вертикальные белые зрачки.
- Я?! Человек?! – мой рёв напоминал рёв разъярённого медведя. – Ты издеваешься надо мной!?
- Сидеть! – рявкнул сержант. Я с трудом успокоился. – Вы еще подеритесь, бл*, для полного счастья. Рядовой Петров, по прибытии на место назначения вы получите двадцать нарядов в не очереди.
Рядовой что-то пробормотал, типа «так точно».
- А вы рядовой…
Услышать конец фразы мне не дал мощный взрыв, выкинувший меня из грузовика на склон горы. Ударившись спиной о склон, я кубарем покатился вниз вместе с рюкзаками и оружием, выброшенным вместе со мной. Последнее что запомнилось мне, был черный разлом пещеры…

В это самое время во дворце Хокаге…

- Итак, сегодня у меня для вас не совсем обычное задание,- Цунаде-сама сидела за столом, заваленном бумагами, опершись подбородком на переплетенные пальцы. Её взгляд перебегал по лицам четверки шиноби, внимательно слушающих ёё.
«Мда, - подумала Хокаге, - плохо дело. Из всех кто сейчас есть в деревне, я могу послать на задание только их. Черт, угораздило же Акацуке напасть на Казекаге.»
Она вздохнула.
- Ваше задание это проверка территории.
- Проверка территории! – взвыл один из шиноби. – Это отстой, а не задание. Лучше что-нибудь другое.
Пятая вздохнула повторно. Конохомару был почти точной копией Наруто и ВСЕГДА возмущался по поводу миссий, утверждая, что его таланты разбазариваются попусту и вообще он должен стать Хокаге и так далее. И что самое обидное - сейчас никто не мог его успокоить. Поэтому саннину приходилось терпеть его вопли.
- Повторяю, ваше задание состоит в том, что вам нужно проверить территорию на юге Страны Огня и удостоверится, что ничего не произошло. Поговорите с местными жителями, проверите обозначенное место и вернётесь обратно. Всё понятно? - последнее предложение она выделила особо, показывая, что возражения не принимаются. – Временным командиром группы будет Хината, - девушка смущенно кивнула, - а если после выполнения миссии она скажет, что вы не выполняли её приказов, то ты Конохомару, до конца своих дней будешь ловить кошек.
Тот пробурчал что-то неразборчивое себе под нос.
- Ты что-то сказал, Конохомару?
- Нет, нет. Ничего такого, - быстро выпалил мальчишка.
- Хорошо, - кивнула Цунаде, - а теперь приступайте к выполнению.

- Блиин, ну почему она не хочет признать мою силу, а?
- Потому что ты – идиот, - злобно прорычала ему в ответ Моэги, - Мы не так давно стали генинами, а ты пытаешься прыгнуть выше головы. Когда уже выветрится вся дурь из твоей башки?
- Но Наруто тоже генин и его послали спасать Казекаге.
- Ну, ты сравнил! Он гений и это признают все. Он даже Эбису-сенсея уделал одной левой.
- Ребята, хватит, - наконец вклинилась в перепалку Хината, - в конце концов, нам еще работать вместе.
Генины умолки и посмотрели на наследницу клана Хьюга. Она немного смутилась. Это была её первая миссия в качестве лидера команды и, если честно, она не представляла, что ей следует сделать, а что нет.
- Значит так, через два часа собираемся у Восточных ворот, а пока идите и собирайте вещи.


_______________________________________________________________________



Глава 2.
Решения.


Чрез два часа команда стояла возле ворот. Все были готовы к несложному заданию.
- Итак, запомните. Это обычная миссия ранга D. Так что никаких боёв не будет. Еще раз напоминаю, что от результата этой миссии зависит чьё-то будущее, - Хокаге со значением посмотрела на Конохомару, хмурого как туча, - До пункта назначения вы доберётесь за полтора дня. Хината, ты, как командир группы, должна выяснить, не происходило ли чего-либо странного за последнее время.
Девушка кивнула. Тем временем Пятая продолжила:
- Остальные помогают тебе по мере возможности и стараются не найти неприятностей на свою голову, - она бросила взгляд на недовольное лицо внука Третьего и решила немного подсластить пилюлю. - Из-за того, что был похищен Гаара Пустынный, мы должны удостовериться, что Красная Луна ничего не замыслила в нашем тылу.
По лицу генина проползла улыбка. «Акацуке, - подумал он, - надеюсь, что мы с ними встретимся».
- Поэтому, - словно читая его мысли, продолжила Цунаде, - если возникнет угроза столкновения с ними, вы немедленно отправляетесь обратно. Она прекрасно понимала, что такое практически не возможно, но это было наилучшим доводом.
Настоящая причина, почему она отправляла их, заключалась в другом. Это был прямой приказ Лорда феодала. В письме, полученном от него, говорилось о том, что необходимо проверить шахты, в которых когда-то добывали золото, но после истощения жилы их бросили. Впоследствии там начала селиться беднота, которая, естественно, не платила налоги на землю. Что не устраивало Лорда. Если там кто-то поселился, то это будет отмечено в рапорте, и тогда он сможет послать шиноби уже с целью разгона бедняков. Пятой не очень нравилась эта затея, но и ослушаться она не могла. А в свете последних событий ниндзя были ей очень нужны. Поэтому она выбрала Конохомару и его друзей. Зная характер мальчишки, не сложно догадаться, что он рано или поздно выкинет какой-нибудь фортель и влипнет в неприятности. А так он будет далеко от событий этой заварушки.
Цунаде перевела взгляд на Хинату. Из-за последних событий Хокаге решила оставить джоунинов в Деревне, так на всякий случай. Девушку считали довольно сильной, хоть и не гением. Если всё же что-то случится, то она сможет постоять за себя и не даст погибнуть новичкам.
- А теперь, команда Хинаты, вперед и жду вас с хорошими вестями.
- Есть, Хокаге-сама, - бодро выкрикнули шиноби и направились в сторону цели.
Цунаде смотрела им вслед.
- Волнуешься? – спросила она у человека, который стоял возле дерева, и слышал всё от начала и до конца.
- Немного, - ответил ей Эбису, - всё-таки у них мало опыта.
- Да не волнуйся ты так, Эбису, с ними наследница клана Хьюга, так что всё будет хорошо.
- Да, наверно вы правы, Хокаге-сама…
Так началось это несложное задание, результаты которого изменили жизнь Конохи, да и всего мира в целом.

Кап, кап, кап…
Этот методичный звук уже начинал мне давить на психику. Болело всё: от макушки до пяток и от кончиков пальцев до кончиков крыльев.
«Бл*, - подумал я не открывая глаз, - это же надо было так ужраться. Всё тело болит. Хотя… А с кем я мог так напиться? А наверно как обычно с Волли или Китайцем».
На этой мысли мой мозг попытался отключится, но что-то не давало ему это сделать. Какая-то мысль, или лучше сказать шум, зудящий у меня в мозгу, как назойливая муха. Я попытался сконцентрироваться. Лучше бы я этого не делал.
«Ты что совсем сбрендил?!» – голос, звучащий в голове, доносился до моего разума, словно через вату.
Кажется, я говорил о том, что в генавре живёт зверь. Ну, в общем, эта сволочь, является осколком разума некроморфа, так сказать его дух. И именно он подбивает нас на различные злодеяния и тому подобное. Можно сказать, что он бес-искуситель. Если бы не одно но… Поддавшись ему единожды начинаешь терять над собой контроль и со временем он захватывает твой разум, оставляя нетронутым тело.
«Да, ты меня слышишь?» - уже как-то обиженно прозвучало у меня в мозгу.
«Слышу, слышу, - ответил я фразой из известного мультика, – че ты разорался? Не видишь, я отдыхаю»
Дух поперхнулся. «Так тебе и надо» - злорадно подумал я и попытался уплыть в спасительную негу. Вообще мой, так сказать, сосед был не так уж и плох. Поняв, что я не клюну на его уловки, он вообще старался не разговаривать на эту тему. Хотя, конечно, постоянно доставал своим воем по поводу и без оного, но осознавал что шансов на выживание у него, в случае победы мало. И поэтому старался помогать мне в меру возможностей. Шкура то у нас одна на двоих. А моя смерть это и его тоже. Смешно – носить в себе Врага, который не может использовать твой труп.
«И почему ты такой урод, - сказал зверь, - да и еще тупой как пробка». Надо сказать, что иногда эта мразь меня сильно бесила, но ничего с ней я сделать не мог. Приходилось стискивать зубы и терпеть.
«То, что не красавчик и без тебя, уеб*ще, знаю, а вот за второе вмазать бы тебе по зубам», - привычно буркнул я, зная, что сделать это нереально.
«Да, ну? - ехидно отозвался голос, не обращая внимания на оскорбление. - Если не тупой, то, как объяснишь происходящее?».
«Как, как… Напился вчера с ребятами и судя по ощущениям подрался в довершении всего».
«Да? А получше к ощущениям не хочешь прислушаться?».
Мысленно прокляв его и всё его племя, я попытался создать картину окружающего мира.
Во-первых, лежу на чём-то холодном. Во-вторых, ноги мне чем-то придавило, но как-то странно, как будто даже присыпало. В-третьих, сквозняк, холодный и мерзкий. И вода капает на камень. Не похоже это на казарму. Да выпить предпочтительней на свежем воздухе. И еще… Голова, конечно, болит, но не так как после пьянки. Скорее после удара.
Я попытался вспомнить вчерашний день. Поезд, сержант, сажающий нас в грузовик, поездка по поганой погоде, ссора с солдатиком, взрыв…
«О, чёрт!».
«Вспомнил, наконец».
«Лучше бы не вспоминал. Сильно меня потрепало?».
«Сломал крылья и палец на ноге. Полно синяков, ссадин и шишек. В общем, ничего страшного», - тут он прав. Это мелочи, а не увечья. Организм зарастит их за пару часов. Больше всего сейчас должно волновать другое. Я открыл глаза и попытался сесть. Не без труда мне удалось сделать и то и другое.
Глаза с трудом различали очертания предметов. Пошарив рукой на поясе, мне удалось нащупать «светлячка» (жаргонное название химического осветителя - прим автора). Переломив его пополам и слегка потряся, я получил маленький, но довольно яркий источник салатового света. Итак, сижу в пещере с низким потолком, своды покрыты влагой, которая собираясь в капли, падала на каменный пол и порождала этот надоедливый звук. Чуть дальше валяются рюкзаки вперемешку с камнями и оружием. За ними ход, ныряющий вниз, в темноту. Ноги засыпаны примерно до бедра, но откопаться не сложно. Метрах в трех туннель, ведущий вверх, через который, судя по всему, я и попал сюда.
«Неплохо было бы откопаться, - подал «дельную» мысль зверь, - а потом выбираться отсюда».
Я ничего не ответил и, молча, принялся разгребать скальную породу руками. Не могу сказать, что это было легко, потому что многие камни имели острые сколы, режущие не хуже ножа, но приблизительно через полчаса мои ноги были свободны.
Встав во весь рост, я направился к вертикальному тоннелю и, задрав голову, посмотрел вверх.
- Бл*, вот жопа! – вырвалось у меня из груди. «Светляк» освещал нагромождение камней намертво заваливших туннель. Сдвинуть такие глыбы мне по силам, но где гарантия того, что остальные не рухнут, раздавив меня как таракана.
«Мда… Мы влипли, - задумчиво протянул зверь. - Остается только одно – сдохнуть от голода».
- Ну почему же, есть вариант спуститься по тоннелю, - когда рядом никого не было, я говорил с этим дьявольским отродьем вслух,- Сквозняк есть - значит где-то второй выход из пещеры. Или ты этого не заметил?
«Заметил, - ответил тот. - «Только вот ты кое-чего не заметил».
- И что же это?
«Обернись. Теперь смотри на правую стену. Ниже. Левее трещины». На стене пещеры отчетливо просматривался какой-то след. Присмотревшись, я понял, что могло его оставить. Когти. Хорошие такие когти, запросто рвущие кевлар в клочья. И след свежий, иначе его бы сровняло солью, которая покрывает стены. «Соль закрывает сколы за два-три дня», - всплыла фраза инструктора, сказанная им на таких далеких уже курсах спасателей. Следовательно, этим следам день-полтора. Плохо.
Я беззвучно подошел к рюкзакам и взял в руки дробовик. В тесных коридорах эта штука получше автомата. Особенно вблизи.
«Ты можешь сказать, где он?» - дух прекрасно чувствует своих «живых» сородичей.
«Точно нет, но где-то впереди, - он был обеспокоен. - И удаляется».
Мои руки сгребли рюкзаки и закинули их за спину. Включив подствольный фонарь, я двинулся вперед.
«Э, ты куда?» - забеспокоился мой сосед.
«За ним, - последовал короткий ответ. - Или ты думаешь, что я позволю ему просто уйти?».
Тот ничего не ответил. Глубоко вздохнув, я начал спуск…

Отойдя от селения на несколько десятков километров, команда Хинаты начала увеличивать темп. Точнее Конохомару, всё еще недовольный заданием и идущий первым, стал прибавлять шагу. «Эта старушенция совсем меня не воспринимает всерьез, - думал он, перепрыгивая с ветки на ветку. - Посылает нас в какую-то глушь, вместо того, что бы, хотя бы оставить в деревне. Если слухи не врали, то Акацке похитили Казекаге. Деревня Песка наш союзник, и мы должны помочь им». Он начал мечтать о том, как он, Конохомару, спасает Гаару и становится героем Конохи. Погрузившись в свои мечты, мальчик не заметил ветви, которая росла аккурат на уровне его лба.
БАМС!
ШМЯК!
- Конохомару! – крикнула Моэги, приземляясь возле него.
На лбу наследника клана Сарутоби зрела шишка размером с кулак.
- Похоже, нам придется немного передохнуть, - произнесла Хината, снимая рюкзак и осматривая лоб мальчика. «Хорошо он ударился. Надеюсь, сотрясения мозга нет. Иначе придётся вернуться обратно», - подумала она.
Перетащив пострадавшего на ближайшую поляну, команда расположилась на привал. Близился вечер, и сумерки начали теснить солнце, все сильнее наклоняя его к горизонту. Каждый думал о своём: Моэги беспокоилась о Конохомару, Удон сравнивал это задание с теми, которые они уже выполняли, а Хината… Хината никак не могла сконцентрироваться на чём-то одном. Её мысли постоянно перескакивали с одного на другое.
«Это моя первая миссия в качестве капитана. Никогда не задумывалась о том, какая ответственность лежит на его плечах, - размышляла девушка о своём нынешнем статусе и тотчас, - Акацке похитили Казекаге, и Цунаде-сама отправила на помощь Какаши-сенсея, Сакуру-чан и Наруто-куна». Наследница одного из самых сильных кланов Конохи заулыбалась, вспоминая самого неугомонного и непоседливого ниндзя. Его прическу, глаза, улыбку, жесты. Эти воспоминания грели её сердце. Её первая любовь. Чистая, нежная, искренняя и … безответная.
«Интересно, насколько сильно он изменился? – размышляла она, готовясь к ночлегу. – Я слышала, он стал намного сильнее. Вместе с Сакурой-чан они сумели забрать колокольчики у Какаши-сенсея. А до них никто не мог этого сделать!»
- Хината-сама, - раздался голос из-за костра.
- Да, Удон-кун, что ты хочешь спросить?
- А что это за место, куда мы идем?
Капитан помедлила с ответом. Всех деталей она, конечно не знала. Ей дали весьма расплывчатые инструкции: придти, поспрашивать местных жителей, посмотреть на заброшенные штольни. Вернуться назад и доложить обо всём увиденном.
- Насколько я знаю, там только заброшенные шахты. Просто заброшенные шахты.
- Просто шахты? – в разговор вступила Моэги. – Тогда зачем посылать туда шиноби?
- Цунаде-сама опасается, что Акацки могут воспользоваться моментом, чтобы нанести удар по нам. Поэтому мы должны проверить, нет ли там следов их пребывания.
Огонь освещал поляну неярким, пляшущим светом, создавая причудливые тени. Они извивались и перепрыгивали с места на место словно живые. Стало прохладней, и поднялся ветер. Шелест листьев напоминал шепот призраков. Сидящие возле костра поежились.
- Моя тетка,- тихо сказал Удон, - рассказывала, что там люди исчезали. Причем никто больше их не видел.
- Хватит! – почти закричала Моэги. – Удон, ты что нарочно? Ты же знаешь, как меня пугают эти истории.
Хината улыбнулась: «Дети. Они еще дети. Мерещится всякая чертовщина».
- Хорошо, - генины посмотрели на неё. – По плану мы должны были поговорить с местными жителями и после осмотреть штольни. Но, чтобы вы не волновались, сначала осмотрим шахты, а потом поговорим с жителями. Согласны?
- Да, - дружно ответили шиноби…
Последний раз редактировалось INCviziTor 31 янв 2010, 01:30, всего редактировалось 1 раз.

INCviziTor
Новичок


 
Сообщения: 54

Сообщение INCviziTor » 31 янв 2010, 00:24

Глава 3.
Сны в темноте.
Тоннель, ведущий вниз, был пологим, но скользким. Очень скользким. Приходилось внимательно смотреть под ноги и держать равновесие, что было не простым делом, учитывая, сколько веса было на мне. С потолка лился настоящий дождь, и ледяные капли периодически попадали за ворот рубашки. Журчала вода, стекающая по дну вниз, в холодную и темную неизвестность. Стены покрывал толстый слой мха или лишайника. Потолок иногда опускался настолько, что расстояние между ним и моёй головой не превышало пальца.
«Бл*, знал бы, что тут меня ждет, остался бы разгребать завал, - со злостью подумал я и накинул капюшон плащ-палатки. – Ненавижу сырость».
Фонарь периодически выхватывал участки стен, с которых был содран мох. Даже дураку было понятно, кто мог это сделать. Моя цель. Или мой убийца, если у него появится возможность напасть на меня.
«Он далеко?» - мысленно спросил я духа.
«Нет. Я почти его не чувствую, - ответит тот и добавил. – Скорее всего, мы идем с такой же скоростью, как и он».
Фонарь выхватил очередной участок стены, на которой мох висел клочьями. Мой взгляд зацепился за скалу, на которой он рос. В ней было что-то не так. Подойдя к ней, я приложил к камню руку. Гранит был гладким на ощупь, словно отполирован.
«Интересно, - подумал я. – На свете много чудес, но такое…».
«А, что тебе не нравится? – подал голос зверь, явно вспоминая могильные плиты. – Камень, как камень…»
«Гранит - камень твердый. Те плиты, которые ты мог видеть, обрабатывают на станках. А как скажи мне можно обработать стену в пещере?» – ехидно ответил я, отворачиваясь от стены и направляясь дальше.
Через несколько метров тоннель стал еще круче. Теперь приходилось изрядно постараться, чтобы не упасть. Но видимо у судьбы на меня были другие планы. Нога опустилась на покрытый плесенью участок пола и заскользила. Я дернулся, пытаясь удержаться на ногах, ударился головой об выступ потолка, рухнул на спину и заскользил вниз по полу.
«Проклятье, - пронеслось у меня в мыслях. – Нам нужно остановиться и поскорей!». Я попытался зацепиться когтями за пол, но кроме искр, ничего не получилось. Тем временем скорость нарастала, и я уже не катился, а летел.
«Как на американских горках, - просипел дух. – Только поопасней…»
Мне же была покайфу такая ситуация. Мощный выброс адреналина вызывал что-то вроде эйфории. Правда, пару раз я чуть не распрощался с жизнью.
Сначала проход резко сузился и я крепко приложился плечом о выступ и потом, когда тоннель превратился в развилку из двух ходов. Каким чудом я пролетел в один из тоннелей, было не понятно.
- Тебе не кажется, что мы долго уже катимся? – спросил вслух я зверя.
«Ну, не долго… - начал он и продолжил после паузы. – И уже не катимся…».
Так и есть. Ощущение свободного полёта ещё больше возбудило, в хорошем смысле слова, меня. Свист ветра, чувство невесомости и свободы. Я расправил крылья и начал планировать вниз, упиваясь чувством вседозволенности.
Зря. Внезапно выскочивший из темноты уступ я заметил слишком поздно. Удар выбил из меня воздух, что-то хрустнуло, и оставшиеся метров двадцать я пролетел в свободном падении. Удар. Темнота…

Грязно-серое небо, через которое едва пробивалось солнце. Горячий, сухой ветер, поднимающий тучи едкой пыли. Облака, святящиеся призрачным, мертвенно-бледным светом…
Она стояла на краю утеса. Под её ногами расстилалась бескрайняя равнина, покрытая пеплом и грязью. Обгорелые стволы деревьев вздымались вверх подобно ржавым гвоздям. Скалы, разбросанные тут и там, были оплавлены.
«Боже мой, где я? – с ужасом подумала Хината. – Что это за место?»
Девушка попыталась отвернуться от безжизненной земли, но что-то заставляло её смотреть на эту проклятую землю. Она присмотрелась. Некоторые камни, лежавшие на земле, имели странную форму.
«Бьякуган», - куноичи активировала свою наследственную способность и посмотрела на равнину. И тут же почувствовала, как мурашки поднимаются по спине и дикий, первобытный страх сковывает члены (прим. авт. Это литературное выражение). Трупы. Десятки тысяч трупов, покрытых пеплом и грязью, лежали на земле. Некоторые уже настолько сгнили, что через почерневшую плоть проглядывали кости. Странные металлические конструкции, обгоревшие и искореженные, стояли прямо на телах.
«Что… что это за место? Этого… этого просто не может быть!» - девушка в ужасе прикрыла глаза.
Она открыла глаза в надежде, что всё исчезнет, но ничего не изменилось. Внезапно она заметила какое-то движение на выжженной земле. Куноичи прищурилась, и поднявшийся ветер перенёс её к месту, на которое девушка смотрела.
В земле были выкопаны рвы. В них были люди. Странно одетые, держащие в руках и за спиной непонятные изделия из металла и разговаривающие на не знакомых языках. Мужчины и женщины, старики и почти дети. Многие были перебинтованы или искалечены. Кто-то сидел, привалившись спиной к стене, кто-то стоял, всматриваясь вдаль, некоторые ели или спали.
Девушка осмотрелась вокруг. Сразу за рвами находились странного вида повозки. В задней части у них стояли непонятные предметы: одна или несколько тонких труб, переходящие в массивный металлический блок (такие же штуки стояли и на земле, обложенные мешками), сварки из десятков труб, но гораздо большего диаметра, плиты из отполированного до блеска металла и другие. Кроме этих повозок так же были металлические конструкции, похожие на саркофаги. На крышах этих гробов были поставлены другие, размером поменьше, из которых выходили длинные трубы.
«Интересно, - подумала Хината, - что это за предметы? Зачем они нужны». Она увидела как несколько человек, обливаясь потом, принесли большой ящик и опустили прямо в грязь возле стены из мешков. Один из людей откинул крышку и вынул металлический треножник. Вместе с помощником раздвинул опоры и поставил конструкцию на землю. Затем, вчетвером, люди извлекли из ящика металлический предмет и установили его на опору. Девушка подошла поближе, что бы лучше рассмотреть, что будет дальше.
Закрепив извлеченную штуковину на треножнике, человек откинул крышку короба, в который переходила трубка толщиной в два пальца, и начал заправлять туда ленту. Девушка посмотрела на ленту и поняла, что лента металлическая и состоит из звеньев. Одни звенья напоминали кольца соединенные перемычкой, а другие представляли собой небольшие цилиндры, переходящие в конус. Закончив возиться с лентой, человек захлопнул крышку и с усилием потянул на себя ручку, торчавшую из короба. Внутри механизма что-то щелкнуло, и лента немного втянулась внутрь короба. Человек снова открыл крышку, заглянул вовнутрь, кивнул и отпустил рукоять. Механизм хищно лязгнул. Поводив в стороны трубой, мужчина что-то спросил у рядом стоящего. Тот посмотрел вдаль и махнул рукой в сторону валуна, стоящего в нескольких сотнях метров от группы. Сидящий за механизмом направил конус, которым заканчивалась труба, в сторону камня и нажал пальцем на крючок под коробкой.
Агрегат ожил и разразился грохотом. Из конуса вылетало оранжевое пламя и металлическая лента, слегка полязгивая, втягивалась в аппарат. Вся конструкция дергалась в сторону сидящего человека, как будто пытаясь его опрокинуть навзничь, но тот крепко держал этого ожившего зверя рукой.
От неожиданно громкого звука Хината зажала руками уши. «О, Дух Огня, что же это такое? - мысленно воззвала девушка. – Кто эти люди? Или это демоны в человеческом обличье?». Внезапно грохот стих. Девушка отвела ладони от ушей и посмотрела на мужчину, сидящего за механизмом. Тот внимательно смотрел на валун. Проследив за его взглядом, куноичи почувствовала, как у неё встают волосы дыбом. В камне четко были видны сквозные отверстия и следы взрывов. Человек стоящий рядом с аппаратом, что-то произнёс, и остальные начали доставать из ящика прямоугольные коробки, наполненные отрезками ленты. Потом они подняли принёсенный короб и потащили его дальше, оставив мужчину наедине со страшно мощным… мощным…
Девушка никак не могла подобрать слово, которым можно было бы назвать механизм. Внезапно она вспомнила про баллисты, которые использовали для обороны деревень. «Похоже, что эта штука мечет снаряды, как метатели, - сообразила куноичи. – Только намного быстрее и мощнее. И, похоже, что все эти агрегаты оборудованы такими вещами». Хината посмотрела на стоящие за рвом механизмы и почувствовала укол страха. Если даже такие, относительно, маленькие метатели обладают такой мощью, то, что за сила скрыта в остальном оружии, которое намного крупнее?
Внезапно шиноби заметила фигуру, стоявшую между рвом и агрегатами. Человек был закутан с головы до пят в плащ болотного цвета. В левой руке незнакомца тлела сигарета, а правой он держал местную баллисту, подобную той, что установили на глазах у девушки. Воин, теперь девушка не сомневалась в профессии всех находящихся здесь людей, в сторону выжженной равнины, напоминая статую. Из-за повозок вышла еще одна фигура в плаще, с той разницей, что подошедший был выше и массивней. Стоящий никак не отреагировал на появление нового лица. Здоровяк несколько помедлил, будто собираясь с духом, и подошел к наблюдающему, встав рядом с ним. Произнес несколько слов на незнакомом языке. Никакого эффекта. Подошедший произнёс какое-то слово, но воин словно игнорировал его присутствие.
Здоровяк повысил голос, и тут воин резко обернулся. Его метатель уткнулся в живот и солдат прошипел какую-то фразу. В его голосе слышалась нескрываемая ненависть и злоба.
Но развязка не наступила. Завыли сирены, и люди забегали, готовясь к бою. Куривший спрыгнул в ров и встал возле стены. Еще несколько секунд раздавались команды, и наступила тишина. Затишье перед боём. Люди напряженно смотрели в сторону равнины.
Куноичи посмотрела туда, куда были направлены взгляды тысяч глаз. На горизонте появилась какая-то темная бесформенная масса, катившаяся по земле с нарастающей скоростью. Прозвучала команда, и из труб, смотрящих в небо в клубах огня, вырвались тысячи ракет. Они пронеслись с диким воём и упали в гуще наступающей массы. Через мгновение расцвели огненные цветы пожирающие всё вокруг. Темная стена вздрогнула и начала приближаться еще быстрей. Это было похоже на лавину, но от неё исходили волны первобытного ужаса. Снова взревели ракеты и к этому залпу подключились металлические саркофаги, выпустив тысячи снарядов. Вверх взметнулись столбы земли, и от лавины донёся протяжный стон. Грохот механизмов, лязг железа, крики людей и вой снарядов смешивались и создавали жуткую какофонию звуков.
На полем раздался нечеловеческий вой. Девушка посмотрела на лавину и ужаснулась. Жуткие, безобразные твари наступали на людей. Стена из бесчисленных пастей, когтей, щупалец, хвостов готовых убить, растерзать, раздавить и сожрать своих жертв. В эту секунду ожили тысячи метателей стоящих за рвами и в руках людей. По наступающим ударил настоящий ливень. Первые ряды нелюдей упали в грязь и были безжалостно затоптаны своими собратьями. Несколько секунд людям удавалось сдерживать вал, но монстры продолжали идти, невзирая на потери, на месте убитого монстра вставало пять новых.
Несколько тварей прыгнуло и приземлилось прямо на солдат своим немаленьким весом. Люди тут же убили их, но другие чудовища тоже начали прыгать вперед, пробиваясь к людям. Началась бойня.
Сознание куноичи выхватывало лишь фрагменты, но даже они приводили в ужас. Вот монстр откусил голову воину. Вот солдат превратил в факел своего врага. Тварь, похожая на младенца, разрывает девушку щупальцами на части. Чудовище пытается удержать свои внутренности. Парень, зажимающий рваную рану на лице. Вот человек размозжил голову твари молотом и тут же упал пронзенный костяными шипами. Нелюдь получила выстрел в упор и разлетелась фонтаном вонючей жижи. Мужчина, зажимающий культю, оставшуюся от руки…
Среди этого хаоса периодически мелькали плащи воинов, стоявших надо рвом. Девушка начала следить за ближайшим к ней человеком. Вот он ткнул чудовище в живот мечом и другой рукой рубанул по длиной суставчатой шее. Уперевшись ногой, выдернул меч, прокрутил его и вонзил в спину ближайшей твари. Потом прыгнул вперёд и раскроил голову следующему врагу. Рядом стоящая тварь попыталась достать человека ударом когтей, но тот ловко уклонился от удара и впечатал её в стену рва и обезглавил.
Все это заняло у него несколько секунд. Между тем в шум битвы пришел новый звук. Свист рассекаемого воздуха и низкий гул. Хината подняла голову и увидела, что к сече приближается несколько тысяч машин летящих низко над землей. Быстро вращающиеся винты, расположенные на крышах хищно поблескивали в неярком свете. Подлетев поближе, механизмы выпустили ракеты, превратив местность перед рвом в пылающий ад. Не успокоившись на этом они зависли над сражением и начали обстреливать нелюдей, которые остались за пределами пылающей земли. Люди приободрились и начали теснить тварей.
С низким ревом из облаков вынырнули машины, напоминающие птиц с распростертыми крыльями. Эти летуны пронеслись над бурлящей массой чудовищ, вываливая из своего металлического чрева цилиндры. Возле самой земли они взрывались, засыпая находящихся внизу тварей ливнем стальных шариков…
Над полем пронёсся тоскливый вой. Оставшиеся в живых твари развернулись и бросились прочь от людей, которые, ценой страшных потерь, выстояли под их натиском. А люди продолжали стрелять им вслед…
Бой закончился. Ров был наполовину завален телами убитых и раненых. Оставшиеся в живых люди суетились, вытаскивая своих товарищей из кровавой жижи. Раненых уносили куда-то за машины, а павших грузили в кузова и увозили. Мертвых тварей выбрасывали прямо перед рвом. В воздухе витала смесь запахов крови, горелого мяса и едкий запах химии.
«Это место, - подумала куноичи, - оно похоже на ад. Только намного, намного страшнее. Неужели я умерла?» – ей стало страшно.
Тут девушка заметила фигуру в плаще. Человек стоял над чьим-то распростертым телом. Несколько секунд стоящий молчал, а потом запел низким хриплым голосом. И хотя Хината не понимала ни слова, она чувствовала боль потери и печаль одиночества. Это была песнь прощания, последняя почесть павшему. Рядом стоящие войны молчали, как будто немые. Песня завораживала. Слова на чуждом языке вплетались в кружева мелодии, заставляя сердце замирать в восхищении. Прекрасная и такая печальная песня. Закончив петь, человек что-то достал из кармана и бросил на тело погибшего. Оно вспыхнуло холодным синим пламенем и горело лишь несколько секунд, не оставив от тела ничего кроме пепла.
Начался дождь.
Воин, откинув капюшон, подставил лицо под струи воды. Постояв так около минуты, он опустил голову. Девушка присмотрелась. Этот человек был молод, лет двадцати, но его волосы были серебристо-пепельного цвета. Худое изможденное лицо, на котором тяготы и лишения оставили неизгладимый отпечаток. Парень открыл глаза. От неожиданности Хината отступила назад. Это не было глазами человека. Скорее это было отражением окружающего ада. Черный, как обсидиан, белок, красная радужка и вертикальные белые зрачки. В них не было ни чего, абсолютная пустота. Это послужило последней каплей, и куноичи закричала от ужаса…

Костер почти догорел. Генины спали вокруг него, головой к огню. Девушка попыталась успокоить яростно стучавшее сердце и привести в порядок свои мысли. Ледяной пот тонкой струйкой устремился промеж лопаток к пояснице.
«Это всего лишь сон. Страшный сон. Обычный ночной кошмар, - успокаивала она себя. – Черт, не думала, что эти россказни Удон-куна, так на меня повлияют. Какая всё-таки я впечатлительная…»
Куночи легла и улыбнулась. Просто кошмар, ужасный сон… или не сон? Слишком реальным казалось увиденное: до сих пор в ушах гремит шум битвы, а в воздухе витает металлический запах крови. Хината зябко поёжилась и закрыла глаза…

Яркое солнце освещало деревню, раскинувшуюся под скалой. Прохладный ветерок теребил мой плащ и приносил с собой аромат листвы, трав и луговых цветов. Такие знакомые, но почти забытые. Нюх так же ощущал множество других запахов, но эти были, пожалуй, самыми желанными.
Я осмотрелся. «Странно… Как я попал сюда? Ведь я был в пещере? Или пещера это плод моего воображения? Тогда что это за место?» Обдумывая это, я отошел от края утеса и пошел по едва заметной тропинке в лес. Немного пропетляв, она привела меня к небольшой поляне.
Окруженная деревьями, с маленьким водопадом, вода из которого падала в небольшую заводь, и усеянная цветами, полянка была залита ярким солнечным светом. В близлежащих кронах щебетали птицы, в густой траве стрекотали кузнечики, а сквозь прозрачную воду озерца поблескивала чешуя рыбешек. Легкий ветерок, прошуршав листвой, принес прохладу леса. Белоснежные облака, словно отара овечек, лениво ползли по бескрайнему небу.
Встав на краю, я откинул капюшон плаща, глубоко вздохнул, прикрыв глаза, и застыл, вслушиваясь в окружающий мир: вот дятел стучит клювом по дереву, еж тащит свою ношу в гнездо; где-то тявкает лисица, и заяц, услышав голос плутовки, бросился наутек; змея ползет по стволу дерева, а рядом с ней пролетает какой-то жук… Жизнь…
Я нехотя открыл глаза. «Как такое возможно? - я был изумлен. - Ведь всем известно, что кроме нас и людей не осталось ничего живого. Или я умер и попал в рай? Или это, - мне вспомнились байки, которые часто рассказывали у костра, - Шамбала - место, уцелевшее в пожаре войн? А может… - неприятный холодок скользнул по спине. – Нет, это не возможно…»
Погруженный в свои мысли, я не услышал шагов. Человек вышел из-за деревьев и не спеша направился к водопаду. Девушка…
Встав за ствол дерева, я начал внимательно наблюдать за незнакомкой. Похоже, что она не заметила меня. Остановившись возле заводи, девушка стала наблюдать за игрой света и брызг, рождаемых водопадом. Иссиня-черные волосы, спускающиеся ниже плеч, маленький, чуть вздернутый носик, полные, чувственные губы, большие глаза, немного необычного цвета - то ли бледно-лилового, то ли прозрачно-небесного. Она была одета в легкую светлую куртку с фиолетовыми вставками, темные бриджи. Одежда быстро намокла от летящих капель, открыв моему взору стройную фигурку.
«Красивая, - мысленно протянул я. – Интересно, какие еще сюрпризы ждут меня?». Тем временем девушка оторвала взгляд от озера и посмотрела в сторону деревни. Из леса вышли двое людей, сопровождаемых здоровенной собакой. Несмотря на мои усилия рассмотреть их, они казались смазанными, как будто их окружала пелена тумана. Они поздоровались и после короткого разговора отошли от девушки к краю поляны.
От увиденного в дальнейшем у меня отпала челюсть. Во-первых, виски незнакомки покрылись сетью вздувшихся вен. Во-вторых, зверюга, сопровождавшая пришедших, с легким хлопком превратилась в человека. И, в-третьих, из-под одежды последнего вылетела туча то ли мух, то ли жуков. Дальше - больше. Оба парня вместе с собакой напали на девушку, но та с легкостью отбила все атаки нападавших. Внезапно из листвы, тускло блеснув, вылетела туча ножей, но, не долетев до незнакомки нескольких сантиметров, они разлетелись в стороны, словно попали в стену. Из воды вылетело еще несколько ножей, нацеленных ей в спину. И хотя, девушка не могла их видеть, она резко развернулась и поймала их одной рукой. Я пытался осознать то, что произошло у меня на глазах.
«Так, бл*, - мысленно ругнулся я. – Это мне здорово не нравится. Я могу еще поверить, что девчонка отбилась от двух пацанов и собаки, которая превратилась в человека, но как ей удалось остановить ножи? А последнюю порцию она вообще видеть не могла. Если, конечно, у неё нет глаз на затылке…». От последней мысли мне стало как-то не по себе, я принял очевидное решение - валить отсюда подальше и побыстрее. Отступив метров на десять, я круто развернулся и припечатался лбом о низко нависающий сук лбом, да так, что у меня посыпались звезды из глаз…

«Эй, человече, ты в норме?» - прозвучал в моём мозгу знакомый голос.
Я открыл глаза. Лежу на спине, на холодном каменном полу. «Светляк» лежит в паре метров от меня и, судя по тускнеющему свету, горит на последнем издыхании. Рюкзаки, как попало, валяются рядом. Коснувшись рукой лба, я зашипел от боли – там была огроменная шишка. И, кажется, сломана нога и треснули ребра. Дотянувшись до сумки, я выудил от туда медкомплект и, морщась от боли в груди, наложил шину на сломанную кость. Потом, стянув с себя бронежилет, туго перевязал ребра бинтом. И напоследок проглотил несколько таблеток, чтобы приглушить боль.
«Да. Теперь всё хорошо, - мысленно отозвался я. – Просто сильно устал. Мне нужно немного отдохнуть».
«Ладно. Спи. Я разбужу если что» - проворчал мой сосед.
Прикрыв глаза, я попытался устроиться поудобней, чтобы не тревожить раны. И тут же спросил духа: «А с чего это ты так обо мне заботишься? Раньше ты этим не страдал».
«Да, так просто… - начал было юлить тот, но поняв, что я не успокоюсь, пока не услышу правду, продолжил. – Сколько мы с тобой вместе? Четыре года. И что-то за это время я не видел, чтобы ты так довольно улыбался во сне…». Зверь замолчал, а я смотрел в темноту, думая о той незнакомке из сна.

_______________________________________________________________________


Глава 4.
Путь война.

«Московское время – пять утра. В Красноярске – девять. В…»
«Заглохни, - оборвал я духа. - Тоже мне нашелся будильник!»
Такие подъёмы за прошедшие годы стали привычными, но всё равно немного выводили из себя. Правда интересно, как эта сволочь узнает, сколько сейчас времени, в уме, что ли считает?
Я открыл глаза и потянулся. За те несколько часов, что я спал, ребра срослись, да и нога то же начала срастаться, хотя для этого нужно больше времени. Единственное, что меня беспокоило это усталость. Большую часть ночи мне снилась эта девчонка. Она звала меня на помощь, и я просыпался. Это становится похоже на какую-то одержимость. Да, старею. Или пора жениться. От этих неожиданной мысли меня передернуло. Ну, ладно старость. Если хорошенько обдумать, как я лажался, то вполне возможно. Но свадьба?
«Рассвет наступил?» – задал я довольно глупый вопрос.
«Нет. Но скоро солнце взойдет, - ответил зверь. – А почему ты спрашиваешь?»
«Меня немного нервирует, что надо мной скала, а не небо. Я же не крот».
«А, то мне показалось, что ты боишься, - съехидничал мой сосед. – Или у тебя действительно клаустрофобия?»
«Нет. Единственный мой недостаток – это боязнь высоты, - огрызнулся я. – Лучше скажи где, эта мразь, из-за которой мы так влипли».
«Понятия не имею. Где-то шляется. По крайней мере, я его не чувствую».
Внезапно где-то под сводом замерцал огонек. Несколько мгновений он блестел, как звезда на ночном небе, а потом от него стали расползаться во все стороны лучи. Они растекались по своду, словно белые молнии, переплетаясь и порождая новые. Вскоре весь потолок был покрыт пылающим узором, напоминающим паучью сеть. Несколько мгновений ничего не происходило, а потом меня ослепила яркая вспышка. Я прикрыл рукой глаза, пока они не привыкли к свету, а когда убрал руку, замер в изумлении. Пещера была не просто огромной, а гигантской. Потолок возвышался на несколько сотен метров над полом, а противоположная стена была отдалена на несколько километров. Однажды мне довелось попасть в ангар боевых шагоходов класса «Тор». Здоровый сарай – километр на два и высотой в семьдесят метров. Но в эту пещеру можно было смело запихать несколько десятков таких строений еще и место останется. Я лежал на широкой площадке, расположенной метрах в пятидесяти над полом. Но самое изумительным были не размеры пещеры, а то, что находилось в ней. Город.
Высокие тонкие башни, похожие на минареты, глинобитные хижины максимум в два этажа, мощеные улицы и узенькие улочки, заканчивающиеся тупиками, площади базаров и обширные подворья – прям какой-то Багдад из «Тысячи и одной ночи». И рядом со всем этим стояли пагоды и дома из бумаги, вишневые сады и пруды с каменными дорожками - более уместные для Страны Восходящего Солнца. Сразу за ними расположились миниатюрные замки западной Европы со всеми атрибутами: колодцами, крепостными стенами и валами, торговыми площадями и церквями. Кое-где величественно возвышались готические соборы, похожие на футуристические звездолеты. А возле самого края пещеры притулились пирамиды, размером с те, что находятся в Гизе.
«Однако, - присвистнул дух, оценивая открывшуюся нашему взору картину. – Ты когда-нибудь, что-то похожее видел?»
«Нет. Если честно, даже представить не мог, что кто-то может создать нечто подобное, - отозвался я. – Хотя бы потому, что всё это набрано из разных мест и эпох. По идее строители даже не знали друг о друге»
«И всё же они возвели это чудо света. Надо отдать должное зодчим - они отлично всё продумали»
«То есть?»
«Город застроен идеально. Присмотрись внимательно: каждая улица идеально пряма и ведет в центр города через несколько эпох. Это как музей: переходишь в другой зал – меняется время…»
Зверь продолжал бубнить, а я стоял с открытым ртом.
- Не знал, что ты такой образованный, - обратился я к нему вслух.
«Кто? Я? – спохватился он. – С чего ты взял?»
- Да ладно тебе, - мой голос был полон ехидства, - ты уже попался. То, что ты сейчас рассказывал, знает не каждый обыватель.
Зверь молчал.
- Ладно, проехали. Если я правильно понял, то город пуст. Причем давно. Как думаешь, почему жители бросили его, из-за какой-нибудь заразы?
«Сомневаюсь. Причина в чем-то другом. Лучше займись делом, пока нога не срастется»
- Например? – поинтересовался я.
«Разберись с рюкзаками. Или ты будешь таскать на горбу всё это барахло?»
Мда, он прав - то снаряжение, что я тащил, по большей части мешало. Собрав рюкзаки, я занялся тщательной сортировкой содержимого. Первый рюкзак принадлежал мне, и поэтому много времени разборка его содержимого не заняла. Я оставил запасной комплект формы, противогаз, патроны, аптечку, паек, радиостанцию и взялся за следующий рюкзак. Откинув клапан, я присвистнул. Там находилась разобранная «Коса» - тридцатимиллиметровая автоматическая пушка. Весит, конечно, она килограмм под сто, но лучше неё для генавра ничего нет. Из такой малышки можно положить такую орду мразей – ни одному человеку и не снилось. Там же лежал патронный ранец на пятьсот снарядов. Больше ничего интересного. Из следующего я взял медкомплект, патроны к дробовику и гранаты. Третий рюкзак - и опять сюрприз в виде штурмового доспеха. Эти штуки выпускают по несколько экземпляров в месяц и, поэтому они очень редко встречаются. Этот доспех видимо утащили, прям с завода, не иначе. На нем не было ни номера, ни эмблемы подразделения. Матовый черный цвет, казалось, поглощал яркий свет, заливающий пещеру. Правда, доспех был без нагрудника, но ничего страшного. Следующей была подвесная сумка с крупнокалиберным пулеметом и парой сотен патронов. Из других рюкзаков я достал медкомплекты и гранаты. И в последней сумке меня ждал просто замечательный подарок – система восстановления патронов СВПМ. Уникальная вещь, позволяющая снаряжать боеприпасы буквально из чего угодно, а эта модель еще и гранаты. То же редкая вещица. Я бросил сумку на пол, и та, ударившись о камень, издала странный металлический лязг. Пошарив в ней, я нашел на самом дне небольшой кожаный кошель, который, несмотря на размеры, был довольно тяжелым. В нем лежали маленькие бруски желтого металла, маркированные клеймами. Золото. Вытянув руку, я прикинул вес мешочка: «Здесь не менее пятнадцати килограмм в слитках, весом по пятьдесят грамм каждый, - рассеянно подумал я. – Интересно, откуда они у него. Хотя все равно. Это прихвачу, так сказать на карманные расходы»
«Вот это да, - восхищенно воскликнул дух. – С твоим везением, и такие находки. Сегодня твой день, не иначе»
- Ага, - согласился я. – Наверно сегодня удача решила меня почтить своим присутствием.
Мой взгляд наткнулся на небольшую жестяную коробку, отложенную мной в сторону. Черт, чуть не забыл. Я взял её в руки и положил на дно рюкзака, а сверху положил остальные трофеи, а мешочек со слитками запихнул в один из боковых карманов.
«Что это? - спросил зверь. - Ты постоянно таскаешь эту коробку с собой. У тебя там что, клад или фамильные драгоценности?»
- Так я тебе и сказал, - я не стал удовлетворять любопытство своего соседа – пусть помучается.
Нога уже срослась и, скинув с себя оружие и снаряжение, я облачился в доспех. Он состоял из наплечников, наколенников, наручей, поножей и перчаток, закрывающих ноги и руки солдата. Все было сделано из самых современных сплавов, сочетающих в себе легкость и прочность. Они выдерживали просто чудовищные нагрузки и были устойчивы к различным кислотам. Единственная отсутствующая деталь – нагрудник – должна была закрывать грудь, живот и спину, причём живот прикрывали пластины, дающие возможность наклоняться, а спинная пластина подгонялась под каждого воина индивидуально. Но, чего нет, того нет и, мне придётся обойтись бронежилетом. Облачившись, я принялся распределять снаряжение. Кобуру с пистолетом прикрепил на правое бедро, а на левое саперную лопату. Гранаты я повесил на специальные подвесы, на пояс ножны с мечом, а длинный нож заткнул за голенище ботинка. Поверх лат натянул плащ палатку и уже поверх неё, между крыльев, нацепил свой рюкзак и патронный ранец «Косы», на котором, в пазах, была закреплена пушка. И, наконец, за карабины подвесил ко дну рюкзака оставшуюся сумку с пулеметом. Да, со стороны наверно я кажусь неуклюжим. Подвигался, наклонился, дабы убедиться, что моим движениям ничего не мешает, и, взяв в руки дробовик, подошел к краю площадки. Несколько секунд постоял и спрыгнул вниз, расправляя крылья.
Мягко спланировал на улочку города. Когда подошвы моих ботинок коснулись пола, вверх поднялось облако пыли, от которой у меня зверски засвербело в носу. Я не выдержал и громко чихнул.
«Будь здоров, - злорадно произнёс дух. – Расти большой, не будь…»
- Спасибо, - перебил я его. – Куда двинем?
«Хороший вопрос. Думаю, что вперед, к центру города, а потом будет видно»
Хмыкнув, я осторожно, чтобы не поднимать пыль, двинулся по улице. Скажу сразу - этого мне не удалось, и меня постоянно окутывало покрывало едкой взвеси, от которой хотелось чихать и кашлять. Пришлось остановиться и достать противогаз. Дышать стало намного легче, и я мог внимательнее присмотреться к окружающей меня действительности. Вблизи город производил гнетущее впечатление. Древние стены, покрытые глубокими трещинами, наклонились над улицей, слепые провалы окон и дверей закрытые практически истлевшими занавесями, выцветшие росписи на стенах. Под ногами хрустели какие-то черепки. Я не удержался и заглянул в ближайшее окно. Все внутри, что было сделано не из камня, давно превратилось в прах. Время не пощадило ничего, что могло бы подсказать мне кто построил этот город.
На первый скелет я наткнулся минут через десять. При жизни этот человек был воином: кольчуга, доходившая до пояса, остроконечный шлем. Рядом лежало копьё с необычным листообразным наконечником. Череп бедняги был проломлен каким-то острым предметом.
«Его убили», - сухо произнёс зверь.
- А то я этого не понял, - огрызнулся я. – Знаешь, иногда ты…
«Морфы!» - буквально взвыл в моем мозгу дух.
«Где? – уже мысленно спросил я соседа, прижимаясь к стене дома. – Сколько?»
«Впереди. Их не менее трех»
Проклятье. Три некроморфа для меня не проблема, а вот если больше, они смогут зайти со спины. Что будет дальше лучше не представлять. Я стиснул зубы. По хорошему, надо бы убраться отсюда по добру по здорову, но куда? Если я смогу прокрасться мимо них, что маловероятно, то куда идти дальше? Да оставлять у себя за спиной врагов не лучшая идея. Мои пальцы стиснули цевье дробовика так, что затрещал пластик.
«Иногда судьба ставит нас в смертельную ситуацию. Но если ты воин, то должен идти вперед, даже зная, что никогда не вернешься», - вспомнились слова, услышанные незадолго до начала воины.
Я улыбнулся, перехватил дробовик поудобней и двинулся по улице. Топать пришлось долго. Не меньше пяти километров. За это время я успел раз двадцать проклясть идею спуститься вниз, тридцать решить какое оружие взять и не меньше сотни обматерить все племя некроморфов. Наконец, улица закончилась, упираясь в площадь, в центре которой возвышалась постройка из черного камня. Дух молчал, что для него не характерно.
«Ты, что уснул?» - мысленно спросил я, прижимаясь к стене перекосившегося дома.
«Нет. Пытался найти выход из этой передряги. Но ничего не придумал, - голос зверя казался немного расстроенным. – Смотри осторожней, они в нескольких метрах справа от нас»
Мне пришлось выглянуть за угол, чтобы увидеть своих врагов. Действительно, до них было не более десятка метров. Моему взору предстали спины, покрытые костяными наростами. Головы тварей были наклонены, словно нелюди молились. Когтистые лапы сжимались и разжимались, загребая пыль. Здоровые уроды - моя макушка и до груди не достанет. Впечатляющего размера мускулы перекатывались под шкурой.
Я снова спрятался за угол. Похоже, что уроды меня не заметили. Быстро перебрал возможные варианты, как разобраться с противниками. Лучше всего будет просто расстрелять их, не вступая врукопашную. Иначе меня могут порвать на клочки, если конечно сумеют сцапать. Я рванул гранату, бросил её за угол, а сам запрыгнул на крышу дома, возле которого стоял. Грохнул взрыв, и вой, напоминающий визг циркулярной пилы, взмыл над площадью. Встав на край крыши, я осмотрел площадь. Одну тварь разорвало пополам, и ядовито-зеленая кровь, вперемежку с внутренностями, образовала под телом здоровенную лужу. Второй нелюди повезло больше – ей оторвало руку и посекло осколками грудь. Тварь мотала залитой кровью мордой и пыталась протереть глаза. Три секунды. Я вскинул дробовик и выстрелил во врага три раза подряд. Все заряды дроби попали в цель, пробив в теле дыры размером с кулак. Пять секунд. Монстр отступил от меня на пару шагов и глухо зарычал. Видимо жизненно важные органы не были задеты, и теперь гадина заметила противника. Яростно взревев, она прыгнула прямо на меня, надеясь подмять своим весом, но это не входило в мои планы. Дробовик выплюнул еще пять зарядов, буквально разорвавших врага. Одиннадцать секунд. Я быстро окинул площадь взглядом, ища оставшихся. Краем глаза заметил, как несколько фигур бросились бежать через площадь к центральной постройке.
«Сзади», - предупредил меня дух.
Резко разворачиваюсь и еле успеваю закрыться от могучего удара когтистой лапы, отшвырнувшего меня, словно котенка. Тринадцать секунд. Приземляюсь на ноги, бросаю дробовик и выхватываю меч. Краем глаза вижу, как восемь размытых силуэтов, достигнув постройки в центре площади, запрыгивают в проем двери, а ударившая меня сволочь гигантскими прыжками приближается ко мне. Острая полоска стали пробивает брюхо чудовища, а я замечаю, что еще пара тварей выскочила из дома, на котором я стоял. Четырнадцать секунд. Рванул клинок вверх, вываливая врагу внутренности, в попытке разрезать морфа пополам, но лезвие, не выдержав нагрузки, ломается. Бросаю обломок в приближающуюся тварь, одновременно другой рукой хватаю саперную лопату и разрубаю не добитого врага от плеча до поясницы. Шестнадцать секунд. Сломанный клинок, превратившись в сверкающий круг, сносит голову одной из приближающихся тварей, но другая прыгает и врезается в меня всем телом. Семнадцать секунд. От удара моя рука разжимается, выпуская черенок лопаты, я отлетел к постройке и, пробив стену, врезался спиной в груду человеческих костей. Девятнадцать секунд. Некроморф появился в проломе и плюнул в меня кислотой. Руки схватили ближайший костяк, прикрытым доспехом, и выставили перед собой. Жидкость, попав на металл, зашипела, и мне пришлось отбросить латы в сторону, чтобы едкая смесь не стекла на меня. Тут же рукой перехватил прыгнувшую на меня тварь за горло. Двадцать секунд. Враг давил на меня своим весом, вцепившись в бронежилет когтями, приближал смердящую пасть к моему лицу. Свободной рукой я бешено шарил в поисках какого-нибудь камня, а глаза заметили еще двух нелюдей стоящих в стороне. Пальцы коснулись чего-то похожего на эфес меча, схватили его, и я, зажав эфес в ладони, изо всех сил заехал твари кулаком в бок. Двадцать одна секунда. Тварь свалилась с меня от удара и вскочила, чтобы распрощаться с головой. Резкий разворот и меч, свистнув в воздухе, пришпиливает очередную мразь к стене. Мои руки сдернули с крепежа «Косу» и оставшийся противник разлетелся на куски от четырёх снарядов. Двадцать пять секунд. Еще два некроморфа запрыгнули в помещение и замерли, глядя на меня. Пушка разразилась грохотом, и десяток снарядов превратил отродья в кашу. Тридцать секунд.
«Всё, это последние, - сообщил мне дух. Он был не слишком опечален тем фактом, что десяток его сородичей был убит. – Можешь расслабиться»
«Их было больше, - мои глаза шарили по углам в поисках недобитых тварей. - Я точно помню, что сюда запрыгнуло, по крайней мере, восемь уродов. Двоих уже нет в живых, а где остальные? Испарились?»
«Понятия не имею, но рядом их нет. Я не чувствую их».
Я осмотрелся. Помещение, в котором я находился, представляло собой круглую залу с высоким потолком. Стены её были сделаны из какого-то черного камня, который, казалось, поглощает свет, проникающий через проемы в стенах. Из-за этого помещение было наполнено полумраком. Повсюду валялись выбеленные временем скелеты в латах, сжимающие в истлевших руках мечи, копья и прочее архаичное оружие. А в центре помещении был пустой бассейн, метров эдак шесть шириной и десять длиной. И никаких следов заскочивших сюда противников.
Я опустил оружие. Тридцать секунд на десять морфов. Слишком долго. Мне повезло, что последние нелюди замерли, а двое запрыгнувших сюда ранее вообще не полезли в драку. Что выглядит крайне подозрительно. Мой взгляд устремился к пригвожденной фигуре. Меч пробил грудь чудовища, и теперь оно напоминало жутко уродливое насекомое, которое прикололи булавкой. Я прикрепил «Косу» обратно к ящику со снарядами и подошел к убитой нелюди. Мои глаза подозрительно сощурились: все тело некроморфа покрывали глубокие порезы, щупальца оборваны, а на шее видны следы зубов. Кто-то или скорее что-то пыталось убить его.
Я протянул руку и выдернул спасший мне жизнь меч из трупа. Длинный, шириной сантиметров десять, клинок был черным как ночь. Режущая кромка напоминала пилу. Лезвие переходило в длинную рукоять, отделенную широкой крестовиной. Никаких украшений.
«С виду неплохой клинок. Я бы порекомендовал забрать его с собой, а еще взгляни на тот доспех, которым ты прикрывался», - как обычно дух лез со своими комментариями по любому поводу.
Найдя искомый предмет среди завалов костей и брони, я взял его в руки и удивленно присвистнул. Во-первых, сильнейшая кислота не оставила на нем никаких следов. Во-вторых, латы, а точнее нагрудник, был почти точной копией нагрудника штурмового доспеха. Прихватив трофеи, я вышел из помещения на залитую светом площадь. Подобрал брошенный дробовик, стянул рюкзак со спины и начал заряжать оружие, комбинируя патроны: один с пулей, один с картечью. Покончив с этим, внимательно осмотрел находки уже при ярком свете. Только тут я обратил внимание на то, что у скелета, когда то были крылья. Об этом говорили кости торчащие из выемок на доспехе.
«Опа, интересный поворот событий, - дух тоже заметил эту анатомическую особенность умершего. – Похоже, что ты не один тут крыльями махал»
Мне же, честно говоря, после всех событий было на это начхать с высокой колокольни. За прошедшее время я столько всего увидел, что удивляться было просто в лом. После не долгих поисков, мои пальцы нащупали выпуклость на внутренней стороне ворота. С еле слышным щелчком, доспех сложился, высыпав останки мне под ноги. Я снял плащ и, скинув искореженный бронежилет, прижал нагрудник к телу и надавил скрытую кнопку. Несколько мгновений ничего не происходило, но потом изделие древних мастеров, немного подрагивая, плотно обхватило мой торс. Оставалось лишь попробовать, как оно сидит. Неплохо, движений не сковывает, крыльям тоже не мешает. Сидит как влитое, словно под заказ сделан. Я натянул поверх плащ-палатку и надел рюкзак. Немного повозившись, притулил под него меч, а дробовик закрепил в петлях. Тут мои уши услышали странный всплеск. Дух молчал – значит нелюдей рядом нет.
Вернувшись в комнату, я увидел, что бассейн был наполнен какой-то жидкостью похожей на ртуть. Подошел ближе, стянул перчатку и опустил пальцы в субстанцию. И тут же отдернул - жидкость была холодной настолько, что обжигала. Прошипев ругательство, я отступил назад, развернулся и … уперся взглядом в брюхо морфа. Тот молниеносно схватил меня за конечности и поднял на уровень своих глаз, напоминающих провалы в бездну.
- Ну и что уставился, урод, - сказал я, глядя в эту пропасть. Надо заметить этот морф отличался от всех виденных мной: сутулый, какой-то высохший, с восьмью когтистыми клешнями и облезающей шкурой. Отвратительное зрелище.
Морф посмотрел на броню, закрывающую моё тело, потом на оголенную кисть и снова уставился мне в глаза. Сердце предательски ёкнуло от страха. Но не от чувства близкой смерти: когда смерть сплошь и рядом, то понимаешь, что ничего страшного нет. Меня напугали проблески холодного разума в глазах монстра. Чудовище перехватило меня за пояс и опустило оголенную руку, намертво зажатую клешней, вниз.
«Что он задумал?» - подумал я и почувствовал, как входит в мою кисть костяной шип.
Удовлетворенно рыкнув, нелюдь приподняла меня над головой и швырнула в бассейн…

Утром Хинату разбудила яростная перебранка между Конохомару и Моэги.
- Что?! – голос наследника клана Сарутоби, выражал крайнюю степень не довольства. – Как такое могло случиться? Да еще и со мной.
- Если бы ты не считал ворон, то не ударился бы головой. Хорошо хоть мы успели пройти большую часть пути.
- Чтоб я, великий Конохомару, просто ударился головой и потерял сознание. Это невозможно. Я - будущий Хокаге, поэтому…
- Ты не будущий Каге, а идиот, который…
- Ты назвала меня идиотом?!
- Доброе утро, - Хината решила вмешаться в «любезный» разговор генинов. Спорщики стояли друг напротив друга. Удон, разумно решив, что встревать в разборки себе дороже, сидел на камне неподалеку. Его взгляд перебегал по спорившим, словно шиноби решал, кого придется удерживать, чтобы избежать рукоприкладства.
- Капитан, - обратился к девушке Конохомару, - это правда, что я вчера подставил миссию под угрозу.
- Конохомару-кун, - Хината начала осторожно подбирать слова, - нельзя сказать, что миссия была под угрозой. Твоя невнимательность может подвести тебя. В этот раз всё обошлось. Но в бою это может привести к серьезному ранению и даже смерти. К остальным это тоже относится.
Генины нахмурились и, Хината поняла, что допустила ошибку.
«Не надо было рассказывать им прописные истины», - с досадой подумала она.
Шиноби позавтракали и начали сворачивать лагерь. Все происходило в полном молчании. Собравшись, разведчики деревни Листа продолжили путь. Теперь Хината вела команду. Её мысли были совсем не радостными.
«Это моё первое задание в качестве капитана и я уже наломала дров, - её обуревали грустные мысли. – Неужели я так слаба и неопытна, что не смогу стать капитаном? Все считают меня гением, но мой отец прав – я, ни на что не годна»
- Хината-сама, - голос Конохомару вернул девушку в реальность. – Разве мы не должны идти в ближайшую деревню?
- Нет. Планы немного изменились, - наследница клана Хьюга, вспомнила, что генин в совещании участия не принимал. – Что бы сократить время миссии мы решили обследовать сначала шахты. Если там нет ничего подозрительного, мы отправимся домой.
- Можно вопрос, - хмуро спросил мальчик. – Почему я не принимал участья в совещании?
Хината на секунду прикрыла глаза – теперь она понимала, каково приходится Хокаге, когда она дает задания команде Конохомару. Ей даже стало жалко несчастную Цунаде, слушая возмущенные крики генина. Девушка поняла, что если что-нибудь не предпримет, то это будет продолжаться бесконечно.
- Конохомару-кун, - тихо позвала она генина.
- Что? – тот прервал очередную тираду о своем предназначении.
- Если ты не замолчишь, обещаю, когда мы вернемся, я опишу в отчете абсолютно ВСЁ. И ты с командой будешь до конца дней ловить кошек. Это понятно?
- Но…
- Всё решено. Чтобы не задерживаться здесь дольше, чем надо, мы осмотрим шахты, и потом будем говорить с местными. Если Акацуке действительно что-то замышляют, то мы найдем следы их пребывания. Если следов нет, то жители могут рассказать нам о необычных происшествиях. Это самый оптимальный вариант затраты времени.
Конохомару молча кивнул. Он понимал, что капитан команды права. Но его гордость не позволяла ему согласиться. Как наследник клана Сарутоби Конохомару считал свой клан лучшим, хотя некоторые шиноби считали клан Хьюга сильнейшим.
Хината размышляла о том, правильно ли она поступила, выдвинув генину ультиматум. С одной стороны мальчишка теперь будет стараться, чтобы не попасть в опалу к Хокаге, а с другой – генин может затаить обиду на капитана.
«Как тяжело, - мрачно подумала девушка. – Да, судя по всему, я не готова к тому, чтобы стать капитаном. Может отец прав, и я действительно ни на что ни годна?»
Внезапно она почувствовала чьё-то присутствие. Приказав жестом команде остановиться, Хината активизировала наследственную способность. Засаду девушка обнаружила сразу. Несколько человек расположились в зарослях неподалеку и, судя по всему, поджидали шиноби Конохи.
- Что-то случилось, Хината-сама? – спросил Удон, остановленный жестом куноичи.
- Да. В ста метрах впереди засада. Пять человек. По тому, как циркулирует чакра в их телах, могу сказать, что это шиноби, - ответила капитан. – Лучше всего будет… - начала она, но её прервали.
- Выходите подлые псы! - Конохомару стоял на ветке в позе «Крутого парня». – Идите сюда и сражайтесь как настоящие шиноби!
«Конохомару… - мысленно пообещала Хината. – Если мы выберемся из этой заварушки, я лично расскажу Цунаде-саме о твоей выходке».
Из зарослей орешника выскочило пять размытых силуэтов, которые приземлились на ветвь напротив команды Конохи. Девушка внимательно посмотрела на противников: камуфляжная расцветка одежды, подсумки с кунаями и сюрикенами, маски, закрывающие лицо… и банданы с нотой. Ниндзя Звука. По их внешнему виду было видно, что Звуковики настроены решительно.
- Так-так. И что тут у нас. Маленькие Листики, - ехидно произнес шиноби, стоящий позади основной массы врагов. – Неужели дела Конохи так плохи, что Хокаге посылает детей на миссии? Я-то надеялся, что нам встретятся воины, а не эта мелюзга.
Остальные Звуковики поддержали лидера дружным смехом. Однако звучал он как-то неуверенно. Казалось, они не ожидали встретить противника. От них веяло неуверенностью и испугом. Только один спокойно наблюдал за Хинатой и её командой, внимательно следя за каждым движением шиноби. Его взгляд напоминал взгляд хищника. Да и держался чуть сзади, оставляя место для маневра.
«Он опасен, - девушка анализировала ситуацию, решая, кто из противников наиболее силен. – От него просто разит угрозой. Его придётся взять на себя. Кроме того, их командир опытен и силен. Если он ринется в бой, мне придется отвлечь и его»
- Ребята, - тихо сказала Хината. – Я займусь теми двумя, что стоят позади группы. Остальные ваши. Как только расправитесь с ними - уходите. Доберитесь до деревни и доложите о стычке Хокаге.
- А вы? – так же тихо спросила Моэги.
- Обо мне не думайте. Просто уходите.
- Но Хината-сама… - начал было Удон, но куноичи его перебила.
- Я задержу остальных, даже ценой собственной жизни. Таков мой путь шиноби.
- Хватит болтать! – рявкнул шиноби Звука. – На том свете наговоритесь, щенки.
Хината отбила брошенный в неё кунай и, активировав Бьякуган, бросилась на выбранного противника. Звуковик был хорош. Он постоянно атаковал девушку, не давая возможности для контратаки, и ловко уклонялся от ударов куноичи. Лидер шиноби Звука пока не вступал в схватку, наблюдая за своими подчиненными. «Почему он медлит?» - подумала Хината, отбивая удар противника. Девушка понимала, что оставшийся в стороне ниндзя не будет долго наблюдать за боем, и решила как можно быстрее разобраться со своим противником. Блокировав очередной удар, она метнулась к противнику и ударила его плечом в грудь. Тот не ожидал подобной выходки от соперницы и отступил назад раскрывшись.
- Тридцать два удара небес – Хината приняла стойку и начала наносить удары. – Два. Четыре. Восемь. Шестнадцать. Тридцать два.
Последний удар попал в сердце, и звуковик беззвучно рухнул вниз. Куноичи развернулась к следующему врагу, одновременно отмечая, как идут дела у остальных. Конохомару медленно, но уверенно теснил своего противника, а Моэги успешно отражала атаки соперника. У генинов уже было несколько ран с виду не опасных. Внезапный крик боли заставил девушку отвлечься от стоявшего в стороне противника. Удон одной рукой зажимал рану на животе, а другой отбивал атаки шиноби. На его бледном лице блестели бисерины пота. Было ясно, что еще несколько ударов и противник его прикончит. Наследница Хьюга, не теряя оставшегося врага из виду, перепрыгнула к защищающемуся из последних сил генину. Звуковик увидел её маневр, но не успел защититься, и через мгновение на землю упал труп с перебитым горлом. В этот же момент Конохомару сумел достать своего противника, распоров тому ногу. Тот, вскрикнув от боли, отступил назад, и метко брошенный Хинатой кунай попал Звуковику в глаз. Оставшийся в живых шиноби попытался выйти из боя, но пропустил удар от подоспевшего на помощь наследника клана Сарутоби, и с криком сверзился вниз. Через мгновение его крик оборвался.
Моэги бросилась к Удону и еле успела подхватить его, прежде чем он упал с дерева. К ней присоединился Конохомару, и они вдвоём начали оказывать помощь раненому товарищу, не обращая внимания на свои раны. Хината посмотрела на лидера уничтоженной группы. Тот продолжал наблюдать за шиноби Листа, как ни в чем не бывало.
- У тебя есть шанс сдаться, - обратилась к нему девушка. – Иначе ты повторишь участь своих товарищей.
Звуковик усмехнулся.
- А ты не так уж и слаба. Убила трех моих людей, - голос шиноби стал серьёзным. – Но тебе меня не достать. Думаю, Орочимару-саме будет… - договорить Звуковик не успел. Брошенный рукой Хинаты сюрикен попал ему в горло. «Пуф» - и вместо тела на землю упал кусок дерева.
- Черт! – вырвалось у девушки. – Обмен, – осмотрев окрестности при Бьякугана, она заметила врага – тот направлялся на юг – и повернулась к команде. – Что с Удон-куном?
- Рана серьёзная. Его нужно доставить к врачу, иначе он может умереть, - голос Моэги звучал обеспокоенно.
Наследница клана Хьюга прикусила губу. То, что начиналось как обычная миссия ранга D, перерастало в нечто большее. Шиноби Звука уже давно не появлялись, и оставалось только догадываться, зачем они пришли сюда. Было ясно одно – ничего хорошего для деревни ждать не придется. «В подобной ситуации правила предписывали продолжать движение группы, с целью захвата пленного или нахождения базы противника, - думала куноичи. - Но с раненым товарищем это невозможно. Без медицинской помощи Удон-кун умрет». Кроме того, была еще одна причина, по которой она хотела продолжить преследование ускользнувшего шиноби – Учиха Саске, которого так мечтал вернуть Наруто. Звуковик мог знать, где находится обладатель Шарингана, и это позволило бы вернуть друга Узумаки в деревню.
- Группа, слушай мою команду, - генины посмотрели на своего временного капитана. – Сейчас вы отправляетесь в ближайшее поселение, расположенное к западу от нас. Там есть врач - он сможет помочь Удон-куну. После этого решите, кто из вас пойдёт в Коноху и сообщит о случившемся.
- А вы, Хината-сама? – удивленно спросил Конохомару.
- А я последую за убежавшим шиноби. Если получится, возьму его в плен, а если нет, то выясню, что здесь делали Звуковики, и где находится их база.
- Но это опасно! Вы можете погибнуть! – воскликнула Моэги.
- Знаю. Но я не отступлюсь - таков мой путь шиноби, - ответила Хината и отправилась в погоню.
- Вот чёрт! – ругнулся Конохомару, когда куноичи скрылась из виду. – Могла бы взять одного из нас с собой…

***
- Ну, что у нас тут? – задал вопрос пожилой генерал, едва он вылез из джипа.
- Засада прямо как в учебнике, товарищ генерал. Подрывник на дороге и остальные сидели в лесу. Подорвали грузовик и напали на группу. Правда, в этот раз им не повезло… - отрапортовал майор - командир поисковой группы.
- Это почему? – снова спросил приехавший, осматривая место недавнего боя: обгоревший остов грузовика, стреляные гильзы и трупы некроморфов.
- В машине ехал сводный отряд генавров, - офицер улыбнулся и пояснил. – Десяток ребят собранный со всей юго-западной линии обороны. Когда грохнуло, они выдернули из машины сопровождающих и занялись напавшими.
- Погибших много?
- Погибших нет, - поисковик перестал улыбаться. - Одному из солдат оторвало пальцы на руке, одному генавру сломали руку. И еще один пропал безвести…
- Это как? – опешил генерал. – Что значит, пропал безвести? Вы что пили сегодня?
- Никак нет, - начал объяснять майор. – Тела мы не нашли, да и вообще его никто не видел после взрыва.
Генерал нахмурился. Подобная ситуация никогда не возникала. Шутка сказать – пропал бесследно один из солдат с улучшенным генокодом. В штабе на такое заявление в ответ потребуют отставки. Если вообще не отдадут под трибунал за халатность.
- Майор, вы хоть определили, кто пропал? – поинтересовался генерал, раздумывая о возникшей проблеме.
- Да, товарищ генерал. Вот его досье, - ответил офицер, протягивая ему папку с документами.
Прибывший командир открыл её и начал просматривать по старой привычке с последней страницы. Обычно именно в конце досье находилась информация о службе. Найдя начало раздела, старик начал просматривать записи. С каждой новой строчкой его брови приподнимались. «Четыре года службы без передышки? Очень интересно», - подумал он, переходя к абзацу, помеченному зеленой полосой. По мере чтения, старик чувствовал, что его спина покрывается холодным потом. «Этого… этого… этого не может быть,» - его дрожащие пальцы открыли первую страницу досье…
- МАЙОР!!! – дождавшись офицера, генерал скороговоркой отдал приказ. – Найти этого парня. Живым или мертвым…
Последний раз редактировалось INCviziTor 31 янв 2010, 01:11, всего редактировалось 1 раз.

INCviziTor
Новичок


 
Сообщения: 54

Сообщение INCviziTor » 31 янв 2010, 01:24

Глава 5.
Встреча.

Солнце клонилось к закату, погружаясь в облака. Невысокая горная цепь, освещенная закатным светом, напоминала гребень дракона, который прилег отдохнуть. Холодный воздух, спускающийся с гор, покрыл растительность тонким слоем инея.
Хината преследовала последнего Звуковика, не выпуская его из виду Бьякугана. Шиноби не замечал слежки и быстро двигался в сторону возвышающихся гор. Тех самых, между прочим, которые должна была проверить девушка вместе с генинами. Но теперь она одна и ей следует быть как можно более осторожной. В противном случае это может кончиться для нее смертью.
«Наверно я все-таки погорячилась, не взяв собой никого из команды, - с досадой думала куноичи. – Хотя с другой стороны может оно и к лучшему. Если меня ждет еще одна засада, и я не смогу выбраться, то Хокаге всё равно узнает о случившемся. Только бы ребята выполнили мой приказ, а не пошли за мной».
Лес кончился. Шиноби Звука спрыгнул с дерева и неспешно двинулся к одной из шахт. Внезапно он остановился и начал внимательно смотреть по сторонам. Хината замерла, затаив дыхание – неужели её заметили?
- Хината-сама, - кто-то тихо позвал девушку.
- Моэги? – прошипела обладательница Бьякугана. – Что ты здесь делаешь? Разве я не приказала вам идти в ближайший поселок? Или тебе всё равно, что Удон-кун может погибнуть?
- Его понес Конохомару. После того как вы отправились в погоню, мы посовещались и решили, что один из нас должен помочь вам на случай очередной засады, - пустилась объяснять Моэги. – Конохомару отнесет Удона в поселок и сразу отправится в Коноху за подкреплением.
- Ясно, - ответила Хината, наблюдая за подчиненным Орочимару. – Когда вернемся, я не знаю, что с вами сделаю. Моэги-чан, раз уж ты здесь, то выполняй мои приказы в точности. От этого зависят наши жизни.
В этот момент шиноби Звука перестал озираться по сторонам и пошел к зеву шахты. Не дойдя до входа несколько метров, он остановился. По его действиям было видно, что Звуковик чем-то обеспокоен, но куноичи было не понятно, чем именно. Внезапный порыв ветра со стороны гор объяснил девушкам, чем же был обеспокоен их противник. Пахло кровью, причем настолько сильно, что казалось, рядом находится бойня. Наследница клана Хьюга посмотрела на свою подчиненную и медленно достала из подсумка кунай. Генин последовала примеру капитана, внимательно следя за входами в штольни. Противник девушек начал медленно двигаться к одному из входов. Встав напротив зева, он помедлил, достал кунай и вошел в проем.
- Моэги, - еле слышно сказала носительница Бьякугана. – Сейчас мы подойдем ближе, чтобы узнать в чём дело. Но будь готова ко всему. И постарайся выполнить мои приказы.
Девушки медленно начали приближаться к входу. Дойдя до него, они замерли в нерешительности. Из шахты не доносилось ни звука, а запах крови был просто непереносим.
- Моэги… - начала было Хината, но договорить ей не удалось.
Крик, переполненный ужасом, заставил куноичи застыть на месте. Никогда в жизни они не слышали, чтобы человек ТАК кричал. Вопль заставлял застывать кровь в жилах и поднимал волосы дыбом. Через несколько мгновений крик сменился топотом бегущих ног. Шиноби Листа, еще не оправившись от крика, продолжали стоять и слушали, как неизвестный приближается к ним. Через секунду из шахты выскочил шиноби Звука и врезался в девушек. Сбив их с ног, подчиненный Орочимару упал сам, но тут, же вскочил на ноги и заметил куноичи. Хината встала в стойку, готовясь сразиться с противником, а Моэги, выхватив кунай, заняла позицию позади своего капитана. Несколько мгновений противники смотрели друг на друга, не принимая никаких действий. Первым заговорил шиноби Звука.
- В-в-вы? – удивленно спросил Звуковик, разглядев, наконец, кого он сбил с ног. – Ч-ч-что вы тут делаете?
- Этот же вопрос я могу задать тебе, - ледяным голосом ответила Хината.
- Э-э-это не важно, нам нужно… - заикаясь, начал шиноби, но договорить он не успел.
Раздался хруст, и грудь бедняги взорвалась, обдав куноичи фонтаном горячей крови. Тело несчастного забилось в судорогах, его подкинуло вверх и со страшной силой ударило о каменистую землю. Через секунду на труп шиноби приземлился убийца, спрыгнувший со скального выступа над штольней. Девушки застыли в ужасе, рассматривая ТО, что не могло присниться им в самых страшных кошмарах. Огромное мускулистое тело, закованное в хитиновую, как у жука, броню, острые загнутые когти на массивных лапах, гибкий хвост, переходящий в толстый костяной шип, с которого капала кровь недавно убитого шиноби. И голова: обнаженный человеческий череп, покрытый обрывками плоти, к которому какой-то безумец приладил жевала насекомого. Редкие острые зубы были оскалены в жуткой усмешке, черный раздвоенный язык облизывал полусгнившие остатки губ. Агатовые глаза, походившие на окно в бездну, внимательно следили за неподвижными куноичи. Чудовище повело провалом на месте носа и тихо застрекотало, словно огромное насекомое.
- Моэги, беги! – закричала Хината, выходя из ступора от увиденного. Она отпрыгнула в сторону от порождения Ужаса и метнула в него несколько кунаев. Оружие ударилось о тело твари и, не причинив вреда, отлетело в сторону. Чудовище зашипело как змея и резко махнуло хвостом в сторону куноичи. Острый костяной шип пробил бедро Хинаты, заставив её вскрикнуть от боли. Этот крик вернул Моэги в действительность, заставив её отпрыгнуть подальше от нелюди. Тварь резво обернулась к генину, но наследница клана Хьюга метнула сюрикены. В этот раз ей повезло, и одна метательная звездочка попала в незащищенную костяной броней шею. Нелюдь взревела от боли и переключила всё свое внимание на ранившего его врага. Быстрый взмах лапы – и на плече девушки появились четыре глубокие раны, заставив её опуститься на колени.
- Моэги, беги! – снова крикнула она, зажимая рану и надеясь, что девочка её послушает, но… Неизвестно, что нашло на подругу Конохомару, но она, швырнув во врага сюрикены, бросилась на помощь капитану. Хината, едва не теряя сознание от боли и кровотечения, с удивлением наблюдала, как её подчиненная чудом разминувшись с хвостом нелюди, приближается на расстояние удара. Мощным ударом отрубила хвост твари и отступила назад. Неожидавшая такого, страхолюдина замешкалась, определяя на кого же напасть. Это дало шанс Хинате.
- Бьякуган. Тридцать два удара небес, - девушка рванула к врагу, забыв о своих ранах, и начала наносить удары. Нелюдь отступала под натиском стиля «Мягкий кулак» и после последнего удара тяжело повалилась наземь. Обладательница Бьякугана рухнула на колени от боли. С её губ сорвался приглушенный стон. Девушка чувствовала, что еще не много и для неё тоже все будет кончено.
- Хината-сама… - поспешила к ней Моэги. Она опустилась на колени возле командира и… Тварь, не подававшая признаков жизни, вскочила на ноги и схватила генина за руки. Она подняла отчаянно лягающуюся девочку на уровень своих глаз.
- Моэги-чан! – закричала Хьюга, бросаясь на помощь, но удар свободной лапы отшвырнул её в сторону. В животе вспыхнул цветок боли, забрав у девушки последние силы. Она лишь могла наблюдать, как нелюдь хватает кричащую Моэги за руки и тянет в разные стороны. Раздался треск рвущей плоти, и громкий крик боли прервался. Чудовище отбросило искалеченный труп в сторону и начало приближаться к раненой девушке, которая могла только наблюдать за приближающейся смертью в образе отвратительной твари. «Вот и всё, - обреченно подумала Хината, прикрывая глаза и начиная проваливаться в небытие. – А я так и не смогла признаться Наруто-куну в своих чувствах…». Прогремевший грохот донесся до затухающего сознания как бы со стороны. Что-то теплое попало девушке на лицо. Последнее что она запомнила, было то, что кто-то поднимает её на руки…

Боль. Просто непереносимая боль поглощала моё сознание. Агония длилась целую вечность и, казалось, не собиралась утихать. Но внезапно боль ушла, оставив меня опустошенным и разбитым. Я тяжело дышал, моё тело покрывал пот, а когти впились в ладони. Меня окружала тьма, густая словно кисель. Дальше трех шагов ни черта не видно. Воздух был слегка влажный, и в нем витал странный металлический запах.
Я с трудом сел. Голова гудела словно колокол, мышцы ныли от малейшего движения, а исцарапанные ладони и левая рука горели огнем. Я прокрутил в голове последние воспоминания: прогулка по древнему городу, бой с некроморфами, бассейн с жидкостью и все, что следовало далее. Только я вспомнил о странном монстре, моя рука словно вспыхнула. Взвыв от боли, я посмотрел на свою кисть и, разглядев её, пришел в замешательство. Сквозь прозрачную кожу отчетливо просматривались вены, странного серебристого цвета, а мышцы имели нездоровый цвет перезрелой вишни.
- Проклятие, - буркнул я и зажег «светляк». Огляделся. – Что за хрень?
Я находился в какой-то пещере, причем явно не в той, в которой был до этого. Больше всего она походила на штольню: мои глаза различили очертания подпорок потолка и крепежи для фонарей на стенах. Сухой воздух был наполнен странным ароматом, не дающим мне покоя. Он был очень знакомым, и в то же время моя память отказывалась вспомнить, что источает этот запах. Мой взгляд снова попал на искалеченную руку. Стараясь её не тревожить лишний раз, я стянул свою ношу и снял наручи. В неярком свете «светляка» мои глаза увидели четкую границу между исковерканной и нормальной плотью, проходящую аккурат по запястью. Кроме того можно было разглядеть костяную иглу застрявшую между указательным и средним пальцем. После нескольких неудачных попыток, мне удалось выдернуть инородный предмет и заняться обработкой пострадавшей конечности. Когда с этим было покончено, я осторожно надел сначала наручи, а потом перчатку (Как я ёе не потерял?) и медленно сжал руку в кулак, прислушиваясь к ощущениям. Несмотря на ужасный вид, кисть абсолютно не болела, даже когда я изо всех сил стиснул её в кулак. Убедившись, что пока всё нормально я встал во весь рост, благо высота шахты позволяла, и задумался над тем, куда идти дальше.
Решение пришло само собой в виде нечеловеческого вопля ужаса. Недолго думая, я рванул в сторону крика и через несколько десятков метров очутился в огромном зале. Здесь мне стало понятно, чем пахло в тоннеле. Все стены, пол и даже потолок были буквально залиты кровью. В образовавшемся озере плавали оторванные конечности, головы и просто куски тел. На уцелевших лицах читался просто нечеловеческий ужас. По моей спине побежали мурашки. За годы службы мне приходилось видеть и не такое, но там была война, где рвут на куски солдат, которые знают, что их ждет. А здесь… Я отвел взгляд от растерзанного трупика ребенка. Не нужно быть гением, чтобы догадаться, кто устроил эту резню. Те самые некроморфы, которые смылись от меня в комнате с бассейном. Только эти твари способны убивать так жестоко.
До моего слуха дошел крик. Похоже, что кричала девушка или молодая женщина. Недолго думая рванул в тоннель, из которого доносился крик. Пока я бежал, услышал рев, определенно не принадлежащий животному. «Дерьмо, - промелькнула мысль у меня в голове. - Только бы успеть». Девичий крик повторился, и в тот же момент коридор перешел в развилку. Пришлось остановиться в попытке определить, куда же бежать дальше. Как назло крики прекратились, и мне пришлось прибегнуть к другому способу определения направления. Принюхавшись, я понял, что из левого коридора тянет свежим ветерком, и продолжил бег. Тоннель начал подниматься вверх и в конце него забрезжил неяркий свет сумерек. Снова кто-то закричал, и мои ноги удвоили темп. Миг, и мне в глаза ударили лучи заходящего солнца, заставив меня зажмуриться. Через мгновение раздался треск рвущей плоти, а мои глаза, привыкнув к свету, увидели принеприятнейшую картину: на земле лежала раненая девушка, а к ней не спеша приближался морф. Тело сработало автоматически: руки выхватили «Косу», и палец вдавил гашетку. В тварь попало не меньше десятка снарядов, разодрав её в клочья.
Я бросился к раненой, на ходу закидывая пушку в крепежи, и, подняв девушку на руки, осмотрелся по сторонам в поисках укрытия на ночь. Заметив недалеко от себя вход в штольню и, не обнаружив больше признаков жизни, я пулей бросился к пещере. Мне повезло: выработка была заброшена. Похоже, что шахтеры или кто-то еще сделали себе здесь комнату отдыха. На высеченных в скале полках лежали одеяла и какая-то ветошь, возле стен притулились спальные места, а в центре - кострище. Возле задней стены был свален шахтерский инвентарь. Опустив раненую на каменное ложе, прокрытое шерстяным покрывалом, я сбросил ранец, вытащил медкомплект и, выхватив из-за голенища ботинка нож, начал резать ткань одежды. Мои пальцы тут же намокли от крови. Разрезав штанину, я поморщился - рана была глубокой и сильно кровоточила. Мои руки и мозг действовали автоматически: достать обеззараживающую жидкость, плеснуть в рану, вытащить медпасту и заполнить рану, стянуть края повреждения и скрепить их скобосшивателем, наложить повязку. Мои глаза перекинулись на низ и середину живота, рассеченные ударом. Несколькими быстрыми движениями раздел девушку, оставив на ней нижнее бельё, я перешел к обработке следующей раны. Удар когтей прошел вскользь, и поэтому рана была неглубока – достаточно наложить скобы и повязку, пропитанную заживляющим раствором. Дальше плечо, пересеченное четырьмя рваными порезами. Занимаясь рукой девушки, моё внимание заострилось на неестественной бледности лица незнакомки. Её губы посинели, что говорило о большой потери крови. После того как мои глаза пробежались по содержимому аптечки, с языка сорвалось грязное ругательство - плазма для переливания отсутствовала. Это значило, что восполнить потерю крови нечем… или почти нечем. Сняв наручи, я задрал рукав формы и, достав картер для переливания, воткнул иглу себе в вену. Дождавшись, пока струйка крови начнет вытекать из трубки, нашел вену на руке девушки и ввел иглу. Я не боялся за последствия – моя кровь подходит для любого человека, прошедшего процедуру вакцинации. Теперь можно перевести дыхание. Все процедуры оказания первой помощи заняли несколько часов. Мои руки были в крови, и я вытер их о лежащую рядом ветошь. Взглянул на девушку – её мертвенная бледность стала исчезать, и дыхание стало более глубоким и ровным.
Только теперь моё внимание сосредоточилось на спасенной. Достав сигарету и закурив впервые за последние часы, я начал разглядывать незнакомку. Первое, что бросилось мне в глаза это её возраст - на вид ей лет шестнадцать-семнадцать. Густые иссиня-черные волосы, спускавшиеся ниже плеч, перепутаны и заляпаны кровью. Милое личико так же было покрыто подсохшей кровью. Достал флягу с водой и, намочив кусок материи, оторванный от остатков её одежды, начал осторожно обтирать её лицо. Покончив с этим, снова посмотрел на девчушку и удовлетворенно хмыкнул. Так она намного симпатичнее. Мои глаза поползли дальше: нежная шея, перетекающая в аккуратные плечи и руки. По неизвестной причине мой взгляд перескочил на ноги, и я снова залюбовался их совершенно идеальной формой. С трудом начал переводить взор выше: крутые бедра, плоский живот, грудь… Вот тут мои глаза застряли на долго. У девушки была ТАКАЯ грудь. У меня аж начали роиться мысли весьма определенного характера…
«А я и не знал, что ты увлекаешься полудохлыми девицами, пусть и с неплохой фигурой», - раздался у меня в голове насмешливый голос, вырывая меня из полета фантазии.
- Бл*, - вздрогнул я от неожиданности. – Ты совсем охренел?
«Чего???» - дух явно не ожидал такой реакции.
- Того, - буркнул я. – Угробить меня хочешь? Какого хрена ты вылез, когда не надо?
«Что-то я не догнал. Ты чем-то не доволен?»
- Представь себе, да. Мало того, что ты, мразота, меня не предупредил об этом морфе, который меня сцапал, - начал закипать я, - мало того, что молчал до сего момента, так еще и отвлекаешь от эстетического наслаждения! – под конец фразы мой голос за малым не сорвался на крик.
«Скорее эротического», - рассеянно пробормотал мой сосед.
- Да мне до лампочки! Какого лешего ты меня не предупредил? – начал припоминать я.
«Ну, как бы это сказать, - начал голос. – Во-первых, я действительно его не чувствовал. А во-вторых, это по поводу второго наезда, мне тоже требуется отдых»
- Что? – я был слегка озадачен его ответом. – Как это не чувствовал? Кончай брехать.
«Я не вру. Я действительно ничего не чувствовал. Хотя, нет вру. Кое-что чувствовал»
- И что же? – полюбопытствовал я, вытаскивая картер и начиная накладывать повязку девушке на место, куда входила игла.
«Мне показалось, что рядом находится такой же как ты…» - добил меня своим высказыванием дух.
От неожиданности мои руки перестали накладывать повязку. Но через мгновение я продолжил занятие, потом сделал такую, же перевязку себе и после этого уселся на обломок скалы. Достал из пачки очередную сигарету и снова закурил.
- Ты хочешь сказать, что тварь была генавром? – тихо спросил я.
«Не могу сказать точно, но скорее всего да. И кстати, похоже, что остальные твари, за которыми мы гонимся тоже генавры»
Я ничего на ответил, потому что находился в состоянии, похожему на шок. Мысли лихорадочно прыгали в безуспешной попытке найти разумный ответ. Но ничего дельного в голову не приходило. И как назло вспомнились слухи о том, что мои братья по крови через определенный период времени сходили с ума и превращались в машины смерти. От этой мысли мне стало совсем погано на душе. Мой взгляд наткнулся на кисть. Было бы неплохо посмотреть, что с ней.
- Этот гад всадил мне в руку шип, - пробормотал я вслух, обращаясь к зверю. – После этого с ней происходит, что-то странное.
«Что именно?» - отозвался тот.
- Вот, смотри… - сказал я, стягивая перчатку.
«И что? Кисть как кисть. Не вижу ни чего странного, - насмешливый голос звучал у меня в голове, пока я тупо смотрел на свою руку. Абсолютно нормальную с виду. – У тебя, похоже, шарики за ролики заезжать начали»
- Ничего не понимаю, - ошарашено пробормотал я.
«Знаешь, отдохни-ка ты лучше. А завтра с утречка пораньше будем разбираться», - посоветовал зверь, и мне не оставалось ничего, кроме как последовать его совету. Я покопался в сваленных в кучу вещах и достал пару одеял. Одним укрыл спящую девушку, а в другое завернулся сам, прислонившись спиной к стене пещеры…

Следующее утро началось как обычно с «сообщения радио». Мысленно обматерив духа, я, слегка морщась от покалывания в затекших за ночь ногах, подошел к девушке и, убедившись, что та крепко спит, вышел из пещеры. Немного размявшись, побродил по округе, удивляясь живой природе, умылся в найденном неподалеку озерце, вернулся в своё временное обиталище, сел на глыбу камня напротив незнакомки и попытался осмыслить все произошедшее. Во-первых, где я нахожусь не известно. Ни на одной карте местности района, где начались мои приключения, нет шахт. Как и гор. Ближайшие горы должны находиться в двухстах километрах. Если прикинуть, сколько времени я шатался по пещерам, то всё равно мне до них топать и топать. Да и, насколько мне известно, ландшафт вокруг них отнюдь не такой радужный. Во-вторых, мне было абсолютно не понятно, как могли сохраниться растения и животные в огне атомных бомбардировок. Даже если допустить, что здесь не было ядерных ударов, то как могло сохраниться такое ясное небо? Над всей планетой небо грязно-серое, словно в пасмурную погоду. А тут солнышко светит, облачка белые… Вывод напрашивался один - дождаться пока очнется девушка и спросить её. Вспомнив о незнакомке, я перевел взор на спящую и нахмурился. «Блин, где-то я её видел, - в моей голове начали шевелиться извилины. – Вопрос только где?». Пришлось вспоминать всех своих знакомых, благо их было не так уж и много, но, ни одно лицо не было похоже. Внезапно память подсунула мне мой сон про незнакомку у водопада. Я присмотрелся внимательнее и понял, что эта именно ТА девушка. Я достал сигарету и закурил. «Да, красавица, - подумал я. – Теперь я просто сгораю от нетерпения пообщаться с тобой». Мой взгляд скользнул по прикрытому одеялом телу незнакомки и остановился на ворохе тряпок, которые когда-то были её одеждой. Среди них лежала пара подсумков, которые я собственноручно снял с девушки, когда обрабатывал её раны. «Интересно, что здесь?» - подумал я, беря их в руки и возвращаясь к «табуретке». Один из подсумков был прямоугольный, и из него я вытряхнул несколько четырехугольных звезд и пару ножей. «Что это?» - раздался голос в моей голове.
- Если не изменяет память, то эти звездочки называются «сюрикены», - начал объяснять я, вертя оружие в пальцах. – Это вид метательного оружия, которым, в основном, пользовались воины в Японии, пока туда не пришли европейцы с винтовками. Эти воины называли себя «ниндзя», - зажав оружие между пальцев, я молниеносным движением метнул сюрикен в опору. Звездочка пробила балку насквозь и застряла в стене.
«Интересно, - протянул зверь. – А ножи?»
- Честно сказать, ничего подобного я не видел, - место сюрикена занял клинок. – Он довольно тяжел, но при этом отлично сбалансирован, и его тоже хорошо метать, - нож вошел в несчастную опору по самую рукоять. – Судя по всему, он предназначен как для ближнего, так и для дальнего боя.
«Понятно. А что во второй сумке?» - поинтересовался дух. Я открыл второй подсумок: кроме нескольких ножей, мотка проволоки («И нахрена ей проволока», - промелькнуло у меня в мозгу), там было несколько свитков. Распечатав первый попавшийся, я просмотрел его содержимое.
«И что тут написано?» - тут же задал вопрос зверь.
«Понятия не имею, - уже мысленно ответил я. – Это похоже на иероглифы Китая или Японии. Вот всё что я могу ответить».
«То есть мы с тобой попали в Японию?» – выдвинул предположение мой сосед.
«Я бы с тобой согласился, если бы не одно но, - мой голос был холоден как лед, пока глаза рассматривали бессознательную девушку. – На месте Страны Восходящего Солнца находится груда оплавленных камней и ничего больше. Так что этот вариант отпадает. В любом случае мы сможем узнать это, расспросив нашу гостью. А пока надо сосредоточиться на остальных проблемах. Ты сказал, что чувствовал морфа, словно он был генавром, так?»
«Да», - ответил дух.
«И остальных тварей тоже?» - задал я следующий вопрос, поднимая с пола камень.
«Да… - тут до него дошло. – Если ты хочешь знать, смогу ли я вычислить этих тварей, то мой ответ да, но только приблизительно. По крайней мере, могу точно определить, куда они пошли»
«И куда же?» - моя рука сдавила породу так, что она начала крошиться.
«На северо-запад, - я встал и побрёл к выходу. – Ты что решил отправиться в погоню прямо сейчас?» - переполошился зверь.
- Нет… - мой голос был мрачен. – Сначала надо похоронить тех, кого растерзали эти твари…

Найдя среди инструментов кирку и лопату, я принялся рыть яму. Пришлось изрядно попотеть, так как земля была каменистая, но ближе к обеду с будущей могилой было покончено. Она представляла собой квадрат метров шесть в ширину и около пяти в глубину. Закончив с этим, я приступил к самой неприятной части. Сначала я перетащил труп девчонки, лежащий неподалеку от вырытой могилы, и бросил на дно ямы, сняв с неё предварительно подсумки и протектор с незнакомым символом. Потом двинулся к месту, где лежала основная масса покойников. Зайдя в зал, где произошла бойня, я понял, что это будет не просто. Тела выглядели так, словно их пытались пропустить через мясорубку, а потом бросили, сделав половину дела. Пришлось лезть в кровавое озеро и выбирать те части, которые можно было хоть как-то взять в руки. Несмотря на то, что мне приходилось это делать не раз, моя душа содрогалась, когда в могилу падало очередное исковерканное тело. Когда эта страшная процедура была закончена, я быстро засыпал могилу. Теперь можно было заняться тушей некроморфа. Вернее тем, что от неё осталось - тридцатимиллиметровые снаряды пушки буквально вывернули тварь наизнанку. Копать еще одну яму мне было лень и поэтому, немного порыскав по пещерам, я нашел весьма объёмистый бочонок с маслом, которым заправляют лампы в фонарях. Вернулся к туше, облил её жидкостью и бросил зажженную спичку. Тело некроморфа вспыхнуло словно сухое дерево, и через десять минут холодное синее пламя не оставило после себя ничего кроме пепла и обгорелых костей.
Я вернулся к озерцу, которое нашел утром. Там тщательно отмыл ботинки и руки от крови. Вся эта возня с мертвыми заняла у меня почти весь день, и сейчас солнце медленно клонилось к горизонту, заливая окрестности неярким светом. Я прикрыл глаза и, затаив дыхание, начал вслушиваться в звуки окружающей природы, которая готовилась к приходу ночи. От этого процесса меня отвлекло голодное урчание желудка, жалующегося на почти двухдневную голодовку. Пришлось вставать и тащиться обратно в выработку. Пока я добирался до места, солнце спряталось за горизонт, и в моём убежище наступили густые сумерки. Разведя костер из дров, найденных утром во время прогулки, я вытащил две банки тушенки и рацию. Еду поставил возле огня – пусть греется - а сам занялся поиском радиосигналов. К вящему удивлению эфир был пуст. Абсолютно никаких сигналов, что немного озадачило, так как рация перехватывала сигналы в радиусе сорокапяти километров. Правда, на самой верхней границе диапазона сигнал всё же был – слабый-слабый, но я подумал, что это помехи создаваемые атмосферой. Тяжело вздохнув, я перевел рацию в режим автопоиска, повернулся к девушке и обнаружил, что та не спит, а внимательно на меня смотрит…

Чудовище медленно приближалось, и Хината могла лишь наблюдать за ним. Подойдя почти вплотную, чудовище замахнулось когтистой лапой и… девушка проснулась в холодном поту. Перед её глазами всё еще стоял образ чудовища, а в ушах звучал дикий крик боли Моэги. Хината прикрыла глаза. «Сон. Это всего лишь сон, - подумала она, лежа с закрытыми глазами. – Что-то в последнее время меня стали мучить кошмары. Надо будет сходить к Цунаде-саме или Сакуре, и попросить какое-нибудь успокоительное», - решила куноичи и открыла глаза. Вместо привычного потолка своёй комнаты или ночного неба она увидела свод пещеры, освещенный светом костра. Хината прикрыла глаза и начала вспоминать события произошедшие с ней накануне. Вот Пятая дает ей и генинам задание, вот они останавливаются на ночлег, кошмарный, но реалистичный сон, стычка с шиноби звука, погоня, затем шел пробел и последнее, что обладательница Бьякугана помнила, что кто-то поднимает её на руки.
«Неужели меня взяли в плен? – размышляя, девушка начала мысленно создавать картину окружающего мира. – Тогда мне следует попытаться вырваться отсюда». Она лежала на чем-то жестком прикрытая покрывалом. В воздухе пахло дымом и еще чем-то незнакомым, но куноичи чувствовала, что уже слышала этот запах раньше. До её слуха доносилось потрескивание дров и тихие щелчки, словно некто медленно водил ногтем по напильнику. Куноичи прислушалась к ощущениям, чтобы узнать в каком она состоянии. Она не чувствовала движения чакры, и по телу разливалась свинцовая усталость. Создавалось впечатление, что девушка побывала в серьёзном бою.
Хината глубоко вздохнула и открыла глаза. Попыталась пошевелиться и чуть не вскрикнула от боли. Скосив глаза, куноичи увидела, что её плечо перебинтовано. Кто мог перевязать её? Кроме того, пульсирующая боль гнездилась внизу живота и в бедре. Девушка решила осмотреть раны, откинула одеяло… и резко натянула обратно, скорее рефлекторно, чем осознано. На ней, кроме нижнего белья и бинтов, ничего не было. Это значило одно - что неизвестный раздел её сам, наложил повязки и может даже… Она поспешно загнала эту мысль как можно глубже, но все равно на душе остался неприятный осадок. До слуха куноичи донеслось странное потрескивание, и обладательница Бьякугана повернула голову, чтобы найти источник шума.
Её взгляд уперся в фигуру в плаще болотного цвета с откинутым капюшоном, сидящую к ней боком рядом с какой-то штуковиной размером с небольшой саквояж. Брови куноичи взлетели вверх, так как она узнала незнакомца. Этого человека Хината видела в своем странном сне. «Не может быть, - ошарашено подумала она, приподнимаясь на здоровой руке. – Может я сошла с ума и мне это кажется?». В этот момент парень тяжело вздохнул, провел какую-то манипуляцию с прибором и повернулся лицом к куноичи. Его необычные глаза уставились на девушку с каким-то интересом. К своему собственному удивлению, она не отпрянула назад и не зажмурилась, а стала внимательно разглядывать незнакомца, сравнивая с увиденным во сне и отмечая ранее не замеченные детали. Лет двадцати, серебристо-пепельные волосы подстрижены «ёжиком», нос со следом перелома. По левой стороне лица пробегал тонкий шрам. Вообще-то про себя Хината отметила, что лицо приятное, несмотря на худощавость и широкие скулы. Вот только глаза. Черный, как обсидиан, белок, красная радужка и вертикальные белые зрачки. Эти глаза заставляли душу трепетать от ужаса. Воин был облачен в черные доспехи и высокие ботинки на шнуровке. Неизвестный наклонил голову набок и неожиданно улыбнулся. Вот тут Хината почувствовала, как её сердце рухнуло куда-то вниз, и она отшатнулась назад. У парня были длинные острые клыки, которые больше подходили какому-нибудь чудовищу, чем человеку.
Заметив реакцию девушки, незнакомец перестал улыбаться и произнес какую-то фразу на абсолютно неизвестном языке. Куноичи непонимающе воззрилась на воина. Тот повторил фразу, потом, убедившись в отсутствии эффекта, произнес несколько фраз, но на других языках, но девушка отрицательно качала головой. Она никогда не слышала подобных звуков.
- Я вас не понимаю, - тихо пробормотала Хината, с опаской глядя на сидящего.
Воин прислушался к произнесенному и нахмурился. Видимо он пытался понять смысл сказанного, но безрезультатно. Посидев несколько секунд, парень встал и, подойдя к ложе, откинул покрывало.
- Маньяк! Насильник!! Извращенец!!! – закричала красная как рак Хината, отвесив парню сильную пощечину и натянув одеяло до самого подбородка. Тот от неожиданного удара отступил назад на пару шагов и уставился на девушку с плохо скрываемым бешенством. По пещере прокатился тихий зубной скрежет. Двумя неуловимыми движениями парень скинул перчатки, и взору куноичи открылись острые когти. Куноичи почувствовала, что совершила ошибку, разозлив неизвестного. «Господи, что же теперь будет?» - промелькнула мысль у неё в голове, прежде чем сознание погрузилось во тьму…
Сознание вернулось к Хинате внезапно. Несколько секунд она тупо смотрела в потолок шахты, переваривая произошедшее. «Этот парень. Он явно не человек», - подвела итог своим размышлениям куноичи и попыталась встать. Но почувствовала, что намертво привязана к своей импровизированной койке. Опустив глаза, девушка обнаружила своего пленителя, который склонился над ней, внимательно рассматривал её. Покрывало было сброшено на пол, и парень бессовестно разглядывал тело пленницы. Почувствовав взгляд девушки, тот посмотрел ей в глаза, заставив душу Хинаты удрать в пятки. Но в туже секунду девушка почувствовала, что в ней поднимается волна ненависти и отвращения к этому недочеловеку.
- Ну, и чего же ты тянешь? Или ты предпочитаешь, чтобы твои жертвы помучились? – ядовито поинтересовалась связанная.
Хоть воин и не понял ни слова из сказанного, интонации зацепили его, заставив сжать кулаки. Глядя в глаза своей пленнице, неизвестный протянул руку к лицу девушки. Когда расстояние между когтями и её кожей сократилось до толщины волоса, воин плавно отвел руку плечу и легким движением когтя рассек бинты. Девушка сместила взгляд на плечо и содрогнулась. Рана была ужасной на вид: четыре взбухшие полосы, с рваными краями. Тот, кто оказывал помощь, явно постарался, чтобы аккуратно скрепить скобами края. Пленитель внимательно осмотрел рану и отошел в сторону. Через минуту он вернулся с коробкой, украшенной красным крестом, в руках и присев возле куноичи начал там что-то искать. Через пару секунд солдат достал из аптечки бинты, шприцы и несколько пузырьков. Потом поднял глаза и резко сдавил плечо девушки, заставив ту закричать от боли. Заметив как из под скоб начала вытекать мутно-белая жидкость, он что-то прошипел сквозь зубы и воткнул шприц в одну из ран. Снова посмотрел на лицо пленницы, искаженное болью, и медленно потянул поршень. Наполнив шприц, мучитель вытащил иглу и снова сжал плечо раненой, заставив её шипеть как кошка. Видимо, что-то не понравилось парню и он, наполнив новый шприц, впрыснул в тело связанной неизвестную жидкость. Неизвестное вещество начало действовать и Хината почувствовала, что боль отступает. Все её чувства выродились до простого безразличия, и она просто наблюдала как солдат, снимает скобы с раны и начинает осматривать рану. Обнаружив искомое, он достал пинцет и, разведя края раны, начал что-то извлекать. «Интересно, зачем он это делает?» - меланхолично подумала куноичи, но в эту секунду мучитель извлек из раны искомый предмет и показал его девушке. От увиденного глаза обладательницы Бьякугана расширились. Это был коготь – здоровый коготь, как у хищника, который что-то всколыхнул в памяти связанной. Продемонстрировав шиноби находку, солдат достал некое устройство и скрепил края раны… скобами. «Вся рана зашита такими скобами, - мозг пытался анализировать ситуацию. – Это значит…». Девушка недоуменно воззрилась на парня, который перевязывал ей плечо. Теперь Хината поняла, кто оказал ей помощь.
Солдат поднял взгляд и посмотрел ей в глаза. Видимо он что-то увидел в них, что заставило его рассечь веревку, удерживающую руки девушки, и отойти от неё на шаг. «Так, надо спросить его, он ли перевязал меня и, что произошло со мной. Но как это сделать? – лихорадочно думала Хината, прикрывая тело поднятым покрывалом, и посмотрела на свои руки. – Ну, конечно!» Она показа на парня пальцем, потом на раненое плечо и ткнула себя в грудь. Тот мгновение осмысливал жесты девушки и медленно кивнул. В ответ воин показал на глаза, а потом коснулся живота и бедра, как бы говоря: «Надо посмотреть на другие раны». Куноичи ничего не оставалось делать, как кивнуть в ответ и молча наблюдать за действиями не мучителя, как она подумала раньше, а спасителя. Закончив осмотр, тот рассек когтями, оставшиеся веревки и снова укрыл девушку одеялом. Потом он сел напротив неё и начал смотреть на неё. Девушка немного смутилась, но решила продолжить разговор. «Кто меня ранил?» - задала вопрос Хината, не очень-то надеясь на правильное понимание вопроса. Воин, проследив за её жестами, внезапно встал и покинул пещеру. Через несколько минут он вернулся и показал ей обугленный череп, явно принадлежащий какому-то монстру. Увидев его, куноичи вспомнила ЧТО произошло. Несколько секунд она смотрела на череп, а потом заплакала. «Моэги-чан, прости. Я не смогла спасти тебя. Это я виновата в твоей смерти», - думала Хьюга, прикрывая ладонями лицо. Внезапно она почувствовала чьё-то прикосновение. Подняв глаза, бывший капитан увидела обеспокоенное лицо воина. Он слегка приподнял брови, словно спрашивая, чем расстроена девушка. Та в ответ покачала головой, мол ничего пройдет. Неизвестно понял парень её или нет, но он отошел и, вернувшись обратно, протянул жестяную банку, из которой вкусно пахло. Куноичи скорее почувствовала, чем услышала, как желудок потребовал к себе внимания. Она смутилась, но набросилась на еду. Утолив голод и попив воды, Хината решила задать вопрос, который её долго мучил. Сначала указала на незнакомца, потом провела рукой по шее и показала на череп: «Это ты убил монстра?». В ответ парень подбросил остатки башки монстра, поймал его и сдавил так, что кость не выдержала и с хрустом рассыпалась на мелкие осколки. Потом воин жестами показал девушке, чтобы та ложилась спать. Хината кивнула и опустилась на свою импровизированную постель. Но внезапно вспомнила об одной вещи и снова приподнялась. Парень уже устроился напротив неё, завернувшись в одеяло, но увидев, что раненая не ложиться, вопросительно приподнял брови. Куноичи, краснея, показала на него, потом на себя, хлопнула себя по щеке и, сложив руки перед грудью, склонила голову. Парень хмыкнул и махнул рукой, мол, не стоит. Он посмотрел на девушку, а потом показал на неё рукой и склонил голову набок. «Кто ты? Как тебя зовут?» - читался вопрос в его глазах.
- Хьюга Хината, - пролепетала девушка.
- Хьюга? – переспросил незнакомец. Девушка поняла, что парень перепутал название клана с её именем. Она отрицательно покачала головой и, поднеся руки к груди, произнесла:
- Хината.
- Хина-та, - слегка запнувшись на последнем слоге, повторил воин. Куноичи кивнула и показала руками на спасшего ей жизнь. Тот понял, что хотела от него девушка, но не спешил с ответом. Устроившись поудобней, он прикрыл глаза и сказал одно слово, которое заставило девушку поёжится:
- Баньши.
«Баньши. Что ж, нечто подобное я и подозревала», - подумала наследница Хьюга, укладываясь спать…


_______________________________________________________________________



Глава 6.
Вопросы, ответы и новые проблемы.

«Московское время…» - начал дух, но я был совершенно не в том настроении, чтобы слушать его.
«Может, придумаешь что-нибудь новенькое?» - ядовито поинтересовался я.
«Хм, надо будет подумать на досуге, - задумался тот. – А что бы ты предпочел?»
«Если говорить о предпочтениях, то тогда, пожалуй, я бы хотел хоровое исполнение гимна ЕФРЗ. Желательно женского», - огрызнулся я, вставая на ноги и потягиваясь. Спать на каменном полу, прислонившись к стене, занятие не из приятных, и спина открыто выражала своё недовольство в виде боли. Потерев ноющую поясницу, я посмотрел на спасенную девушку. Та крепко спала, сжавшись в комочек. Несколько темных прядей лежали на лице.
«А она ничего. Симпатичная, - пробормотал зверь. – Было бы неплохо её…»
- Кажется, мы беседовали на эту тему и не раз, - раздраженно бросил я вслух. – Я НИКОГДА не поведусь на твои речи.
«…спросить о том, где мы, - продолжал мой сосед, не обращая внимания на мои слова. – Правда тут есть загвоздка – ты не знаешь языка, причем абсолютно. Но можно ведь научиться»
- Не думаю, что у меня хватит сил учить еще один язык к трем уже известным, - фыркнул я. - Кроме того я не собираюсь торчать тут долго. Разберусь с оставшимися некроморфами и буду добираться до своих.
«Ну не знаю, не знаю, - пробормотал дух. – Вспоминая наш ранний разговор, у меня складывается впечатление, что это будет не просто»
Я нахмурился и двинулся к выходу из выработки. Выйдя наружу, немного постоял, любуясь восходом солнца, и побрел к озеру. Усевшись на глыбу, лежащую возле кромки воды, задумался, глядя на игру света. Зверь прав – слишком много несоответствий с реальностью в окружающем меня мире. Начиная с мелочей, типа оружия Хинаты, заканчивая местностью и живой природой. Правда, кое-что не изменилось. Мои враги точно такие же, как я их знаю: безжалостные, быстрые и очень опасные. Несколько морфов могут наворотить таких дел – мало не покажется. Мне-то уж известно, ЧТО может сделать пяток нелюдей, если их не остановить. Так что волей неволей придётся сначала раздавить этих тварей, прежде чем искать своих. А без знания языка носиться по городам и селам в поисках уродов будет сложновато, даже с чутьем духа. Нет, конечно, есть вариант попробовать попросить помочь мою новую знакомую, но уверенности в её согласии я не испытывал. Мои мысли перетекли в другое русло.
«А девочка действительно симпатичная. И вдобавок ко всему явно умеет драться, - подумал я, потирая щеку. Челюсть до сих пор ныла от её пощечины. – Было бы не плохо, если бы она согласилась пойти со мной».
«А если нет?» - раздался насмешливый голос.
«Подслушиваешь? – спросил я. – Знаешь, если Хината откажется, я её пойму. Не каждый взрослый человек может выдержать такие ужасы, а она еще совсем девчонка. Кроме того, из-за ран бедняжка не сможет быстро двигаться. А именно сейчас важна скорость»
«Логично. Но что-то мне подсказывает, что она отправится с тобой», - задумчиво протянул зверь.
- С чего вдруг такая уверенность? – усомнился я.
«Она видела, что произойдёт, если мои бывшие собратья встретят людей, - начал объяснять дух. – И Хината знает, что именно ты прикончил виновника здешней бойни. Если судить по оружию, которое ты нашел в подсумках, то можно предположить, что об огнестрельном оружии здесь и не слышали. А в людской природе заложено: если кто-то может сделать всю грязную работу за тебя, то лучше использовать этот шанс»
- Логично. Но слишком много предположений, - мои мысли вертелись вокруг сложившейся ситуации, как осы над вареньем. – Не спорю насчет последней мысли, я бы и сам так поступил, но насчёт остального… - я достал пачку сигарет и закурил. – Кстати, ты не заметил ничего странного в поведении моего собрата?
«Если ты говоришь об укокошенной тобой твари, то я тебя обломаю. Это не генавр», - в голосе духа явно проскальзывали нотки ненависти.
- А кто тогда? – я был шокирован сказанным.
«Если говорить начистоту, то это был некроморф, правда не совсем обычный… - и, предугадав мой вопрос, продолжил. – Некоторые люди при обращении сохраняют своё «я». Получается такая штука - человек в теле морфа. Хотя назвать человеком такую мразь сложно, ибо Присоединение к Единому Разуму выворачивает сущность человека наизнанку, оставляя лишь самые низменные чувства. Так что, они живут только ими. Они рабы своих потаенных желаний и разрушают всё на своем пути. Поэтому за ними охотимся даже мы»
- Стоп ты сказал «единый разум». Как это понимать? – мысль о том, что мой сосед может пролить свет на природу некроморфов, затмила всё остальное.
«У нас нет собственного разума. Наш Разум един, как глобальная компьютерная сеть. Связь между нашими сознаниями, за счёт которой, кстати сказать, я и чувствую своих собратьев, позволила появиться Единому Разуму – лишенному эмоций и чувств. Некоторые некроморфы обладают сильными ментальными способностями, с помощью которых они, предают волю Разума и с помощью них он управляет нами, - начал объяснять зверь, что было довольно странно. - По идее ты сам должен был заметить, что если убить определенного некроморфа, остальные застывают, правда, ненадолго. Это происходит из-за того, что Разум покидает тело и его место занимают рефлексы, а именно жажда крови и убийства»
- Абзац, - протянул я, не ожидая такого ответа. – И получается, что эти падшие мешают вашему Разуму. Тогда возникает пара вопросов. Кто тогда мы – генавры? Получается, что такие как я, такие же как и эти «люди»?
«Вы? – голос на секунду смолк и продолжил. - Ты и твои собратья по крови отличаетесь от Падших, как мы называем не присоединившихся к Разуму. Вы не становитесь рабами своих желаний, хотя и ходите по грани. Вспомни рассказы о поддавшихся на наши уговоры. Мои собратья сумели подобрать ключики к их желаниям и повергли их в Бездну, – дух усмехнулся. - Баньши, лично тебе не о чем беспокоиться – сломать такого твердолобого барана как ты не по силам никому. Можешь считать, что ты и твои собратья люди, а не Падшие», - закончил он своё объяснение.
- Ясно. Значит те, кого я преследовал, были Падшими? – задумчиво пробормотал я, закуривая новую сигарету. Шок прошел и теперь я намеривался узнать все что можно. – Что ты можешь мне рассказать о них?
«Падшие намного опасней любого морфа. Когда мы пытались их убить, они забирали с собой немало наших собратьев. Их практически нельзя учуять, а если и учуешь, то можно решить, что это генавр – ощущения очень похожие. Кроме силы и ловкости, они обладают довольно необычными способностями», - быстро сказал мой сосед.
- То есть? – насторожился я.
«У каждого они индивидуальны. Кто-то может заставить человека или морфа покончить с собой, кто-то убить прикосновением. Я не могу тебе сказать, чем обладает Падший, пока его не увижу.»
- Другими словами, ты можешь узнать о способностях, увидев их в действии и не раньше, - хмыкнул я. – Тогда вот что. Я обладаю чем-то подобным?
«К сожалению, нет, ты же не один из них. Так что придется полагаться лишь на свою силу и ловкость, - в голосе духа слышалось сожаление. – А еще - каждый из них, по сути, представляет собой Разум, - добавил зверь. – Короче в двух словах – каждый Падший управляет своим войском некроморфов. Среди которых могут найтись другие Падшие. Еще что-нибудь?»
- Да. Как тебя зовут? Должен же я к тебе как-то обращаться? А то меня достало вечно тебе тыкать.
«Наконец-то ты это спросил. А то я думал, что это будет продолжаться до конца наших дней, - с усмешкой сказал зверь. – Можешь называть меня Уммей (прим. авт. Дословный перевод – «судьба»)»
- Ну и имечко же у тебя! Знаешь… - договорить мне не дал пронзительный девичий крик. Я вскочил на ноги и, выхватив пистолет, пулей бросился к шахте…

Хината проснулась, когда солнце немного приподнялось над горизонтом, и приподнялась на здоровой руке, прислушиваясь к себе. Не сказать, что самочувствие было хорошее, но все, же намного лучше, чем было вчера.
«Странно, - подумала куноичи, - после таких ранений я должна валяться минимум неделю в госпитале. А я чувствую себя здоровой, - она пошевелилась и тело пронзила острая боль, заставив девушку поморщиться. – Ну, или почти здоровой. Наверно этот парень, чем-то меня накачал, чтобы я чувствовала себя лучше». Вспомнив о своем спасителе, наследница клана Хьюга осмотрелась по сторонам. Воина нигде не было видно, и куноичи решила воспользоваться своими клановыми способностями. Активизировав Бьякуган, она осмотрела окрестности и слегка удивилась: её зрение улавливало малейшее движение, даже муравьёв Хината видела очень отчетливо, словно они ползали не в десятке метров от неё, а на ладони куноичи. «Наверно это побочное действие препаратов, которые мне дал Баньши», - промелькнуло в голове, и её взор наткнулся на искомого человека.
Тот сидел на скале возле озера, в сотне метров от штольни. Водоём был скрыт деревьями и поэтому не был виден обычным взором. Парень смотрел на воду и иногда что-то говорил. Периодически он замолкал, и создавалось впечатление, словно воин вел с кем-то невидимым беседу. Несколько секунд Хината наблюдала за человеком, а потом перевела взгляд на водную гладь.
Что-то умиротворяющее было в этой загадочной игре солнечных бликов, что затягивало душевные раны шиноби Листа. Боль потери ушла, оставив место горечи. Но чем больше девушка смотрела на водную гладь, тем слабее становилась ноющая боль в груди от раны на сердце. Нет, она не когда не исчезнет и с ней придется жить всю оставшуюся жизнь, но куноичи чувствовала, что это поможет ей стать сильнее. Теперь девушка понимала Наруто, который испытал нечто подобное. «Наруто-кун, - слабо улыбнулась Хината, вспоминая самого дорого ей человека, - кажется, теперь я знаю, что ты пережил, когда ушел Саске. И хоть моя боль не сравнится с твоей, я осознаю, почему ты ушел с Джирая-саном. И, клянусь, я тоже стану сильнее, чтобы помочь тебе вернуть Саске-куна и смыть эту горечь! Хорошо, что Моэги-чан отомщена, пусть и не мной, и её убийца горит в Аду!». Мысли куноичи перетекли в новое русло.
«Откуда вообще появилась эта тварь? – мозг обладательницы Бьякугана лихорадочно работал в поисках ответов. – И что здесь делали шиноби Звука? Неужели это происки Орочимару? Но тогда почему эта тварь убила его подчиненного?». Девушка настолько была поглощена своими мыслями, что не услышала шагов. Она поняла, что рядом есть кто-то еще, когда на неё упала тень. Куноичи повернула голову в сторону входа, ожидая увидеть там Баньши, но увидев, кто стоит в проеме, почувствовала, что у неё волосы встают дыбом. В проеме стоял шиноби Звука с развороченной грудной клеткой и гадко ухмылялся, видя реакцию Хинаты.
- Что, не ожидала меня увидеть снова? – губы мертвеца разошлись в улыбке, обнажив крупные острые зубы. – Я-то надеялся, что ты сдохнешь после знакомства с моим Повелителем, а ты оказывается жива. Знаешь, быть мертвым не очень приятно, но теперь я понимаю, что смерть - невысокая плата. Особенно теперь, когда мой Повелитель превратился в груду обгорелых костей…
Наследница клана Хьюга закричала от ужаса. Она поняла, КОГО назвал Повелителем мертвый.
- Кричи, кричи, - лениво бросил бывший шиноби, рассматривая огромные когти на руке. – Сейчас тебя никто не услышит, разве…
Договорить ему не дал грохот выстрелов. Восемь тяжелых пуль уложились в круг размером с ладонь, разворотив остатки груди. Мертвец пошатнулся, и страшной силы удар отправил его в ближайшие кусты. Рядом с перепуганной куноичи возник её ангел-хранитель в образе воина в плаще болотного цвета. В его правой руке был механизм, из которого вытекал сизый дымок. Их глаза встретили, и Баньши вопросительно приподнял брови. «Ты цела?» - читался вопрос в его глазах.
- Надо же, так вот кто тебе помог! А то я решил, что это работа твоих щенков, – раздался мерзкий каркающий голос со стороны входа. Хината с удивлением заметила, что необычные глаза её нового знакомого прищурились, прежде чем тот медленно повернулся к источнику звука. Безымянный шиноби стоял, прислонившись к скале, и мерзко ухмылялся. В его груди зияла рана размером с суповую тарелку, в которую можно было рассмотреть позвоночник мертвеца. Острые когти царапнули породу, породив при этом противный скрежет. Изо рта выскочил разтроенный язык и облизал распухшие губы. Черные глаза буквально впились в Баньши.- Слушай ты, недомерок, если хочешь жить, то вали отсюда и побыстрей. Может быть, ты сможешь убежать достаточно далеко, пока я развлекаюсь с этой красоткой, - все сказанное мертвец дополнил жестом, словно разъяснял, как именно он «развлечется» с куноичи.
Но воин продолжал стоять. Даже более того – он немного сместился и встал между Хинатой и этим порождением ужаса. На что то презрительно хмыкнуло:
- Думаешь, что сможешь её защитить? Ну что ж попробуй, - гадко улыбнулся мертвый и бросился на спасителя Хинаты. Но Баньши встретил его прямым ударом ноги в живот, буквально вынесшем это подобие человека наружу, и выскочил следом. Не особо раздумывая, парень подскочил к мертвому и с силой заехал ему локтем по спине не давая подняться. Раздался мерзкий хруст перебитого позвоночника, и тело шиноби забилось в судорогах. Но это не успокоило воина, и он поднял ногу и опустил ботинок на голову мертвеца. Раздалось тихое «Кранк», и череп бывшего шиноби разлетелся как перезрелая дыня. Тело дернулось еще раз и затихло, на этот раз навсегда. Парень несколько мгновений смотрел на труп, резко развернулся и твердым шагом вернулся к Хинате. Усевшись напротив неё, достал пачку сигарет и жестом предложил Хинате. Та отрицательно замотала головой, до сих пор находясь в шоке от увиденного. «Как этот шиноби мог выжить? – эта мысль звенела в голове куноичи, словно колокол. – Я же видела, что его убили, и он сам это сказал… И почему он назвал убившего его монстра Повелителем? А Баньши. Он явно удивился, но не был шокирован происходящим… А сила? Ведь, что бы перебить позвоночник человеку простым ударом, нужна огромная сила…» - эти мысли проносились в голове у девушки со скоростью курьерского состава. Хината посмотрела на спасшего ей жизнь человека взглядом полным страха.
Несколько секунд парень молча курил, потом встал, подошел к своему рюкзаку и достал меч. Черное лезвие тускло сверкнуло в утреннем свете. Хината смотрела на клинок широко раскрытыми глазами, ибо она никогда раньше ничего подобного не видела. Необычная форма лезвия, напоминающего пилу, очень сильно отличалась от привычных катан, которыми пользовались шиноби. Кроме того меч был широким и выглядел довольно тяжелым.
Быстро взглянув на девушку, Баньши хмыкнул и кивнул в сторону входа. Куноичи посмотрела в указанном направлении и вздрогнула: над телом убитого стояло четыре фигуры. У кого-то вместо пальцев были загнутые когти, у другого помимо рук были щупальца, которые скручивались и раскручивались. Острые рога, торчали над головой стоящего слева, а крайний справа опирался на толстый хвост, усеянный острыми шипами. Тела были покрыты костяными наростами, и от фигур буквально исходили волны ненависти к людям, сидящим в штольне. «Они похожи… Похожи на ту тварь, что убила Моэги-чан», - судорожно сглотнула девушка. Баньши не спеша поднялся и вышел наружу, навстречу нелюдям, которые ждали этого…

«Мда, - уныло подумал я, глядя на четверых морфов, застывших напротив входа. – А день так хорошо начинался…»
«И не говори, - пробормотал зверь. – Всё-таки этим беднягам не повезло, и они не отправились в последний путь. Ну что ж, видимо такова их судьба».
Об этих уродах Уммей предупредил меня еще до того, как я выскочил на площадку перед шахтой. Точнее о четырех некроморфах и одном Падшем. Этот гад меня удивил своёй живучестью: обычная нелюдь сдохла бы от ран в груди, на которые тот просто не обратил внимание. Если б не интуитивный удар по спине, то могло получиться так, что я сейчас валялся на земле под ногами Падшего и его дружков. Лишившись лидера, некроморфы пытались сообразить остатками мозгов, что им делать теперь: уйти или разорвать в клочья человека бросившего им вызов убив их вожака. Если крохи их разума надумают свалить, то это плохо – я буду гоняться за ними, черт знает сколько, если верх одержат рефлексы – то драки не избежать. Что выглядело бы лучше, если не одно но: за моёй спиной находилась беззащитная девушка, и если хоть один из них проскочит – то мне придётся копать очередную могилу. Внезапно твари дернулись и угрожающе зарычали. Черт, победили рефлексы. Раз. Левой рукой я швырнул небольшой цилиндр в четверку, а сам метнулся ближе. Рогатый урод поймал зубами термитную гранату и исчез в облаке огня, издав истошный вопль. Твари шарахнулись от заживо сгорающего собрата. Я буквально подлетел к обладателю хвоста и разрубил его от плеча до поясницы. Три секунды. Не успели половинки упасть на землю, как нелюдь бросила в меня щупальца, заставив меня присесть и метнуться к обходящему меня сбоку морфу. Он не собирался лезть в свару, а решил заняться Хинатой, и это стоило ему головы. Резкий разворот, крутануть меч вокруг кисти, обрубая липкие конечности и нанести восемь ударов в разных плоскостях. Пять секунд. Восемь кусков, некогда бывших телом, упали на землю, одновременно с жарящимся морфом, который уже не выл. Я выдохнул и забросил меч на плечо…

Хината пораженно наблюдала за своим новым знакомым. «Он полный псих!» - подумала куноичи, наблюдая как парень с необычными глазами выходит навстречу нелюдям. От одного вида чудовищ бросало в дрожь, а он вразвалочку приближается к ним и замирает в ожидании чего-то. Ждать пришлось не долго: через пару секунд твари вздрогнули и… Девушка испытала настоящий шок. Ни разу в жизни она не видела, чтобы человек мог двигаться ТАК быстро. Молниеносное движение рукой, и Баньши исчез из поля зрения девушки, превратившись в размытое пятно. Первое чудовище клацнуло пастью и исчезло в столбе пламени, а другое развалилось на две половины. Секунда, и тварь бросается к пещере, но спустя удар сердца падает её обезглавленное тело. Горящий монстр падает на землю одновременно с кусками тела четвертого, изрубленного неуловимыми движениями. В памяти девушки запечалились лишь полосы болотного цвета и несколько бликов на лезвии меча – вот всё, что она сумела разглядеть. «Весь бой занял какие-то секунды, - ошарашено думала куноичи, смотря широко раскрытыми глазами на спасшего её еще раз воина, стоящего над поверженными врагами с закинутым на плечо мечом. – Может он шиноби?» - предположила наследница Хьюга, активировав свой Улучшенный Геном. И впала в окончательный ступор. Во-первых, у Баньши не было чакры. Во-вторых, отсутствовала даже система её циркуляции и тенкентсу. Но главное, ей стало понятно, почему он носит плащ - под ним скрывались немаленькие крылья, напоминающие крылья летучей мыши. «Боже», - промелькнуло в сознании, прежде чем Хинату окутала тьма…

«Минус два, - хмыкнул я, смотря, как догорает труп врага. – Осталось четверо»
«Кого?» - спросил Уммей.
«Как кого? Твоих Падших, - ехидно начал пояснять я. - Шестеро удрали из комнаты с бассейном. Одного я расстрелял вчера и сегодня упокоил другого. Значит, их осталось четверо. Ну, если не считать морфов, что были здесь раньше» - улыбнулся я.
«Баньши, я тебя понимаю, но, - начал вкрадчивым голосом мой сосед, - ты не заметил ничего необычного в убитых тобой морфах?»
«Разве что они были какими-то не дооформившимися, - начал я, закуривая. Тут меня осенило. – Уж не хочешь ли ты сказать…»
«Угу, - мрачно закончил дух. – Эти жмурики – второе поколение, дети Падших»
- Бл**********ть! – заорал я и пнул отрубленную голову, отправив её в полёт в неизвестном направлении. Меня переполняли эмоции. Я был уверен, что с вакцинацией здесь всё в порядке, и морфы не смогут превратить трупы в себе подобных, а оказывается… Похоже, что тут вообще об этом ничего не знали. – Какой же я кретин! Это значит, пока я тут сижу, этих тварей становится больше. Надо…
«Погоди, - перебил меня Уммей. Я заткнулся, ожидая, что он скажет. – Выпотроши Падшего»
«На кой хрен это нужно», - чисто из вредности спросил я, приступая к указанному действию. За четыре года совместной жизни я понял, что просто так он ничего не просит сделать.
«Затем, - буркнул он, смотря через мои глаза на внутренности морфа. – Вот оно, видишь вон тот белесый ком? - я нашел взглядом указанный предмет и кивнул. – Это нервный узел, который вырастает в теле инфицированного трупа из, скажем так, яйца. Отложить его может только самка. А самка Падшего носит всего десять «яиц». Поспеваешь за мыслью?»
- Не особо. Причем тут эти, как ты сказал, «яйца»? – в моёй голове уже возникали образы армад чудовищ уничтожающих всё на своем пути.
«Падшие не могут увеличивать свою численность как обычные некроморфы. Они должны откладывать «яйца», причем в неповрежденные трупы. Если человека разорвали на куски, проку от тела нет, - затараторил мой невидимый сосед. - У одной самки может быть десять «яиц» максимум. Теперь понял?»
- Кажется, да. Если от нас удрало шесть тварей-самок, то у них может быть до шестидесяти потомков, так? Причем тела должны быть относительно целыми, иначе ничего не получится… – я начал рассуждать более ясно. – Как скоро может эта, с позволения сказать «баба», снова откладывать «яйца»?
«Не раньше чем через неделю. А обращенные недавно через месяц полтора, - заверил меня зверь. – Ты должен знать еще кое-что: если в свите самки нет Падшего из её помета, то все потомство умирает в течение трех дней. И чаще всего если их не провоцировать то они стоят столбом»
- И сколько новых Падших может быть в помете? – заданный вопрос меня ОЧЕНЬ сильно беспокоил.
«Только один. Или самка или самец, как повезет» - последовал хмурый ответ. Я прикинул в уме, сколько же тварей мне придётся укокошить, беря за основу десять «яиц». Если не брать в расчет, частично побитый выводок, то пятьдесят. Через неделю их будет сто, а через месяц маток может стать одиннадцать и защищать их будут около двух сотен чудищ. Могло быть и хуже - окажись на их месте «классические» некроморфы, мне противостояло не меньше тысячи этих уродов, главное чтобы мертвецов хватало. Но всё равно надо спешить, иначе… Я мотнул головой стараясь отогнать неприятную мысль. Крови пролилось достаточно – об этом свидетельствует могила. Но сколько еще их будет за время моего похода? Я вытащил новую сигарету и закурил. Внезапно память напомнила о раненой девушке, и по моей спине бежали мурашки.
- Уммей, Хината… - я почему-то не смог продолжить фразу.
«Даже если и да, то уже всё равно – самка и её «отпрыск» мертвы, - догадался тот. – «Яйцо», если оно есть, растворится. Кроме того, я сомневаюсь в том, что ты утром бы проснулся – превращение занимает около трех-четырех часов», - я с шумом выдохнул и направился к штольне, на ходу затягиваясь табачным дымом…

Куноичи очнулась как раз в тот момент, когда её спаситель с остервенением пытался запихнуть в рюкзак рацию. Девушка молча наблюдала за действиями парня, думая о том, кто же он на самом деле. В её душе была паника, но наследница Хьюга старалась это скрыть. «Какая разница кто он и откуда. Он уже дважды спасал мне жизнь, - внезапно проскочила мысль. - Он расправился с убийцей Моэги-чан…». Несколько мгновений девушка еще думала в том же ключе, а потом негромко сказала:
- Баньши-сан.
Тот поднял голову и посмотрел на очнувшуюся девушку. Хината слегка побледнела – она никак не могла привыкнуть к облику своего спасителя, но решила не отступать. «Я видела у тебя крылья», - жестами сказала наследница Хьюга. Реакция молодого человека не заставила себя долго ждать: он удивленно уставился на девушку, а потом указал на глаза и нарисовал в воздухе знак вопроса. Куноичи активизировала Бьякуган и посмотрела на опешившего воина. Несколько секунд он смотрел на Улучшенный Геном и затем приподнял брови, не поняв, причем тут это. Девушка тяжело вздохнула – объяснить свойство своих глаз на пальцах было невозможно. Но видимо до Баньши дошло, что имела в виду Хината, и показал на глаза, потом помахал перед лицом рукой. Шиноби кивнула и сразу пожалела о том, что раскрыла секрет Бьякугана – хоть он её и спас неизвестно, что у него на уме. Воин задумался и начал озираться по сторонам в поисках какого-то предмета. Наткнувшись на него взглядом, парень подобрал с пола обгорелый остаток черепа чудовища. Вернулся и сел напротив Хинаты. Куноичи с недоумением смотрела на действия парня. Он приподнял останки головы монстра и показал раскрытую ладонь. Несколько мгновений девушка пыталась понять смысл жестикуляции. «Череп… Ладонь… Голова… Кисть… Монстр… Пять…» - девушка подбирала различные варианты трактовки и её осенило:
- Пять чудовищ?! – пролепетала куноичи, забыв о том, что её новый знакомый не знает языка. Сообразив, что это смотрится глупо, она покраснела и кивнула.
«Я должен идти за ними, - жесты парня были понятны. – Я могу отнести тебя, - тут он нагнулся и начертил угольком несколько домиков. – Ты пойдешь?»
Хината задумалась: предложение было поистине великодушным, но нет ли здесь подвоха? Взвесив все за и против, она кивнула…

INCviziTor
Новичок


 
Сообщения: 54

Сообщение INCviziTor » 31 янв 2010, 01:34

Глава 7.

Открытие.

Хината кивнула. Парень улыбнулся и жестами показал, что если она готова, то нужно идти. Куноичи начала вставать, но тут вспомнила, КАК она одета и поспешно легла обратно, вызвав удивление Баньши. Он склонил голову набок, словно вопрошая, что случилось? Красная как рак наследница Хьюга поплотней завернулась в одеяло. Парень быстро сообразил, чем смущена девушка. Вытащив из рюкзака комплект одежды, он протянул его Хинате и вышел на улицу, чтобы та могла одеться. Девушка откинула покрывало и, морщась от боли, оделась. После этого она осмотрела себя. На ней была черная рубашка с длинными рукавами и четырьмя накладными карманами: два были расположены на груди и два ниже, чуть смещенные к бокам. На правом рукаве было изображено число тридцать семь и двуглавый орел. На левом была надпись на неизвестном ей языке и символ – человеческий череп, но с длинными клыками, похожими на клыки её нового знакомого. Баньши был немного выше девушки и шире в плечах, но одежда не висела на куноичи мешком, скорее всего из-за объема груди наследницы Хьюга. Довершали наряд штаны черного цвета из ткани, которую Хината никогда прежде не видела.
Закончив с этим, она попыталась встать на ноги и чуть не упала из-за резкой боли. Почему чуть? Да потому, что её успел подхватить новый знакомый. Куноичи покраснела и провела рукой по своим волосам и поморщилась от того, насколько они были грязные. «Было бы неплохо помыть голову, - мрачно подумала девушка. – Представляю себе, какой страшной я кажусь со стороны». Видимо парень был знаком со странностями девушек по поводу своей внешности не зависимо от обстановки. Он хмыкнул и, с легкостью подхватив растерявшуюся куноичи на руки, отнес её к озеру, возле которого он сидел до того, как вернулись чудовища. Осторожно положил раненую девушку на камень возле самой воды, а сам устроился чуть поодаль, дабы не мешать, и стал смотреть на водную рябь, создаваемую легким и свежим ветерком. Куноичи умылась, смывая с себя усталость, и попыталась отмыть свои длинные волосы цвета воронова крыла от крови убитой твари. Не получилось, и чуть ниже шеи волосы были намертво склеены и свисали сосульками. «Да,- подумала шиноби, - проще будет обрезать их. Только чем?». Скосив глаза на своего спасителя, девушка подумала о своих подсумках, которые должен был снять с неё Баньши, когда оказывал первую помощь.
- Баньши-сан, - воин отвлекся от созерцания водной глади и вопросительно приподнял брови. Хината похлопала себя по тем местам, где у неё висели подсумки и, чтобы избежать непонимания, показала размер и форму снаряжения. Парень понял, что хотела Хината, и кивнул. Показав жестом, чтобы девушка его подождала, он отправился к шахте за её вещами, оставив куноичи наедине с её мыслями…

Поняв, что Хината хочет вернуть свои вещи, я неспешно двинулся к штольне. Мои мысли занимало лишь два вопроса: насколько сильно я отстаю от Падших, и успели ли эти гады еще кого-нибудь обратить. Если отставал я примерно на пару дней, то насчет второго был неуверен. Уммей молчал как рыба, а это значило одно – поблизости некроморфов нет. Но, зная своего врага, меня терзали сомнения в том, что нелюди не попробуют увеличить численность при первой возможности, которой они частично уже воспользовались…
Зайдя в пещеру, я подхватил свое снаряжение и взял со стола подсумки, снятые с Хинаты и с убитой девочки. Когда я начал их поднимать на каменный пол что-то упало, издав металлический звон. Наклонившись, я поднял повязку с металлической пластиной, на которой был выгравирован какой-то символ, абсолютно не знакомый мне. «Хм, - мысленно хмыкнул я. – если я не ошибаюсь, то Хината носила такую же штуку на шее»
«Не ошибаешься, - раздался голос Уммея. – Только что это значит?»
«Это значит, что та девочка была напарницей нашей гостьи, - я затянулся сигаретой. – А так же значит что они из одного отряда или армии»
«Значит Хината все-таки воин. Или как ты там их называл? Нидзя?»
«Ниндзя, - автоматически поправил я духа. – Мне больше интересно другое. Ты видел её глаза после этой маленькой потасовки?»
«Да, - тот понял меня с полуслова. – Глазки очень интересные. И если я правильно истолковал её жесты, то наша знакомая может смотреть сквозь предметы. Но все ли это или нее есть еще пара тузов в рукаве?»
«Знаешь, Уммей, есть у неё еще фокусы или нет – это не особо важно, - меня мучила пара мыслей. - Важно то, чем могут обладать другие сослуживцы Хинаты. И не захотят ли они обвинить НАС в том, что сюда пришли некроморфы»…

Пока Баньши ходил за подсумками, Хината думала о том, что ей делать дальше. Конечно, куноичи собиралась вернуться в Коноху как можно скорее. Ей нужно было сообщить Хокаге о том, что случилось за последние пару дней. Девушке нужно было рассказать о Звуковиках, о чудовище, о смерти Моэги и о Баньши… Вспомнив о своем новом знакомом, Хината задумалась. «Он пришел из мира, который я видела во сне, - думала девушка, наблюдая за игрой света на водной глади. – Мира, в котором идет война с этими монстрами. Да если честно признаться, Баньши сам похож на этих чудовищ. Но ведь в моем сне люди бились бок обок с ним и ему подобными и не боялись. У него нет каналов чакры, но он очень быстр и силен. Спас мне жизнь и хочет помочь добраться до ближайшего поселка. Но зачем ему это? Если я правильно поняла, то Баньши хочет убить оставшихся монстров. Но что он будет делать дальше?» – на этой мысли Хината сосредоточила все своё внимание.
«Ну, наверно же попытается вернуться обратно. А может и нет. Кто знает, что взбредет ему в голову», - неожиданно раздался голос в голове у девушки, расставив её подпрыгнуть.
- Кто здесь? – спросила куноичи, осматриваясь с помощью Бьякугана. – Покажись!
«И не зачем так орать. Я прекрасно тебя слышу. Можешь даже говорить мысленно», - голос выражал крайнюю степень недовольства.
«Кто ты? И что ты делаешь в моей голове?» - спросила растерявшаяся куноичи. Еще бы - не каждый день слышишь у себя голос в мозгу.
«Кто я? – переспросил неизвестный. – Ну, если можно так выразиться, то я дух. Что я делаю? Сижу у тебя в голове и пытаюсь понять, как я сюда попал» - последняя фраза была произнесена голосом полным сарказма.
«Я сошла с ума, - пронеслось в голове куноичи. – Я разговариваю с духом, сидящим у меня в мозгу»
«Ну, я бы так не сказал, - ехидно начал голос. – Если так говорить, то не ты одна ведешь мысленные беседы. Тот в кого я могу перемещаться, ругается со мной уже четыре года», - судя по тону, дух улыбнулся.
- И кто же это? – глупо поинтересовалась Хината.
«Баньши», - лаконично ответил невидимый собеседник. Куноичи попыталась осмыслить сказанное. Она заметила, что её спаситель вел с кем-то беседу сидя возле воды, но ЧТО, черт побери, этот дух делает в ЕЁ голове.
«Он послал тебя шарить в моих воспоминаниях и мыслях?» - спросила девушка, чувствуя как в ней поднимается волна праведного гнева, до селе не известная ей. За всю свою жизнь куноичи не испытывала ничего подобного, даже когда проиграла Нейджи на отборочном туре экзамена на Чунина. Это новое чувство, казалось, придавало девушке сил и решимости.
«Эй-эй-эй! - быстро затараторил дух. – Не заводись. Во-первых, Баньши меня не посылал и даже не догадывается о том, что я могу жить вне него. А во-вторых, чем больше ты бесишься, тем хуже для тебя»
«Это почему же?» - ядовито спросила наследница Хьюга, сама удивившись такому тону.
«Потому что тогда я смогу управлять твоим телом как захочу, - не менее ядовито пробурчал невидимый собеседник, повергнув девушку в тяжелый шок. Вся ненависть испарилась не оставив и следа и в душе поселился страх. Дух это почувствовал и продолжил спокойным тоном. – Так лучше. Но бояться тоже не стоит, ведь ты ниндзя. Воин, в конце концов. А воин не должен испытывать страха. Хотя ты еще девчонка так, то тебе будет скидка. На первое время…». Невидимый собеседник продолжал что-то говорить, но Хината его не слушала. Все мысли были заняты одним – в её голове поселился дух, который может взять её под контроль и творить в образе обладательницы Бьякугана все что угодно. От этого куноичи стало еще страшнее, и она задрожала. Впервые в жизни ей захотелось умереть и чем скорее тем…
«Стоп-стоп-стоп, так дело не пойдёт,- неожиданный сожитель прочитал мысли девушки как открытую книгу. – Ты, конечно, можешь распрощаться с жизнью, причем, так, что я не смогу тебя остановить. Достаточно показать Баньши, что я могу быть в тебе. Он без колебаний разорвет тебя на куски»
«Почему? – фраза о том, что ей грозит смерть от рук недавнего спасителя, немного разогнала пелену ужаса. – Тогда для чего он меня спас? И как вы с ним связаны?»
«Ну, это долгая история, - начал дух. – Будет время, я тебе кое-что расскажу или расскажет сам Баньши. А по поводу остального… - голос на секунду умолк. – Скажем так: спас он тебя потому, что ему надоело видеть смерть. А убьёт из-за того, что подумает, что ты стала одной из Падших»
«Кем стала?» - переспросила девушка, начиная вырываться из лап страха.
«Если одним словом – одной из тех монстров, которых не так давно отправил во Тьму наш общий друг», - объяснил собеседник.
«А разве нет?» - мысль о том, что она может превратиться в чудовище, привела Хинату обратно к размышлениям о смерти от собственной руки.
«Конечно, нет, - попытался успокоить девушку дух. – Иначе я бы сам растрезвонил Баньши об этом»
«Но почему?»
«Что почему?» - не понял собеседник.
«Почему ты это делаешь?» - Хината пыталась докопаться до истины.
«У меня свой резон, - нехотя начал дух, но понял, что от него не отвяжутся, пока не услышат нормального ответа, продолжил. – Я живу, только пока жив он или ты. Если Баньши убьёт тебя, то МОИ шансы на выживание уменьшатся в два раза. Если умрет он будет то же самое. А если вы вдвоём отправитесь в последний путь, то я отправлюсь следом. Еще что-нибудь?»
«Да,- мрачно подумала куноичи. - Как тебя зовут?»
«Уммей», - услышала ответ Хината и почувствовала, что дух покинул её сознание…

«Значит если я или она погибнет, то твои шансы на выживание уменьшатся вдвое, так ты сказал?» - лениво поинтересовался я, хотя честно говоря, мое состояние приближалось к бешенству. Милую беседу духа и девушки я прекрасно слышал от начала и до конца, и первым желанием было всадить бедняжке пулю в затылок, благо она даже не заметила, что я стою в нескольких метрах от нее. Но почему-то не стал этого делать. Наверно мне стало интересно, как отреагирует Хината на то, что ей придется потесниться. Я улыбнулся, вспомнив свою реакцию, когда узнал о существовании Уммея – этот хмырь начал мне подсказывать, когда я играл в карты. От неожиданности меня тогда подбросило в воздух где-то на метр не меньше.
«Ну, что ты молчишь?» - ехидно поинтересовался я, закуривая.
«Ты слишком много куришь, - судя по тону голоса, дух пребывал в глубоком шоке. – Как ты сумел нас услышать?»
«Не знаю,- ответил я. – Просто услышал и все. Мне больше интересно, почему это происходит. Ладно, как думаешь, Хината сможет меня услышать, если ты будешь сидеть в её голове?»
«Можно попробовать», - задумчиво пробурчал Уммей и перенесся в сознание девушки…

В этот момент куноичи размышляла о том, в какой переплет она попала.
«Черт, - мысли девушки были мрачнее тучи. – Это просто невыносимо. Мало того что я провалила задание, мало того что меня ранили, так еще теперь в моей голове может жить дух, который может брать меня под контроль!». Из размышлений её вырвало деликатное покашливание. Обернувшись, Хината увидела своего нового знакомого, который стоял в нескольких шагах от неё. Куноичи почувствовала, как её начинает охватывать страх. «Мне нельзя показывать того, что я могу общаться с его духом», - подумала она, усилием воли загоняя ужас, как можно дальше, и буквально заставляя себя смотреть на подходящего парня.
Подойдя к девушке, Баньши протянул ей подсумки, поверх которых лежала бандана. Глаза куноичи расширились, и она почувствовала, как по щекам проложили дорогу ручейки слез. Протектор принадлежал Моэги, и он потревожил свежий шрам в душе. Наследница Хьюга наклонила голову и прижала принесенные вещи к груди. Парень сел напротив девушки.
«Давно вы служили вместе?» - раздался голос в голове Хинаты.
«Нет, - ответила девушка. – Нас поставили перед самой миссией. А почему вы спрашиваете, Уммей-сан?»
«Баньши», - произнес голос.
«Что Баньши? – поинтересовалась девушка, бросив взгляд на сидящего рядом молодого парня. – А он не может нас услышать?»
«Могу, - мысленно ответил Баньши, улыбнувшись девушке. – Спросил тебя не Уммей, а я»
У куноичи глаза стали круглыми от удивления. Она рефлекторно попыталась отодвинуться подальше. Но Баньши остановил её жестом.
«Не бойся, - он поднял руки ладонями вверх. – Если честно, я мог бы тебя убить, и ты даже не поняла бы, как это случилось. Я слышал ваш разговор и хочу тебя заверить – то, что тебе сказал Уммей, абсолютная правда, - и, заметив страх в глазах девушки, добавил, - кроме слов насчет того, что я тебя отправлю на тот свет»
«Почему?» - спросила обладательница Бьякугана.
«Я солдат, а не убийца. Ты не Падшая и не некроморф. А на вашу маленькую тайну я не стану обращать внимания, - улыбнулся молодой человек. – Если ты готова, то нам надо идти»
Несколько секунд девушка задумчиво вертела в руке кунай, а затем мысленно произнесла: «Баньши-сан, помоги мне, пожалуйста, обрезать волосы!»
«Да без проблем!» - отозвался тот, поднимаясь на ноги и вытаскивая свой нож…

INCviziTor
Новичок


 
Сообщения: 54

Сообщение INCviziTor » 31 янв 2010, 13:02

Глава 8.

Дорога крови.

Они неспешно двигались по покинутому городу. Пыль взметалась столбом, окутывая фигуры облаком, размазывая силуэты. Дойдя до площади, на которой был бой, силуэты застыли. Они осмотрели разорванные в клочья трупы и подошли к центральной башне. Заглянули вовнутрь. Осмотрели тело необычного некроморфа и подошли к бассейну. Застыв на несколько секунд, фигуры наклонились к поверхности жидкости…

Хината ехала на плечах Баньши, прилагая нечеловеческие усилия, чтобы не закричать от страха. Парень передвигался просто гигантскими скачками, пролетая над землей метров по сто за раз. Толчок от ветки, свист ветра и снова толчок.
«Баньши-сан, - не выдержала девушка, - можно немного помедленней?»
«Страшно? - съехидничал тот. – Хорошо я попробую»
Он стал двигаться медленней. Чуть-чуть – прыжки сократились метров до пятидесяти. Девушка тяжело вздохнула: «Если он продолжит так лететь и дальше, то вполне вероятно что-нибудь случиться. Например, врежется в ствол или сорвется вниз…», - подумала куноичи и не ошиблась.
Приземлившись на ветку, Баньши на мгновение замер и… Раздался треск, и троица (прим. авт. Вы же не забыли о духе?) полетела вниз. Под деревом как назло росли колючие кусты, в которых притаились здоровые глыбы камня. За мгновение до удара Баньши сбросил девушку с плеч в сторону от зарослей, но сам не успел изменить траекторию падения. Раздался звук удара, что-то хрустнуло, и на всю округу раздался отборный мат, да такой, что наследница Хьюга покраснела как помидор. Хотя парень ругался так витиевато, что не вольно Хината заслушалась.
«Интересно, - подумала куноичи, садясь и потирая ушибленную часть тела чуть ниже спины, - а почему я прекрасно понимаю Баньши, если он говорит на родном языке?»
«Да всё потому, что я тут, - раздался ехидный голос Уммея. – Баньши, хватит материться – рядом всё-таки дама!»
«Пошел ты на @#$, долбанный #%^$&! – отозвался Баньши. – А, чтоб тебя черти в аду @#$%#! Какому кретину пришла в голову идея передвигаться по деревьям?!»
«Вообще-то этим кретином, как ты выразился, был именно ты!» – ехидно отозвался дух. Судя по всему, запертый в сознании воина, а теперь и девушки, Уммей только и занимался тем, что подкалывал парня по любому поводу.
«Проклятье, - раздался треск ломающихся веток, и перед глазами куноичи возникла фигура, изрядно помятая и припадающая на левую ногу. Стопа Баньши была вывернута просто под жутким углом и явно сильно болела – парень морщился на каждом шагу и старался не опираться на поврежденную конечность. Доковыляв до девушки, воин рухнул рядом и посмотрел на искалеченную ногу. – Вот бл*ть, просто замечательно! Только этого не хватало для полного счастья!».
«Баньши-сан, - робко начала куноичи, - я могу чем-нибудь вам помочь?» - сетуя про себя на не знание медицинских дзюцу - они сейчас очень бы пригодились.
«Нет, Хината, - буркнул тот, хватаясь за стопу. – Хотя подожди, залезь ко мне в рюкзак и достань оттуда аптечку, - с этими словами воин резко рванул стопу в нормальное положение, взвыв от боли. - Ну, ты скоро?»
«А… а как она выглядит?» – спросила пораженная девушка. За шестнадцать лет жизни она ни разу не видела, чтобы шиноби делал нечто подобное с собой.
«О, Созидатель, - взмолился Баньши. – Откуда такие берутся? Аптечка – это металлическая коробка с красным крестом. У тебя дома, что нет аптечки?»
«Есть, - ответила смущенная Хината, опуская голову и протягивая искомый предмет. – Но у нас дома она помечена по-другому. Вот так», - и нарисовала в воздухе иероглиф.
«А-а-а, - задумчиво протянул воин, копаясь в жестянке. – Тогда извини. Просто, насколько я знаю, по всей ЕФРЗ больницы и все что с ними связано, помечается красным крестом. Да кстати давно хотел спросить - как называется эта местность?»
Хината странно посмотрела на него и осторожно начала:
«Ну, вообще-то, эта страна называется страна Огня. А, можно вас спросить?»
«Да перестань ты выкать! - поморщившись, начал Баньши и всадил себе в ногу шприц. – У меня имя есть. Значит, страна Огня. Хм… И о чем ты хотела спросить?»
Девушка поняла, что она забыла, о чем конкретно хотела спросить этого странного воина - у неё в голове роилась тысяча вопросов. Но показать это она не хотела и поэтому задала первый пришедший на ум вопрос: «Что это за монстры и откуда они появились?».
Баньши посмотрел на неё как на… ну, в общем как на человека, у которого не всё нормально с головой. Достал сигареты и закурил: «Ты что совсем ничего не знаешь? Или издеваешься надо мной?»
Девушка втянула голову в плечи и зажмурилась – ей показалось, что воин ударит её. Ничего не произошло, и куноичи открыла глаза. Он просто сидел, вытянув сломанную ногу, и смотрел на неё, пытаясь определить, издеваются над ним или девушка действительно ничего не знает.
«Э-э-э, Баньши, - осторожно начал дух. – Ты помнишь наш разговор?»
«Который? – уточнил воин, осторожно шевеля вправленной стопой. – За последние… - он на мгновение задумался, - три дня мы с тобой общались больше чем за месяц»
«Насчет того куда мы попали», - Уммей медленно подводил парня к интересующей теме.
«Наверно в какой-нибудь богом забытый уголок Земли, - мрачно ответил тот. – Где люди живут как в Средневековье. Если не хуже»
«Хината, милая…» - обратился дух к девушке, но та его перебила.
«А что такое «Земля?» Ты имеешь ввиду страну Земли?» - задала вопрос девушка и увидела, как глаза её нового знакомого принимают форму блюдец. Несколько секунд воин ошалело смотрел на девушку, а затем поинтересовался: «Совсем того, да?».
«Баньши, - вклинился Уммей, прежде чем куноичи успела ответить. – Ты на звезды смотрел?»
«Причем тут звезды? – не понял подвоха молодой человек, переключаясь на нового собеседника. – Может, снизойдешь до нормального объяснения?»
«Баран! Да притом, что звезды расположены не так как на Земле!» - видимо дух достиг своего предела терпения.
«И…» - сначала Баньши не уловил сути, но тут до него дошло:
- Ты хочешь сказать, что мы с тобой не на Земле?! – фраза была брошена на родном языке, но Уммей играл роль переводчика безукоризненно, и куноичи понимала каждое слово. На лице воина можно было прочесть, что он находится в глубоком шоке. – Но как?
«Спроси, что полегче, - хмыкнул дух. – Хотя если ты пошевелишь мозгами, то и сам догадаешься»
- Бассейн! – парень продолжал говорить на родном языке вслух, забыв о Хинате. – Вот дерьмо! И что теперь нам делать скажи на милость?
«Во-первых, успокойся, - жестко сказал дух. – Во-вторых, даже если мы с тобой попали на другую планету, это не значит, что Падшие и некроморфы могут спокойно творить, что хотят. Ты давал присягу, помнишь, что там говорилось?»
«В любое время, в любом месте уничтожать врага человечества, даже ценной собственной жизни… - нахмурившись, буркнул Баньши.
«Ключевое слово – везде, так что работа у нас есть. О том, как вернуться подумаем после. А пока срастается нога, - дух усмехнулся, - ответь на вопрос нашей знакомой»
Баньши посмотрел на девушку, тяжело вздохнул, закурил очередную сигарету и начал рассказ…

Мой монолог длился около двух часов, и за это время я сумел пристроить дробовик на место потерянной саперной лопаты. Мой рассказ не изобиловал подробностями, а содержал лишь то, что мне было известно наверняка. Я рассказал о появлении некроморфов и о том, как люди сражаются не на жизнь, а на смерть. Несколько раз Хината хотела меня перебить и задать интересующий её вопрос, но Уммей вклинившись, тихо попросил её выслушать меня до конца. Когда я закончил, то с интересом начал наблюдать за девушкой, пытаясь угадать, как она отреагирует. Несколько минут Хината переваривала полученную информацию, а затем задала довольно неприятный для меня вопрос: «А тогда кто вы, Баньши-сан?»
Несколько мгновений я метался между честностью и не желанием испугать девушку. На ум пришли слова Уммея о том кто такие генавры. Я хмыкнул и мысленно ответил: «Нечто среднее. Ладно, нам нужно идти дальше. Ты готова?»
Хината провела рукой по коротко остриженным волосам. Видимо она хотела просто засыпать меня вопросами, но почему-то не решалась их задавать.
«А ваша нога?» - девушка посмотрела на мою поврежденную ногу.
«Она уже срослась, - ответил я и встал на ноги. Стопа уже не болела, но повторять историю с падением желания не было. Я присел на корточки и помог сесть раненой мне на шею. – Но что-то мне не хочется повторения падения, поэтому пойдем как нормальные люди по земле. Ты не против?»
Девушка отрицательно покачала головой. Я выпрямился и продолжил движение в сторону ближайшей деревни…

В зал, в котором все еще находились части тел людей убитых монстрами, вошли фигуры. Даже в неясном свете солнца, каким-то чудом проникающем сквозь толщу породы, можно было понять, что силуэты слишком крупны для человека. Они медленно приблизились к останкам погибших людей и замерли, казалось бы, в нерешительности, но это было не так.
По пещере пронеся звук напоминающий шипение и свист одновременно. Пятеро оставшихся от выводка некроморфов напали на неизвестных – трое спрыгнули с потолка и двое вынырнули из темного угла выработки. Однако фигуры явно знали об этом. По пещере пронесся звук напоминающий гудение шмеля, и одна из нелюдей развалилась на две неровные половинки. Вторая исчезла во всполохе ярко-синего пламени, издав пронзительный визг. Спрыгнувшей с потолка троице повезло еще меньше: прозвучал металлический скрежет, и твари затрепыхались в огромных когтях. Раздался хруст, и нелюди упали на землю мешками, наполненными дроблеными костями.
Неизвестные осмотрели зал своими пылающими глазами и двинулись к тоннелю, ведущему на поверхность…

Дорога до деревеньки заняла чуть больше времени, чем рассчитывал Баньши. Уммей завалился спать, предупредив молодых людей («Интересно, как дух может спать?» - промелькнуло в мозгу удивленной наследницы Хьюга). Все это время куноичи размышляла о том, как ей поступить: «Если всё что рассказал Баньши-сан правда, то над нами нависла смертельная угроза, более страшная, чем Орочимару и Акацуки вместе взятые. Мне нужно как можно скорее доложить обо всем Цунаде-саме! – тут воин остановился – перед ними было нагромождение древесных стволов поваленных бурей – и начал осторожно, чтобы не упала его «ноша», перебираться на другую сторону бурелома. При этом он осторожно придерживал раненую девушку за бедра. Это смутило девушку: прикосновение воина было нежным и полным заботы. Хината покраснела как спелый помидор. – Обращается со мной как с дорогим сервизом… Но приятно!»
В этот момент из-за деревьев показались домишки. Маленькая деревушка, десяток домов в традиционном стиле, расположенных на одной улочке, была самой близкой к шахтам. Раньше в ней жили семьи шахтеров, а теперь, когда жила истощилась, жители занялись выращиванием риса. Именно здесь должен был находиться раненый в бою со Звуковиками Удон. Это приподняло настроение наследницы Хьюга.
Баньши оглядел раскинувшийся перед ним пейзаж, хмыкнул и двинулся к домам. Но вдруг резко остановился. Потянул носом воздух и потянулся за оружием на бедре. Его глаза внимательно осматривали каждый из домов и улицу между ними. Девушка осторожно постучала парню по голове, привлекая к себе внимание. Тот никак не отреагировал на действие наследницы Хьюга и начал медленно приближаться к ближайшему дому. Тут куноичи услышала запах: сладковато-приторный, вызывающий рвотные позывы. Она узнала эту вонь, и в памяти всплыло одно событие: примерно год назад Хината вместе с Кибой и Шино выполняли миссию в стране Реки по поимке преступника. Им сказали, что у него не все в порядке с головой, но чтоб настолько… Этот псих грабил путников, убивал их, а тела забирал в качестве трофеев. И хранил у себя в сарае… И хотя, парни не пустили обладательницу Бьякугана во внутрь, взгляда на их позеленевшие, покрытые испариной лица хватило девушке за глаза. В общем, аромат разлагающейся плоти буквально въелся в память куноичи.
Тем временем Баньши подошел к крайнему дому и присел. Хината поняла его и, стараясь не тревожить еще не зажившую рану, слезла на землю. Приказав жестом девушке оставаться на месте, воин скользнул за угол дома…

Я стоял посреди узкой улочки окруженной деревянными домами. С виду обычная деревенька, в своем мире до войны я много таких видел, если бы не одно но… В селе, особенно в середине дня, не может быть ТАК тихо: казалось что на кладбище глухой ночью и то шумнее. А потом я почуял запах гниющего мяса. Видимо нелюди побывали здесь. Правда, взгляд не замечал трупов погибших и это настораживало.
Мои глаза шарили по улице, в поисках места возможной засады. Ничего похожего не наблюдалось. Мои обостренные чувства восприятия напряглись до предела, и в голове появился неясный шум от перенапряжения. Я никак, не мог понять, есть ли тут некроморфы или эти твари пошли дальше. Шестое чувство подсказывало, что тут есть «сюрприз», но какой и самое главное где? «Проклятье! Почему этот дух спит в такой момент?» - промелькнула у меня в голове мысль.
Пронзительный детский крик разорвал тишину, словно гром среди ясного неба. Судя по всему, кричал младенец. От неожиданности я вздрогнул и повернулся, ориентируясь на звук. Плач доносился откуда-то из-за дома, возле которого я стоял. Первым порывом было ломануться вперед, не разбирая дороги, чтобы спасти ребенка, чудом уцелевшего в этом мертвом поселке, но разум подсказывал мне, что что-то тут не так. Какая-то мысль или скорее воспоминание билось в моем мозгу как птица в клетке, но никак не могло формулироваться до конца.
Услышав шорох сзади, я резко развернулся, вскидывая дробовик, и тут же его опустил – позади меня стояла Хината, стараясь не опираться на раненую ногу. Ее глаза были широко раскрыты от удивления («А глаза-то у неё белого цвета», - отрешенно подумал я), а взгляд устремлен в сторону доносившегося звука. Девушка перевела взор на меня, словно вопрошая, что делать дальше. В свою очередь я недовольно поморщился, понимая, что девчонка не послушалась и пошла за мной. Хотя с другой стороны еще неизвестно, что будет дальше.
Показав жестами, что нам следует обойти дом и посмотреть, кто там кричит, я вопросительно посмотрел на неё, ожидая ответа. Она кивнула и, припадая на раненую ногу, двинулась в обход дома. Мне ничего не оставалось делать, как двинуться за ней, поудобней перехватив дробовик и внимательно наблюдать за окружающими домами. Обойдя дом, мы с Хинатой оказались в уютном внутреннем дворике. Небольшой ухоженный садик, маленькое строение вроде баньки и небольшая корзинка, стоящая посреди лужайки. Именно из неё кричал младенец. «Что-то уж больно он сильно кричит», - подумал я, глядя, как моя спутница рванулась к импровизированной кроватке. И тут я вспомнил, ЧТО мне это напоминало…


_______________________________________________________________________


Глава 8.Часть 2.

Хината бросилась к плачущему комочку, невзирая на сильную боль в ноге. Она не думала о собственной безопасности – все её мысли были сосредоточены на маленьком живом существе, чудом уцелевшем после нашествия некроморфов, как назвал этих нелюдей Баньши. Правда какая-то часть разума буквально вопила о том, что что-то здесь не так, но эмоции были сильнее. «Потерпи, сейчас я тебе помогу», - мысленно обратилась девушка к ребенку. Еще немного и…
Крепкая рука схватила её за ворот рубашки и дернула. От неожиданного рывка обладательница Бьякугана потеряла равновесие, не удержалась на ногах и буквально врезалась в потянувшего её назад воина. Куноичи с яростью посмотрела прямо в нечеловеческие глаза остановившего её таким, довольно грубым, образом Баньши, требуя объяснений, но тот отрицательно покачал головой. Он показал ей двумя пальцами на глаза и осмотрелся вокруг. «Ну, и что же ты хочешь мне показать», - зло подумала про себя наследница Хьюга, внимательно наблюдая за своим недавним спасителем. Баньши наклонился, подобрал с земли камень размером с кулак и, быстро глянув на остановленную им девушку, все еще негодующе смотрящую на него, бросил булыжник в направлении корзинки. От того, что произошло потом, Хинату мучили кошмары еще не одну ночь. Метательный снаряд только и успел коснуться земли в паре метров от импровизированной колыбели, как из неё выскочили несколько тонких щупалец и молниеносно втянули булыжник в корзину. Раздался треск дробящегося камня. Тонкие отростки снова высунулись из ловушки, немного покачались над ней, словно ветви на ветру и беззвучно вернулись обратно в корзину. Несколько мгновений стояла гробовая тишина, и над мертвой деревенькой снова разлился «жалобный плач ребенка».
Куноичи стояла неподвижно, словно статуя, боясь даже глубоко дышать. Ей хотелось бежать прочь от этого ужаса, так далеко насколько это возможно, но не могла пошевелиться – перед её глазами стояла картина того, ЧТО могло произойти, не останови её спутник. Баньши осторожно дотронулся до её руки, и это прикосновение вывело девушку из ступора. Она, с непонятно откуда взявшейся силой, толкнула солдата в грудь и бросилась бежать прочь из селения, в котором остались лишь одни призраки…

Толчок был сильным и совершенно неожиданным. Не удержавшись на ногах, я приземлился прямо в заросли какого-то кустарника росшего за моей спиной.
- Твою мать, Хината, стой!!! – заорал я, пытаясь выпутаться из колючих объятий растения, и кляня себя самыми последними словами за необдуманное действие. Но на мой крик девушка не откликнулась, зато мою скромную персону заметил кое-кто другой. Тонкие щупальца Ловчего (так называли эту паскудную тварь, сидящую в корзине) взвились вверх, словно ракеты, и замерли, нетерпеливо подрагивая. Эта мразь слепа как крот и охотится на живых с помощью слуха или, предположительно, чувствуя вибрацию почвы. Наши ученые некробиологи («Придумают же», - замечание автора, перечитывающего эти строки.) спорят по сей день, какая теория верна, но мне это было как-то до лампочки. Особенно в нынешней ситуации. Я перестал дергаться и постарался дышать как можно тише. С этими тварями мне пришлось столкнуться лишь однажды, когда я еще был человеком, но этого раза хватило за глаза – тварюга сграбастала меня в охапку и уже собралась закусить, но на мои душераздирающие вопли вовремя прибежали десантники, отправившие морфа в ад. А я неделю шарахался от любой корзины и, слыша, как плачет маленький ребенок, покрывался холодным потом. Повторять ту давнишнюю историю мне что-то не хотелось. Тоненькие щупальца перестали дрожать и нехотя убрались из виду.
Стараясь произвести как можно меньше шума, я осторожно, не сводя глаз с корзины, протянул руку в рюкзак и вытащил гранату. Судя по ощущениям, слегка искаженным бронированными перчатками, она была осколочной. Пришлось быстро бросить на неё взгляд, чтобы убедиться. Не ошибся – в моем кулаке была зажата Ф4. Как и предок Ф1, эта штука была покрыта ребристой рубашкой и формой отдаленно напоминала лимон. Однако мощность взрыва и количество осколков было ГОРАЗДО больше, раз так в двадцать. «Дерьмо, - подумал я, цепляя чеку на большой палец, - похоже я влип. Если повезет, то этот урод проглотит «подарочек», но все осколки все равно не удержатся в его нутре, да бумкнет от души – неделю ни хрена слышать не буду. Что делать?».
Я быстро повертел головой в поисках возможного укрытия. Есть – практически напротив меня была дверь, ведущая в дом. Чуть пошевелился, пытаясь определить, за что меня держит куст. Оказалось, что за мой любимый плащ, который верой и правдой служил мне почти десять лет и в меньшей степени за рюкзак, сшитый из прочного кевлара. Рюкзаку ничего не будет, а вот плащ… Пришлось совладать с чувством потери и поставить еще одну зарубку в памяти насчет некроморфов – за истрепку верного спутника, защищающего меня от дождя, снега и прочих прелестей погоды.
Дальше тело двигалось автоматически: большой палец дернулся в сторону, выдергивая чеку, короткий взмах рукой, отправивший ребристый «лимон» прямо в пасть Ловчему, а тело взмывает в воздух и, проломив хлипкую дверь, падает на покрытый чем-то липким пол. Моего слуха достигло громкое «клац», уведомив меня о том, что «рыбка съела червяка». «Приятного аппетита», - злорадно подумал я и рефлекторно прикрыл голову раками. Не зря – раздалось глухое, но громкое «бум» и в небо ударил фонтан земли вперемежку с клочьями нелюди. По крыше дома забарабанили комья влажной от крови почвы.
Я поднялся на ноги и огляделся. В помещение царил полумрак, и мне понадобились мгновения, чтобы глаза привыкли к освещению. Когда это случилось, то меня передернуло. «Вот почему на улице нет трупов, - промелькнуло у меня в голове, пока взгляд натыкался на фрагменты разорванных в клочья тел. – Бедняги, похоже они даже не поняли что случилось». Рядом со мной был проем, заглянув в него, я обнаружил еще одну комнату, в потолке которой зияла дыра. Всё ясно - тварь проломила крышу и буквально упала на голову ничего не понимающих людей. Еще раз, быстро окинув взором место трагедии, моя скромная персона покинула последнее пристанище когда-то недавно живых крестьян.
На улочке ничего не изменилось с того момента как мои глаза в последний раз её видели. Кинув взгляд в обе стороны, и пробежавшись взором по крышам расположенным напротив меня строений («Скорее склепов», - буркнул автор произведения.) я, сжимая в руке верный дробовик, вышел на середину улицы. Тут это и случилось.
Ублюдок сидел на скате крыши дома, из которого вышел ваш скромный слуга, и прыгнул мне на спину. Лямки не выдержали такого грубого обращения, и рюкзак упал на землю вместе с «партизаном», тем самым спася меня от преждевременной кончины. Но, как в отместку за такую подлянку, морф умудрился сорвать с меня «Косу» с патронным ящиком, оставив лишь дробовик в руке. Он оскалил морду, и заряд картечи оставил в его голове дыру размером с блюдце. Раздался треск ломающегося дерева, и еще четверо морфов выскочило из засады. Двоих достали выстрелы, и обе твари отлетели в сторону, разбрызгивая ихор из страшных ран в теле, но остальные бросились ко мне со скоростью курьерского поезда. Они разделились и зашли с обоих боков. Выпустив последний патрон, выхватываю нож – на таком расстоянии пистолет бесполезен – и отбрасываю ружье в сторону. «Пошла потеха, - отбивая косой удар костяного лезвия вверх, подумал я и попытался коленом достать бок атакующего. – Главное – не дать им зайти со спины», - удар достиг цели, и чудовище отлетело от меня с переломанными ребрами. Не успела мысль оформиться до конца, как раздался свист, и мне пришлось перекатиться в бок, дабы не быть нанизанным на хитиновую пику, словно кабан на вертел. Длина оружия некроморфа позволяла ему удерживать меня на расстоянии и практически не давала возможности атаковать. Кроме того сволочь, из руки которой росла эта долбанная оглобля, была довольно быстра и непрерывно пыталась меня проткнуть. Несколько долгих секунд мы обменивались выпадами и блоками, пока…
Мои крылья вспыхнули болью, словно кто-то приложил к ним раскаленные прутья. Раздался жалобный треск рвущейся ткани, и мой и так уже изрядно потрепанный плащ окончательно превратился в лохмотья. Мгновенный разворот, но зашедший со спины морф отпрыгнул подальше от моего кулака, а маневр позволил «пикинеру» ударить по широкой дуге. Пришлось довольно не изящно сделать кувырок назад, одновременно метнув нож, чтобы упереться спиной в деревянную стену. Твари отпрыгнули назад уворачиваясь от брошенного оружия и снова бросились ко мне. «Твою мать! Отвлекся как зеленый новичок!» - мысленно обругал я себя, чувствуя, как на скуле начинает разгораться маленький костер, и выдернул пистолет.
Надо заметить, что мой ствол был необычной стандартной десяти миллиметровой «Рысью», а новым тринадцати миллиметровым «Зубром» с магазином на восемь патронов. Весило это чудо-произведение оружейной промышленности около пары килограмм, но, как говорят, вес оправдывает мощь. Особенно, если снаряжен пистолет краш-пулями: этакой смесью разрывных и экспансивных (прим. автора пули, которые разваливаются в теле жертвы при попадании). Вообще-то такие патроны запрещены и ими пользуются только спецподразделения или снайперы, но ведь правила и существуют лишь для того, чтобы их нарушали. Но я отвлекся.
Первым с разработкой военного гения человека познакомился «пикинер» - два выстрела в голову, и череп твари лопнул как перезрелый арбуз. Я высоко подпрыгнул и всадил четыре пули в оставшегося «меченосца».
«Это тебе за плащ, тварь!» - зло подумал я, наблюдая, как тело некроморфа дергается от попаданий крупнокалиберных пуль, а его спина превращается в одну сплошную рану. Мягко приземлился на ноги и сплюнул прямо на труп «пикинера». Дотронулся рукой до щеки и зашипел: создавалось такое впечатление, что какой-то садист насыпал мне под кожу раскаленных углей. А если сюда добавить ноющую и вспыхивающую с новой силой при малейшем движении боль в крыльях, то можно понять, что мое состояние оставляло желать лучшего. «Теперь еще и Хинату искать», - промелькнула мысль в голове, пока ваш скромный слуга возвращался к валяющимся на земле вещам.
Но дойти до них мне не дали. Земля вздыбилась у меня перед ногами, и страшной силы удар отбросил меня назад. По закону всемирного свинства мой полет прервал здоровый валун, лежащий возле одного из домов. При ударе раздался тихий хруст и мои «трепыхалки», как иногда называли крылья, превратились в месиво из костей и кожи. Я заорал от адской боли, в глазах потемнело. А еще через мгновение тело обхватили толстые щупальца, намертво спеленав меня, и подняли в воздух. Затуманенный взор уперся в прятавшегося до последней минуты морфа. Передо мной стояла дикая смесь каракатицы и скорпиона: шесть толстых щупалец, плоское хитиновое тело, пара здоровенных клешней. Тонкий и гибкий хвост венчала вполне человеческая голова, ранее принадлежавшая пацану лет тринадцати.
Нелюдь поднесла меня поближе к своей морде и, резко откинувшись назад, ударила лбом, закованным в костяную броню, прямо в незащищенное лицо. В черепе словно взорвалась бомба, а к заливающей шею крови из раны на скуле, добавились тонкие струйки из сломанного носа и рассеченной брови. Нелюдь тряхнула свою добычу, так что клацнули зубы, и прошипела какую-то фразу на местном языке. В ответ я безрезультатно попытался освободиться из чудовищных объятий и плюнул кровью в оскаленную харю. За что получил еще один сильный удар. Сознание начало медленно меркнуть, но прежде чем это случилось, сквозь пелену шума разум расслышал голос Хинаты. «Вот дура! Что ж ты делаешь? Беги!» - мысленно выругался я и провалился во тьму…

Ужас гнал куноичи прочь от поселка, в котором поселились чудовища. Она добежала до края леса, запнулась о корень и рухнула на землю. Вскочила и, вскрикнув от боли, упала обратно на землю. Девушка коснулась раны на ноге и почувствовала, как пальцы намокли от крови. Как не странно боль отрезвила её, вырвав из стальных тисок ужаса. Она тяжело дышала, пытаясь перевести дыхание.
До её слуха донесся приглушенный взрыв.
«Баньши, - подумала наследница Хьюга и, её накрыла волна отвращения. Отвращения к себе. – Черт, он спас мне жизнь, а я…», - ругала себя девушка, но вставать на ноги не спешила – тело все еще плохо слушалось из-за пережитого шока. Девушка собрала всю свою волю в кулак и, морщась и шипя непристойности сквозь зубы, встала. «А может лучше убежать? Кто такой этот Баньши, чтобы из-за него рисковать своей шеей?» - промелькнула в голове подлая мысль. Но Хината отмахнулась от нее, словно от назойливой мухи, и целенаправленно двинулась в сторону домов.
Она успела пройти большую часть, прежде чем воздух наполнился звуками стрельбы. Это заставило куноичи застыть на месте. «Видимо твари прятались где-то в домах, а теперь…» - наследница Хьюга, доставая кунай, активировала Бьякуган и поспешила вперед, насколько позволяла кровоточащая рана. Улучшенный геном позволил девушке рассмотреть потасовку во всех подробностях, и, когда Баньши приземлился на ноги, Хината, наконец, добралась до крайнего дома. До места схватки оставалось не больше двадцати метров. Девушка тяжело привалилась к стене дома: её силы были на исходе. «Видимо мне не стоило устраивать себе пробежку в таком состоянии!» - мрачно усмехнувшись, куноичи прикрыла глаза. Она перестала использовать наследственную способность, так как чувствовала, что еще немного, и просто отключится. Пару мгновений девушка собирала оставшиеся крохи сил, чтобы сделать последний рывок и преодолеть те несколько десятков метров, отделявших её от раненого парня.
Крик боли заставил куноичи подпрыгнуть на месте. Хината выскочила на середину улицы, где перед её глазами предстала душераздирающая картина: Баньши был буквально спеленат отвратительным чудовищем, рассматривающем его. В ту же секунду монстр ударил пленника в лицо. Голова Баньши мотнулась назад, и девушке показалось, что шея воина просто сломается. Но тот оказался намного прочнее, чем казался на первый взгляд. Он плюнул в морду нелюди, за что снова получил удар. Лицо парня, залитое кровью, на мгновение возникло перед глазами наследницы Хьюга и это послужило последней каплей.
- Хватит, прекрати! – закричала куноичи изо всех сил. Монстр перевел на неё взгляд, от чего она отступила на шаг. – Удон-кун?! – глаза Хинаты были широко открыты от ужаса.
- А, Хината-сама! Наш новый капитан. Не ожидал вас встретить здесь, - глаза бывшего генина превратились в узкие щелочки. – Хм, я вижу, вы сменили имидж. Неужели вы вместе с этим мешком мяса, - он тряхнул тело бессознательного Баньши.
- Что с тобой случилось?! Как ты мог превратиться в такое… - тихо проговорила девушка, чувствуя, что остатки сил покидают тело.
- Чудовище? – закончил её бывший подчиненный. – Нет, Хината-сама, я стал совершенным существом. А вы люди и подобные, - монстр приподнял своего пленника повыше, - этому жалкому пародию на нас слабы и беззащитны. Повелитель дал мне силу, которую я никогда не смог бы получить, оставаясь человеком. Можно сказать, что я родился заново.
- И что ты намерен делать? – поинтересовалась ошарашенная таким ответом куноичи. – Вернешься в деревню?
Существо, бывшее некогда Удоном, зашлось гомерическим гоготом. От смеха тело монстра трясло, словно невидимый кукловод дергал его за ниточки.
- Деревню? В это жалкое селение, в котором живут одни слабаки? – он перестал смеяться. Его глаза снова превратились в узкие щелочки. – Нет, спасибо, я лучше продолжу служить Повелителю. Тем более что, - бывший шиноби оскалился, - я давно мечтал превзойти вас, Хината-сама, а планы моего Хозяина пришлись мне по душе.
- Удон-кун, я тебя не понимаю, - куноичи была совершенно сбита с толку. – Что значит превзойти меня? И вообще что здесь случилось и где Конохомару-кун? И о каких планах ты говоришь? – череда вопросов снова вызвала взрыв неприятного хохота.
- Да, вы умеете развеселить! – прохрипел монстр, слегка успокаиваясь. – Что ж, я удовлетворю ваше любопытство. Частично, - он снова хохотнул. – Мы с Конохомару пришли к вечеру. Местные сначала растерялись, приняв нас за бродяг, но вскоре разглядели наши протекторы. Мне оказали первую помощь, но я был очень слаб, и Сарутоби решил остаться до утра, так на всякий случай. Посреди ночи раздался шум, и он выскочил наружу. Последнее, что я услышал - это его вскрик. А еще через минуту в комнату ворвался монстр… - он замолчал.
- А что было дальше? – спросила Хината, с трудом вставая на ноги.
- Не помню. Но точно знаю, что случилось утром, - Удон как-то нехорошо улыбнулся. – Видимо некоторые крестьяне успели скрыться той ночью. Они вернулись утром вместе с солдатами Дайме, которые расположились в соседней деревне. К этому времени я уже изменился и знал о планах Повелителя. Они подошли к деревне, где встретились со мной… - он снова замолчал.
- И? – поинтересовалась куноичи, предчувствуя что-то нехорошее.
- Я же говорил, что люди слабы, - его морда превратилась в жуткий оскал. – Я убил их всех до единого, все пять десятков. А теперь я убью вас!!!


_______________________________________________________________________



Глава 8. Часть 3.

Солнце заливало каменистую площадку пред штольнями. Легкий ветерок пронесся по площадке и всколыхнул полы плащей двух фигур, стоящих возле входа в шахты. Первое, что бросалось в глаза – это рост - голова меньшей фигуры была на уровне двух с половиной метров. Её спутник был еще выше и казался квадратным из-за широченных плеч, практически не уступавших росту. На них были черные как безлунная ночь плащи, скрывающие тела пологом мрака. Это было второй особенностью путников. И, в-третьих, несмотря на колоритный вид, в них не было ничего запоминающегося, словно сознание не придавало значения этим существам. Любой, кто увидел бы их, не смог толком описать незнакомцев.
Неизвестные постояли несколько секунд, словно прислушиваясь к миру, а затем медленно двинулись в сторону свежей могилы. Дойдя до нее фигуры замерли, и одна из них присела. Раздался тихий щелчок, словно кто-то щелкнул пальцами. Из-под плаща показалось лезвие ножа, которое воткнулось в каменистую почву. Клинок погрузился где-то на треть и снова исчез под плащом, породив еле слышный шум.
- Ну, что? – раздался глухой, безжизненный голос гиганта. Он говорил на том же языке, что и Баньши.
- Могильник свежий. Нужно было здорово попотеть, чтобы его вырыть, - голос его спутника звучал немного звонче. – Сдается мне, что здесь поработал не один человек… - по интонации было слышно, что сам он не особо верил в сказанное.
- Ты думаешь, мы не первые кто пришел сюда? – здоровяк проигнорировал недосказанность «малыша».
Тот презрительно фыркнул, выпрямляясь во весь рост.
- Сомнительно. Вход был запечатан, и следов вокруг него я не обнаружил, - он сделал неопределенный жест под плащом. – Если бы не растерзанные трупы на Городской площади, можно было решить, что это сделали местные.
- Но? – спросил гигант. Он немного повернулся. Его одеяние не позволяло рассмотреть, куда направлен его взгляд. Внезапно из-под накидки высунулась пятипалая лапа, больше напоминающая захват погрузчика. Металл окутало облако электрических разрядов и, нечто ярко светящееся умчалось в сторону расположенных неподалеку зарослей. Чудовищная конечность снова исчезла в просторном балахоне. Взор неизвестного был прикован к стволу дерева, в котором зияло идеально ровное отверстие, с обугленными краями.
- Что там? – небрежно поинтересовался «малыш», никак не отреагировав на действие своего спутника.
Несколько мгновений его коллега молчал и затем ответил:
- Ничего. Просто показалось. Выдвигаемся.
Поляна опустела. Правда, ненадолго. Через мгновение после ухода пары из-за искореженного дерева вышел человек в черном плаще с красными облаками. Его лицо закрывала оранжевая, спиралевидная маска с отверстием для правого глаза.
- Тоби хороший мальчик. Тоби успел спрятаться, - он повернулся к стволу и потрогал обугленные края. – Надо сообщить об этих гостях… - пробормотал он и исчез…

Хината еле успела увернуться от чудовищной клешни. Причиной тому была полыхающая болью рана на бедре. Куноичи прилагала все усилия, чтобы не попасть в омерзительные конечности своего бывшего подчиненного. Тот был уверен в собственной победе и забавлялся с раненой девушкой, как кошка с мышкой.
Увернувшись от очередного выпада, наследница Хьюга споткнулась, и сильный удар в грудь отбросил её на несколько метров. Она закашляла и по подбородку проложила себе дорогу струя крови. Боль в груди была настолько сильной, что девушка согнулась пополам и сжалась в комочек, пытаясь, таким образом, защититься от неё.
- Ха! И это все, на что способна обладательница Бьякугана? – хмыкнуло существо, бывшее некогда Удоном. – Вы ничуть не сильнее тех жалких отбросов, что вернулись сюда после прихода моих братьев, - от этой фразы Хината почувствовала, что в ней начинает подниматься волна гнева и ненависти. – И вы говорите, что…
- Заткнись, - прохрипела девушка, приподнимаясь на колени. Она чувствовала, что злоба на это чудовище придала ей немного сил. Наследница Хьюга посмотрела на скалящуюся морду, и из её души вырвалась новая порция праведного гнева и лютой ненависти. Стало легче дышать, и куноичи начала медленно вставать с колен. Боль в бедре стала слабее, словно рана затягивалась. Раненое плечо и распоротый низ живота не болели вовсе. Обладательница Бьякугана посмотрела на рану ноги с помощью наследственной способности – бедро заживало прямо на глазах. Она заставила себя снова испытать ненависть к твари, застывшей словно изваяние. Эта попытка была вознаграждена: тело молодой Хьюги наполнилось силой, которая требовала выхода. Чакра буквально «горела» в системе циркуляции от скорости течения. «Какое необычное чувство, - рассеянно промелькнуло в мозгу. – А что будет, если попробовать так?» - глаза шиноби закрылись.
Девушка вспомнила Удона, каким он был раньше, вспомнила погибшую Моэги и канувшего в неизвестность Конохомару, вспомнила свой сон и могилу возле шахты, вспомнила изменившегося шиноби и его свиту, вспомнила тварь, которая сидела в корзинке. И в конце этого калейдоскопа возникло лицо Баньши, залитое кровью и искаженное болью. На мгновение тело девушки вспыхнуло болью, но не корежащей, а какой-то странной и даже немного приятной. Хината поняла, что достигла предела силы и медленно открыла глаза.
Существо, бывшее Удоном, попятилось назад – на него смотрели глаза, не имевшие ничего общего с теми, которые смотрели на него несколько секунд назад…

Она сидела возле кромки реки и наблюдала за неспешно текущей водой. Периодически над гладью вспыхивала чешуя мелких рыбешек, выпрыгивающих из воды и падающих с легким всплеском. Легкий ветерок шелестел в кроне плакучей ивы, нависающей над водой, словно животное, желающее напиться воды. Очередной всплеск раздался возле самого берега, и глупая рыбешка, успев сверкнуть чешуей в свете заходящего солнца, была тут же схвачена мохнатой лапой. Посмотрев на свой улов, «рыбак» отпустил его и лег на живот. Очередной порыв ветра взъерошил шерсть на загривке.
Существо никогда не бывало в этом месте, но видело его на фотографии. И хотя это было несколько лет назад, образ не тускнел, а наоборот наполнялся мелкими деталями: сначала река начала свое движение, потом появился ветер и так далее, пока не превратился в маленький осколок живого мира. Она не выдержала и перевернулась на спину, подставляя под краснеющее солнце живот, покрытый снежно-белой шерстью с черными пятнами. Все десять хвостов зверя рассыпались веером, и только черные кончики слегка подрагивали. Мысли Снежной пантеры неспешно текли, словно вода в небольшой реке, расположенной рядом.
«Как я устала! – мысленно вздохнула кошка, и перевернулась набок с грацией и изяществом, коим обладают все принадлежащие её племени. Изумрудно-зеленые глаза с черным, как смоль, зрачком хищницы были направлены в сторону противоположного берега скрытого в дымке. – Как же мне хочется вырваться из этого тесного мирка, ощутить под лапами молодую зеленую траву, порезвиться под теплым солнышком», - она взглянула на местное светило и недовольно фыркнула.
Красный круг подернулся рябью и превратился в луну, больше напоминающую кусок сыра, чем ночное светило. Пантера улыбнулась, чуть оскалив клыки: она ни разу не видела луну, в прочем, как и солнце, и «создавала» её по описанию нетрезвого носителя. Несколько мгновений небо оставалось таким, как и прежде, но резко, словно кто-то его сдернул как занавес, преобразилось в звездное небо. Кстати, звезд Пантера тоже не видела, и создавала их, ориентируясь на все те же рассказы вдрызг пьяного хозяина. Получилось не совсем то, но впоследствии ей удалось увидеть и ночное небо, и яркое солнце. Это зрелище сильно поразило Десятихвостую, но позволило исправить ошибки, и Пантера была благодарна носителю, хоть тот и не помнил о маленькой услуге для своей пленницы.
Вспомнив о нем, кошка недовольно поморщилась. В последнее время он стал более внимателен к тому, что она говорила, и чуть не поймал её. А это могло привести к нежелательным последствиям.
«Да к моему списку «Чего хочу и что мне надоело» надо добавить: как мне надоело притворяться тем, кем я не являюсь», - Десятихвостая фыркнула и снова улеглась на спину. Несколько секунд она смотрела на яркие мерцающие точки, словно брильянты, сверкающие в свете солнца, и усыпающие небосвод, как листья крону дерева.
- Хм, - задумчиво произнесла Снежная Пантера и критически посмотрела на творение своих лап, - пожалуй, их слишком много, - легкий взмах хвостом и часть ярких точек, подернувшись рябью, исчезли с неба. – Так гораздо лучше!
Десятихвостая с некоторой тоской в глазах наблюдала за неподвижными огоньками, а затем потянула к ним лапы и сделала движение, словно хотела их схватить. Спина бело-черного зверя прогнулась, и тот завалился на бок, лениво махая хвостами. Гигантская кошка мурлыкнула:
- Как же мне скучно!
Внезапно по спине животного пронесся холодный вихрь, от чего оно мгновенно вскочило на лапы. Шерсть на загривке встала дыбом, а уши прижались к лобастой голове. Порыв ветра принес с собой запах, который зверь слышал несколько лет назад.
- Не может быть, - потрясенно пробормотала кошка и ринулась в густой сумрак…

Он шел через лес. Он не помнил своего имени, но твердо знал только одно – нужно идти на север. Его ноги заплетались как у пьяного, но не это было тому причиной. Изуродованное тело горело огнем, и лицо, пересеченное рваной раной, уже не подчинялось ему. Но в бредущем, полумертвом человеке еще теплилась жизнь, и эта крохотная искорка огня упорно двигала слабеющее тело вперед, на север. Неизвестный зацепился ногой за корень и рухнул ничком. «Я должен, должен идти дальше!» - с изувеченных губ сорвался стон. Израненные руки попытались приподнять человека, но не смогли, и он, глухо стеная, повалился обратно на землю. Безымянный не знал, сколько пролежал на сырой земле, пока до его воспаленного болью сознания донеслись звуки шагов. Полумертвый человек попытался крикнуть, но вместо этого из его горла вырвался негромкий хрип.
Но судьба оказалась благосклонна к раненому путнику, и спустя долгие мгновения кто-то поднял его на руки…

Сила. Безумная, словно пучина Хаоса, клокочущая в жилах, как вода в штормовом океане, безграничная, как само время. Она переполняла Хинату, и на мгновение той показалось, что её просто разметает на кусочки. Но только лишь на мгновение.
Куноичи упивалась Силой, и ей хотелось, чтобы это ощущение никогда не кончалось. Глаза девушки смотрели на того, кто посмел предположить, что она, Хината Хьюга, слаба и беспомощна. Душу переполняла ненависть к существу, которое некогда было напарником, а теперь стало жертвой, ибо Сила требовала выхода. Сила требовала разрушений и смерти.
- Ну, что, Удон-кун, почему ты замолчал? – девушка ядовито усмехнулась. Её голос больше напоминал рык дикого животного. – Или ты язык проглотил?
Падший молчал, в ужасе рассматривая бывшего командира. Куда подевалась та тихая, застенчивая и добрая девушка? На её месте стояла разъяренная фурия. Коротко остриженные ножом волосы топорщились в разные стороны, словно иголки рассерженного ежа. Резко наросшие мышцы перекатывались под одеждой, напоминая капли ртути. Костяшки пальцев девушки превратились в десяти сантиметровые острые шипы-лезвия, через которые буквально хлестала чакра. Даже глаза и те преобразились: овал Бьякугана сменился многоугольником, словно он рассыпался на мелкие составные части.
И все же перед пораженным монстром стояла Хината: фигура, несмотря на покрывшие её мышцы, осталась женственной, как и у прежней девушки. Тот же цвет волос. Изящный овал лица и чуть вздернутый носик. Но вся самая темная ненависть, что куноичи скрывала глубоко в душе, а может даже и не догадывалась о её существовании, вырвалась наружу и подарила молодой Хьюге Силу.
- Ты говорил, что я слаба. Что ж сейчас мы это проверим! – девушка оскалила белоснежные клыки, здорово похожие на клыки Баньши, и бросилась в атаку.
Если бы человек каким-либо образом наблюдал сначала за боями Баньши, а теперь увидел, как движется Хината, он бы просто остолбенел. Куноичи не просто сровнялась со спутником в скорости - она стала быстрее, гораздо быстрее. Удон попытался ударить генавра (да вам не показалось именно генавра) клешней, но обладательница Бьякугана играючи уклонилась от удара и ткнула шипами в одно из щупалец Падшего. Раздался влажный хлопок, и отросток тела лопнул, заставив нелюдь взреветь от боли. Чудовище взмахнуло клешней, но Хината просто присела и пропустила уродливую конечность над головой, а затем нанесла сильный удар в место, где лапа соединялась с рукой. С тихим и даже каким-то жалобным хрустом хитин разлетелся на мелкие осколки, а клешня с шумом упала на землю.
Падший начал пятиться назад. Его гигантская сила не могла противостоять молниеносной скорости девушки. Пара изящных движений – и еще два отростка оказались на земле, конвульсивно сжимаясь и разжимаясь. Из-за этого Удон потерял равновесие и тяжело рухнул на залитую ихором почву. У него осталось три щупальца, одно из которых все еще сжимало не пришедшего в себя Баньши.
- Стой! – отчаянно заверещал монстр. – Иначе… - Хината поняла, что Падший захочет поторговаться, используя бессознательного воина как заложника, и, не медля не секунды, голыми руками оторвала последние конечности. Тело спутника девушки, все еще опутанное омерзительным отростком, начало падать, но куноичи оказалась быстрее и подхватила его почти у самой земли и осторожно положила на спину. Двумя легкими движениями костяных лезвий она освободила пленника от липких пут и снова развернулась к своему противнику - тот с ужасом наблюдал за действиями своего бывшего командира.
- Похоже, ты проиграл, Удон-кун, - губы наследницы Хьюга исказились в жуткой усмешке.
- П-п-пощади! – прохрипело существо, судорожно пытаясь отползти от своего палача, использую оставшуюся клешню. Генавр неспешно подошел к нему и мощным ударом ноги переломил конечность, заставив монстра заверещать от боли.
- А ты пощадил тех людей, что вернулись сюда? – девушка вопросительно выгнула бровь, глядя в искаженную ужасом морду Падшего. Внезапно обладательница Бьякугана рассмеялась, заставив изувеченного врага забиться в попытке уползти от неё подальше. – Знаешь, Удон-кун, - её голос был холоден как арктический айсберг, - у нас ведь есть с тобой еще время, - губы куноичи расплылись в усмешке, не предвещающей ничего хорошего, - чтобы продолжить разговор!
- Н-Е-Е-Е-Е-Е-Т!!! – заверещал Падщий в ужасе.
- Довольно! Дорога крови не для тебя, Хината Хьюга! – новый, но вместе с тем знакомый девушке голос, прогремел в воздухе, как залп орудий. Хината медленно повернулась на звук…

INCviziTor
Новичок


 
Сообщения: 54

Сообщение INCviziTor » 31 янв 2010, 22:32

Неужели никто ничего не может высказать?

Твое Высочество
 

Сообщение Твое Высочество » 31 янв 2010, 22:47

INCviziTor
просто сразу столько выложил, к тому же фики по Наруто мало кто любит(((((((

браток
 

Сообщение браток » 01 фев 2010, 06:03

Last unicorn писал(а):к тому же фики по Наруто мало кто любит

0_о здесь да....поднадоели уже))) :(

INCviziTor
Новичок


 
Сообщения: 54

Сообщение INCviziTor » 12 авг 2011, 22:05

цикл "Я- Наруто"

Глава 13.

- Итак, первая часть теста состоит из девяти вопросов, - Морино Ибики говорил монотонно, без эмоции, отчего я подумал про свою манеру речи, но тут же собрался с мыслями. – на неё вам дается сорок пять минут. Затем за пятнадцать минут до конца я оглашу последний вопрос…
«Что за тупость?! – раздраженно бросила Изграил. – Я-то думала, что это настоящий экзамен!»
«Что тебе не нравиться, Изи?» - спросила сфинкса Кишара.
«Слишком много противоречий в болтовне этого типа! – фыркнула кошка-демон. – Смотри - он сказал, что за ответ дается десять очков каждому, но за списывание удаляют всю команду. Проходят те команды, которые набирают больше двухсот пятидесяти очков суммарно. А если я не могу ответить на вопросы? Мне что подставлять всех остальных? А уж наблюдателей здесь вообще через чур много!» - я задумался, действительно логика была странная – в Столице не было ничего похожего. В подобной ситуации из команды убрали бы слабого еще до начала экзамена, но не во время его.
«Хм, - задумчиво произнес Кьюби. – А мне кажется, что здесь есть смысл!»
«И какой же, о великий и ужасный?» - фыркнула ваку.
«Погоди немного, - ответил тот. – Давай взглянем на вопросы!».
Экзаменатор дал отмашку, и я подтянул лист с заданием ближе. Взор тут же нашел первую задачу.
«Составьте формулу противоядия, используя приведенную ниже формулу, - я в некотором замешательстве посмотрел на сложную биохимическую формулу. – Хм, я не силен в химии!»
«Давай дальше, - быстро сказал Лис, не вдаваясь в подробности. – Высота берега составляет десять метров. Высота борта лодки – метр сорок. Опишите все возможные варианты атаки с предложенной точки!»
«Надо подумать! - сказал я, но мой друг коротко казал «Дальше!», и перевёл взор ниже. – Расшифруйте сообщение, используя часть ключа. Что за бред? – я поднял глаза и посмотрел на стоящего возле кафедры Ибики. Он внимательно смотрел на сидящих и едва заметно усмехался. – Кьюби, тебе не кажется, что вопросы немного сложноваты для генина?»
«Я так и думал, - хмыкнул в ответ он. – Это экзамен не на проверку теории, а на проверку способностей шпионажа. Готов заложить свой хвост, что здесь есть ответы: или у кого-то или где-то в комнате!» - я снова посмотрел на экзаменатора. Морино внимательно смотрел в лист с заданием и делал какие-то записи на нем. «Отлично, - сказал я мысленно, и пальцы левой руки зашевелились. Феникс, Огонь, Тьма, Демон, Страх, Кровь. – Приручение. Взгляд Зверя, - пранд применялся для разведки, позволяя видеть глазами другого существа и требуя микроскопических объемов Тьмы. Картинка перед глазами на краткий миг помутнела, затем потеряла объем, а потом перед левым глазом изменилась. Теперь им я видел руку в перчатке, небрежно держащую лист с ответами. – Кьюби, придержи его так!»
«С удовольствием! Сова, Тень, Рептилия, Страх, Кровь. Приручение, Могильное Оцепенение!» - пока мой друг не мог использовать Тьму напрямую, используя мое тело только как конденсатор, но подвижки были. Лис мог применять пранды на тех, кто находился под моим полным или частичным контролем, да и то через раз. Рука в перчатке едва заметно дернулась, и я едва заметно приподнял уголки губ – получилось…

Морино Ибики сразу почувствовал, что кто-то что-то делает, но это не было похоже на контроль сознания, а было нечто иное, более легкое и изящное. Он попытался поднять глаза, но понял, что тело ему не подчиняется. «Ловко! – оценил джоунин мастерство работы. – Но я то умнее! - он обратился к своему сознанию и представил себе комбинацию печатей. Это дзюцу давало возможность использующему избавиться от контроля и срабатывало в ста случаях из ста. Следователь улыбнулся и попытался пошевелиться, но… ничего не произошло. – ЧТО??? – в первый раз в жизни опытный джоунин растерялся, не зная как поступить. Он продолжал смотреть в листок с ответами, чувствуя, что неизвестный «злоумышленник» списывает ответы. – Это тебе даром не пройдет!!!» - мысленно скривился экзаменатор и попытался снять отпечаток чакры, дабы разобраться с наглецом после экзамена. Его спина мгновенно покрылась холодным потом, а сердце бешено застучало. Если верить ощущениям, то казалось, что за его спиной находиться НЕЧТО. Холодное, но не безжизненное; могучее, но невесомое; неопытное, но древнее, словно сам мир. Внезапно ощущение изменились: навалилась давящая тоска, от которой хотелось выть зверем, и нахлынула волна жара, мгновенно испаряющая пот. И неожиданно всё прекратилось, словно ничего и не было. Джоунин несколько раз моргнул, прежде чем понял, что свободен. Он быстро обвел взором аудиторию, в поисках того, кто написал тест, но таких не обнаружил. «Ладно, - скривился Ибики, - вычислю тебя после экзамена!»

«Теперь надо сбить его со следа! – подумал я, глядя на встрепенувшегося экзаменатора. – Кишара!» - мир окрасился в сине-зеленые цвета. Найдя самый слабый огонек чакры, я быстро сложил комбинацию яхше. – Приручение, Дар, - и вложил в голову жертвы полученные ответы. Потом поискал следующую и повторил. Третью цель взял у себя из-за спины. Потом еще одного, прежде чем понял, что увлекся и прекратил раздавать ответы направо и налево. – Попробуй найти меня!»
«Наруто, - позвала меня Кишара. – У Хинаты, которая Хьюга, проблемы! - я нашел свою подругу, но в Проекции не смог увидеть её лист. Поняв это, повязка дополнила ответ. – Она не может ответить ни на один вопрос, а наблюдатель смотрит на неё, не спуская глаз!» - пальцы пришли в движение. Шорох, Стена, Растение, Ветер, Кровь.
«Приручение, Сторонник, - мое сознание раздвоилось: часть осталась в теле, а другая часть переместилась. Хината вздрогнула, почувствовав меня в своем сознании. – Хини, это я, не нервничай, - куноичи покосилась в сторону, где вроде бы как сидел я и неспешно писал ответ в экзаменационном листе. – Это действие одного из моих прандов, часть меня пишет экзамен, а часть – в твоем сознании, - Хината смутилась, слегка покраснела и уставилась в пустой лист. Так как я находился в её сознании, то мог видеть то, что видела она. – Давай помогу тебе с ответами! Только читай их вслух!»
«Ну, если тебе не трудно, - ответила она. – Вопрос первый: Составьте формулу противоядия, используя приведенную ниже формулу», - ответ был выдан мгновенно и без ошибок. Наблюдатель едва заметно пошевелился, но, не увидев ничего предосудительного, успокоился и продолжал наблюдать за тем, как Хината аккуратным подчерком выводит иероглифы.
«Стоп, - остановил её я, едва он закончила. - Давай последний!»
«Хорошо, - она покорно согласилась и перевела взор. – В помещении находиться три противника, классом… - куноичи продолжала читать, а я просто слушал её голос. Голос человека слышный всем окружающим и внутренний голос различаются. Если сейчас у Хини был довольно высокий, но при этом тихий голос, то её внутренний разительно отличался – глубокий грудной, он словно обволакивал меня. – Наруто, ты тут?»
«Прости, задумался, - я понял, что отвлекся. Непростительная ошибка для старого меня. – Ответ такой…», - с остальными вопросами проблем тоже не было, после чего я вернулся в своё тело. К этому моменту, мой лист тоже был полностью исписан, и мой взгляд нашел Ибики. Тот делал вид, что читает задание, но на самом деле внимательно наблюдал за соискателями. Я незаметно оглянулся по сторонам. Почти половина сдающих покинула класс, засыпавшись на списывании, и мои глаза скользнули по часам. До конца экзамена оставалось чуть больше пятнадцати минут, так что по идее…
- Время! – неожиданно громким голосом рявкнул Морино, и все прекратили строчить ответы. – Теперь я задам вам последний десятый вопрос, - он внимательно посмотрел на сидящих и на краткий миг задержал взгляд на мне. – Но прежде чем я его озвучу, я должен сообщить одну вещь. Те, кто не ответит на него, потеряют возможность стать чунином и НАВСЕГДА останутся в ранге генина, - наступила звенящая тишина. «Неожиданно», - подумал я и быстро обернулся. Саске и Сакуру долго искать не пришлось - оказалось, что они сидели в каких-то трех метрах от меня. Если судить по выражению их лиц, то оба моих сокомадника находились в растерянности и не знали, как поступить. – Так что, кто не желает рисковать может покинуть класс, - закончил фразу экзаменатор и снова умолк. «Что будем делать?» - вопрос был риторическим.
«Остаемся! Опять вскроем ему череп и вытащим ответ! - похоже Кьюби был в восторге от проделанной совместной работы. – А остальным его подкинем!»
«Согласна! – хором ответили демонессы. – Нужно идти до конца!»
Тем временем к выходу потянулись генины, которые предпочли не рисковать, и спустя несколько минут поток людей иссяк, а в классе остались самые уверенные в себе… или самоуверенные – как посмотреть. Ибики внимательно посмотрел на нас, но продолжал молчать. «Ну? – мысленно обратился я к нему. – И где вопрос?».
- Хорошо, - словно услышав меня, произнес экзаменатор и снова оглядел весь класс. – А теперь все, кто остался… - Морино сделал паузу, - прошли первый этап экзамена! – после этих слов человек искренне улыбнулся.
- ЧТО?!? – удивленно переспросил почти все экзаменуемые, пораженные услышанным. Я же слегка озадачился.
- Я сказал, что все сидящие в этом классе сдали экзамен, - продолжая улыбаться, ответил Ибики.
- А как же десятый вопрос? – спросил кто-то. Экзаменатор рассмеялся.
- А его и не было. Хотя нет, он был, - лицо человека стало серьёзным. – Это был вопрос выбора – рискнуть или отступиться… - он продолжал объяснять, но я слушал его в пол-уха. «Так вот оно что, - подумал я. – Десятый вопрос был самым важным. Можем ли мы поставить на кон всё или сбежим, поджав хвосты, - мой взор скользнул по его лицу обезображенному шрамами. Я чуть повернул голову и посмотрел на Хинату, которая внимательно слушала, о чем говорит Ибики. Куноичи почувствовала мой взгляд и повернула голову. Заметив, что это я, Хьюга улыбнулась мне. – А теперь… - огромное, в человеческий рост оконное стекло со звоном разлетелось в дребезги, и лишь случайно осколки никого не задели. Влетевший в помещение бесформенный ком ткани с тихим шелестом развернулся, превращаясь в плакат, на котором огромными буквами было написано: «Добро пожаловать на второй этап соревнований, засранцы!». Ибики, кстати говоря, полностью закрыло этим полотном. «Не очень-то вежливое приветствие, - подумал я, глядя на девицу лет двадцати пяти – тридцати, облаченную в сетчатую майку, обтягивающие штаны и длиннополый плащ. – Хотя под стать внешнему виду», - в голове послушалось хихиканье атрибутов и демона. Тем временем экзаменатор экспрессивно представилась, после слов «Митараши Анко» ткнув себя пальцем в грудь, отчего та заметно всколыхнулась, и обвела взором аудиторию.
- Ибики, ты что их пожалел? – обратилась женщина к Морино. Тот слегка высунулся из-за плаката и пожал плечами. – Больше половины прошли! – и чем она не довольна? По мне так чем больше прошло, тем лучше – это показывает, что здесь собрались лучшие. – Ну да ладно, - экзаменатор плотоядно улыбнулась, - посмотрим, сколько из вас пройдут второе испытание. Значит так, второй этап экзамена будет проведен послезавтра, на сорок четвертом полигоне, носящем название «Лес Смерти», - это уже интересно. Я немного подался вперед, думая, что Анко немного просветит нас, но вместо этого, сказав «До встречи!» женщина исчезла в клубе дыма.
- Можете идти готовиться ко второму этапу, - негромко произнес Морино и добавил. – Листы с ответами оставьте на столах, - я спокойно поднялся и направился к выходу, не проверив свой лист…

Ибики взял очередной лист и пробежался по ответам. Тяжело вздохнул и положил лист в толстую стопку. К своему вящему разочарованию, ему так и не удалось выявить неизвестного «взломщика». Это он понял, когда наткнулся на третью по счету работу, полностью копирующую его ответы. Конечно, Ибики не собирался сдаваться просто так и методично-медленно продолжал читать работы. Взяв очередную работу, Морино пробежался глазами по первым столбцам и неожиданно для себя улыбнулся. «Хм, интересно, - хмыкнул шиноби, рассматривая необычную работу. Весь лист был исписан многократно повторяющейся фразой «Я люблю тебя, Наруто!». Автором сего произведения была Хината Хьюга. – Эх, дети, дети… У них только одно на уме. Ну, надеюсь, она сможет собраться перед вторым этапом! - мастер допроса убрал лист в общую стопку. Спустя какое-то время он уже и забыл об этой работе, как наткнулся на лист изрядно его позабавивший. – О! Ну, это просто невероятно! Они что друг у друга списывали? – взгляд джоунина скользнул по имени автора. – Узумаки Наруто, не точно им еще рано проходить подобный экзамен. Хотя чего теперь…» - Ибики убрал работу в общую стопку. Весь лист был густо исписан одним единственным словом: «Хината»…

Едва мы покинули здание Академии, как Саске громко заявил, что хочет побыть один и, не прощаясь, двинул прочь. Я примерно догадывался, почему он этого хотел, и, если судить по слегка насмешливому взгляду, Хини тоже. Но вот другие…
- Саске-кун, - плаксивым тоном провыла-простонала Ино, глядя в след удаляющемуся брюнету. Сакура промолчала, но это молчание было красноречивее всяких слов. Мне их было не понять. И почему люди так хотят любить и любят, что страдают из-за этого? – Саске-кун, - я покосился на расстроенную Ино. – Саске-кун…
- Хватит, Ино, - девочка поперхнулась и посмотрела на стоящую рядом Сакуру. Та уже не глядела на спину Учихи, а внимательно смотрела на выходящих из Академии людей. – Так ты ничего не добьешься, - блондинка скривилась, и я сместился чуть ближе, чтобы суметь их разнять начнись между ними драка.
- Кто бы говорил, лобастая! Ты сама бегала за Саске-куном…
- Уже отбегалась, - холодно отбрила Сакура, а Яманака замерла, услышав это. – По старой дружбе скажу тебе – Саске-куна не польшает такое поведении. Знаешь, как он ответил на вопрос о том, какие девочки ему нравиться? «Мне нравятся умные, сильные, уверенные в себе, которые знают себе цену, а не дуры, которые бегают с дикими криками «Саске-кун, Саске-кун» за мной по пятам» - вот его слова. Не веришь мне - спроси у Наруто, - Сакура махнула рукой в мою сторону.
- Это так, - спокойно подтвердил я слова сокомандницы. Ино задумалась, а Харуно отступила на шаг. Немного постояв, розоволосая повернулась ко мне лицом и посмотрела на мой протектор.
- Наруто, можно вопрос? – негромко сказала она. Получив в ответ кивок, куноичи продолжила. – Кто это был, в смысле та девушка из Тумана? – Сакура подняла руку, останавливая меня. – Я помню, что сказал Кабуто-сан. Мне хотелось бы услышать, как вы познакомились, и что она для тебя значит, - такого вопроса я и в мыслях представить не мог. Задумываюсь на краткий миг над ответом, но…
- Эта взбаломошенная девица считает Наруто своим парнем, хотя видела она его лишь однажды! – моя сокомандница, как впрочем и Ино, удивленно уставилась на Хинату, которая стояла возле меня. Готов биться об заклад, эти двое не ожидали таких слов от моей подруги, как и подобного тона. Моя голова едва заметно повернулась в сторону Хьюги, и краем глаза я заметил, что неподалеку от нас стоят остальные ребята из класса и внимательно наблюдают за происходящим. Кроме Кибы - тот смотрел на меня бешенными глазами, полными злобы и ярости. «Интересно, - подумалось мне, - что могло его так разозлить?». – Черт, если бы она не вылечила Наруто, я бы её… - мой взор перескочил на подругу, и мне стало ясно, что брюнетка до сих пор злиться.
- Ты что ревнуешь? – неожиданно спросила Сакура Хинату, и наследница клана поперхнулась словами и залилась краской, смущенная тем, что кто-то понял, какие чувства её обуревают. Харуно удивленно покосилась на меня. – Хината, не в обиду будет сказано, но что ты знаешь про Наруто? Я не пытаюсь тебя от него отвадить, просто…
- Я знаю о Наруто, многое, - огрызнулась Хьюга. – Даже каков он в душе, - я едва заметно улыбнулся, предаваясь воспоминаниям…

- Наруто, я хотела спросить, - Хината немного замялась, словно хотела спросить о чем-то неприличном. Мы сидели на самой дальней лавочке в парке, скрытой от посторонних взглядов густыми зарослями жасмина. В желудке переваривается рамен, к которому я успел привыкнуть, а посему, невиданное для меня ранее мороженое, стало приятным дополнением. Даже казус с командой Тумана стал незначимым. – А сколько тебе лет? – я едва не подавился, услышав это. Странно говорить, но меня всегда смущал этот вопрос, даже в прошлой жизни. Причиной тому было то, что я об этом не никогда задумывался, а если быть точным даже не знал, сколько мне циклов. Хотя примерно подсчитать мог. – Нет, если тебе не хочется отвечать, то можешь не говорить, - я проглотил кусок мороженного и повернул голову.
- Да, все нормально, - откидываюсь спиной на спинку скамьи, на которой мы сидели, и принимаюсь считать. – В пять лет я переступил порог Цитадели, - загибаю один палец. – Двенадцать циклов учился управлять Тьмой, - второй. – Потом триста циклов выполнял поручения Князя и попал сюда. Это получается пять лет плюс триста двенадцать…
- Триста семнадцать лет?! – Хината смотрела на меня круглыми от удивления глазами. – А разве столько живут?
- Э-э-э, Хини, - я неожиданно замялся, понимая, что сейчас удивлю её еще больше. – Ты неправильно посчитала. Я сказал триста двенадцать циклов, а один цикл равен семи вашим годам. Так что получается, что мне около двух тысяч ста восьмидесяти лет, - моя подруга опешила, услышав эту цифру. Лис же издал невнятный звук – нечто среднее между хрюканьем и кряканьем. – Не так уж и много если подумать, - теперь она смотрела на меня как на сумасшедшего.
- Но люди столько не живут! – смогла выдавить Хината из себя.
- А кто говорил, что тогда я был человеком? – я приподнял брови. Куноичи непонимающе моргнула. – Хината, я когда-нибудь говорил, что, будучи Разрушителем, был человеком?
- Э-э-э, нет, - ответила она и посмотрела на мороженое в своей руке. Несколько минут мы просидели молча, отчего я решил что вопрос закрыт, но… - Но если ты не был человеком, то кем ты был?
- Вообще я полукровка: наполовину лемур, наполовину человек, - пожимаю плечами. Странно можно подумать, что здесь всё устроено по-иному… Я задумался. А ведь верно: кто мне сказал, что здесь живут разные виды? Никто. Ведь было такое, что в мирах, где я побывал, жили представители только одного вида. – Кхм, Хини, тут ведь живут только люди, да? Я имею ввиду планету.
- Насколько я знаю – да, - рассеянно ответила она. Потом посмотрела на меня так внимательно, от чего мне показалось, что брюнетка хочет пронзить меня взглядом насквозь. – Я обидела тебя? Ну, своим вопросом?
- Нет, все нормально, - мы снова замолчали, поглощенные каждый своей порцией. «Тебе две тысячи лет?» - раздался в голове голос Кьюби.
«Удивлен, что я оказался старше тебя? – спрашиваю своего друга. – Не всё так просто как кажется на первый взгляд, Кьюби. Моя раса очень древняя, хотя и является близкой родней человеку. Многие рукату считают, что люди – это изменившиеся лемуры, хоть это и не доказано»
«Сколько же вы живете?» - тут же поинтересовался демон. Я задумался, пытаясь вспомнить уроки в Цитадели.
«Самым старым лемуром был один из Созидателей. Он был преподавателем в Цитадели – ему тогда было около десяти тысяч циклов. Полукровки живут чуть поменьше, около восьми, если не ошибаюсь. Только если получиться дожить до такого почтенного возраста», - Лис понял меня с полуслова.
«Тьма? Она может убить раньше?»
«Именно», - Хината снова посмотрела на меня, но отвела глаза. Затем снова взглянула.
- А ты сильно отличаешь… отличался от человека? – я посмотрел на подругу, размышляя – промолчать или сказать правду? Победила правда.
- Заметно, - моя попытка сгладить углы не принесла особого успеха. Это было видно по тому, как поспешно опустила взор моя подруга. «Очень заметно!» - буркнул Кьюби, явно вспоминая проведенное в Аркануме время.
- А ты можешь мне показать, как ты выглядел? – я ошеломленно посмотрел на куноичи. Она смотрела на мой протектор очень внимательно, словно смотрела прямо в глаза.
- Кхм, это может тебя напугать, - предупредил я её. – Сильно напугать, - глаза Хини блеснули решимостью, а кулаки сжались. – Хорошо, я предупредил. Только постарайся не кричать – не хотелось бы, чтобы это увидел кто-то еще! – неспешно поднимаюсь с лавочки, встаю лицом к подруге. Несколько мгновений трачу на сосредоточение, печать. – Хенге, - спустя миг я предстал перед Хинатой в том виде, в котором провел почти всю свою прошлую жизнь. С высоты своего трех метрового роста, мне хорошо было видно, как куноичи зажала ладошкой рот, дабы не заорать от ужаса, и рефлекторно сжалась в комочек. Дабы она могла рассмотреть все во всех деталях, неспешно поворачиваюсь вокруг незримой оси и снова устремляю взор непроницаемо-черных глаз на подругу. Она отвела руку ото рта и смотрела на меня расширившимися глазами. «Сейчас она скажет: «УЖАС»!» - хмыкнула Изграил, и я был с ней согласен – увидев меня, многие бросались наутек с дикими криками.
- А где хвост? – я хлопнул горизонтальными веками, глядя на любопытно разглядывающую меня Хинату. Ни страха, ни тем более ужаса в её взоре не было.
- У меня нет хвоста, - рассеянно ответил я и добавил. – И никогда не было. Хвост есть только у… э… девушек моего вида. И то он короткий, - Кьюби засмеялся, слыша это. Мои глаза встретились с Бьякуганом подруги. – Тебе не страшно?
- Вначале было, - ответила она, не прекращая рассматривать моё тело. – Слишком уж резким был переход. А так не вижу ничего страшного, по крайней мере, для себя, - куноичи встала с лавочки и подошла ближе, задрав голову вверх. – А ты был высокий. Сколько в тебе?
- Вобще-то меня считали низкорослым, - я присел на корточки, а мои колени выгнулись не вперед, а назад, как у кузнечика. Увидев это, Хината едва заметно вздрогнула, но не из-за страха, а от неожиданности. – У чистокровных лемуров рост превышает полтора пара или десять метров, по-вашему, - куоноичи охнула. Несмотря на то, что я сел моя голова возвышалась над Хинатой примерно на полметра.
- Ничего себе. Как они обычных людей не затоптали? – я едва заметно «улыбнулся». – Или их нет в Столице? – быстро добавила она.
- Ответ прост. Лемуры почти никогда не ходят в собственном облике. Тьма может позволять им и нам, полукровкам, принимать любой облик. Кроме нас это могут делать лишь допельгангеры и Созидатели.
- Понятно, - промолвила куноичи и неожиданно залилась краской. – Послушай, ты сказал, что ты наполовину человек, - я кивнул в ответ, насколько мне позволяла это сделать короткая шея. – А кто из твоих родителей был человеком?
- Мать, она была одной из Жриц. Это каста единственная, в которую можно войти или выйти, когда захочешь, - краем глаза я заметил, что моя подруга покраснела еще сильнее. – Туда входят те женщины, которые хотят стать матерью. Видишь ли, в Столице практически никто не создает семей, очень часто оказывается, что женщина просто не может забеременеть от своего нареченного. Несколько тысяч лет назад это едва не привело к катастрофе, и тогдашний Князь создал эту касту, вопреки всему.
- А это не привело к тому, что семьи начали разрушаться? – вопрос Хинаты прозвучал одновременно с вопросом Кьюби.
- Самое странное - нет, бывает даже так, что мужчины ищут отца ребенка лишь за тем, чтобы поблагодарить за… оказанную помощь, - Хини снова покраснела, поняв, что я подразумеваю под словом «помощь». – Догмы Жизни говорят, что дети, неважно какой расы, это величайшая награда, данная нам Несущим Истину. Я много раз сам видел, как человек-отец гуляет с детьми-лемурами и кем-то еще. Жрицы, у которых нет мужей, говорят своим детям, что их отцом является сам Князь. Не знаю, правда, это или вымысел, но даже я рос думая, что это так.
-Как у вас там все запутано… - протянула девочка и тут же нахмурилась. – Наруто, а кто такой Несущий Истину?
- Если говорить образным языком, то это наш бог…

- Быть этого не может! – громкий возглас выдернул меня из воспоминаний, и взор тут же нашел голосившего. Им оказался Киба, который стоял уже в нескольких шагах от нас. – Хината не может испытывать чувств к этому отмороженному психопату!!! Это бред!!! – он сделал шаг вперед и схватил Хьюгу за руку. – Пойдем отсюда!!! – но куноичи вырвала кисть из его пальцев и отступила на шаг назад.
- Киба-кун, - ошарашенным голосом произнесла наследница клана, - что ты говоришь?! – она была шокирована поведением сокомандника. Я бросил быстрый взгляд в сторону и заметил, что Шино неодобрительно качает головой. – Почему я не могу ничего чувствовать по отношению к Наруто?
- Потому, что я так сказал! – мои глаза прищурились. Что этот сопляк себе позволяет? Какое он имеет право? Тем временем Инузука снова схватил брюнетку за руку и с силой дернул на себя. – Пошли я ска… - звонкий звук пощечины разлетелся по двору, и собачник шарахнулся назад, прижимая руку к щеке, на которой алел отпечаток девичьей ладони. Он смотрел на Хинату непонимающим взором. Сакура и Ино тоже были ошарашены случившимся. – Хината, ты… - куноичи резко схватила его за ворот куртки и с силой рванула на себя.
- Заткнись, - прошипела она, и Инузука потерял дар речи. – Во-первых, никогда не смей говорить мне, что делать, - от её яростного шепота сквозь зубы, все вздрогнули. – А во-вторых, - она приподнялась на носочки, и теперь Киба мог видеть только её глаза, полные холодной, жесткой решимости, - еще раз ты вякнешь при мне, что-то о Наруто – я сотру тебя в порошок! – от толчка Инузука отлетел почти на метр и приземлился на пятую точку, с такой силой, что у него клацнули зубы. Смерив сокомандника пренебрежительным взором, Хината развернулась и пошла прочь. Мне ничего не оставалось, как последовать за ней.

- Сакура, - розоволасая повернула голову и посмотрела на Яманаку, которая продолжала смотреть вслед ушедшей паре, - что это было? У меня наверно галлюцинации, потому что это не могла быть Хината! – Харуно непонимающе посмотрела на подругу, а затем посмотрела на виднеющуюся вдали Хинату. – Как наша Серая мышка могла сделать подобное? – ученица Какаши хотела было ответить, но не успела.
- Порой оказывается, что в шкуре милой овечки живет самая настоящая волчица, - негромкий голос прозвучал из-за спины, и Харуно обернулась. Позади них стоял невысокий парень в темных одеждах, сжимавший в руке небольшую книгу. Его необычные меняющие цвет глаза были устремлены в сторону ушедших Наруто и Хинаты. Сакура поискала глазами протектор незнакомца, но сначала зацепилась взглядом за необычную сережку парня, изображавшую кошку, и только потом нашла повязку. Восьми лучевая звезда с разными лучами, казалось, медленно меняет свои очертания. Девочка нахмурилась: «Странно, что-то я не помню такой деревни, - она снова осмотрела парня с ног до головы. – Да и на экзамене я его не помню!».
- О чем вы? – Ино непонимающе смотрела на шиноби. Тот коротко усмехнулся.
- Я говорю о том, что человек, которого знаешь много лет, может оказаться совершенно иным. И, кроме того, люди часто перенимают черты тех, кто находиться рядом с ними, если хотят этого, - Сакура посмотрел в сторону, куда ушли виновники переполоха. «Перенимают те черты, которые хотят видеть у себя? - смысл фразы был простым, но глубина была неизмеримой. Холодная решимость и уверенность в своих силах – этих качеств Харуно не хватало, и она это прекрасно понимала, а если все так, как сказал незнакомец, то… Девочка обернулась, но её взгляд нашел пустоту в том месте, где секунду назад стоял парень из другой деревни. – Могут перенимать!»

- Что я натворила?!! – Хината буквально упала на скамейку и закрыла лицо ладонями. – Как я могла так поступить?!! – куноичи не могла понять, что на неё нашло. Но это ладно – она прекрасно понимала, что могла просто подойти к Кибе и попросить прощения. Но ведь свидетелями этой безобразной сцены стало множество людей, среди которых были Сакура и Ино, а, следовательно, через час об этом будет знать вся Коноха и…
- На мой взгляд, ты поступила абсолютно правильно, - спокойный голос Наруто прозвучал над самым ухом куноичи, а спустя миг она почувствовала, что любимый сел рядом. – Если бы Киба продолжил, то ему бы пришлось несладко, - Хината перестала всхлипывать, отняла ладони от мокрого лица и посмотрела на Наруто. Тот сидел лицом к ней, и куноичи почувствовала, что бывший Разрушитель внимательно её рассматривает.
- А что теперь скажут остальные? – севшим голосом произнесла брюнетка. Блондин хмыкнул, что было для него большим достижением.
- Все равно. Но мне кажется, что многие тебя поддержат, - девочка непонимающе посмотрела на собеседника. – В том смысле, что не позволила себя увести и сумела урезонить наглеца, - куноичи автоматически кивнула, соглашаясь с такими доводами. – Что же касается остального, то мое мнение таково – какое им дело до того с кем ты хочешь быть? Завидуют? Их трудности, это твоя жизнь и твоя судьба, которую ты строишь сама. Поэтому просто не обращай внимания, на то, что говорят остальные, - Хината промолчала. В её памяти всплыли слова: «Научись отсекать эмоции». «Я научусь, обязательно научусь!» - дала себе обещание куноичи …

Домой она вернулась еще засветло. Тихо проскользнув, во двор, куноичи с облегчением выдохнула – отец не сидел на веранде, а потому у неё был шанс незаметно проскользнуть в дом. Хината быстро пересекла двор и уже хотела открыть дверь, как её отворил кто-то с другой стороны. Наследница съежилась – на пороге стоял сам Хиаши, и его лицо выражало крайнюю степень недовольства.
- Хината, дочь моя, - начал он строгим голосом, - до меня дошли слухи о неприятном инциденте, который произошел сегодня возле Академии, - «Он всё знает!» - внутри тела словно образовался ледяной ком, и Хината только и смогла кивнуть. – Мне сказали, что ты вела себя неподобающим образом, и я нахожу это просто возмутительным! – «Что сказать? Что сказать? - лихорадочно думала куноичи. – Что мне сказать в свое оправда…» - мысль, словно отсекло ножом. Почему она должна оправдываться? – Я жду ответа! – Хиаши едва заметно повысил голос.
- Я… - девочка сглотнула и набрала воздуха. – Я просто поставила Кибу на место, - она смогла произнести это тихим, но очень решительным голосом. Отец замер – он уловил в голосе дочери стальные нотки непоколебимой решимости, которых никогда не слышал.
- А, - на краткий миг он опешил, но тут же взял себя в руки. – Но, Хината, это может сказаться на нашем авторитете, - Хиаши разыграть любимый трюк.
- И? – спокойным голосом поинтересовалась дочь и посмотрела в глаза отцу. Тот растерялся – такого раньше никогда не случалось. – Может наш авторитет не пострадал, если бы Киба насильно потащил меня, а я ничего не сделала? – «Что с ней?» - Хиаши пребывал в полном смятении. Несколько мгновений они промолчали. – Отец, я устала, а послезавтра мне нужно идти на следующий этап. Поэтому я хотела бы пойти отдохнуть и приготовиться, - она говорила спокойным, уверенным голосом. - Если ты хочешь об этом поговорить, то давай это сделаем завтра.
- Да, конечно, - изумленный отец отошел от проема и непрерывно смотрел, как дочь спокойным шагом уходит вглубь особняка…

[size=80][color=green]Добавлено спустя 16 минут 7 секунд:[/color][/size]
цикл "Жизнь на двоих"
Глава 33. часть 2
- На сегодня это всё. Можете идти, - сказала Настя и окинула взглядом аудиторию. Большая часть слушателей была примерно одного с ней возраста, но среди молодежи затесалось несколько людей постарше. Лица практически всех были задумчивы, немного растеряны и мрачны. Лекция шла почти два часа, и за это время лейтенант сумела рассказать шиноби всё, что было известно о некроморфах Федерации. Тем временем жители Конохи потянулись к выходу, но зеленые глаза лейтенанта выхватили среди них нужную ей фигуру. – Хината, задержись на секунду, - куноичи на миг замерла, потом повернулась к своему брату. Он едва заметно пожал плечами и сказал, что подождет в коридоре, после чего покинул класс. Девушка же подошла к землянке.
- Анастасия-сан, о чем вы хотели поговорить? – спросила таурианка у Насти, которая пристально её рассматривала. На краткий миг брюнетка смутилась – никто до сих пор так внимательно не изучал её.
- Баньши попросил меня убедиться, что с тобой всё в порядке, - ответила лейтенант, продолжая рассматривать куноичи. Внешне Хината несильно изменилась, но юнинон прекрасно знала, как это обманчиво. Ей как медику не единожды приходилось сталкиваться с генаврами, и она прекрасно знала, что главные изменения, происходящие при Перерождении, скрываются или в голове или под кожей. – Тебя ничего не беспокоит? Головные боли, например?
- Нет, - едва слышно ответила шиноби, но рыжая поняла, что это не совсем так. Было нечто такое, о чем Хината просто не хотела говорить. Настя глубоко вздохнула.
- Хината, - как можно мягче сказала лейтенант, - я не в первый раз сталкиваюсь с такими, как ты или мой брат. Гидеон очень беспокоиться о тебе, - она улыбнулась, вспоминая, как брат просил её поговорить и проверить всё ли в порядке с его девушкой. – Кстати говоря, ты ни разу к нему не зашла, пока он валялся в госпитале. Это сильно его встревожило, - Хьюга подняла глаза и посмотрела на лейтенанта. Несколько секунд она колебалась, прежде чем решилась.
- Ну, есть кое-что, что меня сильно беспокоит, - она замялась. Настя едва заметно напряглась, готовясь услышать всё что угодно, как заметила, что они не одни. Позади куноичи стоял шиноби и нетерпеливо переминался с ноги на ногу. Этого блондина землянка заметила сразу, как вошла в класс – уж слишком яркой была его внешность и одежда. Землянка сделала жест, как бы говоря, что они не одни.
- Вы что-то хотели, молодой человек? – поинтересовалась лейтенант. Брюнетка обернулась и посмотрела на стоявшего сзади шиноби. От глаз сестры Баньши не укрылось, как напряглась куноичи.
- Э, я хотел спросить, - растерянно почесал в затылке, – как можно стать кем-то наподобие полковника? – брови Насти взлетели вверх от подобного заявления. Некоторые жители Земли откровенно боялись генавров, кто-то просто ненавидел, а подавляющее большинство считали их просто немного странными людьми. Но никто никогда не хотел стать генавром, и считал себя везунчиком, если не изменялся после вакцинации. Зеленые глаза медика все еще непонимающе смотрели на блондина, как на него вихрем налетела девушка с розовыми волосами и отвесила ему сильного тумака. – АЙ! Сакура-чан, за что?
- Наруто, ты совсем спятил?! – рявкнула в ответ девушка и повернулась к лейтенанту. – Не обращайте внимания на этого придурка, Анастасия-сан, иногда он просто не понимает о чем говорит… - Настя чуть наклонила голову, всё еще глядя на голубоглазого шиноби.
- И все же… - начал было он, но его прервали. На сей раз, это была Хината.
- На-наруто-кун, не смей даже думать об этом, - тихим, но решительным голосом произнесла подруга Баньши. Розоволосая покосилась на генавра, но кивнула в подтверждение её слов. Рыжая присмотрелась к шиноби немного внимательнее, словно хотела найти ответ в его внешности.
- И все же мне хотелось бы узнать… - продолжал гнуть свое блондин, но, заметив, как вспыхнули глаза его подруги, быстро добавил. - Для общего развития, - внезапно Настя вспомнила, как брат говорил ей об одном шиноби, который может пристать к ней с подобным вопросом. «Ты – парамедик, так что, наверное, сможешь ему объяснить, почему Наруто не следует думать о Перерождении!» - сказал он ей.
- Наруто, если тебя это так сильно интересует, то я могу рассказать тебе, - спокойно произнесла землянка. Лицо белобрысого озарила улыбка, и лейтенант мысленно усмехнулась. – Во-первых, шансы на Перерождение – один к миллиону. Во-вторых, шанс на то, что твое тело выдержит мутацию один к ста тысячам. Третье, шанс на то, что ты не превратишься в настоящего монстра – один к десяти тысячам. И последнее, шанс на то, что твоя психика все это выдержит – один к одному, - все трое непонимающе уставились на девушку. По их глазам, Анастасия поняла, что они ничего не поняли.
- А можно попроще? – попросил блондин.
- Можно. Во-первых, только один человек из миллиона может стать генавром. Почему именно так, наша медицина до сих пор не может выяснить. Второе, во время Перерождения, тело человека подвергается сильнейшим, просто чудовищным нагрузкам – начиная от нервной системы заканчивая кожным покровом. Если перерождающийся организм ослаблен или просто не будет обладать неким резервом, то итог будет один – медленная и очень мучительная смерть, - Хината едва заметно побледнела, услышав это. Сакура нервно сглотнула, а Наруто кивнул с серьезным видом. Пожалуй, даже слишком серьезным, отчего медик решила, что он мало, что понял. – Третье – большинство перерожденных людей внешне мало чем отличаются от некроморфов, - Наруто покосился на Хинату. – Хината и мой брат принадлежат к маленькой горстке генавров, которые больше похожи на людей, чем на то с чем они борются. И последнее – как это не прискорбно, но каждый второй генавр имеет значительные психические расстройства – от незначительных до тяжелой формы шизофрении или умственной отсталости, - Настя развела руками. Коноховцы молча переваривали услышанное, и лейтенант понадеялась, что этот блондин отречется от своей безумной идеи, но…
- Если это все, то я все равно готов рискнуть, - твердо сказал парень и тут же схлопотал подзатыльник от подруги. – Ай, Сакура-ча…
- Наруто!!! Ты что полный идиот?!? И зачем это тебе вообще нужно? – зарычала она на голубоглазого, и Настя подумала, что даже Юкинацу издавать подобные звуки так не может.
- Чтобы вернуть Саске, - буркнул под нос шиноби, и обе куноичи приуныли и опустили головы. – Ради этого я готов пойт…
- Не думаю, - перебила его Настя. – Есть еще кое-что, что ты должен услышать… И, Хината, ты тоже, - три пары глаз настороженно смотрели на землянку. – Наруто, есть еще пара моментов. Во-первых, генавры редко могут иметь детей. Это связано с тем, какой путь изменения они выбирают, но даже это не дает сто процентной гарантии. Так что если у тебя нет детей, - шиноби отрицательно замотал головой с такой скоростью, что по классу прокатился легкий ветерок, - то мой совет – лучше не рисковать…
- А второй момент? – осторожно поинтересовалась Хината. Настя тяжело вздохнула.
- Генавры используют возможности тела на сто процентов. Это не может не отразиться на их здоровье. В общем, никто из них не доживал до пятидесяти лет.
- А… - начала было Сакура, но парамедик поняла её вопрос.
- Максимальный возраст при Перерождении пятьдесят – после этого у перерожденного есть год жизни и всё. Те, кто был старше - просто не выжили во время трансформации. Наруто и Сакура посмотрели на Хинату, и Хьюга отвела взор в сторону. Это не скрылось от глаз Насти. – Хината, не стоит – это жизнь, порой даже боги не могут повлиять на ход событий, - брюнетка молча кивнула, а Анастасия перевела взгляд на блондина. – Ну, Наруто, ты все еще хочешь стать генавром? – шиноби открыл было рот, но с порога донеслось деликатное покашливание, и все посмотрели на дверь. Там стоял невысокий парень в темной одежде самой заурядной внешности. Он окинул взором оставшихся в классе людей.
- Лейтенант Анастасия, вас хочет видеть Хокаге-сама, - Настя чуть наклонила голову. Тем временем он продолжил. – Так же она желала видеть Узумаки Наруто и Хинату Хьюгу, - шиноби переглянулись. Посыльный чуть повернулся, и стало видно, что человек носит в левом ухе серьгу в виде кошки. – Цунаде-сама, сказала, что это срочно, - после этой фразы посыльный развернулся и направился куда-то по коридору, четко печатая каждый шаг, так что собравшиеся в классе еще некоторое время слышали, как бухают набойки ботинок по полу. Лейтенант бросила взгляд на часы, подумав при этом. «Что ей могло понадобиться от меня, - она перевела взор на шиноби. – Ладно, эти двое – они её подчиненные, но я-то кто? Простой парамедик», - девушка молча собрала листы, на которых набрасывала план лекции, убрала их в карман штанов и направилась к выходу. На самом пороге рыжая остановилась, вспомнив об одной вещи и обернулась.
- Наруто, Хината, не составите мне компанию, а то, честно признаюсь, я и понятия не имею, где обитает Хокаге…

Дорога до резиденции заняла у них от силы десять минут. Они только успели войти в здание и дойти до лестницы ведущей в подвал, как встретили Пятую собственной персоной. Выражение её лица говорило о том, что женщина чем-то недовольна.
- Наруто! – рявкнула Годайме, едва увидела генина. – Это переходит всякие границы, - бедный Узумаки замер, пытаясь понять, в чем его обвиняют. – Я жду тебя уже три минуты, а ты шляешься неизвестно где. Тогда мог бы никого и не посылать с сообщением… Кстати это тоже наглость, - лицо блондина приняло растерянное выражение, а Настю охватило нехорошее предчувствие. Оно было слабым, едва заметным, но было.
- Хокаге-сама, о чем вы? – пришел в себя шиноби. – У меня и в мыслях ничего подобного не было. Тем более что последние два часа я провел в Академии на лекции, - брови Пятой приподнялись в недоумении, но Наруто решил перестраховаться. – Спросите у кого угодно… Например у лейтенанта Анастасии, - рыжая бросила на парня недовольный взгляд - она не собиралась становиться защитницей этого белобрысого, но решила помочь.
- Это так, - Пятая посмотрела на девушку. – Возможно, это просто досадная неприятность.
- Хм, может быть, - кивнула Пятая, о чем-то размышляя. Несколько секунд землянка смотрела на неё, а затем спросила.
- Хокаге-сама, так зачем вы хотели меня видеть? - лицо блондинки вытянулось от удивления, а предчувствие беды усилилось. – И Наруто с Хинатой тоже?
- Я никого из вас не вызывала… - по голосу Настя поняла, что женщина не врет.
- Как? Разве вы не посылали за нами, Хокаге-сама? – подала голос Хината, а Пятая отрицательно покачала головой. Куноичи глубоко вздохнула и замерла, принюхиваясь к воздуху. – Вы ничего не чувствуете? – голос брюнетки был обеспокоенным, а рука медленно потянулась к катане.
- Хината? – осторожно спросила её Пятая, глядя тем взглядом, каким обычно смотрят врачи на тяжело больного.
- Пахнет кровью, - негромко сказала куноичи и повернулась в сторону лестницы. – Отсюда, - она хотела сделать шаг, но Настя остановила её, придержав рукой, после чего парамедик сама приблизилась в указанном направлении. Её обостренный хирургическим путем нюх был не так хорош, как у Хьюги, но подойдя ближе, она смогла почувствовать тяжелый металлический запах, исходящий снизу. Абсолютно беззвучно юнион вытащила пистолет, а в другую руку взяла секиру. Встав на краю лестницы, девушка всмотрелась в темноту, царящую внизу.
- Она права, - сказала рыжая, и шиноби резво схватились за оружие. – Я пошла, - но она не успела сделать и шага, как её схватили за локоть. Только чудовищное усилие воли не позволило, парамедику раскроить череп человеку, а лишь оглянуться. Наруто, а это был он, отпрянул, увидев её глаза, но тут же встал рядом. Позади них стояла Хината, покачивая кистью руки, в которой была зажата катана. Пятая громко крикнула «Шизуне!», затем «Охрана», но никто не откликнулся. Пробормотав ругательство, женщина скинула халат и, распихав столпившихся у спуска, первой начала спускаться по лестнице. Остальные тенями заскользили следом. Пройдя лестницу, они оказались в темном мрачном коридоре, густо пропитанном ароматом смерти. Руки юниона слегка задрожали в предвкушении драки, и Настя прикусила губу – она старалась давить в себе эту звериную черту. – Темно, как у негра в жопе, - буркнула девушка, пытаясь отвлечься. Пятая молча сделала шаг к стене, немного пошарила рукой и щелкнула выключателем. – Вот, дерьмо! – ругнулась землянка, увидев трупы шиноби, валяющиеся словно кегли. Она посмотрела вглубь коридора и снова выругалась – на сей раз более грубо. Она сумела заметить не меньше пяти тел. – Что будем делать? – вопрос был риторическим, но…
- Вперед, - коротко скомандовала Годайме и снова попыталась вылезти в первый ряд, но на этот раз ей это не удалось.
- Хокаге-сама, держитесь позади, - тоном, не признающих пререканий, сказала лейтенант, за что заработала злобный взгляд блондинки. – Хини, ты рядом со мной, - куноичи просто кивнула, - Наруто, марш за помощью! – генин даже не пошевелился. – Ты не слышал?
- Я вас одних не оставлю, - шепотом ответил парень.
- Но…
- Наруто! У нас нет времени на споры! Убийца может находиться здесь, - быстро сказала Пятая. Ослушаться шиноби не посмел и тут же развернулся к выходу. Узумаки сделал пару шагов, и незримая сила отшвырнула его обратно к женщинам. По закону всемирного свинства, куноичи и лейтенант не успели отреагировать, и шиноби сбил их с ног.
- Какого… - приготовилась выдать порцию ругательств рыжая, но умолкла под пронзительным взглядом Годайме и спихнула с себя Наруто. Пятая рывком поднялась на ноги и подошла к незримой границе.
– Проклятье! – женщина внимательно посмотрела на стены. – Это же Барьер-Ловушка, работающий в одну сторону.
- Его можно пробить или сломать? – поинтересовалась юнион, не отрывая взгляда от темного коридора заваленного трупами. Тел было больше пяти, как показалось ей в начале. Зеленые глаза медика сумели различить очертания еще нескольких мертвецов. Землянка чуть повернула голову, и увидела, как Хокаге отрицательно качает головой. – А если покричать? – едва она закончила, как возле спуска появилась Сакура.
- ЭЙ!!! Сакура-чан!!! – заорал практически на ухо юниону бывший носитель Кьюби, но его крики не достигли цели. Ученица Пятой постояла пару секунд и направилась по своим делам, от чего Наруто недоуменно воззрился на главу деревни. – Она что, не услышала меня?! Может крикнуть громче? – он с шумом набрал воздуха в грудь.
- Не поможет, - сказала блондинка и развернулась к попавшим в ловушку спутникам. – Это дзюцу блокирует любой звук и техники… Придется разбираться самим, - Настя в сердцах помянула черта и посмотрела на блондина.
- Ладно, прикрывай Хокаге, - маленькая группа двинулась по коридору. Проход был узким и лишь благодаря хрупким фигурам, Настя и Хината могли двигаться по нему одновременно. Пройдя пару минут, они наткнулись на распахнутую дверь. Показав жестом, чтобы остальные ждали, лейтенант бесшумно подошла и осторожно заглянула внутрь. Трупы валялись по всему помещению, в глубине которого виднелась массивная дверь.
- Здесь должен быть Кьюби, - Пятая незаметно подошла к ней, и девушка вздрогнула от неожиданности. Тем временем женщина зашла в комнату и направилась к входу во внутреннее помещение. Быстро заглянув туда, она вернулась. – Его нет… Если это его работа… - она скрипнула зубами и до хруста стиснула кулаки, и Настя поежилась, представив, что будет с Девятихвостым. Девушка обвела комнату взором, и кое-что заметила. Парамедик быстро подошла к одному телу и внимательно осмотрела рану. – Что там? – Пятая подошла к ней и склонилась над трупом. Её глаза расширились от удивления, когда она увидела нож в форме клинового листа, торчащий из горла поверженного АНБУ. Годайме осторожно вытащила орудие убийства и присмотрелась к нему. – Это же… - женщина коротко взглянула на стоявшего в коридоре Наруто и замолчала.
- Не похоже, что их убил Лис, - внезапно сказала Хината. Она внимательно изучала комнату при помощи Бьякугана. – Здесь почти нет его чакры.
- Я тоже так думаю, - сказала Настя, вставая на ноги и выходя из комнаты. – Не знаю, кто это был, но следы на теле говорят о том, что нанесены раны человеком, а не животным. – Юнион посмотрела в полумрак коридора. – Нам надо двигаться. – Маленькая группка двинулась дальше. Пройдя какое-то расстояние, они поравнялись с очередной полу прикрытой дверью и… Каким образом она успела пригнуться, Настя до конца не поняла, но тяжелая пуля, пробившая толстые доски, с противным визгом впилась в стену, отколов изрядный кусок штукатурки. – Назад!!! – она толчком сбила Хинату с линии прицела невидимого стрелка, а сама прижалась к косяку двери. Шиноби, идущие за ней, повторили её действия. Рука лейтенанта рванулась к поясу, но это был рефлекс – гранат у парамедика с собой не было, что и предотвратило трагедию.
- Настя? – юнион тут же узнала этот голос. – Это ты?
- Лира? - осторожно сказала рыжая, готовая мгновенно отскочить в сторону, если это ловушка. Но выстрела не последовало, и она решилась. – Я вхожу, - стволом пистолета девушка открыла дверь нараспашку и осторожно заглянула. Её сестра сидела на полу, оперевшись спиной на «ногу» шагохода, но все еще держа дверной проем под прицелом. Увидев, что это действительно Анастасия, капитан опустила пистолет и закрыла глаза. От внимательного взгляда парамедика не ускользнул тот факт, что альбинос выглядела бледнее, чем обычно, а, увидев шишку на лбу капитана, лейтенант поняла, что у Лиры как минимум сотрясение мозга. Чуть в стороне от землянки лежала Десятихвостая, и лишь громкое сопение зверя говорило о том, что Биджу жив. – Что тут случилось?

- Здесь! – Лис резко остановился и посмотрел на стену коридора. Я покосился на него, а затем постучал по штукатурке стволом пистолета, и довольно хмыкнул, услышав металлический звон. – Отойди! – Кьюби быстро сложил последовательность печатей и… - Катон: Огненный резак, - узкий, сфокусированный поток слепяще-белого пламени ударил в преграду и опалил стены коридора. Какая бы техника не закрывала дверь от посторонних глаз, она не выдержала такого напора и испарилась… В отличии от самой двери – массивная металлическая плита даже не покрылась копотью, в то время как оплыла штукатурка вокруг косяка. – Бездна, попробую еще раз, - Унариеру начал складывать печати, но я остановил его жестом руки, заткнул один из «Зубров» за ремень и выпустил меч на волю. «Кажется, тот призрак говорил, что этот клинок режет абсолютно всё! - подумал я и одним махом вонзил оружие в полотно двери. Черный металл прошел сквозь преграду с необычайной легкостью, а мои руки начали просто напросто пропиливать в преграде проход. Спустя минуту, кусок стали, внушительной толщины, с грохотом свалился на пол нового коридора, покрытого толстым слоем пыли, с четкой цепочкой свежих следов, уводящей в темноту. Мы с демоном переглянулись, после чего Девятихвостый ловко перепрыгнул через импровизированный высокий порог и прислушался, пока я бесшумно пролез в пропил, убрав меч в ножны. После этого вытащил второй пистолет и тоже прислушался, но мой чуткий слух ничего не уловил. – Идем, - тихо произнес Биджу и первым двинулся в темноту. Надо отметить, что Кьюби, несмотря на свои размеры и внешнюю неповоротливость, мог двигаться с необычайной легкостью и грацией, что немного удивляло. Пройдя несколько метров, я тихо поинтересовался.
- Кьюби, а откуда ты знаешь про накопитель? – не считайте меня параноиком, но я всё еще не верил демону на сто процентов. Тот быстро оглянулся, но тут же продолжил всматриваться в темноту, затопившей коридор.
- Я был одним из тех, кто строил его, - от неожиданности я остановился как вкопанный. Лис, почувствовал это, но не остановился, а пояснил. – Первый Хокаге мог управлять любым Хвостатым благодаря силе своей крови и редкой стихии чакры. Сенжу Хаширама предполагал, что когда-нибудь у Конохи может возникнуть потребность в огромных запасах чакры. И поэтому, заставил нас, Биджу, придумать способ её накопления и хранения. Можешь поверить мне на слово, у нас получилось, но вот научиться использовать эти запасы шиноби так и не смогли. Потом Первый погиб, и об этом проекте забыли. Кстати, там невозможно использовать чакру – её тут же поглощает Накопитель.
- Но наш неизвестный друг знает о нем, - тихо произнес я.
- Никто и не делал из этого особого секрета. Почти все жители деревни знают о накопителе, а его схема есть даже в учебнике Академии…
- А там есть карта с проложенным маршрутом? – ехидно прошипел я, заметив тусклый свет в конце коридора.
- Это другой вопрос. Почти пришли.
Пройдя еще десяток шагов, мы остановились на границе света и тени. От увиденного мои брови поползли вверх. Перед нами раскинулся огромный зал, стены, пол и потолок которого покрывала сплошная вязь символов и иероглифов. Все до единой строчки были связанны между собой неким мистическим образом и сходились к шести огромным, метров сорок высотой, грубо обработанным кристаллам кварца или чего-то подобного. Один светился тусклым голубоватым светом, другой неравномерно вспыхивал белым. Третий алел, словно свет костра, озаряя темно-коричневую поверхность соседа. Предпоследний накопитель был цвета морской волны, а последний самый дальний от нас вообще не испускал света, а оставался простой глыбой. Но едва мой взор пал на него, как я почувствовал, что от кристалла исходят смутно знакомые ощущения… Они были сильно размыты, смазаны и напоминали мне о чем-то очень близком, но в тоже время непонятном и немного пугающем. На краткий миг мне показалось, что я чувствую запах тлена, но мой взор уперся в спину стоящего на коленях человека в плотном плаще, заляпанном кровью. Его фигура не позволяла мне увидеть, чем он занимается, но мне было все равно.
Вскидываю обе руки, мгновенно прицеливаюсь. Звук двух выстрелов слился в один, ударивший по ушам в тесном коридоре. Тяжелые пули ударили противника в спину и швырнули лицом вперед, протащив по каменному полу подземелья. Подождав несколько секунд, я опустил руки и вошел в залу, переступив через Кьюби, отчаянно трясущего головой, в попытке избавиться от звона в ушах. Спустя миг демон последовал за мной.
- Зачем ты убил его? – спросил он меня, поравнявшись. Я бросил на него короткий взгляд, и промолчал. Не потому, что считал это ниже своего достоинства, а потому не знал точного ответа. В какой-то момент я понял, что мой противник опасен. Очень опасен. – Из него можно было бы выжать много информации!
- Не знаю, не знаю, - покачал я головой и опустился на колено, возле блока самоуничтожения. Хвала Создателю, но я вовремя пристрелил ублюдка – еще миг, и он бы активировал бомбу. Мои пальцы осторожно коснулись поверхности заряда, прошлись по блок-кнопкам, а затем я медленно вытащил «П» образную скобу замыкателя. После этого я поднял взор и замер. – Что за!! – противник, еще недавно валявшийся на полу кулем, уже стоял на ногах, и смотрел на нас. Две дыры размером с кулак каждая, расположенные симметрично в правой и левой части груди, позволяли мне увидеть стоящий за ним накопитель. Выжить с такими ранами просто невозможно. Лицо противника было закрыто деревянной маской, изображавшей плачущего и смеющегося одновременно человека. Враг едва заметно пошевелился, и Кьюби с рыком бросился на него, но неизвестный грациозно шагнул вперед, одновременно выбрасывая правую руку, и Лиса отшвырнуло ко мне. Избегая столкновения, я отпрыгнул назад, и острая сталь вражеского куная вместо того, чтобы снести мне голову с плеч лишь разрубила шею. Мои колени подогнулись, а руки попытались зажать смертельную для обычного человека рану. Темная, почти черная кровь толчками выплескивалась на пол, силы стремительно покидали меня, а сознание противилось тому факту, что мой противник так быстро сумел преодолеть разделявшее нас расстояние.
Кьюби лежал мешком в метре от меня и громко… храпел, подергивая лапами во сне, словно куда-то бежал. «Нашел время дрыхнуть, скотина!» - мысленно обругал я его и с трудом поднялся на ноги. От этого движения кровь заструилась еще сильнее, но регенеративный процесс продолжался. Мне нужно было три минуты… три минуты, которые казались вечностью. Глаза нашли стоящего на том же месте врага, где убийца-диверсант достал меня. Его рука была по-прежнему поднята, и я сумел рассмотреть его оружие. Оно больше походило на кленовый лист, сделанный из стали и заточенный до бритвенной остроты. Другую руку диверсанта оплетала толстая веревка, сплетенная из множества цветных нитей – именно этой штукой он стеганул Лиса и отправил его в нокаут. Понимая, что стрелять бесполезно, я выпустил наружу свой меч и принял защитную стойку. Противник никак не отреагировал на это, а просто бросился на меня, замахиваясь импровизированным кнутом. Меч рванулся вверх, и от веревки остался жалкий огрызок, который болтался на культе, оставшейся от срезанной по локоть руки. Враг не обратил на это внимания и постарался повторить свой выпад кунаем, но я вовремя шарахнулся назад, пропустив лезвие перед собой. Резкий выпад, противник грациозно уклоняется от укола, но клинок уже несся к его груди. Черный металл проткнул скрывающего свое лицо человека насквозь в районе грудины, но шиноби без замаха ударил меня в челюсть. Ощущение было таким, словно меня огрели кувалдой, а из глаз посыпались искры. Ноги тут же подломились, и моя голова со стуком врезалась в бетонный пол. Но прежде чем сознание покинуло меня, до меня донесся гулкий звук выстрела.

По глазам скользнул солнечный луч, отчего я поморщился и с трудом разлепил веки. Первое что я узрел, был белый потолок, со встроенными в него лампами, успевший мне изрядно надоесть за прошедшую неделю.
- Баньши! – Хината первой заметила, что я пришел в себя, и нависла надо мной. – Как ты? Он очнулся! – крикнуло мое солнце в сторону коридора, и, спустя минуту, в палате стало тесно. Здесь была и Пятая, и Джирайя, и Настя, и даже Наруто с Сакурой. Но больше всего меня удивило появление Лиса с Юкинацу и Лиры. Моя сестра приблизилась к моей койке и осторожно села на край матраса, внимательно глядя на меня. Хината покосилась на Ангела, но промолчала. Спустя миг в коридоре послышался шум, и в помещение ввалились Тор и Винт, перемотанные словно мумии.
- Живой? – спросил меня старый друг, старательно игнорируя нахмурившуюся, словно грозовая туча, Хокаге. Я слабо улыбнулся. – Ну, вот стоит тебя оставить без присмотра, как ты сразу находишь неприятности на задницу!
- Это можно отнести, и к вам двоим, - сказала блондинка, глядя на парней взглядом не предвещавшим им ничего хорошего. – Я же сказала – постельный режим! Марш обратно в палату! – те виновато потупились, пробормотали «Извините» и удались. Собравшись с силами, я попытался сесть, но на мою грудь легли изящные девичьи руки.
- Лежи! – хором сказали Хината с Лирой и снова бросили друг на друга красноречивые взгляды. Глаза моей половинки слегка прищурились, а на лице сестры пробежала тень. «Так, это начинает раздражать!» - подумал я, рывком принимая относительно горизонтальное положение. Это отвлекло девушек от противостояния, приковывая внимание к моей персоне. Они хотели было возмутиться, но не успели.
- Долго я был в отключке? – горло неприятно саднило, а челюсть вспыхивала огнем при малейшем движении. Кроме этого накатила волна слабости, и я накренился словно торпедированный линкор, рискуя упасть на пол. От этого неприятного случая меня спас Девятихвостый подперев своей головой. Похоже, что Цунаде решила выпустить пленника на волю, а не держать в казематах под Дворцом.
- Несколько часов, - произнесла Настя, распихивая в стороны Хинату и Лиру. Рыжая приподняла подушку и осторожно помогла мне опереться на неё спиной. – Тебе повезло – еще немного, и ты бы умер от потери крови. Хотя, может, и нет, - мои губы тронула едва заметная улыбка, но к счастью сестра этого не увидела. Мои глаза нашли Лиру.
- Чего? – буркнула альбинос, увидев что, я на неё смотрю.
- О чем ты хотела поговорить? – в принципе именно из-за этого всё и началось. Ангел непонимающе посмотрела на меня.
- Я хотела поговорить с тобой? – она недоуменно посмотрела на меня. В её глазах читалось непонимание, и в голове раздался звоночек – слишком подозрительно это выглядело. – Да на кой черт мне это нужно?! Я всё еще злюсь на тебя!
- То есть ты никого не посылала за мной? – задумчиво произнес я. Сестра посмотрела на меня как на идиота.
- Тебя по голове часом не били? – притворно-ласковым голосом спросила альбинос, но её неожиданно для меня оттерла плечом Настя. – Эй, ты чего?
- Гидеон, а ты часом не запомнил, как выглядел этот засланец? – зеленые глаза рыжей буквально пронизывали меня насквозь.
- Ну, невысокий, худощавый… - мой разум начал выискивать в памяти образ посыльного.
- Носит армейские ботинки, голос низкий и слегка хрипловатый, - неожиданно подхватила медик, отчего я уставился на неё квадратными глазами и лишь кивнул в знак согласия. – А еще…
- Носит в левом ухе сережку в виде крохотной кошки, - закончил за всех нас Лис, после чего все взоры обратились на демона. На какой-то миг он смутился, и едва заметно опустил лобастую голову. – Именно этот тип разрушил барьер сдерживающий меня.
- Вот как? – приподняла брови Пятая, молчавшая до сих пор. Несколько мгновений женщина размышляла, прикусывая большой палец. – Но повязка у него точно Конохи – я хорошо её рассмотрела, когда кто-то похожий под описание ввалился ко мне в кабинет и сказал, что Наруто будет ждать меня в фойе через десять минут с важными известиями.
- А вы не запомнили, когда это было, Цунаде-сама? – осторожно спросила женщину Настя каким-то уж слишком напряженным голосом. – Не без двадцати минут три? – Годайме на краткий миг задумалась, после чего кивнула. – Понятно.
- Вы ничего не путаете? – осторожно подал я голос. – В четырнадцать сорок я стоял на первом этаже, когда этот тип говорил мне, что меня ждет Лира…
- Отнюдь, - покачала головой сестра и посмотрела на меня. – В это же самое время он говорил со мной и у меня есть свидетели этого.
- Это что же получается, - ошарашено пробормотал Лис, но мы его услышали, - я ведь тоже его видел. Примерно тогда он выскочил за дверь.
- Может это были клоны-тени? – вынес предположение Наруто. Мысль хорошая, только вот…
- А эти клоны могут выдержать столкновение?
- Нет, они сразу пропадают.
- Неправильно идут часы?
- Исключено, я сам проверял их после того, как закончилось собрание. Да и потом, как этот парень мог проскользнуть мимо меня в подвал, если ушел в другую сторону?
- Я не почувствовала применение чакры, когда он зашел. А рекорд подъема на верхний этаж из фойе – десять минут. И то его поставил Майто Гай.
- В Академии было слышно, как он шел по коридору, до самых дверей… - мы все посмотрели друг на друга.
- Да КТО же это был?!?

Земля, Зауральский оборонный округ, квадрат 11.

Иоганн Крепп скомкал лист бумаги и бросил его в кучу собратьев, достигавшую полуметра в высоту, после чего покосился на часы. Генерал Навь ждет его с докладом о проделанной работе через двадцать минут, а он, профессор физико-математических наук, не может решить одно уравнение. И это при условии, что ему преподнесли ответ на блюдечке с голубой каемочкой. Австриец выругался и встал из-за стола, прошелся из угла в угол и посмотрел на исписанную мелом доску. Обладатель последней Нобелевской премии в разделе квантовой физики и прикладной механики корпел над системой уравнений уже три дня и сумел решить почти все, кроме одного. Короткое выражение упорно не хотело сдаваться, ставя маститого ученого в тупик.
Крепп тяжело вздохнул и снова посмотрел на часы. «Осталось девятнадцать минут, - черные глаза ученого снова вернулись к доске, к последнему выражению. – Шайсе, оно не имеет никакого смысла!». Надо заметить, что Иоганн не боялся гнева генерала – после пережитых мытатырств, австриец осознал, что бояться своих, по сути, тюремщиков глупо – а боялся потерять оказанное доверие, что грозило отстранением от работ над проектом.
Когда его вывели из тесной клетушки, заменявшей ему камеру и рабочий кабинет одновременно, и привели к Козлевичу, Крепп не совсем понимал, что от него хотят. Но когда Вольдемар показал ему записку, австриец растерялся – эту записку он приложил к расчетам, сделанным по приказу полковника Растирова. И он рассказал, что к нему обратился посыльный от полковника, который принес ему некое вещество, якобы синтезированное одной из лабораторий и несколько формул. Ему объяснили, что эта субстанция является тем самым сакринием – веществом, о котором древние говорили, что оно может переносить груз на далекое расстояние или, говоря современным языком, телепортировать его. Крепп сделал расчеты, выдал ответы на поставленные вопросы и… И спустя пару дней к нему пришел Козлевич.
Надо отметить, что археолог внимательно выслушал его, не перебивая, а потом забрал его с собой. Потом был долгий перелет, поездка в грузовике, после чего Иоганн попал в город Эпох. После был недлинный разговор с генералом Навь, и физик приступил к работе. В его распоряжение попали все древние тексты, в которых хоть как-то упоминался сакриний, переведенные дословно, дабы избежать ошибок. За три дня Иоганн вывел систему уравнений, а дальше… Дальше попал в тупик.
- Профессор? – ученый подпрыгнул на месте от неожиданности и развернулся. Возле входа в палатку стоял невысокий солдат. Увидев, что его заметили визитер вошел внутрь. Крепп скривился, ибо терпеть не мог, когда рядом с ним было кто-либо слабо понимающий, чем он занимается, а сам лауреат был занят работой. – Хочу напомнить, что генерал Навь ждет вас…
- Я помню… - австриец скользнул взглядом по форме солдата, но не сумел различить его нашивки. Единственное что понял ученый, что военный молод и носил причудливую сережку в левом ухе в форме кошки. Еще на голове парня была повязана бандана с каким-то незнакомым символом. – Вот только идти не с чем, - буркнул Иоганн себе под нос и начал сгребать в кучу исписанные листы, сортируя их по порядку. Пока он этим занимался, визитер подошел к доске и внимательно уставился на формулы. Раздражение вспыхнуло в душе ученого с новой силой. – Ищите знакомые буквы? – поинтересовался он у солдата. Тот пропустил шпильку мимо ушей, протянул руку и провел пальцем под одной из формул.
- Профессор, - Крепп поднял голову, - а в какой системе счисления вы производили расчеты?
- Разумеется, в десятичной, - фыркнул академик. Незнакомец обернулся, и австриец невольно насторожился – глаза солдата медленно, но верно меняли свой цвет, плавно перетекая из одного в другой.
- А почему вы решили, что здесь используется именно она? – этот вопрос заставил Иоганна замереть. – Ни в одной из формул не встречается девятка. Максимальная цифра – это восемь.
- К чему вы клоните?
- Сейдары пользовались девятичной системой счисления. Именно поэтому вы не можете решить последнее уравнение, - солдат или кто это был, отошел от доски и направился к выходу. Там он остановился и развернулся лицо к академику. – Попробуйте перевести пересчитать, исходя из того, что это другая система счисления, - после этой фразу он вышел.
Нобелевский лауреат скривился, сплюнул на пол. «Да кто он такой, чтобы учить меня!?!» - мысленно воскликнул он, но подошел к доске и посмотрел на цифры. Взяв мел, ученый перевел исходной число из девятичной системы в десятичную, затем следующее и так далее, пока не закончил строку. Посмотрел на результат и удивился – несмотря на перевод, уравнение сохранило равенство. Он лихорадочно начал пересчитывать остальные переменные и спустя минуту отошел назад, не веря своим глазам. Система уравнений была абсолютно правильной и не имела никаких изъянов…

Warpather
Морская Акула




 
Сообщения: 50
Откуда: Сергиев-Посад

Сообщение Warpather » 12 авг 2011, 22:15

Ты решил скинуть несколько фиков в одну кучу? Не легче создать несколько отдельных тем?
И кстати, если не сложно напиши семмари к фику "Жизнь на двоих", а то начало такое мутное, что я не осиливаю и нескольких строк, я не прошу полностью раскрывать тему, но вкраце изложить суть не помешало бы.

Skarabey
Морская Акула




 
Сообщения: 942
Откуда: Unlimited Sad Works

Сообщение Skarabey » 12 авг 2011, 22:23

INCviziTor
Теперь и тут выкладывать будете? Хорошо если да...
С удовольствием читаю оба ваших фика, посему крайне рад, что вы их не забрасываете. :happy:
Изображение
e-nu-ma e-liš la na-bu-ú šá-ma-mu
šap-liš am-ma-tum šu-ma la zak-rat

INCviziTor
Новичок


 
Сообщения: 54

Сообщение INCviziTor » 12 авг 2011, 22:37

вух... Попробую.
Итак, саммари по циклу "Жизнь на двоих".
После Третьей Мировой Войны Земля лежит в руинах, а остатки человечества ведут безжалостную борьбу с некроморфами - ожившими мертвецами, поднятыми разумным вирусом.
Главный герой фанфика - генавр по прозвищу Баньши, волей судьбы был закинут в мир Наруто. И все бы хорошо, но вместе с Баньши в мир шиноби попадает несколько этих существ. Теперь над миром шиноби нависла страшная угроза...



Самари по "Я -Наруто".

Милиооны лет Столица плавает меж миров, уничтожая некоторые из них. Войну с иными расами ведут Разрушители - каста непобедимых войнов, великолепно обученных и лишенных эмоций и чувств. Но что произойдет, если один из Разрушителей попадет в мир шиноби. И не просто попадет, а угодит в ловушку, оказавшись на месте Наруто?

Kurikara
Гость


 
Сообщения: 7

Сообщение Kurikara » 12 авг 2011, 22:57

Спасибо за продолжение "Я -Наруто". Особенно радует в фанфе то что не смотря на всю силу Наруто, его реально возможно победить))) Удачи в дальнейшем творчестве)))) Буду ждать следующюю главу с нетерпением :wink:

Puma2707
Гость


 
Сообщения: 19
Откуда: СПб, Россия

Сообщение Puma2707 » 12 авг 2011, 23:18

INCviziTor
Здравствуйте. Мне очень понравился Ваш фик "Я - Наруто", читала взахлёб. Потрясающая вещь: в меру жестокая, в меру интенсивная по развитию сюжета, и даже в чём-то романтичная - мне так видится).
Вы уже выложили тринадцатую главу, что очень радует :happy: , но из-за сбоя на блоге мне не удаётся прочесть двенадцатую. :cry:
Это конечно очень нагло с моей стороны, но я пришла челом бить, о Великий Автор, разреши же высказать просьбу отчаяную о создании одноимённой темы на форуме священном. :knees: И да прибудет с тобой Великая Сила Вдохновения. :blink:
Во мне постоянно борются Добро и Зло. Интересно, что им от меня нужно?


След.

Вернуться в Фанфики Наруто


Версия для печати

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2

cron