Naruto / Возрождение Великой Троицы (завершен)

Модераторы: Captain Grigory, DENO, Сонне Мара

svetka_san
Ками-сама


 
Сообщения: 874
Откуда: Королевство белых ночей и брусничных земель.

Сообщение svetka_san » 15 июн 2014, 07:20

Бог в помощь!
Хорошей девочкой я уже была. Мне не понравилось.
Изображение

BlackRaven
Каратель




 
Сообщения: 742
Откуда: С фикбука)

Сообщение BlackRaven » 17 июн 2014, 23:38

Глава 36. Катастрофа
— Учиха... Мадара? Тот самый? — прошептал Наруто, заворожено глядя на фигуру в красных доспехах, стоявшую на каменном монументе Хаширамы Сенджу.
Об Учихе Мадаре Узумаки знал очень много, так как был очень начитан, за что стоит сказать отдельное спасибо его учителю. Орочимару часто и сам рассказывал истории о легендарном воителе из клана Учиха, поскольку в свое время сам слушал эти истории из уст Третьего Хокаге, Сарутоби Хирузена. Наставник змеиного саннина, будучи еще мальчиком, знал Мадару лично. Значит, его рассказы были максимально правдивыми.
Отсюда силуэт легенды прошлого казался маленьким, но это никак не повлияло на дрожь, которую ощутил каждый шиноби, таращащийся на гостя из прошлого.
— Невероятно, — пробормотал Саске.
Брюнет испытывал сложные чувства. Еще минуту назад он думал, что является единственным живым представителем своего клана, если не считать Итачи, которому удалось неведомым образом выжить после инцидента с кирпичом. А тут появляется еще один Учиха... Причем, не просто человек, обладающий шаринганом, а человек-легенда, известный во всех странах.
— Неужели он и правда такой страшный? — промолвила Сакура.
— Этот шиноби считался неуязвимым. Победить его смог только Первый Хокаге. А нам, боюсь, далеко до его силы, — пробормотал Какаши.
Орочимару бросил на Копирующего ниндзя задумчивый взгляд.
— Есть кое что, что сработает наверняка... Какаши, возможно, нам потребуется твой шаринган.
Мадара ухмыльнулся. Похоже, он был доволен произведенным на жителей деревни впечатлением. Учиха сделал медленный шаг вперед, а потом просто взял и соскочил с каменной головы Первого Хокаге, приземлившись на землю, по которой во все стороны пошли трещины. Неторопливой походкой он двинулся вперед, собирая на себе удивленные взгляды шиноби, которые не знали, как им реагировать на этого человека — атаковать его или нет.
— Это Эдо Тенсей? — уточнил Учиха.
— Нет, Мадара полностью воскрес. Я предполагаю, что именно его оживил Пэйн, — ответил Пятый, не сводя взгляда с приближающейся к нему фигуры в доспехах.
Шиноби Конохи обходили Мадару, постепенно взяв его в кольцо. Тот с насмешкой прошелся по ним взглядом и, наконец, остановился перед Орочимару.
— Ты, видимо, Орочимару, Пятый Хокаге? — произнес гость из потустороннего мира. — Мое имя — Учиха Мадара. Я пришел с миром.
Далее шиноби в доспехах сделал то, чего никто не ожидал — протянул руку для рукопожатия. Орочимару, смерив собеседника проницательным взглядом, вынужден был ее пожать.
— Если не ошибаюсь, ты — ученик Хирузена Сарутоби. Я многое слышал от своего осведомителя. Мы с тобой похожи, — продолжил Учиха.
Произнося эти слова, он приглядывался к окружению Пятого. При взгляде на Сакуру Мадара не выдал никаких эмоций. Она была ему полностью безразлична. Взгляд на Саске, в глазах которого горел шаринган, который Учиха активировал, чтобы вовремя предугадать атаку, вызвал у Мадары легкую улыбку. Скользнув взглядом по Наруто, легендарный Учиха нахмурился.
— Чего тебе нужно? — прошипел Орочимару.
— Я вижу, в каком плачевном состоянии находится деревня, — промолвил Мадара. — Я готов предложить свою помощь в ее восстановлении и оставить всех вас в покое. Если... ты отдашь мне Девятихвостого.
Орочимару ухмыльнулся, глядя на гримасу удивления на лице Наруто.
— Этому не бывать, — не медля, ответил Пятый.
Учиха сощурился.
— Ты понимаешь, что тем самым подписываешь смертный приговор себе и всем жителям Конохи? — уточнил Мадара. — Так ли вам дорог монстр, который причинил вам столько боли?
Наруто сглотнул, поймав на себе взгляд Мадары.
— Это ведь ты — сосуд Кьюби, не так ли? Пойдешь со мной добровольно — и я никого не трону, — предложил Мадара.
Узумаки стиснул кулаки. Он знал, как нечеловечески силен человек, который стоял перед ним и сомневался, что справится с ним в честном бою. Может быть, стоит просто сдаться? Ради тех, кто остался в живых после нашествия Пэйна.
Прежде чем Наруто успел сделать шаг вперед, его остановила рука Орочимару.
— Я же сказал, что Наруто никуда не пойдет. Ты не получишь Девятихвостого, — процедил Пятый. Его змеиные глаза метали молнии гнева.
Мадара потянулся к гунбаю за спиной.
— Что ж, тогда...
Орочимару и троица отскочили назад. Змеиный саннин, решив, что настало время для осуществления плана, крикнул:
— Сейчас, Какаши!
Хатаке выскочил навстречу Мадаре, срывая повязку со своего шарингана. На красной радужке сначала закрутились три томоэ, а потом преобразовались в рисунок Мангеке.
— Камуи! — воскликнул Копирующий ниндзя.
"Я перенесу его в другое измерение. Оттуда он никому не сможет причинить вреда!"
Черная точка с развернувшейся из нее пространственной воронкой превратила Мадару в смазанные контуры, а потом полностью поглотила его. Когда пространственный вихрь захлопнулся, все вздохнули с облегчением. Но радоваться было рано.
Спустя миг точно такая же точка появилась в другом месте, и из нее развернулась другая воронка, выплюнувшая Мадару обратно. На этот раз Учиха был не один. Его сопровождал человек в маске, одетый в форму Акацуки.
Ниндзя Конохи в следующий же миг схватились за оружие. Какаши с изумлением уставился на Тоби.
"Какого черта? Ни один человек еще не возвращался из того мира, куда перемещает объект моя техника Камуи. Как ему удалось?!" — подумал Хатаке.
— Кто ты такой, чёрт тебя подери?! — воскликнул он.
Подул ветер, взволновавший плащ Акацуки. Рука этого человека медленно потянулась к оранжевой маске с одной прорезью. Когда незнакомец показал всем присутствующим свое лицо, по толпе ниндзя прошел ропот. А Какаши замер столбом.
— Не может быть... — выдохнул он. — Обито!
Наруто увидел человека, половина лица которого была изуродована жуткими шрамами. В его глазах горели шаринганы. В одном — Мангеке шаринган с таким же рисунком, как и у Какаши, в другом — обычный с тремя томоэ.
Мадара ухмыльнулся.
— Мне надоел этот маскарад, — процедил он. — Я заберу Девятихвостого силой!
Наруто и моргнуть не успел, как вдруг Мадара оказался совсем рядом. Рука легендарного шиноби коснулась живота Узумаки, и наш герой согнулся пополам от боли.
— Секретная техника клана Учиха: Снятие печати! — процедил Учиха. В его глазах крутанулся Мангеке Шаринган, и в следующий миг печать Наруто, сдерживающая Кьюби внутри, вытекла из-под его наполовину разодранного военного жилета и оказалась на земле в виде лужицы чернил.
Всех, кто стоял рядом с блондином, отбросило ударной волной. Из тела джинчурики начала высвобождаться оранжевая чакра. Невероятный объем энергии высвободился из тела блондина всего за несколько секунд, и спустя несколько мгновений пред всеми появился Девятихвостый Лис.
— Снова ты! Учиха... Мадара! — прорычал Кьюби, смерив Учиху ненавидящим взором.
Но в тот же миг на голову демона вскочил помощник Мадары.
— Подчинение! — воскликнул Обито.
На глазах у всех в глазах Кьюби появились шаринганы, и сам монстр утих.
— Наруто! — вскрикнула Сакура, первая вскочившая на ноги.
Она бросилась к блондину, распластавшемуся на земле. Он был еще более бледным, чем всегда. Открытые замершие глаза глядели в небо.
За Сакурой последовал Саске, на ходу активируя Печать Силы Ста. Как только он оказался рядом с блондином, то приложил руки к его грудной клетке и прошептал:
— Священная реинкарнация.
Блондин прогнулся от мощи вкачиваемой в него энергии. Его озарил яркий свет. Целебная чакра, путешествуя по телу Узумаки, стала восстанавливать то, что повредила чакра Кьюби при выходе из джинчурики.
Пятый Хокаге тоже поднялся на ноги и отряхнулся от пыли. Он обернулся, чтобы посмотреть на Сакуру и Саске, пытающихся реанимировать его ученика. Но Орочимару был реалистом и знал, что после извлечения Биджу джинчурики умирает. Шансов на спасение Наруто почти не было.
— Моя техника не работает! — услышал он голос Саске. — Впервые такое вижу. Неужели Кьюби нанес такой урон?
— Он не дышит! — воскликнула Сакура. Сейчас она готова была забыть все свои обиды к Наруто, лишь бы он выжил. - Это катастрофа! Наруто, не умирай...
Орочимару повернулся к величественной фигуре Девятихвостого, которого подчинил Обито, а затем взглянул на Мадару.
— Ты заплатишь за то, что сделал, — прошипел он. — Любой ценой я защищу свою деревню!
Змеиный саннин произвел серию печатей и завершил ее хлопком в ладоши.
— Я поклялся никогда больше не использовать эту технику, но, похоже, у меня нет выбора... Эдо Тенсей! — воскликнул Пятый Хокаге.
Четыре тела Пэйна, по счастливому совпадению валявшиеся у ног Орочимару, выполнили роль жертв. Спустя миг на их месте появились четыре гроба. Одна за одной откинулись крышки, и...
— Хаширама! — процедил Мадара, увидев тело, вышагнувшее из первого гроба.

Глава 37. Вселенский неудачник
Узумаки очутился в каком-то странном месте. Здесь не было пола, потолка и стен, не было земли и неба. Вокруг была лишь золотистая бесконечность, мерцающая множеством маленьких, но от этого не менее ярких огоньков.
— Ты пришел, — усмехнулся кто-то за спиной блондина.
Наруто поспешил обернуться, подумав, что это Девятихвостый вновь взбунтовался. Но предположение парня оказалось ошибочным. Перед ним был не огромный лис-демон. И не отец, и не мать. Это был странный старик в белом плаще, держащий в руке посох, который заканчивался с одной стороны полумесяцем, а с другой — кольцом, в которое в свою очередь были вдеты еще шесть колец.
Первым, на что Наруто обратил внимание, были наросты на лбу, напоминавшие рога.
— А-а-а! Минотавр! — воскликнул он, вспомнив одну из древних легенд, о которых читал в старых манускриптах из библиотеки своего учителя.
Потом парень заметил, какими необычными были глаза незнакомца. От зрачка в разные стороны по всему глазному яблоку шли концентрические круги. Всё око было голубоватого цвета, отчего белок и радужка представляли единое целое.
Но Наруто, которому уже довелось сегодня встретить еще одного носителя этих глаз, не удивился, а отпрянул, готовясь к бою.
— Стихия Дерева! Массовый частокол! — воскликнул Узумаки, преображая свою руку в древесную конструкцию, из которой торчали заостренные доски, напоминающие самодельные копья.
Когда рука удлинилась, норовя проткнуть незваного гостя острыми деревянными наконечниками, старик вытянул перед собой руку и одним движением остановил атаку блондина. Рука Узумаки, так и не поразив врага, втянулась обратно и приняла естественный облик.
— Поверь, я тебе не враг, — настолько дружелюбно, как это было возможно после нападения блондина, промолвил старик. — Разве ты не помнишь меня? Я — Хагоромо, Рикудо Сеннин или же Мудрец Шести Путей. Я известен под многими именами, выбирай, какое нравится больше. Мы уже встречались некоторое время назад.
Наруто замер.
— Это ты? Я думал, ты мне приснился! — потупился он. — Нет, это был всего лишь бред. Я слишком сильно ударился головой!
Хагоромо вздохнул.
— Значит, ты по-прежнему не воспринимаешь меня серьезно, — пробормотал он. — Ты попал сюда не просто так.
Узумаки успокоился, выйдя из боевой стойки, но продолжил держаться на расстоянии. Он бросил осторожный взгляд на старика.
— Значит, я умер? После извлечения Биджу джинчурики погибают, — спросил он.
Хагоромо кивнул.
— Технически да, ты умер. Но твои друзья всячески пытаются это исправить. Твой друг Саске — очень одаренный юноша. Фактически ты уже должен был встать на ноги, но только я держу тебя в этом месте в этом состоянии.
Наруто потянулся к подсумку за кунаем.
— Если ты и правда не враг мне, отпусти меня. Я хочу жить! — воскликнул он, незаметным движением доставая оружие.
Мудрец скептически посмотрел на него, и в тот же миг рука Наруто разжалась, и кунай, вывалившись из ладони, упал вниз, утонув в бесконечности золотого света.
— Сначала я должен с тобой поговорить. Я надеялся сделать это в прошлый раз, но тогда ты не был к этому готов, — сообщил старец.
Наруто ухмыльнулся.
— Стало быть, теперь я готов? — поинтересовался он.
Хагоромо кивнул.
— Опять будете втирать мне какую-то нудную историю про своих сыновей? Поверьте, мне и без этого есть чем голову забить. Взглянули бы хоть раз домашнее задание по химии, которое дает мне Орочимару-сенсей на вечер, — грубо спросил парень.
Старик улыбнулся.
— Про то, что с помощью тебя он пытается изобрести формулу идеального алкогольного напитка, я знаю, — сообщил Хагоромо, прочитав мысли Узумаки. Тот так и застыл с изумлением на лице. — Так значит, ты помнишь историю об Индре и Асуре?
— Помню. Я пытался выбросить это из головы, поскольку мне никто не верил, но... В общем, о том, что я — реинкарнация вашего сына, я запомнил. Хотя до сих пор с трудом в это верится, — подтвердил Наруто.
— Хаширама — предыдущее воплощение Асуры на Земле. Незримые узы связывают тебя не только с духом моего сына, но и со всеми людьми, в виде которых он являлся в этот мир. Кстати, только что ты использовал Мокутон, не активируя специальную печать на животе, не так ли?
Узумаки вздрогнул.
"И правда! Как мне это удалось? Я бы не смог получить доступ к чакре Первого, не открывая древесную печать, которую поставил мне Орочимару-сенсей!" — пронеслось у него в голове.
Хагоромо понял, что его последняя фраза поставила блондина в тупик и усмехнулся:
— Это доказывает, что твоя чакра и чакра Хаширамы Сенджу — ручьи, проистекающие из одной реки и пересекающиеся между собой. Проще говоря, твоя способность использовать Стихию Дерева связана не только с инцидентом, произошедшим в детстве. Кулон Первого Хокаге, который ты проглотил, лишь ускорил рост твоих возможностей.
Наруто вздохнул.
— Ты говоришь странные вещи, старик. Ты знаешь так много обо мне, о первом Хокаге, вообще обо всём... Откуда?
Хагоромо оперся о посох и сделал шаг вперед.
— Я знаю всё. Откуда — не имеет значения, — ответствовал он. — И теперь, когда ты, кажется, поверил мне, я должен кое-что тебе сказать.
Узумаки кивнул, готовясь слушать.
— Саске, твой лучший друг — реинкарнация моего второго сына. Вы с ним связаны. Ваше соперничество, странная дружба с взаимной... может быть, неприязнью... Она вполне оправдана. Индра и Асура были такими же.
— Это ты к чему?
— Индра шел по опасному пути. Он совершил много ошибок в разных своих воплощениях. С Саске может произойти то же самое. Ему потребуется твоя помощь.
Узумаки усмехнулся.
— Вы назначаете меня нянькой к Саске? — уточнил он, представляя, как был бы взбешен Учиха, узнав это.
Хагоромо пропустил его вопрос мимо ушей.
— Мадара был предыдущим воплощением Индры. И Саске рискует стать таким же, как он, если ты не станешь ему опорой. Встав спиной к спине, вы преодолеете всё.
Узумаки вылупился на старика.
— Стой... ты сказал... Мадара?!
— Да. Он попытался завладеть моей силой, и ему это почти удалось. Если Мадара доберется до Шинджу, он сотрет грань между возможностями человека и бога. Остановить его смог бы лишь равный мне по силе! — старцу понравилось, как сосредоточился блондин при упоминании злодея.
— А ты не можешь? — с сомнением спросил он.
— Нет. Я — лишь дух, который не в силах напрямую влиять на равновесие в этом мире. Но я возлагаю надежду на тебя и на Саске. Я передам тебе частичку своей силы, и как только ты коснешься Саске, он тоже пробудит в себе эту мощь. И тогда, если вы объедините свои силы, может быть, у вас получится одолеть врага.
— Может быть? — опешил парень. — Ты же всезнающий! Скажи, что мне делать! Иначе Мадара уничтожит всё дорогое в моей жизни, что уцелело!
Хагоромо сверкнул глазами и протянул руку.
— Возьми меня за руку, — старец сказал это таким тоном, что Наруто сам понял, какую ответственность тот на него возлагает. Он догадался, что обретет неслыханную мощь, лишь только его ладонь коснется ладони Мудреца Шести Путей.
Видя, что Узумаки сомневается, старик добавил:
— С той силой, которую я дам тебе и Саске, не останется в этой жизни ничего непоправимого. Ты сможешь восстановить всё то, что утратил, как только искренне пожелаешь этого.
Услышав это, парень, ни секунды не колеблясь, потянулся к руке Хагоромо. Но в самый последний момент он вздрогнул, будто бы от сильного электрического разряда, моргнул, а когда открыл глаза, то увидел перед собой лица своих товарищей по команде.
Случись всё по-другому, Наруто бы отпустил едкую шуточку в адрес Сакуры, которая почему-то плакала, склонившись над ним. Но сейчас Узумаки, которого переполняли эмоции, в особенности, гнев, мог смотреть только на человека, спасшего ему жизнь.
— Очнулся, наконец, — усмехнулся Учиха, погасив черные молнии, танцующие по ладони. — Такое ощущение, что ты был жив-здоров, и просто не хотел просыпаться. Я испробовал на тебе все медицинские техники, которым научила меня Тсунаде-сама и которые я сам изобрел. А тебя надо было лишь хорошенько шарахнуть током!
Увидев самодовольную улыбку на лице брюнета, Наруто сел так резко, что ударился лбом о лоб Саске.
— Саске, ты грёбанный идиот! Еще секунда, и... — Наруто закрыл рот, увидев четыре гроба, выдвинувшиеся из земли. Он немигающим взглядом уставился в спину Орочимару.
"Эдо Тенсей? Неужели он использовал эту технику?!" — с ужасом подумал парень.
Саске потер ушибленный лоб и с негодованием уставился на блондина.
— Я тут тебе жизнь спасаю, неблагодарная скотина, а ты пытаешься мне череп раскроить!
Но Наруто не ответил. Как только гробы провалились сквозь землю, он увидел со спины четыре силуэта. Взгляд парня остановился на последней фигуре, чей белый плащ развевался на ветру.
— Не может быть! Это же мой отец...

BlackRaven
Каратель




 
Сообщения: 742
Откуда: С фикбука)

Сообщение BlackRaven » 29 июн 2014, 18:18

Глава 38. Легендарная пятерка
Техника Эдо Тенсей была выполнена... Пятый Хокаге подождал, пока крышки гробов отвалятся, и из деревянных коробок вышагнут те единственные, кто был в состоянии дать отпор такому врагу.
— Хокаге-сама! — воскликнул шиноби из АНБУ, появившись рядом. — Ваше сообщение доставлено. К сожалению, никто из наших не сможет прийти на помощь быстрее, чем за день. Джирайя-сама и Тсунаде-сама находятся в стране Воды, и из-за сильного шторма задержатся там до смены погоды.
— Хорошо... — прошипел Орочимару. — Оно же к лучшему. Лучше никому не находиться рядом, когда это начнется. У меня есть для тебя еще один приказ. Уходи отсюда.
Он обернулся через плечо и сказал это громче:
— Уходите отсюда все! Это мой приказ.
Шиноби не сдвинулись с места, пока Пятый не повторил свой приказ в третий раз. Тогда они, подбирая раненных, начали отступление.
Орочимару вновь оглянулся через плечо и с облегчением вздохнул. Кажется, Саске, наконец, удалось вернуть Наруто к жизни.
— Не может быть! Это же мой отец! — услышал он фразу, сорвавшуюся с уст Наруто, который, не отрываясь, пялился на спину Четвертого.
Змеиный саннин удивился. Каким образом его ученик смог узнать в Минато своего отца? Орочимару никогда не рассказывал Узумаки о его семье, считая, что это спасет Наруто от боли. Иметь семью и потерять ее — гораздо больнее, чем не иметь ее вообще.
"Девятихвостый, неужели ты приложил к этому руку?" — подумал Пятый Хокаге, — "Впрочем, теперь это уже не важно!"
Орочимару устремил взгляд на четыре фигуры, призванные им из гробов и, сосредоточившись, сложил еще одну комбинацию ручных печатей.
Четверо призванных с того света перестали стоять, изображая безжизненные каменные столбы. Сознание вновь вернулось к каждому из них. Первым делом прошлые Хокаге обратили внимание на Девятихвостого и двоих шиноби, оказавшихся на его голове, а потом уже друг на друга.
— Мадара, — с ненавистью процедил Тобирама.
— О, это ты, брат? — удивился Хаширама, повернув голову в его сторону.
Второй Хокаге вздохнул, посмотрев на свои руки. Он чувствовал себя не в своей тарелке, будто это тело являлось чужим. Впрочем, так оно и было. Тобирама быстро обо всем догадался, увидев трещины, видневшиеся на некоторых участках собственной кожи, похожие на трещинки в дереве.
— Это моя техника воскрешения. Кто посмел использовать ее на мне?! — голос Второго звучал еще грознее, чем в прошлый раз.
Третий обернулся через плечо.
— Орочимару, как это понимать? Ты дал мне слово, что больше никогда не будешь использовать эту технику, — нахмурился Хирузен.
Пятый ухмыльнулся.
— И я рад видеть вас, Сарутоби-сенсей, — прошипел змеиный саннин. — Мне пришлось нарушить обещание, поскольку дела деревни очень плохи. И я, как Пятый Хокаге, обязан был спасти Коноху любой ценой.
Третий улыбнулся.
— Пятый, значит? Поздравляю. Я и не сомневался, что это будешь именно ты!
Он огляделся и нахмурился.
— Что здесь произошло? Почему Коноха разрушена?
— Несколько нашествий на Коноху сделали свое дело. Боюсь, мы понесли страшные потери, — ответил Пятый.
— А Джирайя и Тсунаде?
— Хорошо то или плохо, но в момент атаки их здесь не было. Боюсь, Джирайя и Тсунаде сейчас далеко отсюда. Устроили себе отпуск, никого не предупредив.
Последним пришел в себя Четвертый. Он недоуменно вылупился на Лиса, который возвышался над разрушенной Конохой, а затем на трех предыдущих Хокаге.
— Что происходит? — выдавил Намикадзе.
— Ты был воскрешен специальной техникой, Минато, — сообщил ему Третий. — Не держи зла на Орочимару. Похоже, у него были серьезные причины...
Минато повернулся к Пятому.
— Как тебе удалось призвать меня? Я думал, что моя душа...
Орочимару вздохнул. Как Четвертый был похож на Наруто. Не только внешне, но и манерой постоянно задавать вопросы.
— Я освободил ее из желудка Шинигами около пятнадцати лет назад, проведя специальный обряд в храме клана Узумаки, — сообщил Пятый. — Мне хотелось использовать тебя как оружие. Но я осмелился сделать это только сейчас.
Минато обратил внимание на Какаши, который стоял вместе с Ямато позади Орочимару, молча удивляясь происходящему.
— Какаши?
Взгляд Четвертого переместился на Саске и Сакуру, а так же Наруто, который тут же вскочил на ноги.
— Не может быть. Это Наруто?!
Орочимару хлопнул себя ладонью по лицу.
— Лучше бы тебе обратить внимание на Обито, который неожиданно оказался главным злодеем и виновником вашей с Кушиной смерти и вернул Мадару к жизни. Он находится прямо за твоей спиной.
Четвертый повиновался и так же тупо уставился на две фигуры на голове Кьюби.
— Обито? — выдавил, наконец, Минато, сощурившись, чтобы лучше разглядеть лицо своего ученика. — Ты что, брился газонокосилкой?
Второй ухмыльнулся.
— Мне кажется или Четвертый тормозит? Такое впечатление, что ему требуется повторное воскрешение мозга, — высказался он.
Хаширама наградил брата строгим взглядом.
— У него шок. Если бы нас с тобой воскресили раньше лет эдак на пятьдесят, когда мир вокруг был более узнаваемым и родным сердцу, твоя реакция ничем бы не отличалась от реакции Четвертого, — заметил Сенджу.
— Орочимару-сенсей! Господа Хокаге! — воскликнул Наруто, обводя взглядом пятерых Хокаге и останавливая взгляд на Минато.
— Ты еще кто такой? — Второй уставился на блондина, который посмел встрять в разговор, и что Тобираме очень не понравилось.
— Я — Наруто Узумаки, ученик господина Орочимару, — ответствовал тот и добавил, бросив взгляд на Намикадзе, который глядел на него, не отрывая взгляда. — И сын Четвертого Хокаге.
Орочимару нахмурился.
— Значит, ты узнал всю правду, Наруто? — прошипел он, смерив ученика серьезным взглядом.
— Да. — кивнул блондин и перевел взгляд на Минато. — Твоя чакра помогла мне подавить в себе Девятихвостого.
Четвертый кивнул.
— Я... знаю это. Только что вспомнил, — неожиданно произнес он. — Поскольку моя душа была свободна от оков Шинигами, частичка моей чакры, которую я запечатал в тебя вместе с Кьюби, воссоединилась со мной в миг воскрешения. Рад увидеть тебя вживую, Наруто.
Узумаки сделал паузу и продолжил.
— Нет времени на разговоры. Наш враг опаснее, чем кажется. Надо немедленно остановить его, пока он не возродил Десятихвостого!
— Десятихвостого? О чем ты говоришь? — переспросил Третий.
— Что ты имеешь в виду под словами "опаснее, чем кажется"? — зашипел Орочимару.
— У меня было видение, — уклончиво ответил Наруто. — В Мадаре живет частичка силы Рикудо Сеннина. Он планирует возродить Десятихвостого и в разы увеличить свою силу. Если это произойдет, ничего уже ему не помешает!
Пятый вздохнул.
— Наруто, из тебя только что извлекли Кьюби. Сомневаюсь в том, что твоим видениям можно верить и, тем более, в том, что ты сможешь сражаться после такого.
— Но Саске полностью исцелил меня, — возразил Узумаки. — Сенсей, я, всё-таки, ваш ученик. И даже без Лиса, сам по себе, я кое-что представляю.
Первый, внимательно наблюдавший за Наруто, решил подать голос.
— Я верю тебе. Но твой учитель прав. Мадара не ровня тебе и твоим друзьям. Предоставь бой с ним нам, — произнес он.
Узумаки хотел что-то сказать, но враги не предоставили такой возможности. Два шарингана в глазах Девятихвостого Лиса крутанулись, и он занес лапу, чтобы раздавить несчастных людишек, отвлекшихся от него.
Шиноби успели отскочить во все стороны, и никто не пострадал.
— Пора покончить с этим, — произнес Второй. — Пятый, хоть я и не согласен с тем, как ты используешь мою технику, у нас нет выбора. Впятером мы точно одолеем Мадару и Девятихвостого!
Орочимару кивнул.
— Для меня будет честью вести вас в бой, — прошипел он.
— Не волнуйся, Наруто. Впятером мы точно справимся, — улыбнулся Четвертый своему сыну и потрепал его по голове, а потом, сделав серьезное лицо, повернулся к остальным.
Пятеро фигур одновременно сорвались с места и устремились к Девятихвостому.
Узумаки вздохнул, не зная, что делать дальше. Сакура и Саске, стоявшие за спиной Наруто, удивленно открыли рты.

***

— Пятеро Хокаге сражаются вместе. Никогда не думал, что увижу что-то подобное, — пробормотал Учиха.
— Кто-нибудь, ущипните меня. Мне кажется, я сплю, — промолвила Харуно.
Будь здесь Рок Ли, он бы непременно воспользовался предложением и ущипнул бы девушку за то или иное мягкое место. Но Густобровика рядом не было...
Внезапно какой-то свист заставил Наруто вздрогнуть и обернуться. Он увидел, как из пространственной воронки появляется человек в плаще Акацуки.
— Берегись! — крикнул блондин, но противник оказался быстрее.
В следующий миг Тоби отбросил Сакуру в сторону мощным ударом ноги в живот и потянулся рукой к глазам Саске. В глазах Учихи в последний миг крутанулся шаринган, и он успел уловить зрением чрезмерно быстрые действия врага.
Брюнет попытался перехватить руку врага, но его ладонь прошла сквозь запястье Тоби, будто то было нематериально. Сзади человека в плаще Акацуки появился Какаши со сверкающей молнией в руке. Он решил воспользоваться тем, что враг занят Саске и атаковать со спины.
Наруто понял, что происходит и осознал, что, если атака Хатаке пройдет сквозь тело Тоби, то Какаши попросту убьет Саске своей техникой Чидори. Ничего уже нельзя было поделать, поскольку даже если бы джонин сам понял план Акацуки, то не смог бы остановиться.
Но Саске, чьи глаза позволяли замечать и осознавать даже самые незначительные детали в разы быстрее, предугадал такой исход. В последний миг вокруг него появилась реберная коробка Сусано.
Тоби прошел сквозь Учиху и оказался за его спиной. А Какаши, не успевший погасить свою молнию, врезал кулаком по полупрозрачным ребрам, которые спасли Учихе жизнь.
— Осторожнее, Какаши-сенсей, — промолвил Саске. — Так и убить можно!
Ямато, всё это время пристально следивший за врагом, сложил нужные печати. Он хотел задержать Акацуки, опутав ему ноги корнями. Но те снова прошли сквозь фигуру в черном плаще.
Одновременно с техникой "капитана Бревна" над Акацуки нависла угроза сверху. Нависла во всех значениях. Сакура появилась прямо над злодеем. В ее руке вращался расенган. Когда она с криком атаковала противника, собираясь всадить технику ему в голову, девушка неожиданно прошла сквозь свою жертву и вместо задуманного просверлила сферой землю.
Тоби вновь исчез в пространственной воронке и опять появился из нее на безопасном расстоянии от пятерых бойцов.
— Он может телепортироваться и проходить сквозь объекты, — произнес Саске.
— И он очень хитрый. Надо быть осторожными, а то перебьем друг друга сами, — добавил Узумаки.
Копирующий Ниндзя устало вздохнул.
— Кто это, Какаши-сенсей? Вы его знаете? Кажется, Орочимару-сама упоминал какого-то Обито, — спросил Наруто, заметив, что Хатаке со странным страдальческим выражением смотрит на их оппонента.
— Да... Мы с ним были в одной команде. И нашим учителем был Четвертый, — кивнул Какаши. — В Третью Мировую войну он пожертвовал собой, чтобы защитить меня. И перед смертью оставил мне свой шаринган... Все считали его погибшим героем. Но... Выходит, всё это время он был тем человеком в маске из Акацуки. Это он стоял за нападением на Коноху в день твоего рождения.
Узумаки недоуменно уставился на человека, половина лица которого была изуродована шрамами.
— Тогда почему он здесь? И почему на стороне врага?! — удивилась Сакура.
— Не понимаю... — пробормотал Хатаке.
Человек в плаще Акацуки ухмыльнулся.
— И не поймешь, Какаши, — произнес он. — Если твои обещания ничего не стоят. Ты хуже мусора!
Хатаке вздрогнул.
— Рин... — прошептал он, мгновенно поняв, о чем говорит злодей.
— Ты предал меня, убив ее. И сейчас заплатишь за свое предательство!

Глава 39. Герои прошлого
Итак, началась битва между героями прошлого.
— Стихия Дерева: Могучие лианы! — воскликнул Хаширама, складывая печати. Под оглушительный грохот земля, заваленная телами шиноби и обломками домов разрушенной деревни, треснула, и из-под нее вырвались гигантские лианы, поднявшие Первого Хокаге и его могучую братию в виде четверых последователей на себе.
Несколько отростков щупальцами потянулись к Девятихвостому, но тот поломал их лапами.
Когда, наконец, Хокаге и злодей оказались на одной высоте, они смогли лучше рассмотреть лица друг друга.
— Так это и есть настоящий Мадара... — промолвил Минато, всё еще с трудом верящий, что человек в маске — это на самом деле Обито, который перешел на сторону зла.
— Такой же урод, каким я его запомнил, — ухмыльнулся Тобирама.
— Он легко подчинил Девятихвостого, не стоит расслабляться, — произнес Хирузен.
Орочимару промолчал, соглашаясь с учителем.
На лице Учихи красовалась злорадная улыбка. Его глаза жадно впились в Хашираму. Складывалось впечатление, что он либо не видит остальных Хокаге, либо не воспринимает их как серьезных противников.
— Ты так возбужден, что я удивлен, как ты позволил мне поболтать с друзьями, — заметил Первый Хокаге. — Хоть мы больше и не друзья, я рад вновь увидеть твое лицо.
Легенда прошлого, чью истинную силу пока скрывала тайна, засмеялся.
— Хаширама. Я так давно жаждал этой встречи, — сообщил он и бросил взгляд на Орочимару. — А ты... Кто бы ты ни был, я благодарен тебе и твоей воскрешающей технике за шанс взять у Хаширамы реванш.
Тобирама стиснул кулаки.
— Подлый Учиха, это же... МОЯ техника!
Мадара смерил его насмешливым взглядом.
— Мне не нужна твоя благодарность, — прошипел Орочимару, оценивая расстояние до Девятихвостого. Если повезет, он сможет допрыгнуть и скорее всего успеет поставить на врага или его зверя проклятую печать, которая изрядно усложнит положение противника.
— Мне надоело любоваться его страшной мордой. Действуй, Сару! — скомандовал Тобирама.
— Стихия Огня: Великое облако пепла! — произнес Сарутоби, выдыхая черный дым, который окутал как Мадару, так и Девятихвостого, сократив их зону видимости до нуля. Когда Третий щелкнул зубами, врагов поглотил взрыв.
— Молодец, Сару. Я уверен, от него почти ничего не осталось. Вперед, Четвертый! — воскликнул Второй. Тот коротко кивнул и вместе с Тобирамой сорвался с места, устремившись к врагу, скрытому за облаком дыма, оставшегося после взрыва.
Вдруг из дымовой завесы что-то появилось. Это был целый и невредимый Кьюби вместе со своим всадником. Оба скрывались под доспехами Сусано, благодаря которым взрыв не нанес никакого урона.
— Проклятье, — выругался Минато, и в следующий миг обоих Хокаге смело мощной лапой Девятихвостого зверя.
— Стихия Дерева! Молот раскола! — вскрикнул Хаширама, появляясь над Мадарой. Рука Первого превратилась в гигантскую древесную кувалду, чьи размеры превышали размер самого пользователя раз в десять.
Когда удар оружия обрушился на Сусано, полупрозрачные доспехи треснули, но, впрочем, не сломались. Даже сил Хаширамы, которого звали богом среди шиноби, оказалось недостаточно, чтобы разрушить проклятую броню.
— Стихия Земли: Грязевая лавина! — воскликнул Сарутоби, так и не сдвинувшийся с древесной конструкции, созданной Первым. Мощный поток грязи низвергся на Мадару. Грязь начала просачиваться в трещины в Сусано, и тогда Хирузен выстрелил во врага еще одной техникой.
— Стихия Огня: Снаряд дракона!
Мощь техник Третьего была действительно поразительной. Огромная огненная голова дракона врезалась в испачканного Кьюби и подожгла грязь, которая, судя по всему, была аналогична по своим свойствам жабьему маслу, которое использовали в бою Сакура и Джирайя.
Девятихвостого Лиса окутало пламя. Разогретая грязь начала капать на шкуру монстра, просачиваясь через созданные Хаширамой бреши в броне, обжигая ему кожу, словно кипяток.
Послышалось гневное рычание Кьюби. Боль немного отрезвила гигантское существо, и в его глазах пропал шаринган. Контроль над телом вновь вернулся к монстру, и он сбросил с себя наглого Мадару, посмевшего оседлать его, сильнейшего из Хвостатых!
Учиха приземлился на землю, что сопровождалось лязгом ржавых доспехов и треском почвы, по которой будто бы нанесли мощный удар. Брюнет наградил Лиса ненавидящим взглядом и надкусил палец.
На глазах у Орочимару, Первого и Третьего и восстановившихся после атаки Кьюби Второго и Четвертого злодей ударил окровавленной ладонью по земле. За секунду до появления гигантского облака, скрывшего Мадару и вызванное им существо, в глазах Учихи сверкнули два риннегана.
— Техника призыва: Гедо Мазо!
Когда облако рассеялось, все увидели гигантскую статую с раскрытой пастью.
— Ты заплатишь за свою дерзость, Кьюби! — воскликнул Мадара.
Изо рта Статуи Еретика вырвались синие полупрозрачные цепи, которые сиюминутно скрутили Лиса. Девятихвостый отчаянно зарычал, попытавшись порвать оковы, но сила Учихи была слишком велика, и Кьюби превратился в поток чакры, который статуя всосала и проглотила. Великий Девятихвостый Демон-Лис был мгновенно запечатан.
— Что это? — вырвалось у Четвертого.
— Судя по всему, это и есть тот самый сосуд, в который Акацуки запечатывали Хвостатых Зверей. Невероятно. Ему удалось запечатать такой объем чакры мгновенно! — прошипел Орочимару.
Мадара захохотал.
— Вы меня сильно недооценили, полагая, что мои силы остались на прежнем уровне, — произнес он. — Хаширама, ты действительно думал, что я погиб тогда, в битве при Долине Завершения?
— Орочимару, откуда у него эти глаза?! — воскликнул Третий.
— Всё очень просто. Я объединил в себе силу клана Учиха и Сенджу, потомков самого Рикудо Сеннина, — ответил Учиха. — В том бою я потерпел поражение намеренно. Моим выигрышем было кое-что куда более ценное, чем жизнь ненавистного мне врага — ДНК Хаширамы, которая являлась ключом к великой силе.
Тобирама нахмурился.
— Так вот зачем ты укусил моего брата за задницу, гребанный извращенец?! — процедил он.
Хаширама вздохнул.
— Признаюсь, такого поворота событий даже я предсказать не мог, — выдавил он.
Орочимару смерил Гедо Мазо задумчивым взглядом.
— Неужели то, что сказал Наруто о своих видениях — правда? — пробормотал он.
Статуя Еретика стала поочередно открывать глаза. Всего их насчитывалось девять. Из каждого начала сочиться кровь.
— Девять глаз — девять Хвостатых. Неужели Акацуки удалось захватить всех Биджу за эти годы? — прокряхтел Хирузен.
— Каге всех стран пытались это предотвратить. Я отправил Наруто, Саске и Сакуру на помощь Двухвостой, и им удалось ее спасти. Но, похоже, потом Акацуки всё-таки до нее добрались, — прошипел Пятый.
Мадара оглянулся на статую через плечо.
— Дело сделано. Теперь Джуби воскреснет и поможет мне навсегда изменить этот мир!

***

— Значит, Мадара послал тебя избавиться от нас? — усмехнулся Наруто. — Ты же так крут, почему же ты его игрушка?
Обито устремил на него испепеляющий взгляд.
— Я обязан Мадаре жизнью и, кроме того, у нас с ним общие цели. Более великие, чем сидеть в чахлой деревеньке, изредка выбираясь на миссии. Этот мир скоро преобразится и уже никогда не станет прежним! — воскликнул он. — Вы изрядно подпортили нам планы, пора избавиться от вас, надоедливые букашки!
Его пальцы начали молниеносно складывать печати.
— Стихия Огня! Волна детонации. Дикий танец! — как только злодей выплюнул мощный поток огня, из его Мангеке Шарингана развернулась пространственная воронка, закрутившая пламя в спираль и усилившая его в несколько раз.
Наших героев зажарило бы, если бы не Сакура, которая выскочила вперед и создала гигантскую каменную стену одной техникой. Когда стена приняла на себя удар и даже не дрогнула, девушка гордо развернулась к друзьям. Ее веки окрасились в красный цвет, а глаза — в желтый. Зрачки вытянулись в горизонтальные линии, что значило, что Сакура вошла в режим Отшельника.
Все изрядно удивились этому, поскольку при Сакуре не было свитка. Она потеряла его еще во время боя с Пэйном.
"Как ей удалось войти в Режим Бомжа так быстро?" — подумал Наруто, но его мысли прервались, когда он увидел, что из каменной стены вылезает рука Тоби и тянется к Сакуре.
— Сзади! — воскликнул он.
Но Саске оказался быстрее. По его телу растеклись символы-печати, и парень, используя "силу ста", а в данном случае и "скорость ста" метнулся к Харуно. Учиха обогнул девушку и занес руку для удара, целясь в Тоби, который вот-вот должен был появиться из стены. В момент удара черные молнии прошлись по каменному шедевру, созданному Сакурой, и великая стена разлетелась во все стороны на камешки. Но вот враг остался цел и невредим.
Он прошел сквозь Саске и Сакуру, так и не атаковав их, свернулся в пространственную воронку, потерявшись из вида, а затем возник позади Ямато. Это был непредсказуемый ход — атаковать самого слабого.
"Только не это!" — подумал Узумаки.
— Нет! — воскликнул Какаши, увидев, как из груди товарища со времен служения в АНБУ выходит лезвие огромного сюрикена, которым Обито вооружился неведомо когда.
Тоби вырвал оружие из тела Ямато, и тот рухнул на землю, обагряя ее лужей собственной крови. Хатаке, вооружившись кунаем, бросился вперед. Кажется, теперь у него не осталось никаких теплых чувств к Обито, осложнявших сражение со старым другом.
Злодей ухмыльнулся и метнул гигантский окровавленный сюрикен в старого товарища по команде. Хатаке в последний миг успел поднырнуть под оружие, что спасло его от участи быть рассеченным надвое. Когда сюрикен пролетал прямо над Какаши, тот зацепил его за отверстие в центре своим кунаем и резким движением отправил обратно.
Обито вновь стал неосязаемым, и оружие пролетело сквозь него. Злодей исчез в пространственной воронке, разворачивающейся из глаза, и появился прямо над Какаши. В руках Акацуки были два таких же сюрикена, но на сей раз он предпочел использовать их как оружие ближнего боя.
Ударом крест накрест Тоби рассек спину не успевшему повернуться Какаши, и от смертельной раны спас лишь военный жилет. Тем не менее, Хатаке упал на колени, пытаясь поймать ртом воздух.
Понимая, что сейчас вновь произойдет непоправимое, Саске, Сакура и Наруто бросились на помощь. Обито резко развернулся и метнул в них оба сюрикена, а потом сложил печать и произнес:
— Техника теневого сюрикена!
Гигантские металлические звезды размножились, превратившись в стену холодного оружия, готовящуюся прокрутить наших героев сквозь себя как сквозь мясорубку. Саске заслонил собой товарищей. За секунду до попадания сюрикенов он оказался внутри огромного полупрозрачного фиолетового скилета, принявшего удар на себя.
Тем временем Обито, не медля, дернул рукой. Из рукава ему в ладонь вывалился кунай. Он схватил Какаши за волосы и потянул на себя.
— Знаешь, что такое предательство? Это когда твой лучший друг делает тебе так больно, что ты сходишь с ума, — прошептал он на ухо Копирующему Ниндзя. — Безумие, боль и одиночество. Вот что я чувствовал все эти годы!
Злодей перехватил кунай поудобнее и, не медля, перерезал Какаши горло.
Наши герои, защитившиеся от сюрикенов благодаря Сусано Саске, успели увидеть лишь тело Какаши, валявшееся на земле, и стоящего над ним Обито. Троица замерла, будто не зная, верить ли своим глазам или нет. На глазах Сакуры выступили слёзы. Саске, всегда невозмутимый и холодный, вынужден был опустить и отвести взгляд. А Наруто почувствовал, как гнев разрушает все стены, которые построил для него Орочимару. Ярость и злоба так и рвались наружу.
— Клянусь, ты заплатишь за то, что сделал! — прокричал Наруто, вооружившись кинжалом Кусанаги и, не помня себя, ринулся вперед.

Глава 40. Работа в команде.
— Наруто, стой! — крикнул Саске, но было уже поздно.
Узумаки оказался прямо перед противником. В его руке сверкнул кинжал Кусанаги, и Наруто безжалостно атаковал противника, намереваясь прикончить его одним ударом.
Но не всё было так просто. За миг до того, как удар Наруто настиг Тоби, тот стал неосязаемым. Лезвие клинка вместе с рукой Наруто, а затем и вместе со всем блондином провалилось сквозь врага.
Пройдя сквозь Обито и оказавшись за его спиной, Наруто не оставил новых попыток прикончить ненавистного злодея. Его клинок свистел в воздухе и так, и эдак. Парень уже раз двадцать проходил сквозь врага. Удивительно, как он еще не выдохся.
— Ха-ха-ха. Так смешно наблюдать за твоими жалкими потугами, мальчик, — произнес Обито, когда очередная атака ученика Орочимару увенчалась провалом. — Ты напоминаешь меня в молодости.
Движения Наруто были уже не так быстры, как раньше, и поэтому за миг до того, как он завершил новый выпад, Тоби без риска для своей жизни материализовался и поймал руку блондина.
— Не ожидал? — усмехнулся он и ударил Узумаки коленом в солнечное сплетение. Тот выронил Кусанаги и отлетел назад, к ногам Сакуры и Саске, которые пытались высчитать момент, когда лучше всего атаковать противника.
Тоби сделал приглашающий жест рукой.
— Кто следующий? — поинтересовался он.
Сакура сорвалась бы с места, если бы не Саске, поймавший ее за руку.
— Стой. Разве ты не видишь, что он провоцирует нас? В одиночку его точно не одолеть. Если не будем работать в команде, то разделим участь Какаши-сенсея и капитана Ямато, — промолвил он.
Она кивнула.
— Пожалуй, ты прав. Надо вспомнить то, чему нас учил Какаши-сенсей.
Наруто поднялся на ноги и хрустнул костяшками пальцев сначала одного кулака, потом другого.
— Я понял кое-что. В миг, когда он становится нематериальным, он неуязвим для атак. Но и сам ничего не может нам сделать. А когда он материализуется для того, чтобы атаковать, он осязаем, следовательно, любая быстрая техника сможет его задеть, — сказал он.
Блондин бросил взгляд на противника.
— Кроме того, я заметил, что еще одно его уязвимое место — секунда после телепортации, которая требуется ему для того, чтобы снова стать неосязаемым. И еще сомневаюсь, что он продержится в этом состоянии долго. Наверняка такая техника требует больших растрат чакры, — добавил он.
Саске вздохнул.
— Прекрасно. У меня тоже есть пара догадок. По поводу того, куда он перемещается, когда исчезает из этого мира. Это может быть связано с шаринганом Какаши-сенсея. У меня есть план, — произнес он, выискивая что-то у себя в подсумке рукой. — И мне потребуется ваша помощь.
Наруто кивнул.
— У меня тоже. Давно хотел кое-что попробовать, — сообщил он и бросил быстрый взгляд на Сакуру.
В следующий миг дымовая шашка укрыла всех троих в серой завесе. Обито усмехнулся, не собираясь мешать своим противникам. Ему было интересно, на что способны прославленные ученики саннинов. Пока что им не удалось его по-настоящему впечатлить.
— Поехали! — услышал злодей голос Сакуры, которая в следующий же миг выскочила из облака дыма и устремилась к нему, складывая печати. — Стихия Воды: Жабье масло!
Девушка обрушила на Тоби поток желтой жидкости, от которой тот, впрочем, спасся, став нематериальным. Но Обито не были известны свойства масла, поэтому, когда он материализовался вновь, проигнорировав желтую лужу под ногами, его подошвы приклеились к ней.
— Проклятье, — выругался злодей.
"Моя чакра еще не восстановилась до такой степени, чтобы снова перейти в тот мир. Придется телепортироваться!"
С двух сторон от девушки появились Наруто и Саске, готовые выполнить свои роли. Сакура вытянула перед собой руку, и в ладони появилась голубая сфера из чистой чакры, вращающейся во всех направлениях одновременно. Наруто, сосредоточившись, начал совершать резкие движения ладонями, добавляя в технику стихию Ветра.
"Не могу поверить! Получается! Как ему удалось соединить мой расенган и свою чакру Ветра?!" — подумала Сакура.
На лице Наруто появилась улыбка.
"Сработало. Чего и следовало ожидать. Создать такую технику одному человеку было бы сложно. Но если действуют несколько шиноби одновременно — это совсем другое дело. В отличии от меня, Сакура в совершенстве владеет расенганом. Поэтому ей не сложно держать технику целой, пока ее подпитывает другой независимый поток чакры!" — пронеслось у него в голове.
Саске с изумлением глядел на расенган, из которого появились лезвия из чакры Ветра.
"Поразительно. Наруто удалось так просто усовершенствовать расенган Сакуры? Он и правда гений в работе с ниндзюцу!" — размышлял он, готовясь к переходу к следующей фазе плана.
Наконец, Учиха тоже поднял ладони над удивительным дзюцу и, как сказал Наруто, стал осторожно добавлять в технику свою чакру Огня. Судя по всему, это было проще, чем соединить расенган и Ветер — катализатор техники.
Обито глядел на трех ниндзя, в руках которых была техника невиданной мощи. Он понял, что, материализуйся он в момент ее попадания, шансов на спасение не будет.
— Давай, Сакура! — воскликнул Наруто, отпуская руку от техники. Саске сделал то же самое.
Харуно, напрягшаяся оттого, что ей пришлось одной удерживать такой объем чакры, понеслась вперед. В тот миг, когда техника сорвалась с ее руки, Тоби начал исчезать в пространственной воронке. Дзюцу оказалось быстрее, чем он думал, поэтому часть того взрыва, который наверняка было видно за километры, успел опалить ему плащ.
Пространственная воронка развернулась за спинами троицы и выплюнула злодея, который поспешил сорвать с себя плащ, оставшись в черных брюках и блузке. Саске, дожидавшийся этого момента, мгновенно развернулся на сто восемьдесят градусов и метнул во врага кунай с прикрепленной к нему взрывной печатью.
"Проклятье! Он и правда так же быстр, как о нем говорят", — подумал Обито, вновь открывая пространственную воронку. Он не стал дожидаться, пока печать сработает, и поспешил засосать кунай в свой параллельный мир.
— Что ж, очень впечатляет, — пробормотал он, наступая на плащ, по которому полз огонек и глядя на троицу, за спинами которой разгорался костер высотой с пятиэтажный дом. — Вы и правда можете удивлять.
Сакура улыбнулась.
— Ты тоже удивил нас, — сообщила она. — Тем, что так быстро дал раскрыть секрет своей техники.
Обито удивленно поднял бровь.
— Вот как?
— Вероятно, после долгого использования техники неосязаемости тебе нужен перерыв, передышка, чтобы восстановить свою чакру. Кроме того, ты не можешь использовать эту технику сразу после телепортации. Или почему тогда ты поглотил кунай Саске, а не дал ему пройти сквозь себя? — произнес Наруто.
Учиха заставил себя улыбнуться.
— Поздравляю, — сообщил он. — Ваши догадки оказались верными. Только вот пока мы болтаем, я полностью восстановил свою чакру для использования моей техники. И пяти минут до следующей перезагрузки мне вполне хватит, чтобы разделаться с вами, не получив и царапинки. Шах и мат!
Пальцы Наруто мгновенно скомбинировали печать.
— Стихия Дерева: Захват! — воскликнул он.
Корни, вырвавшиеся из-под земли, попытались обхватить врага, поймать его в ловушку, но тот попросту прошел сквозь этот древесный кокон, вышагнув из него.
— Убедились? — ухмыльнулся злодей.
Наруто вздрогнул и повернулся к Саске.
— Саске, всё готово! — сообщил он.
Но Тоби не обратил никакого внимания на эту странную фразу. В его руках появилось по два куная, и тогда Обито устремился вперед, уверенный в своей победе. Критический момент битвы остался позади. Теперь никто и ничто не могли помешать его триумфу.
Но в последний миг на пути злодея вырос Саске, и в следующий миг лицо Обито встретилось с кулаком ученика Тсунаде.
— Молодец, Наруто! — усмехнулся Саске, отправляя следующим ударом врага на десять метров назад.
Тоби с трудом смог встать после такой атаки. Всё тело пронизывала боль. Кажется, удар Саске раздробил ему пару костей.
— Ч... что? Не понимаю! Моя техника...
Саске сложил руки на груди, наблюдая за жалкими потугами Обито встать.
— Не такой уж ты непобедимый. Помнишь кунай, который ты перенес в свое измерение? Ну так вот, это был не кунай, а теневой клон Наруто. Что бы ни происходило в твоем параллельном мире, куда ты телепортируешься, проникнув туда, Наруто смог прервать твою технику.
Из-за его спины вышел Наруто, весьма довольный собой.
— Вообще-то, всё было не совсем так. Мой клон действительно оказался там. Похоже, наш враг не становился неосязаемым. Он просто переносил в параллельное измерение ту часть своего тела, по которой наносится удар.
Обито стиснул зубы.
— Как ты...
— Очень просто. Когда ты выскользнул из моего древесного захвата, ты полностью перенесся в тот мир. За это время я успел поставить на тебя целых три печати. Одна из них навсегда запечатывает способности твоих глаз. Вторая начисто перекрывает тебе чакру. Ну а третья... Остановит твое сердце в любой момент, — пояснил Узумаки.
— Ублюдок, — процедил Тоби.
— Не стоило недооценивать ученика Орочимару, — произнес Саске.
— В конце концов, Наруто — лучший специалист по ниндзюцу и фуиндзюцу в нашей деревне, — добавила Сакура.
Узумаки очень удивился. Когда это в последний раз друзья его хвалили? И было ли такое вообще?
— Вы тоже не подвели. Сакура, я недооценивал твой Режим... Отшельника, — нехотя признал он, — Саске, очень умно было использовать ту же стратегию с моим клоном, что и против Забузы. И что бы мы делали без твоего шарингана и твоей скорости.
Сакура улыбнулась.
Саске кивнул, принимая комплимент.
— Пусть мы не всегда ладим, но втроем мы сильнее, чем по отдельности.
— В конце концов, мы же Великая Троица. Кто мы друг без друга? — усмехнулся он.
Вдруг земля под ногами затряслась, и там, где Пятеро Хокаге дрались с Мадарой появилась гигантская фигура, отбрасывающая тень аж до сюда. Трое героев с ужасом уставились на гигантское существо, которое даже отсюда казалось больше Девятихвостого.
— Мадара-сама... победил... — прошептал поверженный Учиха и выдавил из себя смешок. — Десятихвостый ожил. Его уже ничего не остановит! Даже ваша "удалая тройка"!

BlackRaven
Каратель




 
Сообщения: 742
Откуда: С фикбука)

Сообщение BlackRaven » 04 июл 2014, 20:50

Глава 41. Пора бить в морду
— Никогда не думал, что доживу до этого дня. Легенда воплотилась в реальность, — пробормотал Хаширама, глядя снизу вверх на гигантского монстра, забытого людьми и превращенного в миф многие тысячелетия назад.
— Ты и не дожил, идиот, — ухмыльнулся Тобирама, бросив быстрый взгляд на брата.
— Десятихвостый действительно существует, — промолвил Минато. — Вот уж не ожидал. Я считал, что это просто сказка.
Хирузен, выдержав долгую паузу, посмотрел на своего ученика.
— Орочимару, у тебя есть план?
Змеиный саннин не сводил глаз с Джуби. В его взгляде были страх и восхищение. Ученый наконец-то нашел то, что искали сотни поколений людей. Но теперь то, что он видел перед своими глазами, ставило под угрозу существование всего мира.
— У меня его нет, — тихо прошипел Орочимару. — Десятихвостый непобедим. Только один человек мог его победить, и этот человек мертв уже много веков.
Хаширама ухмыльнулся.
— Нельзя сдаваться. Оттого, сделаем ли мы что-нибудь сейчас или нет, зависит судьба всего мира! — произнес он. — План есть у меня. Думаю, впятером мы сможем хотя бы сдержать его на некоторое время.
Тобирама кивнул.
— Ты говоришь о той технике? Что ж, я думаю, это единственное, что мы сможем сейчас предпринять, — согласился он.
Хирузен и Минато переглянулись.
— Минато, ты помнишь технику, которой я тебя обучил после твоего назначения Хокаге? — поинтересовался Третий.
— Разумеется, — ответствовал Четвертый. — Техника, передаваемая от одного Хокаге к другому.
Орочимару вздохнул.
— Что ж, тогда приступим, — произнес он.
Пятый остался на своем месте, а остальные четверо Хокаге молниями рассредоточились в разные стороны, пытаясь окружить Джуби, прежде чем он успеет полностью прийти в себя и что-нибудь предпринять.
— Секретная техника Хокаге: Барьер пяти красных солнц! — воскликнули пятеро Хокаге одновременно, и Джуби вместе с Мадарой оказался в гигантском кубе из красной чакры.
Учиха ухмыльнулся.
— Впечатляет. Но неужели вы и правда полагаете, что эта жалкая техника сдержит Джуби? — поинтересовался он.
В следующий миг Десятихвостый оглушительно заревел. Вокруг него возникло несколько мощных смерчей, которые, стремительно закручиваясь, разошлись во все стороны и врезались в стены из чакры. В это же время небо затмили черные тучи, с которых мгновенно сорвалось несколько черных молний, ударивших в барьер.
— Проклятье! Даже находясь в барьере, он вызывает стихийные бедствия! — воскликнул Тобирама.
— Держитесь, мы не имеем права ослаблять барьер! — воскликнул Хаширама.
Орочимару пробормотал под нос что-то ругательное. В отличии от остальных Хокаге у него сейчас не было бессмертного тела и бесконечной чакры, которые предоставляла техника Эдо Тенсей.
Внезапно еще одна молния сорвалась с небес и ударила прямо в Хирузена. Третий Хокаге мгновенно превратился в горстку пепла. С его края барьер начал слабеть. Стены куба стали тоньше и тусклее.
— Нет! — воскликнул Хаширама, освобождая одну руку из печати концентрации. Несколько движений пальцами, и от тела Первого отделился его древесный клон, метнувшийся на место Хирузена, пока его тело восстанавливалось.
Третий Хокаге начал вновь складываться из бумажек и бросил благодарный взгляд на Первого.
Мадара ухмыльнулся.
— Меня впечатляет ваша настойчивость, — процедил он. — Впрочем, я призвал Джуби не для того, чтобы демонстрировать его силу. И вы не сможете держать нас здесь вечно.
— О чем ты говоришь? — спросил Четвертый.
— Джуби станет моим инструментом прямо на ваших глазах. Благодаря частичке силы Рикудо я обуздаю всю мощь Десятихвостого, запечатав его в себе! — воскликнул тот.
Тобирама сощурился и бросил на Мадару презрительный взгляд.
— Ты псих. Ни один человек не в состоянии управлять такой силой. Это всё равно что выпить тысячу литров воды залпом и не лопнуть, — произнес Второй.
Учиха покачал головой.
— Для меня больше нет ничего невозможного, — его руки сложили печати, а риннеганы в глазах сверкнули.
В следующий миг из спины Мадары в Джуби выстрелило множество цепей, а затем монстра засосало в Учиху. Пятерых Хокаге ослепила ярчайшая вспышка, а затем они услышали голос злодея.
— Шинра Тенсей!
Кубический барьер разбился на множество осколков, как аквариум, внутри которого взорвали мощную петарду. А наших героев отбросило во все стороны ужасающей силой.
Когда каждый из них нашел в себе силы подняться, взорам Хокаге предстал Мадара в новом обличии. На нем был белоснежный плащ. Волосы Учихи тоже посветлели. На лбу появился протектор с двумя выростами, похожими на рога. В правой руке Учиха держал неведомо откуда появившийся посох, а за его спиной висели загадочные черные шары.
— Что это такое? — прокряхтел Хирузен. — Неужели он и правда запечатал в себе Десятихвостого?!
Хаширама вздохнул.
— Страшно представить, во что ты превратился, Мадара...
— В нового бога этого мира, — усмехнулся тот и взлетел на пару метров над уровнем земли. — Теперь пора опробовать эту силу.
Учиха закрыл глаза, делая глубокий вдох. Его лицо выражало такое наслаждение, будто это был первый глоток воздуха за всю жизнь.
— Вперед! — скомандовал Тобирама, и Хокаге сорвались со своих мест, готовя против врага одновременную атаку со всех сторон.
Рука Тобирамы превратилась в водяное сверло. Третий сжал в руках огромный посох Энму, который призвал только что. Четвертый закрутил в руке расенган. Хаширама вновь расколол почву и вызвал неведомое древесное создание, которое устремилось к врагу. А Орочимару направил на врага море змей, выскользнувших из его рукава.
Мадаре хватило и мгновения, чтобы отразить все атаки. Он произнес:
— Ринбо Хенгеку!
Хокаге разлетелись во все стороны, как котята. Злодей захохотал.
— Должен вас огорчить. Любое ниндзюцу для меня безвредно. Даже будь это ниндзюцу любого из вас. К тому же, вы слишком медленные. Вы даже прикоснуться ко мне не сможете! — сообщил он.
Третий первым очнулся и тотчас вскочил на ноги.
— Не может быть такого, чтобы ты был непобедим, — ухмыльнулся он и, удлинив свой посох, использовал его как рычаг и полетел к Мадаре, готовый атаковать его с помощью тайдзюцу.
Глаза Учихи сверкнули. Остальные Хокаге не успели и глазом моргнуть, как Мадара сместился на несколько метров, а Хирузен упал на землю, поскольку его ноги были отрублены. Злодей покрутил в руке посох и оглянулся на поверженного противника через плечо.
— Ты всё тот же глупый мальчишка, Сарутоби. Боги непобедимы, и я тому доказательство!
Отвлекшись на Третьего, Мадара не заметил, как в землю прямо за его спиной вонзился трехзубчатый кунай. Спустя миг сзади Учихи возник Минато с готовым расенганом в руке.
Молнией ринувшись на злодея, Намикадзе поразил его техникой прямо в спину. Но враг никак на это не отреагировал. Он обернулся и нанес удар посохом, от которого Минато пришлось защищаться рукой.
Четвертый отлетел на несколько метров назад, но конечности, по которой был нанесен удар, на месте не было. И восстанавливаться она не спешила.
— Ничего не понимаю... — прошипел Орочимару. — Техника Эдо Тенсей должна была давно восстановить повреждения!
Мадара ухмыльнулся, угрожающе надвигаясь на распластавшегося на земле Четвертого.
— Это оружие опасно даже для тех, кто уже покинул этот мир, — сообщил Учиха, крутанув в руке посох. — Даже если у тебя бессмертное тело... После того, как тебя хотя бы коснется мой посох, спасения не будет.
Он занес оружие для удара, но Третий, чьи отрубленные ноги так и не приросли, присел и сложил комбинацию печатей.
— Стихия Огня: Великий снаряд дракона! — огромный луч пламени врезался Учихе в спину. Его мощь должна была не оставить от Мадары и пепла. Но, как тот и сказал, у него был иммунитет против любого ниндзюцу.
Когда техника стухла, Мадара обернулся. Его белоснежный плащ не был даже запачкан.
— Это начинает раздражать! — воскликнул он и направил на Сарутоби ладонь. В тот же миг из-за его спины выстрелили таинственные черные шары, и от Третьего Хокаге ничего не осталось.
Воспользовавшись секундами, которые ему подарил Третий, пожертвовав собой, Минато достал оставшейся рукой кунай из подсумка и переместился к остальным.
— Сару... — прошептал Тобирама. — Этот ублюдок заплатит за то, что сделал.
Хаширама остановил его движением руки.
— Не кипятись. Хирузен, как и мы, был уже давно мертв. Идти в лобовую атаку бессмысленно. Ниндзюцу на него не действует, — произнес он.
Тобирама вздохнул, понимая, что брат прав.
Когда рядом с ними появился Минато, оба Хокаге устремили взгляды на его руку.
— Выходит, даже воскрешающая техника нас не спасёт, — пробормотал Хаширама. — Должно же быть против него хоть какое-то средство...
— Как насчет тайдзюцу? Когда Третий попытался вступить с ним в ближний бой, Мадара неожиданно резко помешал ему. Будто эта атака могла нанести хоть какой-то вред, — предложил Намикадзе.
— Я тоже это заметил, — кивнул Второй.
Орочимару бросил взгляд на Мадару, который с сумасшедшей улыбкой продолжал расстреливать горстку пепла, оставшуюся от Хирузена Сарутоби.
— Даже если так, Мадара превосходный боец. Стоит быть осторожными, — прошипел он.
Учиха остановился и медленно повернулся к четверке Хокаге, будто услышал их разговор. Он медленно поплыл по воздуху прямо к ним.
— Что бы вы ни задумали, это пустая трата сил и времени, — сообщил он, зависая в воздухе прямо перед четверкой.
— Сейчас! — воскликнул Тобирама, и четверо Хокаге сорвались со своих мест. Учиха смерил их насмешливым взглядом и вытянул перед собой ладони. — Интон Райха!
Из его рук выстрелили черные молнии, которые поразили четверых отчаянных героев, вооруженных лишь кулаками и кунаями. Всех в очередной раз за день отбросило назад. Но подняться смогли лишь трое. Поскольку Орочимару был еще жив, его тело было более уязвимо к подобным вещам. Похоже, он потерял сознание.
— Минус один, — ухмыльнулся Учиха, направив на врагов посох. За его спиной появились новые и новые черные шары, и в следующий миг целый дождь из черных сфер обрушился на Первого, Второго и Четвертого.
— Искусство Отшельника! Пора бить в морду! — вскрикнула Сакура, появляясь сбоку от Мадары с занесенным кулаком. Оригинальное название техники полностью оправдывало себя. Вокруг кулака Харуно скопилась огромная масса зеленой чакры, точностью повторившая форму ее кулака.
Когда огромный зеленый кулак врезался в лицо Мадары, тот, совершая живописные кувырки, полетел далеко и надолго.
Четвертый, выживший благодаря тому, что стоял чуть позади Первого и Второго, увидел со спины трех шиноби, пришедших на помощь.
— Новая Великая Троица пришла на помощь, — усмехнулся Наруто, оглядываясь через плечо.

Глава 42. Сражение с богом
— Хороший удар, Сакура! — похвалил Учиха, проследив взглядом траекторию падения Мадары.
— Он слишком силен, — произнес Намикадзе. — Лучше уходите, вам с ним не справиться!
— О чем ты? — поинтересовался Наруто, окидывая взглядом Четвертого Хокаге, который не мог встать из-за отсутствия ног. Кроме того, у Минато не было одной руки. А в груди виднелись два крупных отверстия.
Возле Четвертого лежали тела Хаширамы и Тобирамы, изрешеченные атаками Мадары. А за ним валялся Орочимару, с уст которого изредка срывался тихий храп.
— Ты серьезно полагаешь, что сможешь победить Мадару, раз даже пятеро Хокаге с ним не справились? — печально усмехнулся Намикадзе.
— Не я... А мы! — поправил его блондин с каким-то гордым блеском в глазах.
Минато окинул взглядом троицу и продолжил:
— Он поглотил Десятихвостого, и его мощь воистину огромна. У него невероятные скорость и сила, иммунитет ко всем ниндзюцу. А еще остерегайтесь посоха и черных шаров. После них не восстанавливаются даже бессмертные тела.
Саске кивнул, принимая всё это к сведению.
— Значит, ниндзюцу отпадают, — пробормотал он. — Но, судя по всему, он уязвим для физических атак.
— И слаб против природной чакры. Ты видел, как далеко он полетел? — добавила Сакура.
— Верно, — кивнул Учиха, — это нам на руку.
Он повернулся к Наруто, который, кажется, расстроился оттого, что не был специалистом в сражении на ближних дистанциях и, тем более, в сендзюцу, которому Орочимару обещал обучить его, когда Наруто будет к этому готов.
— Наруто, ты должен нас прикрыть. Без тебя ничего не получится. Сомневаюсь, что против Мадары подействуют хоть какие-то защитные техники, но они смогут хотя бы затормозить его атаки, чтобы мы могли увернуться, — произнес Саске.
Узумаки, помедлив, кивнул. Он осознал, что на него возлагается большая ответственность, чем на Сакуру и Саске. Ему предстояло играть в защите, и товарищи по команде вверили ему свои жизни.
— Что ж, тогда поехали, — усмехнулся он, подходя к друзьям. Он оглянулся через плечо и обратился к Минато. — Отец, пригляди пока за Орочимару-сенсеем.
Прежде чем Намикадзе успел кивнуть, троица сорвалась со своего места и отправилась вдогонку за Мадарой.
— Я горжусь тобой, — прошептал Намикадзе.


***


— Как символично, — пробормотал Саске, когда они втроем приземлились на голову гигантской статуи Первого Хокаге.
По другую сторону водопада на голове собственной статуи их ждал Учиха Мадара.
— Это Долина Завершения. Здесь начался бой Мадары и Первого Хокаге, — согласился Наруто.
— Что ж, здесь мы его и уделаем! — воскликнула Сакура, хрустнув костяшками пальцев. Она сложила печать, и в следующий миг вокруг девушки появились три ее клона, которые тотчас развеялись в белых клубах дыма.
Сакура вновь вошла в Режим Отшельника. И природной чакры ей должно было хватить надолго.
— Как тебе удалось это сделать? Без свитка... — поинтересовался Наруто.
Харуно усмехнулась.
— Не думай, что я привязана к своему свитку. Девушка должна быть готова ко всему. Во время путешествий с Извращенным Сенсеем я сделала себе татуировку в форме печати обратного призыва.
Наруто удивился ее изобретательности.
— Покажи! — потребовал он.
Девушка улыбнулась.
— Не думаю, что сейчас самое время светить своей пятой точкой перед врагом, — ответствовала она.
Учиха Мадара поднялся на ноги, выйдя из позы лотоса. Он устремил взгляд на противоположную статую и произнес:
— Вы меня очень удивили, детишки. Сделали то, что не удалось сделать пяти Хокаге, — он вновь воспарил в воздух, сжав в руке посох.
Саске бросил презрительный взгляд на своего далекого родственника.
— Разобрались с твоим приспешником — разберемся и с тобой! — процедил он и бросил быстрый взгляд сначала на Наруто, потом на Сакуру. — Вперед! У нас нет права на ошибку!
— Да! — воскликнул Узумаки, складывая печати. — Стихия Дерева. Древесный мост!
Из головы статуи Первого Хокаге вырвались деревянные балки, скрепляющиеся между собой в виде моста, который тянулся к противоположному монументу прямо над водопадом.
Как только мост укрепился с противоположной стороны, трое шиноби ринулись вперед, готовя какую-то пакость. Мадара взлетел повыше. В его руке появилась гигантская черная сфера, которой тот собирался разрушить одну из статуй и обрушить древесную конструкцию вместе с тремя героями.
— Сакура! — воскликнул Саске.
— Да, — кивнула та, мгновенно поняв, чего хочет Учиха.
Вот это было действительно непредсказуемым моментом. Сакура резко остановилась, схватила Учиху за руку и, оторвав от земли, крутанула вокруг себя, после чего метнула прямо в небо.
Саске полетел прямо в Мадару, который замер от изумления. Таких проработанных действий от команды наглых юнцов он точно не ожидал. Учиха встретил своего предка ударом коленом в живот, а затем, схватив его за плечо, перелетел к нему за спину и завершил атаку ударом пятки по спине.
— Львиный удар! — воскликнул Учиха, отправляя Мадару вниз.
Прежде чем злодей в белом плаще врезался в собственную статую, Наруто и Сакура успели спрыгнуть вниз и приземлиться на гладкую водяную поверхность реки, которая продолжала свое течение после водопада в узком каменном каньоне. Когда они обернулись, Мадара, словно бомба, сброшенная с самолета, угодил в свою гигантскую каменную копию.
В следующий миг статуя разлетелась во все стороны огромными глыбами камня. Верхняя часть каменного Мадары, уцелевшая после столкновения, стала падать вниз и потянула за собой древесный мост и статую Первого Хокаге, к которому мост крепился с другой стороны.
Наруто и Сакуре пришлось спасаться бегством. За их спинами в момент падения этих объектов в воду виднелся гигантский водяной всплеск.
Когда Саске приземлился рядом с товарищами, те встретили его восторженными комплиментами, но радоваться было рано. Мадара вынырнул из воды. Мокрый и озлобленный, он взлетел над нашими героями.
В следующий миг вокруг него появилось множество черных шаров, которые Мадара направил во все стороны. Саске окинул взглядом стены каньона, в котором текла река, на поверхности которой наши герои стояли. Он догадался, что враг собирался сделать.
— Он хочет похоронить нас под завалом! — воскликнула Сакура, которая тоже поняла, в чем состоял план злодея.
В следующий миг стены каньона с грохотом треснули от врезавшихся в них черных шаров, и каменная порода гигантскими глыбами начала осыпаться вниз.
— Сусано! — воскликнул Саске.
На глазах у Мадары фиолетовый призрачный воин в самурайских доспехах выпрыгнул из каньона, пробившись сквозь каменный дождь. Приземлившись на землю, Сусано Саске выпустил из своих рук Сакуру и Наруто, а затем исчез. Учиха стер со своей щеки кровавый след, оставшийся после использования Мангеке шарингана.
Мадара вылетел из разрушенного каньона, держа одной рукой камень, сравнимый по размерам со скалой. Едва появившись из засыпанной глыбами расщелины, Учиха запустил скалу в своих врагов, намереваясь размазать их по земле. Его бросок придал ей такое ускорение, что, казалось, каменная глыба в своей силе сравнима с Биджудамой Девятихвостого.
— Техника Призыва: Пять Врат Рашомона! — Наруто надкусил палец и в последний момент успел защитить себя и друзей за пятью железными воротами, выдвинувшимися из расколотой почвы.
Первая пара врат была обрушена силой снаряда. Третьи и четвертые врата скала попросту пробила насквозь. Пятые врата заметно прогнулись, и из небольшой дыры торчал острый конец гигантского камня.
Узумаки стер пот, выступивший на лбу, тыльной стороной запястья. Еле успел. Еще бы секунда, и он со своими друзьями превратился бы в кровавый фарш, втёртый в распаханную землю.
Саске и Сакура переглянулась.
— Техника призыва... — тихо повторил Учиха.
— Что? — обернулся Наруто.
— Ну конечно! Великие Саннины всегда сражались, полагаясь на помощь своих призывных помощников, — воскликнула Сакура.
— А призывные животные в отличии от людей всегда используют природную чакру! — добавил Наруто, понимая, к чему клонят его товарищи.
Над пятью Вратами Рашомона, выдержавшими бросок камня таких размеров, появился Мадара. Его белый плащ развевался на ветру. На фоне неба, до сих пор покрытого тучами, хоть дождя и не было, он резко контрастировал.
— Вас это всё равно не спасёт! — сообщил Учиха.
Но Великая Троица не собиралась сдаваться.
— Техника призыва! — воскликнули они одновременно.
Взгляду Мадары предстало огромное белое облако. Когда оно немного рассеялось, он увидел гигантскую жабу, на голове которой стояла Сакура, огромного слизня, которого оседлал Саске и громадную змею, державшую на своей голове Наруто.
— Гамабунта, — произнесла Сакура.
— Манда, — сказал Наруто.
— Кацуя, — промолвил Саске.
— Мы нуждаемся в вашей помощи, — закончили они хором.

Глава 43. Победа любой ценой
— Орочимару! — воскликнул Минато. На этот раз попытка удалась, и блондин вздохнул. — Проснись и пой!
Пятый Хокаге встал на ноги и, покачиваясь, подошел к изувеченному телу Четвертого. Орочимару подумал бы, что это всё последствия очередной попойки, но образ Мадары надежно закрепился в памяти.
— Минато, что случилось? — спросил он, удивленно глядя на Намикадзе.
Тот попытался опереться на единственную руку.
— Мадара шарахнул тебя какой-то техникой, и ты вырубился. Из остальных Хокаге выжил только я. Наруто с друзьями взяли Мадару на себя.
"На себя?!" — змеиный саннин пришел в ужас.
— Кстати, судя по вспышкам на горизонте и грохоту, сотрясающему землю, они всё еще живы, — заметил Намикадзе. — Наруто стал замечательным шиноби. И всё благодаря тебе.
Орочимару ухмыльнулся.
— Не время меня благодарить. Если он с товарищами и правда выступил против Мадары, то у них нет ни единого шанса. Все трое обречены, и вскоре ты проклянешь меня за то, что я сделал твоего сына хорошим ниндзя. Надо что-то срочно предпринять. Можешь встать? — обратился он к Четвертому.
Потом посмотрел на отсутствующие ноги Намикадзе и вздохнул.
— Ах да, я совсем забыл.
Минато бросил на него раздраженный взгляд. Как можно было быть таким невнимательным?
— Ты можешь исцелить моё тело? — спросил он.
— Боюсь, что нет. Раны, которые были получены в том бою, не затягиваются даже у бессмертных, — прошипел Орочимару. — Удивительно, что я очнулся целым, а не... кхм... в общем, как ты.
Намикадзе ухмыльнулся.
— Это звучало грубо, — заметил он. — Неужели ничего нельзя сделать?
Орочимару задумчиво посмотрел на кучки пепла, оставшиеся от Первого и Второго.
— Ну, если бы я развеял Эдо Тенсей и воскресил бы тебя и остальных Хокаге заново, это могло бы и сработать, — пробормотал он. — К сожалению, мне пришлось бы принести повторную жертву технике. Единственное, что я мог бы сделать для тебя — облегчить твои страдания и вернуть в мир иной.
Пальцы змеиного саннина стали медленно складываться в печать.
— В такой-то момент? Нет! Даже не вздумай! — возразил Минато. — Пока я не смогу убедиться в том, что Мадару одолели, и Наруто с его друзьями спасли мир, я не обрету покой.
Орочимару усмехнулся, опустив руки.
— Как хочешь.
Змеиный саннин повернулся к Минато спиной и куда-то пошел.
— Стой! Они пошли в другую сторону, к Долине Завершения! — воскликнул Минато. — Куда ты?
Орочимару обернулся.
— Где-то тут должно было валяться тело Обито. Если бы я его нашел и изъял глаза, у нас бы появился шанс закончить всё это. Если использовать на Мадаре легендарную технику клана Учиха... технику Изанами... можно предотвратить весь этот ужас еще до того, как он был начат! — прошипел он.
В следующий миг Пятый Хокаге пропал.
— Эй! Ты так и оставишь меня здесь?!
Но ответа не последовало.
Единственное, что пришло на ум Минато — это ползти в том направлении, куда двинулись Наруто , Саске и Сакура. Так он и поступил.


***



— Не верю своим глазам. Это же сам Мадара, — произнес Гамабунта и нервно закурил свою трубку.
— Как вам удалось ввязаться в такую передрягу, ребята? — спросила Кацуя. — Даже Тсунаде с Джирайей и Орочимару никогда не сражались ни с кем подобным.
— Имеет ли это какое-то значение? — прошипел Манда.
Наруто улыбнулся. Всё-таки, змей имел точно такой же характер, как и у Орочимару.
— Это долгая история, — сказала Сакура. — Но наши дела очень плохи.
— Наш враг запечатал в себе Десятихвостого, и нам во что бы то ни стало надо его одолеть! — добавил Саске.
— На него действуют только сендзюцу и тайдзюцу, — промолвил Наруто. — Манда-сама, вы можете чем-нибудь помочь?
— Не задавай идиотских вопросов, мальчишка, а веди нас в бой. В такой ситуации разговоры не к месту! — зашипел змей.
— Впервые за долгое время я с тобой согласен, — ухмыльнулся Гамабунта, вытаскивая из ножен свой огромный меч.
Мадара воспарил в воздух, и ветер растрепал его длинные белые волосы. Глаза Учихи сверкнули, и в следующий миг он оказался в центре урагана из огромных камней. Когда злодей вытянул руки перед собой, всё это полетело в Наруто, Саске и Сакуру, а так же их помощников.
— Все спускайтесь, живо! — прошипел гигантский змей.
Наруто и его товарищи, не медля, подчинились, спрыгнув вниз. Манда закрутился вокруг них кольцом, защитив таким образом от всего, что могло обрушиться на героев извне.
— Кислотный плевок! — Кацуя выплеснула на каменный дождь зеленоватую жидкость, которая разом разъела большую часть камней и упростила задачу огромного змея, который выполнял сейчас роль щита для Наруто и его друзей.
— Я тебя по полу размажу, уродец! — воскликнул Гамабунта, отталкиваясь мощными лапами от земли и прыгая прямо навстречу Мадаре, перемещаясь от камня к камню, которые послужили огромной жабе как опоры.
Наконец, Гамабунта возник прямо над злодеем с занесенным в лапах мечом. Но прежде чем он успел разрубить Учиху напополам, тот поднял руку к небу и произнес:
— Чибаку Тенсей!
Гамабунта, так и не атаковав врага, полетел в небо, будто бы к невидимому новому центру тяжести. От земли с треском стали откалываться огромные куски и взлетать в небо. Вскоре огромный жаб скрылся в искусственной луне, которая продолжала увеличиваться за счет присоединяющейся к ней земляных, каменных и прочих массивов, оторванных от планеты.
— Минус один, — промолвил Мадара, глядя вверх. — Кто следующий?
— Невероятно, — прошипел Манда, разворачиваясь из кольца и выпуская спасенную троицу шиноби на волю. — Никогда бы не подумал, что Гамабунта так быстро выйдет из игры.
Сакура с ужасом посмотрела в небо, гадая, жив ли еще ее огромный напарник. Успел ли он перенестись на Мьебоку до того, как его раздавило в центре этой громадины?
— Та же техника, что и у Пэйна! — пробормотал Саске.
— Нет, гораздо мощнее, — произнес Наруто.
Вдруг тот кусок земли, на котором они стояли, задрожал и начал подниматься ввысь в виде небесного острова. Кацуя и Манда остались снизу, а трех героев понесло прямо на "Звезду Смерти".
— Наруто, сделай что-нибудь! — воскликнул Саске, еле устояв на ногах от жуткой тряски.
Узумаки кивнул, морщась от грохота и гула ветра, который заложил уши.
"Моей чакры осталось совсем мало. Всё-таки, без Кьюби мои возможности ограничены!" - подумал он, параллельно разрабатывая стратегию дальнейших действий.
— Стихия Дерева: Могучий трап! — после того, как блондин сложил печати, их маленький по сравнению с искусственной луной клочок земли соединился с ней толстым древесным мостом, и Саске незамедлительно побежал вперед, не оглядываясь.
Наруто и Сакура переглянулись.
— Что он собирается делать? — прошептала Харуно.
— Не знаю, но лучше нам спускаться, пока мост не треснул от силы притяжения этой штуки, — ответствовал блондин и первым сиганул в пропасть. Узумаки использовал камни, подлетающие в небо, как опоры, чтобы приземляться на них, а потом вновь продолжать свой спуск вниз.
Когда он оказался внизу, то обнаружил, что Кацую и Манду Мадара уже отправил туда, откуда они пришли. Сакура, последовавшая за блондином, приземлилась рядом с ним.
Мадара ухмыльнулся.
— Мне всегда нравилась игра в кошки-мышки, но это начинает надоедать! — произнес он, устремив взгляд на блондина и розоволосую куноичи.
Черные шары за его спиной начали сливаться, а потом в виде черной текучей материи перенеслись в ладонь к злодею, сливаясь с его посохом. На глазах у Узумаки и Харуно из этой странной черной массы стало вырастать нечто, напоминающее меч. Меч с лезвием, похожим на спираль ДНК.
Когда оружие закончило трансформироваться, Мадара направил его на своих противников.
— Игра окончена, — ухмыльнулся он.
Но свист в небе заставил его остановиться и посмотреть вверх. Созданная им искусственная луна, покрывшись черным пламенем, летела вниз.
— Саске... — прошептал Наруто, поняв, чьих рук это дело.
— Бежим! — воскликнула Сакура и, первой разворачиваясь на сто восемьдесят градусов, сиганула прочь. Узумаки, оставив Мадару любоваться летящим в него метеоритом, побежал за ней.
Харуно и Узумаки в последний миг успели выйти из зоны поражения. За их спинами гигантская каменная глыба упала вниз, вызвав землетрясение, которое наверняка ощутила вся планета. Сакуру и Наруто отбросило ударной волной, и они покатились по земле как колобки.
Когда они вновь поднялись, откашливаясь и ничего не видя из-за облака пыли, накрывшего всю местность на километры вокруг, из этого серого пыльного тумана вышел Саске. Одежда на нем была порвана, брюнет еле стоял на ногах. Татуировки с его кожи исчезли. Видимо, Учиха разом выпустил всю чакру, которая за годы скопилась в его Печати Силы Ста.
— Саске! — воскликнул Наруто, подбегая к Учихе и подхватывая его за миг до того, как тот рухнул мордой в землю.
Учиха был без сознания.
— Он жив, — сообщил Узумаки Сакуре, которая с ужасом застыла на месте.
Едва девушка собралась сделать шаг, ее остановил грохот, раздавшийся вдали. Затем чей-то кашель.
— Мадара! — прошептал Наруто, понимая, что Учиха неведомым образом уцелел после того, что произошло несколько мгновений назад.
— Он выжил! Невозможно... — Харуно упала на колени. — Он и правда непобедим.
Узумаки наградил ее раздраженным взглядом.
— Оттого, что ты будешь ныть, ничего не изменится. У нас есть пара минут максимум, пока он нас не нашел. Надо спрятаться и перевести дух, — прошипел он.
— Боюсь, слишком поздно! — произнес Мадара, возникнув прямо за спиной Узумаки. — Я уже здесь!
По спине Узумаки пробежал холодок. Он подумал, успеет ли обернуться, прежде чем Учиха уничтожит его.
Сакура сорвалась со своего места, собирая последнюю природную чакру в своем теле. Вокруг ее кулаков загорелась зеленая чакра.
Мадара, собирающийся прикончить Узумаки, передумал. Он направил ладонь на бегущую к блондину девушку и выпустил по ней черный шар.
На глазах у Наруто черная сфера Учихи прошила девушку насквозь, словно пуля. Снаряд пробил ее грудную клетку и вышел с другой стороны. Сакура издала звук, напоминающий всхлип, сделала еще пару шагов, а потом... упала на землю.
— Ублюдок, — прошипел Узумаки, разворачиваясь к Мадаре. Нескольких секунд, дарованных блондину, хватило, чтобы использовать их с умом. Сейчас он собирался попробовать сделать единственную вещь, которая была способна уничтожить врага.
"Я убью его даже ценой своей собственной жизни! " — решил парень, вспоминая свиток, найденный в запретном секторе библиотеки Орочимару.
Его ладонь коснулась Учихи, и затем парень прошептал:
— Печать Бога Смерти!

Монки Д Луффи
Любитель рома




 
Сообщения: 1478
Откуда: Нижневартовск

Сообщение Монки Д Луффи » 04 июл 2014, 21:04

Я только начал читать и вопрос появился: а как Хокаге исполняли секретную технику, когда их было двое-трое, если она рассчитана на пятерых?
Mimi ni mrusi
Нет никаких проблем, пока проблема не стала проблемой!
Изображение

svetka_san
Ками-сама


 
Сообщения: 874
Откуда: Королевство белых ночей и брусничных земель.

Сообщение svetka_san » 04 июл 2014, 21:17

BlackRaven писал(а):— Минато, ты помнишь технику, которой я тебя обучил после твоего назначения Хокаге? — поинтересовался Третий.
— Разумеется, — ответствовал Четвертый. — Техника, передаваемая от одного Хокаге к другому.


Любую технику можно адаптировать под число участников. Что особенного-то? :lol:
Хорошей девочкой я уже была. Мне не понравилось.
Изображение

BlackRaven
Каратель




 
Сообщения: 742
Откуда: С фикбука)

Сообщение BlackRaven » 09 июл 2014, 22:27

Монки Д Луффи писал(а):Я только начал читать и вопрос появился: а как Хокаге исполняли секретную технику, когда их было двое-трое, если она рассчитана на пятерых?

Ну, такой же вопрос возник и у меня, когда подобный момент был в манге "Наруто". Я предполагаю, что изначально техника задумывалась для двух пользователей, Первого и Второго. По версии моего фанфика в дальнейшем Хокаге поняли, что ее можно усовершенствовать, если добавить еще несколько источников чакры. Тогда Второй обучил Хирузена этой технике, а тот в свою очередь обучил ей Минато, когда передал ему бразды правления. Ну и своих учеников, поскольку был уверен, что один из них рано или поздно займет этот пост.

Глава 44. Загадочное спасение
Со стороны над Долиной Завершения творилось нечто ужасное. Сначала над ней появилась огромная искусственная луна, а затем, покрывшись черным огнем, видным даже отсюда, обрушилась вниз.
Пятый Хокаге готов был поклясться, что ни разу не видел ничего подобного. Но сейчас каждая секунда была на счету, и змеиный саннин должен был во что бы то ни стало разработать запасной план победы над Мадарой. На случай, если Сакура, Наруто и Саске потерпят неудачу.
А в том, что они потерпят неудачу, он и не сомневался. Не то, чтобы Пятый не верил в своего ученика и его друзей. Они были первоклассными ниндзя, раз за разом доказывавшими, что достойны звания Новой Великой Троицы. Но сейчас дело было совсем в другом. В том, что их противником стал тот, кого было просто невозможно победить. Мадару мог одолеть только такой же, как он. Но из смертных сейчас никто не смог бы с ним потягаться.
Наконец, после долгих поисков Пятый Хокаге нашел то, что искал. Орочимару склонился над телом поверженного его учеником злодея. Его ладонь направилась к лицу Обито, но внезапно змеиный саннин остановился.
Он заметил, что радужка шаринганов не потускнела, а побелела. Это могло значить только одно — Наруто использовал фуиндзюцу для того, чтобы не просто уничтожить врага, но и запечатать его глаза. Чтобы никто и никогда не смог использовать их во зло. Теперь шаринганы Обито были бесполезны. Как и планы Орочимару теперь были неосуществимы.
Первый из них заключался в использовании Изанами. Хотя Пятый не сомневался, что не сможет использовать эту технику, так как в свое время даже немногие Учихи могли ее использовать.
Второй предполагал использовать способность Мангеке Обито и перенести Мадару в параллельный мир Камуи, из которого тот не смог бы выбраться.
- Наруто... Дурья ты башка! — прошипел саннин, ударив кулаком по земле. — Твоя предусмотрительность сыграла с нами злую шутку.
Орочимару задумался, вспоминая не столь давнее прошлое.

Флешбек.
Три года назад.
Прошло уже довольно много времени с тех пор, как Наруто стал учеником Орочимару. Вопреки ожиданиям Орочимару парень был очень способным. В области ниндзюцу и особенно в области фуиндзюцу.
"Неудивительно. Видимо, своё дело делает кровь клана Узумаки", — думал Пятый Хокаге.
В этот дивный день с прекрасной погодой Наруто опять вынужден был торчать в подземелье учителя, поскольку тот не давал ему ни минуты отдыха.
— Старик Орочимару... Э-э-э... То есть... Орочимару-сама, я хочу стать еще сильнее, — заявил Наруто в очередной раз. — Научите меня Режиму Бомжа! Перед тем как уехать Сакура рассказывала, что ее учитель научит ее этой технике.
Змеиный саннин усмехнулся.
"Режим Бомжа? Эх, вот так фантазия у мальца. Если бы я придумал это в своё время, был бы лишний повод подшутить над Джирайей", — подумал он.
— Наверное, ты имеешь в виду Режим Отшельника. Это не техника, а целое искусство, — поправил его Орочимару.
Узумаки воодушевился.
— Искусство? Я люблю искусство! — заявил он.
Пятый Хокаге вспомнил, как Наруто, будучи совсем маленьким, частенько забирался на Монумент Хокаге и разрисовывал его. После этого целыми днями за ним гонялись бойцы АНБУ, чьей задачей было заставить Наруто исправить содеянное.
"Эх, было же время..."
— Вы же владеете Режимом Бомжа, Орочимару-сама? — уточнил ученик.
Саннин кивнул.
— Я овладел им намного позже Джирайи. Потому что мой Режим Отшельника гораздо опаснее и сильнее. Думаю, тебе его рановато изучать! — прошипел он.
Узумаки обиженно надулся.
— Я читаю ваши дурацкие книги, учу разные техники. И теперь языком до пола могу дотянуться. Что вам еще от меня надо?! — пробубнил он.
Орочимару подавил смешок. Всё-таки, когда ученик случайно прилип языком к ободку унитаза, сенсей смеялся громче, чем за всю свою предыдущую жизнь. Мда... Он нескоро забудет этот инцидент.
— Чтобы изучить сендзюцу, нужна длительная подготовка. К тому же, познав путь Отшельника пещеры Рьючидо, ты превратишься в истинного змея, — продолжил Хокаге. — А у тебя, насколько я понял, всё еще есть отвращение к рептилиям.
Наруто с ужасом посмотрел на сенсея.
— Я стану змеёй? Нет, спасибо, я на это соглашаться не буду.
Орочимару хотел сообщить, что Наруто воспринял всё слишком буквально, но, заметив, как утих пыл ученика, решил этого не делать.
— Лучше займемся делами более насущными. Вчера был твой юбилей, — произнес саннин.
— Вы это о чем?
— Твой тридцатый препарированный труп, — эти слова ниндзя-ученый произнес с особой гордостью. Впрочем, его несколько разочаровало то, что Узумаки согнулся пополам, пытаясь подавить в себе рвотные позывы. Опытному ученику это удалось. — В честь этого я научу тебя нескольким фуиндзюцу. Это очень опасные техники, которыми владел давно погибший клан. Если ты овладеешь ими, то среди специалистов по запечатывающим техникам тебе не будет равных.
— Ого! Мне это нравится! — Наруто потер ладони. В его глазах появились искорки интереса.
На изучение дзюцу потребовалось две недели. В результате тренировок Наруто смог не только изучить несколько техник клана Узумаки, но и улучшить их.
— Вот здорово! Как только увижу Саске, навсегда запечатаю ему шаринган! А Сакура... Когда она вернется, я, наконец, смогу отомстить ей за расенган! — воскликнул Наруто и с радостными криками направился к выходу из лаборатории. — Спасибо, Орочимару-сенсей!
Орочимару поймал его за ворот куртки и внимательно посмотрел в глаза.
— Пообещай мне, что не будешь этого делать. Это запретные дзюцу, которые ни в коем случае нельзя использовать на друзьях, — прошипел он. — Используй эту технику только в случае КРАЙНЕЙ необходимости, понял?!
Наруто, напуганный голосом Орочимару и его страшным лицом, быстро закивал.
— Что ж, тогда иди. Пару дней можешь отдохнуть, я разрешаю.
Конец флешбека.

— Впрочем, я всё равно тобой горжусь, — пробормотал Орочимару. — Ты использовал это дзюцу с умом...
"Наруто, всё это время я проявлял себя как жесткий и несправедливый наставник. Наверняка, ты меня ненавидишь, но... надеюсь, ты понимаешь, что я всего-то хотел сделать тебя сильным... Поэтому... Не подведи меня на этот раз! Ты стал одним из немногих дорогих мне людей. Останься в живых, и я, так и быть, передам тебе пост Хокаге. Ведь ты — единственный, кто этого по-настоящему заслуживает!" — подумал саннин.
Орочимару переместил взгляд на Ямато и Какаши.
"Какаши! Твой глаз... Кажется, у нас еще есть шанс на спасение!" — осенило Пятого Хокаге.


***



— Еще немного, еще чуть-чуть... Последний бой... Он трудный самый... — напевал Минато, цепляясь единственной рукой за землю.
За полчала он прополз целый километр, а может быть и два! Ничего не скажешь, чемпион, достойный звания Желтая Молния.
Земля под ногами содрогнулась, и, подняв взгляд, Минато увидел, как покрытая черным пламенем круглая каменная глыба срывается с неба и врезается в землю где-то за горами.
"Наруто! Нет, не может быть!" — подумал Намикадзе, не желая мириться с мыслью о том, что его сын погиб.
— Кажется, ты остановился, — услышал Минато знакомый голос. Перед ним будто из самого воздуха возникла фигура в белом плаще.
Намикадзе поднял взгляд вверх, пытаясь разглядеть человека, которого он точно где-то встречал раньше.
— Ты?! Не может быть! — промолвил Четвертый Хокаге. Его глаза округлились от удивления.
— Я тоже рад тебя видеть, Минато, — произнес собеседник. — Не беспокойся, твой сын всё еще жив. Я здесь не просто так.
Человек в белом плаще повернулся к Минато спиной.
— Слишком долго я скрывался в тени. Веками я ждал этого момента и, наконец, мой час пришел. Я спасу Наруто, Четвертый. Считай, мы с тобою квиты.
Намикадзе удивленно моргнул. Старый знакомый, неожиданно оказавшийся здесь, исчез. В следующую секунду изумление Четвертого перешло на новый уровень. У него неизвестно каким образом выросла отсутствующая рука и оторванные в бою с Мадарой ноги.

***

— Печать Бога Смерти!
Маленький синий огонек, и... ничего.
Наруто открыл глаза, ожидая увидеть Шинигами, создание, которое заберет его душу в обмен на запечатывание злодея. Но нет, перед ним всё еще был Мадара, на устах которого была торжествующая улыбка.
— Впечатляет... Кто же знал, что у тебя совсем не осталось чакры для использования какого-либо дзюцу! — промолвил Мадара.
В следующий миг мощный пинок отправил блондина в долгий полет. Он врезался спиной в какую-то каменную глыбу, по которой от этого столкновения пошли трещины. Узумаки выдавил из себя тихий стон. Ни на что другое более не оставалось сил.
"Проклятье. Моя чакра всё же закончилась. И в самый неподходящий момент!" — подумал он, чувствуя, как зрение начинает терять свою четкость.
Подумать только! Он готов был пожертвовать своей жизнью ради спасения целого мира, но даже из этого ничего не получилось. Похоже, неудача преследовала Наруто по пятам.
— Стихия Дерева. Запечатывающие техники. Высокий интеллект. И повышенное стремление к выживанию, — ухмыльнулся Мадара. — Ты сильно смахиваешь на Хашираму. Скажи мне своё имя, я хочу его запомнить.
Узумаки попытался двинуться, но ничего не получилось.
— Узумаки... Наруто! — прохрипел он, пытаясь разглядеть врага, который постепенно превращался в расплывчатое пятно.
— Узумаки? Что ж, я так и думал, — пробормотал Мадара.
В его руке вновь возник черный посох. Учиха молнией переместился к поверженному ученику Орочимару и занес оружие над ним, собираясь пронзить Наруто древком своего посоха. Но в следующий миг перед глазами Наруто мелькнуло еще одно белое пятно, и удар Мадары что-то остановило.
— Повеселился и хватит! Оставь мальчика в покое, — произнес защитник Узумаки.
Силовая волна, пошедшая от противника, заставила Мадару отлететь назад и приземлиться в двадцати метрах от нового врага.
— Ты еще кто такой? — с презрением в голосе поинтересовался Учиха.
Но тот не ответил, а вместо этого оглянулся, чтобы посмотреть на Наруто.
— Кажется, я успел вовремя. Ты в порядке, Наруто? — прозвучал знакомый голос.
Узумаки совершил последнее усилие и сощурился, чтобы разглядеть своего спасителя. Ему это удалось. В следующий миг лицо Наруто преобразилось от удивления, как за несколько минут до этого это случилось с его отцом.
— Вы?!

Глава 45. Спаситель этого мира.
— Вы?! — промолвил Наруто, во все глаза таращась на человека, который его спас.
Спасителя Узумаки узнал сразу, хотя произошли большие перемены в его внешности. Прежде этот человек был довольно полным, но сейчас неожиданно обнаружилось, что он похудел килограмм эдак на пятнадцать. Он стал выше. Вместо привычной белоснежной формы-халата на спасителе Наруто был белый плащ, усеянный дивными рисунками, похожими на томоэ шарингана.
Седые волосы обрели молодой темный цвет. В глазах, которые этот человек постоянно держал прикрытыми, сейчас отчетливо виднелась белоснежная радужка бьякугана. Еще одним новшеством во внешности были костяные наросты на лбу, похожие на маленькие рога.
Спаситель снял со своей головы шапочку, оставшуюся от образа, знакомого Наруто, и улыбнулся во все тридцать два.
— Вы? Повар из Ичираку?! Старик Теучи?! — протараторил Узумаки, ошарашенный внезапным перевоплощением повара, чей рамен был известен на всю Коноху.
Теучи улыбнулся.
— Я не так прост, как казалось, верно? — произнес он. Порыв ветра взволновал его белый плащ. — Во мне, как и в тебе с Саске жила частичка божественного. Я — перевоплощение Хамуры Ооцуцуки, брата Рикудо Сеннина. Вернее, всего светлого, что от него осталось.
Повар развернулся к Мадаре.
— А темная часть моего первого воплощения была известна как Черный Зецу. И сейчас она слилась в нём вместе с чакрой обоих сыновей Рикудо, — добавил он.
— Черный кто? — удивился Узумаки, ни разу не видевший половинчатого Акацуки, похожего на человека-алоэ.
— Не важно, — усмехнулся повар. — Важно сейчас то, что я — единственный, кому этот недоучка уступает в силе.
Мадара ухмыльнулся, смерив наглеца ненавидящим взглядом.
— Кого ты назвал недоучкой? — процедил он.
В руке Теучи возникла скалка из такой же темной материи, как и посох Учихи. А за его спиной — множество черных тарелок с раменом, парящих в воздухе. Они служили аналогом темным сферам, которыми управлял Мадара.
— Недоучка потому, что используешь чакру во зло этому миру. Видишь ли, чакра — это не только оружие. Это энергия жизни. Всю жизнь я использовал ее для созидания, вливая в свой рамен. Она наполняла сердца людей силой и любовью. А ты... мне жалко на тебя смотреть.
Учиха стукнул посохом по земле, и во все стороны от него по ней пошли трещины.
— Что за глупость?! Это, наверное, какая-то шутка? — воскликнул он.
— Вовсе нет. Хагоромо Ооцуцуки, мой брат, также известный под именем Рикудо Сеннина, был Мудрецом Шести Путей. Я же являюсь Мудрецом Шести Рецептов. И сейчас я покажу тебе своё лучшее ремесло! — возразил Теучи.
Кровяные сосуды, идущие к его глазам, вздулись под кожей. Бьякуган был активирован. Мадара, который был не в состоянии больше слушать эту ахинею, ринулся вперед.
Для Наруто оба противника превратились в белые пятна, сталкивающиеся друг с другом и расходящиеся в разных направлениях. Движения обоих воплощений божественной силы были столь быстры, что за ними невозможно было уследить.
Наконец, недооценив врага, Мадара открылся и тут же пропустил серию ударов чёрной скалкой, которая отправила его в полет назад. Учиха воткнулся в землю головой и не сразу смог оттуда вылезти. Когда же это ему удалось, враг был тут как тут.
Мадара замахнулся посохом, но Теучи, опередив его, выбил оружие из рук злодея метким ударом скалки. Когда повар занес свой грозный инструмент, собираясь превратить лицо Учихи в одно сплошное кровавое месиво, злодей произнес:
— Ринбо Хенгеку.
Теучи отбросило назад, будто что-то быстрое и мощное ударило его. Но повар лишь перевернулся в воздухе и приземлился на ноги.
— Бесполезно. Я вижу всех твоих клонов из другого измерения! — сообщил он.
"Клонов из другого измерения? О чем он?!" — удивился Наруто, наблюдая, как Мадара поднимается с земли. В его руке вновь вырос меч в форме спирали ДНК.
Узумаки и глазом моргнуть не успел, как Мадара оказался в воздухе над поваром из Ичираку. Его глаза не засекли еще четырех копий, перемещающихся в ином, теневом измерении, которые окружили противника со всех четырех сторон и приготовились пронзить черными штырями из черной чакры.
— Искусство Отшельника: Вращение жизни! — воскликнул Теучи, закручиваясь в вихре, похожем на фирменную технику клана Хьюга.
Повар двигался так быстро, что успел отбить все атаки. Из треснувшей земли вылезла лапша, скрутившая всех пятерых Учих. Когда макароны обвили четырех параллельных злодеев, они стали видны и Узумаки.
Теучи отскочил в сторону и засмеялся, глядя на свое творение. Мадары пытались выбраться из созданного им макаронного монстра.
— Искусство Отшельника: Суп правосудия! — произнес повар, и миски с раменом, парящие за его спиной, устремились во врагов.
Первый Мадара, которому тарелка с кипящим варевом приземлилась прямо на голову, на глазах Наруто превратился в слизь и растекся по земле мутной темной лужищей. Остальных трех темных Учих тарелки с раменом покарали точно таким же образом.
Оригиналу же удалось вырваться. Мадара умудрился сложить печати.
— Искусство Отшельника: Белый клык! — мощный порыв ветра разрезал лапшу, сдерживающую злодея, и он оказался на свободе. Учиха отпрыгнул назад и отряхнулся от брызг рамена, начавших разъедать белоснежный плащ.
Теучи крутанул в руке скалку и обратился к Мадаре.
— Теперь ты понимаешь, что добро всегда побеждает зло?
Учиха ухмыльнулся, направляя руку на врага. Черные шары гудодама за его спиной снарядами устремились вперед.
Наруто испугался, что Теучи пострадает от них также как Сакура и Минато, но тот вновь задействовал силу своих глаз. Вооружившись скалкой, повар отбил все черные шары, как бейсбольные мячи и бросил на Учиху торжествующий взгляд.
Тогда Мадара бросился вперед, нашептывая что-то.
— Искусство Отшельника! Интон Райха! — черные молнии сорвались с его ладоней и устремились к Теучи, но тот один раз крутанулся на месте, в результате чего вызвал вокруг себя полупрозрачный щит из чакры. Ударившись об него, молнии вернулись к владельцу и, поразив его, отбросили назад.
Учиха, чей плащ уже дымился, с трудом поднялся на ноги.
— Как такое может быть?! — процедил он.
Теучи усмехнулся.
— На любую силу найдётся управа. Смирись, ты проиграл, — пробормотал он.
— Никогда! — воскликнул злодей.
Теучи вздохнул. Скалка вылетела из его руки, превратившись в тарелку с раменом. Тогда повар сложил ладони в молитвенном жесте и произнес.
— Банбуцу Созо! — в следующий миг два столба белоснежного пламени ослепили Мадару.
Пред ним возникли еще два макаронных монстра, созданных техникой созидания. Учиха вновь вызвал к себе в руку меч-спираль и, замахнувшись им, разом разрубил надвигающихся на него созданий.
Но вопреки ожиданиям те не были уничтожены. Из двух монстров, рассеченных надвое, появились четыре. И все они устремились к Учихе, который так растерялся, что не смог ничего предпринять, пока те скручивали его, не дав возможности вырваться.
Созданная над головой Мадары миска с раменом наклонилась, и в следующий миг злодей оказался под душем из супа. Суп, будто кислота, начал растворять кожу Учихи. Всё это сопровождалось жуткими воплями. Наконец, от злодея не осталось ничего кроме скелета, который при ударе о землю распался прахом.
Теучи вздохнул, заставив созданную им лапшу исчезнуть под землей. Там, где суп впитался в землю, тотчас появилась зеленая трава.
Узумаки вздрогнул от шороха, с которым рядом с ним появился Минато.
— Наруто, всё в порядке?
Узумаки, не отрывая взгляда от Теучи, кивнул. Его даже не смутило, что тело Желтой Молнии чудным образом восстановилось.
Повар подошел к Наруто, прекрасно понимая, почему у него такое ошарашенное выражение лица. Он бросил взгляд на Намикадзе. Четвертый Хокаге благодарно кивнул. Теучи тоже ограничился коротким кивком.
— Всё кончено, — произнес Мудрец Шести Рецептов. Одна из тарелок с супом, парившая за спиной Теучи, подлетела к Наруто и опустилась ему в руки. — Выпей этот суп жизни. Ты быстро придешь в себя.
Наруто с сомнением посмотрел на тарелку, содержимое которой только что растворило Мадару вместе с чакрой Десятихвостого, но перечить не стал. Еще один глоток — и Узумаки почувствовал себя гораздо лучше.
— Спасибо, старик, — произнес он.
— Но что ты теперь собираешься делать? — поинтересовался Минато.
Теучи задумчиво посмотрел на небо.
— Для начала... Я исправлю всё то, что произошло с Конохой, — сообщил он. — Думаю, моих сил с лихвой хватит, чтобы вернуть всё, как было. Живительный суп впитается в эту землю и наполнит ее жизнью, очистив от скверны, которую принесли Акацуки.
Узумаки увидел, как руки повара складывают печати.
— Ринне Тенсей! — промолвил Мудрец Шести Рецептов.
Гигантская голова-статуя, выдвинувшаяся из земли, открыла рот. Узумаки ослепила яркая вспышка, с которой множество голубых огоньков высвободилось из ее пасти. Они, словно маленькие кометы, взлетели в небо и разлетелись в разных направлениях.
— Сакура! — воскликнул Наруто, подбегая к девушке, когда один такой огонек вселился в ее тело.
К его удивлению, жуткой дыры, которую оставила атака Мадары, больше не было. Девушка открыла глаза и сразу же присела, глубоко вдыхая.
— Я умерла? А потом... Что произошло, Наруто?!
Узумаки пожал плечами.
— Это старик Теучи. Он всех спас! — ответствовал блондин неуверенно.
— Продавец рамена? Наруто, ты что, стукнулся головой? — переспросила Сакура, но потом сама увидела статую, продолжающую изрыгать души людей, а потом и самого Мудреца Шести Рецептов.
Вскоре очнулся Саске с репликой: "Я что-то пропустил?". Когда техника Ринне Тенсей завершила свое дело, статуя исчезла, провалившись под землю. На глазах у всех у Теучи испарился белый плащ и все его артефакты в виде тарелок и скалки.
Повар собирался упасть, но Минато среагировал быстрее и подхватил его, перекинув его руку себе через плечо.
— Теучи, ты как?
Волосы повара вновь поседели. Бьякуган исчез, а рога всосались в лоб. К тому же, вернулся лишний вес, от которого Теучи избавился на время своего неожиданного появления на поле боя.
— Кажется, я истратил всю чакру Хамуры до конца, — улыбнулся старик. — Что ж, оно того стоило...
Минато облегченно вздохнул.
— Я уж думал, что и ты нас покинешь, — признал он.
Теучи усмехнулся.
— Не в этот раз. Есть еще столько супов, которые я должен приготовить. К тому же, как я могу оставить Аяме одну, когда от Конохи и Ичираку остались одни руины.
Узумаки бросил на повара удивленный взгляд.
— Старик... То есть, все те, кто погибли от рук Пейна, Тоби и Мадары, живы?
Тот коротко кивнул.
— Значит... Хината жива!
Повар улыбнулся, когда парень, никого не предупреждая, сорвался с места и понесся к Конохе.
— Беги... навстречу своему счастью!

***

— Прости, Какаши. Это единственный способ остановить Мадару, — прошипел Орочимару, склонившись над телом Копирующего Ниндзя.
Его пальцы потянулись к шарингану Хатаке. Орочимару уже приготовил склянку с раствором, в которой можно промыть глаз, прежде чем имплантировать его себе.
Внезапно тело Хатаке дернулось, и он открыл глаза. Это произошло так внезапно, что Орочимару вздрогнул, а затем, схватившись за сердце, торопливо опустошил содержимое склянки.
— Орочимару-сама? — удивился Ямато, тоже пришедший в себя. — Что произошло?
Змеиный саннин достал из рукава бутылку с прозрачным содержимым и наполнил и опустошил склянку еще раз.
— Кажется, я схожу с ума, — прошипел он растерянно.

Эпилог
Усилиями трудолюбивых жителей деревни, в особенности Наруто и Ямато, Коноха была вскоре восстановлена. В тот день ожили все те, кого погубило нападение Акацуки и возвращение Мадары. Учителя, ученики, братья, сестры, отцы и матери... Все, расставшиеся с жизнью раньше положенного срока, воскресли из мертвых.
Всех, в особенности Наруто, удивило то, как произошло воссоединение Рока Ли и Сакуры. Как только тот, продолжая ругать Евровидение, поднялся на ноги, та бросилась к нему и поцеловала. Видимо, смерть Ли заставила Харуно пересмотреть свои настоящие чувства к нему. Этот поцелуй стал началом их долгих отношений.
Но, впрочем, кое-кому все-же пришлось вернуться в иной мир.
Прощание с Хокаге происходило у Главных Ворот Конохи. Здесь собрались Наруто с Хинатой, Орочимару, Сакура с Ли, Джирайя, Саске с Ино и Тсунаде.
— Пришло время расставаться, — вздохнул Желтая Молния, бросая взгляд на Орочимару и Тсунаде, потом на Джирайю. — Прощайте, Джирайя-сенсей...
— Прощай, отец, — произнес Наруто, глядя на Минато.
Он покрепче сжал руку Хинаты, которая стояла рядом.
Намикадзе улыбнулся, посмотрев сначала на Наруто, потом на его избранницу.
— Теперь я могу обрести покой. Зная, что деревня в хороших руках, — сказал он и поправил шляпу Хокаге, надетую на голову его сына. — Из тебя получится прекрасный Шестой Хокаге, Наруто. Знай, я тобой горжусь!
С этими словами Намикадзе засветился золотым теплым сиянием и растворился в этом столбе света маленькими бумажками. Порыв ветра подхватил их и унес высоко в чистое голубое небо.
Узумаки улыбнулся.
— Надеюсь, он прав, — пробормотал он.
— Конечно он прав, идиот! — воскликнула Сакура, ударив его кулаком в плечо. — Спасение мира — твоя заслуга.
Наруто кивнул, поймав на себе предостерегающий взгляд Саске. Дело в том, что Теучи взял с каждого из них слово, что никто в деревне не узнает о том, кто на самом деле стал спасителем Конохи и всего мира шиноби. Старику хотелось продолжить полюбившуюся тихую жизнь в Конохе, и он не хотел быть никем, кроме как владельцем Ичираку.
Для всех непосвященных Мадару одолела Новая Великая Троица, и воскрешение всех было результатом фуиндзюцу Наруто, которым тот заставил злодея применить Ринне Тенсей.
— Не моя, наша, — поправил ее Узумаки, словив одобрительный взгляд Учихи.
Орочимару вздохнул, посмотрев сначала на Тсунаде, потом на Джирайю.
— Вынужден признать, вы трое нас превзошли. Даже пятеро Хокаге не смогли одолеть врага, а вы это сделали... — прошипел он.
— Согласен. Думаю, мы имеем право объявить вас новой, возрожденной Великой Троицей, — кивнул Джирайя.
— Пусть будет так, — согласилась Тсунаде.
— Не верю своим ушам. Сенсей, сначала вы передаете мне титул Хокаге, а потом признаете нас как равных себе. Вы сегодня точно не пили? — удивился Узумаки.
Орочимару бросил на него сердитый взгляд, но потом улыбнулся.
— Какая разница? Ты ведь теперь Хокаге. А я могу делать всё, что захочу! — неожиданно весело воскликнул он.
Джирайя и Тсунаде расхохотались.
— Выкрутился, старый алкаш!
Узумаки усмехнулся. Впервые его сенсей отреагировал на шутку как самый нормальный человек.
— Смотри, Наруто! Кажется, на монументе Хокаге сейчас высекут твою рожу! — заметил Саске, кивнув на скалу, временно обстроенную строительными лесами.
Узумаки бросил удивленный взгляд на скалу с изображениями Хокаге и с изумлением обнаружил там почти готовую версию его изображения.
— Как тебе, Хината? — спросил он у девушки, приобнимая ее.
Она посмотрела на изображение Шестого Хокаге и, покраснев, выдавила:
— Кажется, немного переборщили с языком.

На этой положительной ноте фанфик объявляется законченным.
Спасибо всем, кто его читал и комментировал!

snow_snake
Новичок


 
Сообщения: 84
Откуда: Ленинград

Сообщение snow_snake » 10 июл 2014, 13:19

Домучил-таки?
Молодец!
Что в планах, автор?
Honesta mors turpi vita potior

svetka_san
Ками-сама


 
Сообщения: 874
Откуда: Королевство белых ночей и брусничных земель.

Сообщение svetka_san » 10 июл 2014, 21:25

Спасибо автору!
Хорошей девочкой я уже была. Мне не понравилось.
Изображение

BlackRaven
Каратель




 
Сообщения: 742
Откуда: С фикбука)

Сообщение BlackRaven » 15 июл 2014, 17:56

svetka_san писал(а):Спасибо автору!

Не за что. Надеюсь, читать было интересно.
snow_snake писал(а):Домучил-таки?
Молодец!
Что в планах, автор?

Спасибо.
Если честно, больше фанфиков по Наруто я писать не планирую. Завязывать мне пора с этим фендомом и переключаться на что-то другое.
Могу разве что скинуть сюда 2-й том фанфика "Выбор есть всегда". Он уже написан, но тут пока нет ни одной главы.

svetka_san
Ками-сама


 
Сообщения: 874
Откуда: Королевство белых ночей и брусничных земель.

Сообщение svetka_san » 15 июл 2014, 18:45

BlackRaven писал(а):Завязывать мне пора с этим фендомом и переключаться на что-то другое.

Действительно. Потенциал, на мой взгляд есть. И немалый. :oops:
Хорошей девочкой я уже была. Мне не понравилось.
Изображение

BlackRaven
Каратель




 
Сообщения: 742
Откуда: С фикбука)

Сообщение BlackRaven » 04 апр 2017, 16:48

Произведение закончено, да, однако я написал еще две спешл-главы, так что если еще остались те, кто помнит и любит этот фик, это для вас)
Спешл. Суп Судьбы.
Три года спустя

Еще один светлый, но отнюдь не теплый день в Конохе. Сколько таких уже было на этой неделе? Всё вокруг было укутано снегом. Солнечные холодные зимние лучи, издеваясь, бегали по деревне, как бы напоминая о том, что близится теплый сезон, но и вызывая бурю тоски по прошлому лету, которое прошло так быстро и бесследно... Многие склонялись к мысли, что попросту его просрали.
Лик Шестого Хокаге, занявшего пост главы деревни в куда более юном возрасте, чем его предшественники, взирал на заснеженную Коноху, как всегда, показывая ей длинный язык. Соседствующее с лицом великого Узумаки Наруто лицо не менее великого Орочимару устремило взгляд прямо на Резиденцию. В каменных глазах Пятого было запечатлено свойственное ему неодобрение, которое исчезало у змеиного саннина только под градусом.
Каждый раз, выглядывая из окна своего кабинета, Узумаки встречался с взглядом своего наставника. И хоть Орочимару так быстро его покинул после сложения с себя полномочий Хокаге, Наруто всё еще ощущал тень присутствия учителя.
"Хватит, Орочимару-сенсей оставил на тебя все свои дела и бросил тебя. Когда ты слышал о нем в последний раз? Брось эти мысли, теперь ты — Хокаге", — сказал он себе.
За эти годы мир сильно изменился. После того, как Мудрец Шести Рецептов спас его от Мадары и избавил от Десятихвостого, преобразовав монстра в чистую природную чакру, в пяти крупнейших деревнях воцарились покой и процветание. Крупные войны прекратились. Лишь периодические маленькие конфликты, обусловленные тем, что шиноби просто не могут жить в абсолютном равновесии, возникали то в той, то в иной точке мировой карты. Впрочем, усилиями Пяти Каге все эти конфликты быстро нейтрализовывались. Ситуация устаканивалась, а политика ранее воюющих поселений сменялась на миротворческую, направленную на технологический прогресс и экономическое развитие.
Узумаки крутанулся в кресле, поднял взгляд на стену, на которой висели портреты предыдущих Хокаге и ненадолго задержал взгляд на портрете Четвертого.
"Из тебя получится прекрасный Шестой Хокаге, Наруто. Знай, я тобой горжусь!" — прозвучали в голове нашего героя последние слова отца.
Стать Хокаге... Такова была мечта Наруто с самого детства. Он упорно гнался за ней, не думая о том, как непросто занимать эту должность. И, естественно, не думал, что Орочимару подставит его, свалив на него всю свою недоделанную работу, в которой Узумаки пришлось копаться целый месяц даже с помощью теневых клонов.
На него свалилось столько дел, что день превратился в одну сплошную повседневную рутину. Подписать документы, ответить на дипломатические письма, принять запоздалую булькающую в контейнере посылку от Почты Конохи, адресованную Орочимару по какому-то особому поводу. Он, конечно, привык к подобным вещам и довольно неплохо с ними справлялся, но делать постоянно одно и то же было невозможно. Впрочем, иногда его бухгалтерскую работенку разбавляло расширение Конохи. Градостроительством Наруто занимался лично. С помощью Стихии Дерева блондин создавал новые и новые шедевры архитектуры.
Чего-то в жизни Хокаге не хватало. Не медицинской практики и не вскрытия трупов, которое стало для ученика Орочимару чем-то вроде хобби. Не хватало приключений, которых Наруто лишился, оказавшись фактически запертым в своей резиденции.
— К чёрту всё, — пробормотал Наруто, небрежно смахнув кипу бумаг со своего стола. Документы с характерным шелестом взметнулись вверх, заполонив в одно мгновение всё помещение, а затем опустились на пол.
"Прекрасно...", — мысленно прошипел он, глубоко вдохнув, чтобы унять раздражение.
— Я погляжу, ты прекрасно справляешься со своими обязанностями, — услышал он голос Саске с нескрываемой ноткой сарказма, прежде чем Учиха перешагнул через порог кабинета.
Брюнет усмехнулся, глядя на беспорядок в кабинете и обратил взгляд к коротковолосому блондину, сидевшему за столом. Он был одет в черные брюки и белую рубаху, небрежно перевязанную фиолетовым поясом. Плащ Хокаге, который Наруто не снимал первые несколько дней после своего назначения на должность, сейчас висел на спинке кресла. В голубых глазах Хокаге с вертикальными змеиными зрачками светилась скука.
— Как и ты, Саске, — отозвался Наруто, проигнорировав сарказм в голосе друга и окинув гостя задумчивым взглядом.
За три года Учиха не особо изменился, не изменил своему стилю одеваться в черное и разве что стал пошире в плечах. Сейчас на шиноби была черная форма, что свидетельствовало о том, что в этот момент брюнет предстал перед Наруто не как главный медик Конохи, а как глава АНБУ. А Саске занимал обе этих почетные должности и был, по сути, правой рукой Наруто.
— Интересно, а дома у тебя тоже на полу вместо паркета газеты лежат? — ухмыльнулся Учиха, бросив взгляд вниз и читая заглавие первого попавшегося на глаза документа. Там значилось: "Прошение на расширение жилплощади".
— Нет, дома Хината, — улыбнулся Наруто. — В смысле, не на полу, а просто дома.
Саске кивнул, давая понять, что не так туп, как кажется.
— Ну что, есть о чем доложить? — поинтересовался он.
— Вообще-то, да. Орочимару вернулся, — сообщил Учиха, — Я подумал, тебе будет это интересно.
— Что?! — Узумаки встал со своего места, пораженно глядя на брюнета. — Как?! Когда?
— Сегодня утром, — пробормотал Саске. — И... Вынужден тебя расстроить, он в Госпитале. Кстати, Джирайя и Тсунаде тоже снова в деревне. Может, это совпадение, но они тоже там.
Блондин вздрогнул.
"Орочимару, Джирайя и Тсунаде попали в Госпиталь? Неужели с ними что-то могло случиться?!" — спросил себя Узумаки.
— Дело срочное, лучше тебе туда заглянуть, — добавил Учиха.
— Отправляемся туда немедленно, — кивнул Наруто, складывая печать. — Техника теневого клонирования.
Несколько хлопков, и возле Хокаге появилось несколько его точных копий.
— Приберитесь здесь, пока меня не будет, — попросил он и в сопровождении Учихи вышел из своего кабинета.

***


"Тук-тук", — раздался стук в дверь, после чего она со скрипом отворилась, и блондин и брюнет вошли в палату, в которой вместе с больными уже находилась Сакура, как всегда в розовой одежде. Ее волосы были схвачены в хвост. И, кажется, они достигли примерно той же длины, что и у наставника куноичи, жабьего саннина.
Харуно зачитывала вслух отрывок из новой части своего произведения "Бок Пни: пятьдесят оттенков любви". Тсунаде слушала сие чудо литературы без особого удовольствия. Орочимару, полулежа на своей кушетке, немигающим взглядом таращился в одну точку, гадая, когда же всё это кончится.
А жабий саннин с упоением вслушивался в каждое слово и периодически утирал слезу счастья. Кто же мог знать, что история, за основу которой были взяты три процента бытовых ситуаций из совместной жизни Сакуры и Рока Ли и остальные девяносто семь процентов их бурной сексуальной жизни, сможет превратиться в такой шедевр, не уступающий даже работам признанного во всем мире Джирайи. Извращенный Отшельник мог гордиться своей ученицей. Что он и делал, восхищаясь тем, как красочно и подробно куноичи описывала движения волос на груди своего партнера, умудряясь придавать всему этому действу некую нотку трагичности.
Тсунаде и Джирайя нисколько не изменились. А может Наруто так казалось, потому что те никогда не покидали деревню надолго. А вот Орочимару он не видел целых три года. На следующий же день после назначения Узумаки на пост Шестого след змеиного саннина и след простыл. И только сейчас он вернулся.
Полные удивления глаза Наруто остановились на центральной кушетке. Блондин несколько раз моргнул, понимая, что узнает саму кушетку, табуретку рядом с ней, даже занавески на окне, но не самого Орочимару. Он выглядел совершенно иначе, будто бы помолодел лет на двадцать, если не на тридцать. Впрочем, у Орочимару по-прежнему были длинные волосы, кожа его была так же бледна, а глаза, как и раньше, были обведены фиолетовой подводкой.
— Орочимару-сенсей? — оклик Наруто вывел Пятого Хокаге из ступора, в который того загнал кульминационный момент в самой яркой главе произведения Сакуры. — Это и правда Вы?
— Наруто. Вернее, теперь мне положено называть тебя Шестым Хокаге... Ну, здравствуй, Шестой. Как жизнь молодая? — прошипел змеиный саннин, даже не пытаясь скрыть веселые искорки, которые, наверное, впервые за всю жизнь сверкнули в его глазах.
— Очень неплохо, сейчас я занимаюсь реформой образования, — сделав паузу, ответил Наруто. — Видели детей, расчищающих улицы от снега?
— Видно влияние моего воспитания, — одобряюще кивнул саннин. — Продолжай в том же духе. Я наслышан о твоих успехах и в других областях.
— Но почему Вы...
— Я оставил тебя и покинул деревню, отправившись на поиски Святого Грааля, — прошипел Орочимару, зная, о чем Наруто спросит, и резко его перебивая.
Блондин не знал, воспринимать ли слова учителя серьезно или нет. Судя по тому, как он омолодился, это было похоже на правду.
— Я искупался в лучшем маринаде и навсегда исцелился от своей зависимости от спирта, — сообщил предыдущий Хокаге с некоторой гордостью.
— Нашел источник вечной молодости и не поделился, — усмехнулся Джирайя. — Это в твоем духе.
Орочимару бросил на него негодующий взгляд и потянулся к стоящей на табуретке кружке, из которой поднимался столб пара.
— Грааль был одноразовым. Думаете, я бы лежал тут с вами двумя, если бы мог использовать его снова? — с сожалением сообщил он товарищам.
Теперь Наруто понял, почему палата заполнена изысканным ароматом кофе. И, конечно, он обратил внимание на еще десять пустых кружек, которые еле умещались на табуретке.
— Правда, теперь я здорово подсел на кофе, — признался он.
— Это мягко сказано, — заметила Тсунаде. — Хлебаешь его целыми вёдрами.
— Так что всё-таки произошло? — поинтересовался Наруто, взглянув на двух остальных саннинов. — Почему вы все здесь?
Саске, стоящий в дверном проеме и прислушивающийся к беседе, сложил руки на груди.
— Я забыл рассказать тебе об их очередной попойке в честь годовщины нашей победы над Мадарой, — пробормотал он. — Кое-кто уже не в первый раз жалуется на печень, а, Тсунаде-сама?
Наруто и Сакура вздрогнули, зная, что столь неосторожный намек может закончиться чем-то очень нехорошим для Саске и всех, кто находится в это время рядом. Но Великая Неудачница лишь усмехнулась.
— Совсем страх потерял, Саске. Правда, теперь тебя так просто не отлупишь, — промолвила она, посмотрев на своего ученика. — По правде говоря, мы рассчитывали на твою помощь. Твоя техника "Священной реинкарнации" могла бы быстро восстановить печень мне и Джирайе и привести в порядок сердце Орочимару. Другие медицинские дзюцу малоэффективны для удаления подобных недугов.
Учиха обвел трех саннинов задумчивым взглядом, после чего отрицательно мотнул головой.
— Ну уж нет, — решил он. — Я не буду так небрежно использовать эту технику. То, что люди перестали убивать друг друга и калечиться до полусмерти не значит, что я могу использовать это дзюцу для подобных вещей.
— Гордыня Учиха дает о себе знать. Я почему-то знал, что так и случится, — прошипел Пятый Хокаге, сверля Саске своими зелеными глазами. Он отхлебнул еще кофе, и зрачки Орочимару на миг расширились. Похоже, кофе был очень крепким.
— Брось, Саске, чего тебе стоит использовать свою технику? — возмутилась Сакура, погрозив Учихе кулаком. Похоже, ради спасения печени Извращенного Отшельника она даже готова была выступить против Саске. Естественно, не без помощи Режима Отшельника.
— Я сказал нет. Мы найдем другой способ вылечить вас, — резко ответил брюнет и кивнул товарищам по команде, чтобы те следовали за ним, после чего покинул палату.
— Я что-нибудь придумаю, — пообещал Наруто и следом за Сакурой вышел.
Спустя несколько минут наши герои уже шагали под снегопадом по главной аллее Конохи, наблюдая, как провинившиеся дети из Академии усердно работают лопатами. В каждом из детей Наруто видел отражение себя самого. Когда-то давным-давно Орочимару-сенсей заставил его чистить сортиры в подземной лаборатории. Можно сказать, именно этот изнурительный труд выковал из Узумаки того, кем он был сейчас. Не случайно Наруто ввел такую жесткую меру наказания. Это был его вклад в правильное воспитание нового поколения шиноби.
— Почему ты такая задница? — буркнула Харуно, неодобрительно зыркнув на Саске. Из-за того, что Сакура имела манеру откровенно одеваться даже зимой, она сильно мерзла. Даже после женитьбы с Роком Ли Харуно не перестала уделять внимание своей внешности. Такой уж ее воспитал Джирайя.
— Я не хочу, чтобы старики вечно висели на моей шее, — буркнул Саске, недовольно поморщившись. — Моя техника была изобретена, чтобы спасать жизни. И, кстати, вы оба ей ими обязаны.
— Вон Орочимару не слишком похож на старика, — заметила Сакура, повернувшись к Наруто. — Он теперь с тобой примерно одного возраста.
— Омоложение наверняка не затронуло его скверный характер. Я уверен, его доброта и приветливость — следствие нашей долгой разлуки, — произнес он, подумав.
— А мне показалось, он изменился, — пробормотал Саске. — Жаль того же не произошло с Тсунаде-самой.
Трое остановились напротив приветливо светящейся вывески "Ичираку", которая приглашала их войти в заведение, владел которым настоящий спаситель мира шиноби. Троица переглянулась.
— Может, зайдем? — предложила Сакура.
— Это хорошая идея, — кивнул Наруто. — Старик Теучи наверняка знает, как спасти наших учителей.
Саске промолчал, хотя был солидарен с мыслью, что Мудрец Шести Рецептов сможет исцелить Великую Троицу вместо него.
Когда трое шиноби вошли, в заведении не было никого, кроме полного седоволосого мужчины в халате работника Ичираку и шапке повара. Когда он открыл глаза, в них сверкнул фиолетовый риннеган, принадлежавший сильнейшему и мудрейшему шиноби на всем белом свете.
— Шестой, Сакура, Саске, — промолвил Теучи, когда троица приблизилась. — Я знал, что вы придете.
— Старик, боюсь, нам снова нужна твоя помощь, — пробормотал Наруто.
— У меня есть рецепт, который поставит Великую Троицу на ноги, — предугадав его просьбу, сообщил Мудрец. Он моргнул, и глаза его обрели нормальный вид. — Но и для вас у меня есть кое-что особенное.
— Особенное? — удивилась Сакура, садясь за стойку. Наруто и Саске последовали ее примеру.
— О да, я приготовил новый рамен, который откроет вам ваши судьбы. Я назвал его Супом Судьбы, — ответствовал Теучи, загадочно улыбнувшись.
Он поставил на стойку три миски, наполненные с виду самым обычным раменом, и по очереди пододвинул их своим посетителям.
Наруто первым опустил взгляд в миску. Ему показалось, что по глади супа бегает что-то вроде солнечных зайчиков. Узумаки машинально склонился ниже над миской, чтобы лучше их разглядеть, и в следующий миг он понял, что его отрывает от земли и затягивает в темную жидкость.

***


Узумаки и вскрикнуть не успел, как вдруг открыл глаза. Он был в кровати. И, кажется, не один. Наруто медленно повернулся, думая над тем, что может привидеться ему в этом сне и с облегчением для себя обнаружил там Хинату.
"В чём подвох? Она даже не храпит, а в моих кошмарах после тяжелого рабочего дня такое, бывает, случается", — пронеслось в его голове.
Но только Хокаге расслабился, как вдруг дверь в спальню распахнулась, и в нее с веселыми криками ворвались два ребенка. Светловолосый мальчишка в белой футболке и черно-фиолетовых штанах и куртке чем-то напомнил Наруто себя. У сорванца были такие же голубые глаза и по две полосы на щеках. А девочка сильно походила на маленькую Хинату. У нее даже была почти такая же прическа, как и у Хьюги в детстве, но такие же, как и у брата, глаза и полосы на щеках.
— Мама! Папа! Просыпайтесь! — воскликнул мальчуган.
— У Орочимару-самы сегодня День Рожденья! — поддержала его девчушка, расталкивая Хинату.
Хьюга открыла глаза и, покосившись на Наруто, виновато вздохнула.
— Прости, я знаю, как сильно ты хотел сегодня выспаться, — промолвила она. — Боруто, Химавари, какой сейчас час? Папа же просил вас не будить его по выходным в такую рань.
Дети огорченно вздохнули и переглянулись. Неожиданно для себя самого Наруто улыбнулся и ответил:
— Не стоит. Это и правда важный праздник. Надо навестить Орочимару-сенсея.
— Ура!!! — хором закричали дети.
— Орочимару-сенсей обещал научить меня разделывать труп, — сообщила Химавари, лучезарно улыбаясь.
— А мне он обещал показать, как чистить сортир, — поддержал ее Боруто. — Папа, ведь с этого началась твоя карьера Хокаге? Когда я вырасту, хочу стать таким же, как ты. Мама, пошли с нами, будет весело!
Последнее, что Наруто запомнил — это то, как его "сын" показал длинный как у змеи язык. После этого его вырвало из видения и вернуло в реальность.

***


— Ли? — удивилась Сакура, чувствуя руки любимого на своей талии. Она развернулась к мужчине, который смотрел на нее полными любви глазами.
Девушка посмотрела по сторонам, не совсем понимая, что происходит. Куноичи поняла, что они с Роком находятся в библиотеке, где все полки, судя по обложкам книг, были уставлены ее еще не дописанными произведениями.
— Наруто сказал, что отпускает нас. Я в нем не сомневался, — улыбнулся Густобровик.
— Отпускает куда? — удивилась Харуно, не понимая, о чем он говорит.
— Куда угодно. Ты можешь отправиться куда хочешь, и я последую за тобой, моя Извращенная Отшельница! — промурлыкал он, шагая вперед и закружившись с розоволосой девушкой в вальсе.
Они остановились напротив одного из книжных стеллажей, из которого приветливо торчал корешок какой-то книги, которую Ли незамедлительно выудил и раскрыл на случайной странице.
— "И они отправились на край света в поисках незабываемых приключений. И любовь вела их в новый дивный мир неизведанных ощущений и прекрасных мест", — процитировал он, оторвав взгляд от текста и посмотрев Сакуре в глаза. — Ну что, в путь?
— В путь, — шепотом повторила Харуно, поняв, что нашла то, чего ей так не хватало с детства, проведенного в странствиях с Джирайей.

***


Учиха оглянулся по сторонам. Он был в темном густом лесу. Было прохладно, чувствовался аромат свежей хвои. Саске моргнул, активируя шаринган, мгновенно разогнавший мглу, и осторожно двинулся вперед, ступая по узкой тропинке.
Впереди виднелся просвет меж стволов деревьев, а через этот просвет угадывалась полянка. Однако, сократив дистанцию до цели еще на несколько шагов, Саске понял, что он в лесу не один.
Прямо в центре поляны спиной к нему стоял человек в знакомом до боли черном плаще с узором в виде красных облаков.
"Акацуки!" — подумал Саске, готовясь к бою. Он молнией выскочил на поляну, оказавшись у врага за спиной и занес для удара руку.
— Куро Чидори! — воскликнул он, сжимая в кулаке черную молнию, чирикающую, словно птица.
Внезапно человек в плаще развернулся, и Саске опустил руку, увидев улыбку на лице человека, которого чуть не прикончил. Его рука опустилась, а молнии погасли.
— Итачи? — выдавил он, узнавая брата.
— Всё кончено, брат, незачем нам снова враждовать, — произнес Учиха. — Ты, главное, найди меня.
После этих слов Итачи распался на стаю черных воронов, которые с карканьем разлетелись в разные стороны. Саске остался на поляне один, но пустоту в сердце почему-то заняло какое-то облегчение.

***


— Что это было? — выдавил Узумаки, посмотрев сначала на Саске, потом на Сакуру, которые одновременно с ним пришли в себя.
Опустив взгляд, Наруто увидел совершенно пустую миску. Неизвестно когда, но он успел съесть свою порцию, как и товарищи. Удивительно, но на самом деле никто из них не упал мордой в суп, что не могло не радовать.
— Вы тоже что-то видели? — спросила Сакура, покосившись на товарищей.
Саске кивнул, но ничего не сказал. В глазах его появилась странная надежда, заметив которую, Теучи улыбнулся.
— Суп открыл вам вашу судьбу. Наруто, твоя жизнь станет интереснее и лучше, если ты заведешь семью. Сакура, в тебе живет тяга к приключениям. Отправляйся с любимым в путешествие, там тебя ждёт твое счастье, — сообщил он.
— Ну а что ждет меня? — поинтересовался Учиха.
— Твой брат жив, Саске. И когда-нибудь вы с ним снова встретитесь.
Теучи загадочно сверкнул глазами и вздохнул.
— Впрочем, поступайте как хотите. Мы сами творим свою судьбу, верно? Хотя кто знает, может то, что вы видели и есть ваш единственный правильный жизненный путь? — серия риторических вопросов от Теучи вызвала неловкое молчание, которое нарушил сам повар, достав откуда-то три стаканчика фирменной быстрозаварной лапши Ичираку. — Что ж, возвращайтесь в Госпиталь. Великие Саннины всегда были поклонниками моих блюд. Передайте, что я желаю им скорейшего выздоровления. И кто знает, может, уже завтра они встанут на ноги...

Спэшл. Поиски счастья
Десять лет спустя

Зимние дни с морозами, метелями и сугробами, перегораживающими путь, кому-то могут показаться одинаковыми. Но есть в каждом дне что-то волшебное и неповторимое. И наблюдая за столь долгожданным снегопадом, сменившим взявшиеся неизвестно откуда в этот сезон дожди, Наруто понимал это.
Зима в этот год выдалась необычная: три дня назад вместо обещанных минус двадцати и обильного снега Коноха, пережившая несколько многочасовых ливней, превратилась в что-то, напоминающее грязевое болото. Аномальная для этого времени температура говорила о том, что что-то в этом мире не так. Но что могло быть не так, если Мадара был остановлен, войны между деревнями давно прекратились, а покой и гармония на континенте и прилегающих к нему территориях были восстановлены?
Но под Новый год всё пришло в норму. И сидя на длинном языке собственного каменного изображения на Монументе Хокаге, Шестой наблюдал за тем, как детишки, взявшись за лопаты, расчищают улицы от снега. Данная форма наказания, придуманная им вскоре после восхождения на свой пост, уже доказала свою действенность. Правда, поскольку разгребать снег можно было лишь зимой, а провиниться дети могли и в другие сезоны, Шестой расширил возможные варианты подобных отработок. К примеру, осенью детишки с таким же успехом собирали опавшие листья. Летом стригли газоны. Ну а весной красили заборы, бордюры и дома. И сразу Коноха преобразилась, став такой, какой никто ее не видел прежде. Приезжие дивились чистоте и ухоженности Деревни Скрытого Листа, а Каге других деревень планировали в ближайшее время внедрить в своих селениях подобную систему. Но и это было далеко не всё, на что хватило фантазии Шестого Хокаге. Для особо провинившихся студентов Академии существовало наказание в виде помощи Хокаге с документами, естественно, под руководством клонов Наруто. В результате теперь у Шестого было гораздо больше свободного времени, чем прежде, и он мог распоряжаться им как хотел: сходить в Ичираку, посидеть здесь и полюбоваться видами или же провести его с семьей.
Сейчас Хокаге наблюдал за тем, как суетятся жители, носясь по улочкам с пакетами в руках от одной лавки к другой и закупаясь продуктами на праздники. Вскоре должно было стемнеть, и тогда можно будет прийти сюда с Хинатой и детьми, чтобы полюбоваться на запускаемые в небо фейерверки.
В былые времена в этот праздник к нему присоединялись Саске и Сакура, которая, к слову, обожала устраивать салют, разряжая в небо сразу несколько коробок, привезенных еще из путешествий с Джирайей из разных стран. Теперь же, когда и Учиха, и Харуно покинули деревню, отправляясь на поиски своего счастья, Наруто праздновал Новый год с семьей. Но и Сакура, отправившаяся в новое путешествие вместе с Роком Ли, и Саске, продолжавший поиски своего брата, обещали однажды вернуться. Быть может, сегодняшний день станет именно днем их возвращения?
"Спустя десять лет... Пора бы уже..." — подумал Шестой, провожая задумчивым взглядом веселую толпу чунинов, направляющуюся в бар. Видимо, именно там товарищи собирались отмечать этот праздник.
Узумаки поправил теплый белый плащ, спасающий его от холода и ветра, и шляпу, которую чуть не сорвало с головы особо мощным порывом. Он на миг зажмурился, а когда открыл глаза снова, то увидел летящий ему прямо в лицо снежок.
— Стихия Снега: Новогодняя кара! — вскрикнул светловолосый мальчик с прической, похожей на лист, взявшийся неизвестно откуда, летя прямо на отца с уже вторым снежком в руке. На нем был черно-фиолетовый костюм, зимние ботинки, подошвы которых светились синей чакрой, и варежки.
Шестой ловко увернулся от первого снаряда, и тот угодил его каменному изображению на скале в глаз, а затем быстро перехватил руку сына, не дав тому пустить второй снаряд в ход. Когда мальчик моргнул, они с отцом уже приземлились вниз.
— Боруто, я не для того научил тебя пользоваться чакрой, чтобы ты по скалам прыгал, тем более, в такой день. Шею еще свернешь, — отец посмотрел на сына с укором, но потом улыбнулся и, отпустив его запястье, потрепал по голове.
— Ладно, больше не буду, — отозвался тот, надеясь, что отец не заставит его присоединиться к остальным чистильщикам. Впрочем, за ту шалость, которую он задумал, можно было бы и стерпеть подобное наказание.
Узумаки младший поднял на отца глаза, в которых сверкнули веселые искорки, после чего он совершил едва уловимое движение рукой, будто давая кому-то какой-то сигнал. В тот же самый момент из сугробов вокруг Наруто и его сына выскочили другие детишки, ждавшие этого момента. Шестой и опомниться не успел, как оказался закидан снежками. А три мальчишки и две девчонки, весело вопя, забегали вокруг него.
Помимо Боруто и Химавари среди них были девочка с длинными светлыми волосами, собранными в два торчащих в разные стороны хвоста, одетая в розовую куртку, белые штанишки и черные сапожки, младшая из дочерей Шестого, и два мальчика в оранжевом, которые были похожи как две капли воды, правда один из них был в шапке с помпоном, а второй — в шапке-ушанке.
— Химавари, Боруто! — буркнул Хокаге, оказавшийся беспомощным под таким натиском снега. — Минако! Тобимару, Орочирама! Прекратите!
Но к мольбе Шестого не прислушались. Весело носясь вокруг отца и лепя на ходу снежки, детишки продолжили обстреливать отца.
— Ну всё, сами напросились, — усмехнулся Наруто, складывая печати. — Стихия Дерева: Древесные баррикады!
Земля затрещала, и из-под снега показалась деревянная стена чуть больше метра высотой. Сев и прислонившись к ней спиной, Наруто с коварной улыбкой на лице вновь сложил печать.
— Техника теневого клонирования.
То-то юные Узумаки удивились, когда из-за невысокого заграждения показались сразу несколько копий отца и открыли ответный огонь. Когда детишки с веселыми криками отступили домой, чтобы просушить одежду, Наруто отряхнулся от снега. Его клоны развеялись, а древесная заслонка, перегородившая всю улицу, вновь исчезла под землей.
Он услышал хлопки и непонимающе повернулся туда, откуда они исходили. Неужто кто-то стал свидетелем их снежного поединка? Наруто удивился, поняв, что аплодисменты исходят от двух людей, появившихся на крыше ближайшего дома, а потом спрыгнувших к нему. Но Узумаки удивился еще больше, когда узнал в двух шиноби Сакуру и Рока Ли.
Харуно практически не изменилась внешне, разве что еще немного отрастила волосы и сменила куртку на ту, что потеплее, с меховым воротником. А Ли еще сильнее возмужал. К его густым бровям добавилась столь же густая борода. Рок всё так же носил зеленое трико с утяжелителями в области ног и рук, а поверх него военный жилет со множеством карманов.
Самой приятной неожиданностью для Наруто стала розоволосая девчушка лет пяти-шести, сидящая на плечах отца. Она поразительно походила на мать, унаследовав ее широкий лоб. Впрочем, гены Рока Ли тоже проявились во внешности его дочери в виде густых бровей, вернее, брови.
— Кажется, ты слишком серьезно воспринял совет Теучи-сана о том, что неплохо бы тебе завести детей, — усмехнулась Харуно, провожая взглядом исчезающих за углом детишей Наруто.
— Ли! Сакура! Сколько лет, сколько зим, — улыбнулся Наруто. — Да, мы с Хинатой немного перестарались. Я смотрю, и у вас пополнение?
— Знакомься, Юри, это Шестой Хокаге, — произнес Ли, обратившись к дочке.
— Удивительно, как тебе удалось навести здесь такой порядок, — пробормотала Харуно, оглядываясь по сторонам.
Узумаки промолчал, но по его улыбке Сакура всё поняла.
— Продолжаешь эксплуатировать детишек? Пятый может гордиться тобой, — промолвила она.
— И гордится. Так гордится, что на сэкономленные мной средства на содержание деревни отправился с Тсунаде и Джирайей на тропические острова, — вздохнул Шестой, представляя довольную физиономию сенсея, который оставил ему на столе письмо перед своим уходом. — Ну, хотя бы не спустил их на кофе.
— Кстати, нет новостей о Саске? — поинтересовалась Сакура.
— Да, за эти десять лет не осталось мест, где мы не были. Он, наверное, уже нашел своего брата? — поддержал ее Ли.
Наруто вздохнул.
— Уже лет пять о нем ничего не слышно. Я написал ему, что если не вернется, я подумаю над тем, чтобы лишить его пенсии, — протянул Хокаге. — Но ответа так и не получил. Либо он очень занят поисками Итачи, либо... Нет, надеюсь, с ним ничего не случилось.
— На ком же остался Госпиталь? — удивилась Сакура.
— Шизуне неплохо справляется с должностью главврача. Кстати, моя дочь Минако собирается стать ее ученицей, — ответствовал Узумаки. — Ну а Какаши-сенсей взял на себя твои обязанности. Ему помогает капитан Ямато.
— Вот как? Мы как раз думали о том, чтобы вернуться, — Сакура переглянулась с Ли. — Юри скоро надо будет идти в Академию, ну а мы уже побывали везде, где хотели. Пора бы возвращаться к прошлому ритму жизни.
— Чудно, — кивнул Наруто, улыбнувшись. — Ну, в таком случае, с наступающим. Мне еще столько всего надо сделать... Увидимся.
Махнув рукой, он побежал вслед за детьми, думая, что Хинате наверняка потребуется помощь с подготовкой к Новому году. Сакура и Ли проводили его взглядом и переглянулись.
— Надеюсь, Саске тоже вернется, — пробормотала Сакура. — А то его уже так долго не было... Даже Наруто уже начал беспокоиться...
Ли кивнул.
— Уверен, с ним всё в порядке.

***


Саске поднял взгляд в темнеющее небо, орошающее землю бесчисленными снежинками. Кружась в дивном танце, несомые ветром, они неслись вниз. Некоторые падали Учихе на лицо и в следующий же миг таяли, превращаясь в маленькие капельки.
Он оторвал взгляд от небесных сфер, возвращаясь в реальность и понимая, что слишком долго стоял в таком положении и наверняка глупо смотрелся со стороны, и побрел дальше, по занесенной снегом дорожке, пролегающей сквозь густой лес. На Учихе был черный плащ. На голову его был накинут капюшон.
Двигался Саске довольно медленно, никуда не торопясь, поскольку знал, что спешка ему уже ничем не поможет. Если год-два назад Учиха был полон стремления поскорее найти брата, то сейчас, спустя долгие годы скитаний по миру, он разочаровался в своей мечте.
Проклятый Суп Судьбы... Если Наруто и Сакура доверились своим видениям, и всё у них сложилось, как и обещал чудо-рамен старика Теучи, о чем Саске знал из писем, то его мечта найти брата так и осталась неисполненной. Годы поисков не принесли Учихе ничего кроме новых разочарований. И сейчас, за несколько часов до наступления Нового года, Саске держал путь в Коноху, сомневаясь в том, что успеет туда вовремя.
Он много дней ничего не ел, запас его сил подходил к концу. Оставалось надеяться, что их хватит, чтобы добраться до дома. У Учихи был план на самый крайний случай. Он мог использовать на себе технику Священной реинкарнации. Впрочем, для того, чтобы хоть немного восстановиться, ему бы хватило и пары порций рамена. Рамена, который Учиха теперь терпеть не мог из-за того, что это блюдо разрушило его жизнь.
Он поднял взгляд на сплошной ряд деревьев, когда узкая дорожка, занесенная снегом, подошла к концу. Остановившись и вздохнув, Саске признался себе, что у него нет никаких шансов даже на тарелку ненавистного рамена. На десятки миль вокруг не было ни одного поселения, следовательно, ни одного кафе для таких уставших и измотанных жизнью путников как он.
Стиснув зубы, Учиха поднял руку.
— Куро Чидори Нагаши! — процедил он, и черные молнии, сорвавшиеся с его ладони, залпом обрушились на лесную преграду. Послышалось чириканье птиц, затем треск, и потом оглушительный грохот, с которым деревья, не угодившие Саске, обрушились друг на друга, а потом на землю.
Спрятав руку в плащ, Саске, ничуть не смутившись тому, какой ущерб нанес этому прекрасному лесу, пошел дальше, ступая по созданному им же бурелому, продолжению оборвавшейся заснеженной тропы.
Он вновь остановился лишь тогда, когда на его пути возникло новое препятствие, подняв взгляд на возникший перед ним маленький кирпичный домик с яркой красной вывеской, поздравляющей с новым годом и еще одной, при виде которой Учиха не поверил своим глазам.
"Пельменная", — прочитал он, открывая рот от удивления.
"Какая еще пельменная в сердце всеми забытой непролазной чащи?" — подумал Саске, предполагая, что это мираж, вызванный его голодными фантазиями. В животе заурчало, и Учиха, не в силах сопротивляться, коснулся дверной ручки, повернул ее и, открыв дверь, зашел внутрь, в уютное помещение, обвешанное новогодними гирляндами. В глазах помутнело от приятного тепла, по которому путник соскучился, дни и ночи шагая сквозь суровые метели. Шатающейся походкой, он дошел до барной стойки и сел за табуретку, подняв взгляд на человека, стоявшего по ту сторону спиной к посетителю.
— Хотите попробовать наше новое блюдо? — поинтересовался хозяин заведения с до боли знакомым голосом, хотя до жути уставший Учиха не сразу понял, кому он принадлежит.
— Что угодно, если это не Суп Судьбы, я до смерти хочу есть, — выдавил Саске, сунув руку в карман в поисках последних сбережений.
— Пожалуйста, первая порция за счет заведения, — произнес мужчина, поворачиваясь к гостю и ставя перед ним тарелку с пельменями квадратной формы. — Пельмени-кирпичи. Вы просто обязаны это попробовать.
Саске с трудом оторвал взгляд от тарелки и поднял его на темноволосого человека в черном поварском фартуке с красными облаками. Черные глаза хозяина заведения встретились с такими же черными глазами усталого путника. Несколько мгновений Саске всматривался в лицо темноволосого повара, в котором угадывалось лицо брата, внешне ничуть не постаревшего за все эти годы.
— Какого черта, Итачи?! — выдавил Учиха, выронив палочки для еды из руки.
Саске был в полном недоумении. Он искал брата по всему свету, в самых невероятных и, наоборот, самых жутких местах мира шиноби, а тот открыл пельменную в каком-то непролазном всеми забытом лесу.
— Всегда мечтал делать пельмени, — пробормотал брат, печально улыбнувшись. — Я слышал, что ты искал меня, Саске. И ждал здесь, зная, что рано или поздно ты придешь.
Учиха вздрогнул.
— Знал? Откуда?! — спросил он, догадываясь, какой ответ получит. Наверняка Мудрец Шести Рецептов об этом позаботился. — Но для начала скажи, как ты выжил?
Старший Учиха задумчиво посмотрел на Саске, вспомнив первый и последний в своей жизни кирпичный массаж, после чего произнес:
— Я был на волоске от смерти, когда явился он и спас меня. Он сказал, что мое предназначение еще не исполнено, и он не позволит мне умереть. "Суп Жизни", который приготовил Мудрец... как-то так он назывался... залечил все мои раны.
— Он, — повторил Саске, поняв, что речь идет о Теучи.
— Он не требовал ничего взамен, лишь сказал, что мне лучше временно тебя покинуть, пока ты не узнаешь всю правду обо мне, — продолжил Итачи. — Я доверился своему спасителю, и тот поделился со мной частичкой своей силы, чтобы я смог исполнить свое предназначение. Приготовить лучшие пельмени в истории мира шиноби и тем самым предотвратить новую мировую войну!
Саске несколько раз моргнул, ничего не понимая.
— Это еще впереди, — пояснил брат. Он вновь улыбнулся. — При нашей последней встрече мы сражались друг с другом и чуть не погибли. Но я рад, что теперь всё как прежде.
Заметив, что брат так и не притронулся к еде, Итачи добавил:
— Ешь, остынут же.
Саске опустил полный сомнений взгляд и взял в руки выпавшие на стол палочки.
— Столько лет я тебя ненавидел. А потом столько лет искал, чтобы просить прощения. И жизнь прошла мимо меня, — с горечью выдавил он, заставив брата перестать улыбаться и опустить взгляд. — Почему ты с самого начала не рассказал мне всей правды? Зачем позволил ненавидеть себя?
— Так было безопаснее... Ты не должен винить себя за то, в чем на самом деле виноват я. И разве твоя жизнь без меня ничего не стоила? У тебя есть прекрасные друзья, твоя наставница — одна из Великих Саннинов, ты самый лучший ниндзя-медик во всем мире шиноби. И ты спас мир, в конце концов.
Саске отправил в рот первый пельмень и, прожевав его и поразившись, насколько он вкусен, произнес:
— Не я. И не Сакура. И не Наруто... Всё он, Мудрец Шести Рецептов. Это он остановил Мадару и избавился от Десятихвостого.
Итачи кивнул, наблюдая, как брат ест, и лицо его постепенно перестает быть бледным как у мертвеца.
— Я знаю, он рассказывал, — промолвил хозяин пельменной. — Все в этом мире происходит или не происходит по его воле... Но люди должны верить, что именно они хозяева своей судьбы и будущего этого мира. Именно поэтому в мире шиноби появились такие "герои", как Первый Хокаге и вы, Новая Великая Троица.
— А на самом деле это не так?! — поинтересовался Саске, прикончив последнюю пельмешку и подняв взгляд на брата. — Люди не хозяева своей судьбы? Всё в мире зависит только от него?
Ему вспомнилась фраза, сказанная стариком Теучи ровно десять лет спустя, когда "спасители этого мира" отведали Супа Судьбы. После того, как Наруто, Сакура и Саске получили видения, Мудрец сказал им: "Впрочем, поступайте как хотите. Мы сами творим свою судьбу, верно? Хотя кто знает, может то, что вы видели и есть ваш единственный правильный жизненный путь?"
Итачи вышел из-за барной стойки и, сбросив фартук на пол и оставшись в своей старой форме бойца АНБУ, спросил.
— Хочешь узнать это? Давай доберемся до Конохи до наступления Нового года. Проверим, сбудется ли предсказание Теучи о том, получится ли это у нас или нет, — предложил бывший Акацуки.
Саске встал со стула и вместе с братом проследовал к двери. Когда они вышли, он с удивлением посмотрел на брата.
— Мы возвращаемся в Коноху? Вместе? А как же твоя... — договорить он не успел, поскольку в следующий миг пельменная за их спинами взорвалась, повалив ударной силой несколько соседних деревьев и стряхнув снег с тех, что были подальше.
— Я подумывал открыть новую в Конохе, — ответил Итачи, оглянувшись на оставшийся от его убежища кратер с горящими обломками и поднимающимся в небо столбом дыма. — У нас осталось несколько часов. Нужно поднажать.
И после этих слов Учиха первым сорвался с места, ринувшись в самую чащу леса и расчищая себе путь с помощью периодически появляющейся руки Сусаноо с мечом Тоцука. Саске, усмехнувшись при мысли о том, что тяга к разрушениям у них черта семейная, последовал за братом, решив, что побежит с ним нога в ногу и не отстанет ни на шаг.

snow_snake
Новичок


 
Сообщения: 84
Откуда: Ленинград

Сообщение snow_snake » 05 апр 2017, 05:58

:blink:
неожиданно остались....
Honesta mors turpi vita potior

BlackRaven
Каратель




 
Сообщения: 742
Откуда: С фикбука)

Сообщение BlackRaven » 05 апр 2017, 15:20

snow_snake писал(а)::blink:
неожиданно остались....

Очень рад это слышать)


Пред.

Вернуться в Законченные макси фанфики


Версия для печати

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2

cron