Katekyo Hitman Reborn!/Инвалидное кресло не повод

Модераторы: Captain Grigory, Mashu Chakami, DENO

Laerta
Ужас из Тьмы




 
Сообщения: 1222
Откуда: Харьков

Сообщение Laerta » 05 авг 2013, 23:52

Автор: Laerta
Бета: нет
Название: Инвалидное кресло не повод опускать руки
Фэндом: Katekyo Hitman Reborn!
Персонажи: Тсуна, Реборн, Храниетли
Жанры: Ангст, Психология, Повседневность, Драма
Рейтинг: G, PG-13, R
Статус: закончен
Описание:После тяжелой аварии Десятой бос Вонголы, Тсунаеши Савада, оказывается в инвалидном кресле. У него полностью парализованы ноги и врачи дают неутешительный диагноз, что ходить он больше не сможет. Ему приходится заново учиться пользоваться своим телом. Доказывать всем, что он чего-то стоит и что сделан он совсем не из теста, что рано опускать руки и еще не все потеряно.

Глава 1. Авария.

***
По трассе спокойно ехала черная тонированная машина. На заднем сидение сидел двадцатилетний молодой человек, устало прикрыв глаза и откинув голову на спинку. Каштановые волосы были, как всегда, в беспорядке, из-за спину вперед перекинут тонкий длинный хвост. Этим юношей был не кто иной, как самый юный босс Вонголы. Юноша уже четыре года занимал этот пост. И вполне удачно. Было много покушение в самом начале, как он официально стал Десятым Вонголой, однако он избегал любых угроз с феноменальной ловкостью. Все споры с его участием разрешались всегда мирно и с малыми потерями. Вскоре злопыхатели и союзные семьи прозвали Саваду Тсунаеши "Небом Гармонии", за спокойный характер, неконфликтность и потрясающую внутреннюю силу. Его стали часто привлекать, как посредника. Он с удовольствием соглашался посещать такие встречи, если это уберегало мир от новой волны кровавых разборок. Этот раз был как раз одним их таких. Переговоры были очень трудный и психологически выматывающими. Они были почти сорваны противоборствующей стороной, но в самый последней момент Тсуна смог придумать убедительный и весьма резкий довод, который дон Франческо не смог отринуть. Если бы он не согласился с Савадой, то выставил бы себя круглым дураком и в будущем с ним вряд ли кто захотел вести дела. Мирный договор был подписан. Все разъехались по домам.

Сон смертельно уставшего юноши прервал резкий всплеск тревоги, что зародился внутри. Открыв янтарные глаза, спросонья сразу войдя в гипер-режим, Савада осмотрелся по сторонам, выискивая угрозу. В этот момент его машину на огромной скорости протаранил тяжелый длинномер, перевозящий семиметровые стальные трубы. Раздался противный скрежет, метал прогнулся внутрь, часть металлического каркаса пробила спину юноши. Тело пронзило страшной болью. Раздался чей-то истошный крик и только несколько минут спустя, Савада понял, что это он кричал. Сознание фиксировало все урывками. Во все стороны сыпануло мелкими осколками стекла. Часть из них порезала лицо и руки пассажира. Последнее, что видел Тсунаеши, перед тем, как его поглотила темнота, как его водителя, совсем еще молодого парня, буквально расплющено по передней панели, рулю и капоту. Переднее стекло автомобиля оскалилось неровными зубьями, буквально изрезав тело водителя.
Во все стороны брызнула кровь.

***
Иногда тьма отступала. Тсуна сквозь шум в ушах слышал чьи-то голоса.
- Он выжил только благодаря тому, что в момент аварии у него было активировано Пламя. - вещал незнакомый доктор.
- Как прогноз вы даете? - хмуро интересовался собеседник.
Савада с трудом в это холодном голосе, полном скрытой тревоги, узнавал голос Реборна.
- Пока еще рано что-либо говорить. Мы все еще боремся за его жизни.
- Доктор Таркьялли, делайте все возможное и невозможно. Мы можем обеспечить все возможное оборудование и деньги, только спасите.
- Деньги тут не главное.
- Умоляю! - не выдержал собеседник, у которого неожиданно сорвался голос.
- Мы стра...
Дальнейшее Тсуна не услышал, снова потеряв сознание.

***
- Он не приходил в себя?
- Приборы несколько раз показывали всплеск, но...
- Ладно. Следите. Это уже хороший прогноз. Он не впал в глубокую кому. Еще борется.
Доктор подошел к кровати пациента и взлохматил его волосы, смотря с отеческой заботой.
- Ты молодец, парень! Борись и дальше!
Приборы на миг отозвались трелью.
- О, реагирует! - довольным голосом произнес доктор. - Молодец, пацан, держись. Я в тебе верю. Все мы верим!
Уже выходя из палаты, пожилой мужчина пробурчал себе под нос:
- Какой волевой юноша! Такое пережить и все еще тянуться к жизни. Впервые вижу, чтобы после такой аварии и такими жуткими травмами хоть кто-то выжил. Святая Мария, молюсь тебе, пусть он выживет, не смотря ни на что, и в голосе его слышалось восхищение и гордость, словно это его собственная заслуга.

***
- Доктор, что случилось? Почему вы меня вызвали? - недовольно поинтересовался собеседник.
- Мистер Реборн. У пациента ухудшилось состояние. Три недели он был стабилен, но сегодня с утра приборы показали заметное ухудшение. Он впал в кому. Вы просили сообщать обо всех изменениях.
- И все же, доктор? Что вы сами думаете по этому поводу?
- Я не знаю, - растерянно отозвался пожилой мужчина.
- Лучио Таркьялли, мне говорили, что вы лучший. Так скажите мне все, как есть. - холодно бросил посетитель.
- Я не знаю, - доктор поставил локти на стол и устало закрыл лицо руками. В кабинете повисла тяжелая тишина. Потом мужчина поднял голову и решительно посмотрел в черные глаза напротив, но я все еще верю в мальчика. Я надеюсь, я молюсь Мадонне и Святой Марии, чтобы он выжил. Такая сила воли!
Реборн устало откинулся назад, коснувшись спиной холодной стены. Это действительно был прекрасный специалист. И к тому же, что огромная редкость, он искренне восхищался и переживал за пациента. Лучио уже не раз говорил киллеру, что юноша уже множество раз совершил чудо, лежа в этой больнице. С такими ранами и травмами не выживают, с такими низкими показателями не держаться так долго, находясь глубоко в коме не реагируют так сильно на прикосновения и слова тех, кто рядом. Этот пациент переворачивал все представление врача о человеческих возможностях.

***
Писк приборов разорвал неровный сигнал. Болезненно-бледный юноша, лежащий на больничной кровати открыл глаза. Обведя мутным взором карих глаз, окружающее пространство, слегка поморщился. Солнце слепило глаза. Юноша хотел прикрыть их рукой, но та вдруг отказалась слушаться. Больной перевел взгляд на другую свою конечность, но та тоже отказалась ему подчиняться. Вот тут приборы выдали громкий писк приборов, сигнализирующих отчаянное положение пациента.

Добавлено спустя 2 часа 2 минуты 33 секунды:
Глава 2. Не сломайся!

***
Несчастье, случившееся с боссом могущественной Вонголы рвало души Хранителей напополам. Жуткая авария, едва не отнявшая жизнь их любимого боса, окончательно сломала Саваде жизнь. Тсуна оказался в инвалидном кресле. Врачи дали неутешительный диагноз: он больше никогда не сможет ходить.
Молодого Вонголу перевезли в главный особняк. Он все еще проходил курс реабилитации. Всеми делами заведовал Гокудера, полностью погрузившись в работу, лишь бы не думать о том, что он не справился с ролью Хранителя. Хаято намеренно старался не показываться босу на глаза. Ему было стыдно и больно видеть Десятого таким беспомощным.
Все остальные Хранители брались за любую миссию, чтобы почаще пропадать. Лишь Мукуро, которого два года назад освободили из Вендиче, постоянно доставал Тсуну своими подколками. Савада же почти на них не реагировал. Внутри словно что-то сломалось и он не знал, что ему теперь чувствовать. Внутри все перегорело. Рокудо огорчался и испарялся из комнаты Десятого, чтобы появится через неделю с новой порцией новостей, приколов и подколов для босса. Лишь рядом с ним Тсунаеши оживал, хотя лучше сказать зверел. Но столь сильные проявления эмоций от Дечимо только радовали Хранителей, так все остальное время юноша был полностью погружен в себя и глаза его были словно мертвые.
Пациента возили в клинику на тренировку и разработку мышц и общее обследование тела. Постоянно брали анализы и проверяли состояние позвоночника.
Спустя четыре с половиной месяцев, Тсуна снова потихоньку вернулся к обязанностям босса Вонголы. Но что-то изменилось в его отношениях с Хранителями. Гокудера боялся показываться своему драгоценному Джудайме на глаза, так как в несчастье босса винил себя. Ямамото перестал улыбаться. Кея стал часто появляться в поле зрения, но когда видел кресло на колесах, презрительно кривил губы и спешил скрыться с глаз долой. Рехей экстремально пропадал на заданиях, не смея показаться перед Дечимо, так как сам полыхал здоровьем и безудержной энергией и сдерживать свои порывы не мог. Ламбо был отправлен Реборном на какие-то тренировки на полгода, чтобы глаза никому не мозолил. Сам репетитор регулярно шпынял Тсуну и напоминал о его обязанностях, как главы, не давая юноше расслабляться.

***
Кея принес отчет с последней миссии. Хибари зол и раздражен. Эти травоядные, что ему попались, еще более жалкие, чем даже те, которые попадались ему в школе Нанимори, когда он был главой Дисциплинарного комитета. Без стука заходит в кабинет Десятого Вонголы, кидает ему папку на стол. Только тут замечает, что инвалидное кресло Савады стоит у окна и хозяин кабинета задумчиво-печальным взглядом смотрит в пространство перед собой.
- Спасибо за работу! - мягко произносит это травоядное, не поворачивая головы.
Голос мелкого ласковый и такой ободряюще-добрый, словно не он это сидит в инвалидном кресле, словно это всего лишь глупая шутка. В этот миг у голове у Хибари что-то перемыкает. Он резко бросается к Тсуне и рывком разворачивает к себе кресло, чуть его не перевернув. Рассерженно зарычав, замахивается тонфой, намереваясь заехать по этому спокойному лицу металлическим набалдашником. Оружие замирает в воздухе. В глазах травоядного нет ни капли страха, так только безграничное понимание и горечь. Кея не может ударить этого человека, ведь тот парализован. Зверек даже в сторону отскочить не сможет. Это слабое животное, а таким в природе перегрызают глотки свои же собратья. Такого даже добить жалко.
Кея опускает оружие и окинув Тсуну взглядом полным презрения, некрасиво кривит губы и молча выходит. Савада смотрит ему вслед и в глазах его поблескивает влага. Этот взгляд Хранителя облака ранит гораздо сильнее, чем удары тонфа. Это так же отвратительно, как и жалость. Это полное признание, что он ни на что не способен. Что он никчемен и даже хуже. Хотя, куда уже глубже падать-то. Более глубокой ямы в человеческом обществе и быть не может.
Савада подкатывает к своему рабочему столу, не замечая, как по щекам скатываются горячие слезы. Руки автоматически тянутся в верхнему ящику стола, где лежит его любимая Беретта. А теперь дело за малым: собрать и разобрать пистолет. Это действие с недавних пор прекрасно успокаивает, но у Тсуны еще плохо получается Беретту собрать. Какие-то пружинки и детали никак не хотят становится на положенное место. Пальцы резались об острые кромки, оставляя на полированном металле капли крови. Трясущиеся руки были уже все в глубоких порезах.
Не сразу Десятый Вонгола замечает, что в кабинете он больше не один. Поняв, что его заметили, от косяка плавным движением отделяется Занзас. Тсуна долго смотрит пустым взглядом на босса Варии. Что он здесь забыл? В голове абсолютная пустота.
- Мусор, ты неправильно делаешь, - руки мужчины мягко забирают оружие из ослабевших пальцев и продолжают складывать пистолет. Движения механические, в глазах только сосредоточенность.
Тсуна в каком-то отстраненном состоянии отмечает, что если Занзас скажет хоть что-нибудь, это станет последней каплей и останется только застрелится. Потому что больше нет сил все это терпеть.
- Вот. Теперь готово.
Собранный пистолет ложится на стол перед Савадой. Занзас отходит к окну и засунув руки в карманы, устремляет взгляд вдаль. В комнате повисает тишина. Это какое-то правильное молчание. Словно движение секундной стрелки замедлило свой бег. Минута утекает за минутой, а ничего не происходит. Спустя минут десять Тсуна понимает, что надо бы привести себя в порядок. А то расклеился тут понимаешь, словно девчонка, да еще и перед кем. Перед Занзасом должно быть стыдно, внутри должна жечь горечь или обида, но ничего нет.
Савада вытер щеки, пригладил волосы, поправил одежду. Переложил кое-какие документы. Мельком просмотрел отчет Хибари.
- Что тебя сегодня сюда привело? - спросил Тсуна, удивляясь, что голос звучит абсолютно спокойно.
Занзас слегка повернул голову в его сторону. Потом не торопясь прошел к бару и налил себе виски.
- Я на счет слухов, что семья Де Коста открыла третий путь по поставке наркоты в обход Вонголы. Ты говорил туда не соваться, чтобы не спугнуть.
Тсуне требуется несколько минут, чтобы вникнуть в суть вопроса. Он как-то не ожидал, что они сразу заговорят о деле.
- Да. Мы хотели вычислить их поставщиков и союзников. Там замешана семья Марчелли, и так же док Карлос из семьи Соллери. Теперь это уже точно.
- Теперь они наши? - кровожадно оскалившись, поинтересовался Красноглазый Дъявол.
- Ваши. - с усмешкой отозвался Тсуна. - А еще Гальватти нам перебили сделку с «Ультрамарином» из России. Ими тоже можете заняться.
- А Брозо?!
Савада задумчиво прищурился.
- Официально они нашу договоренность не нарушили. Их пока нельзя трогать.
- Пока? - задумчиво уточнил Занзас.
- Пока. - понимающе кивнул Тсуна.
Занзас налили себя в стакан виски и по-хозяйски расположился на диване, положив ноги на журнальный столик. Тсуна задумчиво смотрел в окно и барабанил пальцами по отчету Хранителя облака. Вариец, закрыв глаза медленно цедил напиток и явно пока что не собирался покидать оккупированную территорию. Странно, но Саваду нисколько не напрягал развалившийся в его личном кабинете Красноглазый Дъявол. Десятый Вонгола хмыкнул и принялся за работу. Занзас иногда лениво приоткрывал один глаз и задумчиво посматривал на склоненную лохматую голову. Не смотря на страшный диагноз, мелкий не спешил опускать руки, исправно выполняя свои обязанности. Ему и раньше не особо часто доводилось покидать свой кабинет, разгребая многочисленные отчеты, графики, сметы, приказы, так что в некотором роде его жизнь не сильно изменилась. Вариец, кровожадно ухмыльнувшись, уставился на дно стакана с янтарной жидкостью. Неужели только ему одному видно, как отчаянно сражается за свою жизнь этот мелкий мусор?! Это было сродни того, когда он сан оказался в ледяном плену. Разъедаемый изнутри пламенем Ярости, без какой-либо поддержки, окруженный неизвестностью, погруженный во мрак. Вокруг только вечный холод, клокочущая внутри отчаяние и понимание, что если и выберешься ты из этого дерьма, то только сам. А иначе можешь молча сложить лапки и сдохнуть, потому что если ты сдашься хоть на мгновение, твое сердце перестанет биться окончательно и настанет твой самый гребаный конец жизни. Савада боролся, боролся изо всех сил. Мужчина это слишком хорошо видел. Мальчишка сражался изо всех сил. Сам с собой и со всем миром. После победы над Мильфиоре сам Занзас поменял свое отношение в мелкому мусору. Ему хуже. Получил все, вдруг потерять смысл. Вариец же так и не успел вкусить плод победы. Но это сделало его только сильнее.


***
После этого случая Занзас зачастил в главный особняк Вонголы. На все вопросы варийцев, от огрызался тем, что ему нравится изводить мелкого босса. На деле же все обстояло несколько иначе. Часто сутками на пролет безвылазно пропадая в кабинете Десятого, Занзас мог часами не разговаривать. Саваду это совершенно не напрягало. Сам же Занзас просто отдыхал от своих шумных подчиненных. Для отвода глаз он брал с собой побольше отчетов, вываливая их Дечимо на стол и со злорадной усмешкой наблюдал, как тот выполняет свою работу. Не смотря на то, что незваный гость испускал ауру угрозы и ярости, Тсуне нравилось такое соседство. Савада чувствовал себя сильнее. Рядом с боссом Варии он не мог позволить себе раскисать, потому как это означало, что он нарвется на еще более едкий комментарий.

***
Занзас и сам не знал, что его привело в этот раз в центральный особняк Вонголы. Дом встретил его тишиной и темнотой. Бдительная охрана бодро отдала честь и поспешила скрыться с глаз Красногоглазого Дъявола, как его за глаза называли подчиненные. Ноги сами принесли его к кабинету Десятого. Внутри горела только настольная лампа, отбрасывающая длинные тени вглубь комнаты. Босс Варии толкнул дверь, та протяжно скрипнула, и шагнул внутрь. Савада сидел возле бара и обнимался с бутылкой. А судя по явственному витавшему тут аромату, наклюкивался Вонгола уже давно.
- Заня, я тебя люблю! Ты воввремя.- пьяно протянул Тсуна и хихикнул. - Выппй со мной! - полупустая бутылка была горячо прижата к тощей груди.
- Тряпка, ты сначал пить научись, а то продукт только переводишь. - беззлобно отозвался Занзас, подходя к недодесятому боссу и с трудом отдирая у него виски. Налив себе в граненый стакан, мужчина сделал большой глоток. Горло обожгло приятным теплом. - Хм, мусор, а вкус у тебя недурен.
- Заня, для ттбя всеее самое лучшшшшее. - кое-как совладав с заплетающимся языком, смог выдавить Савада.
- Мусор, заткнись. - хмыкнул Занзас.
Тсуна смотрел счастливым взглядом на собеседника и послушно молчал, только лицо его расплывалось в глупой улыбке.
- Заня, ты самй лутсчииий! - протянул Тсуна, осоловело глядя на соседа.
- Мусор, еще раз меня так назовешь и я тебя грохну. - серьезным голосом пообещал Занзас, смакуя первоклассный виски. - И где только вырыл эту марку?!
Савада неожиданно посерьезнел и почти трезвым голосом произнес:
- Не грохнешь.
- Ты так в этом уверен? - прикрыв глаза, мужчина стрельнул в собеседника хитрым взглядом.
Савада шумно вздохнул и грустно покачал головой. Завистливо посмотрев на бутылку с янтарной жидкостью, что стала для него недосягаема, еще раз тяжко вздохнул.
- Уверен. - и не было в этих словах бахвальства или демонстрации силы и положения, была слышна лишь какая-то обреченность и смирение.
Мужчина лишь хмыкнул на это, не подтверждая и не оспаривая эти слова. Тсуна осоловело похлопал глазами. Окинул комнату задумчивым взглядом и сосредоточил свое внимание на собеседнике.
- Занзас, верни бутылку! - требовательно протянув руку, произнес Тсуна.
- Еще чего. Отбери, если хочешь! - саркастически улыбнулся босс Варии, явно поддевая оппонента.
- Занзас, верни тару! - не сдавался Десятый, изо всех сил потянувшись за искомым предметом. Кончиками пальцев скользнув по стеклянному боку, Савада сдвинул бутыль еще дальше от себя. Занзас с хитринкой на это посмотрел и передвинул виски на другую сторону.
- Скотина ты, - пожаловался ему Тсунаеши и потянулся снова, но в этот раз не рассчитал силы и упал на пол вместе с креслом.
Раздался грохот. Занзас разразился громким лающим смехом. Савада перекатился на спину и уставился в потолок. Он не спешил подниматься. Вообще что-либо делать больше не хотелось.
- Мелочь, ты там не пришибся?!
Тсуна слегка завозился.
- И не мечтай! - раздался его спокойный голос из-под стола.
- А жаль. - с искренним сожалением протянул вариец и заржал с новой силой.
- Занзас, на тебя этот виски неправильно действует! - пожаловался Савада, прислушиваясь к громовому смеху гостя. В голове звенело, комната расплывалась перед глазами.
Вариец пнул неподвижное тело. Савада от неожиданности ойкнул, пошевелился, отодвигая носок чужого ботинка. Снова воцарилась тишина. Занзас прислушался. Под столом прекратилась всякая деятельность.
- Мусор, ты собрался тут спать?
- Сдается мне, до кровати я не до ползу. - сонно протянул Тсуна.- Так что да, тут. Надо будет ковер попушистие заказать, - голос прозвучал вяло, к концу совсем затихая.
- Мусор, если простудишься, мне твои придурковатые Хранители плешь выклюют. - возразил Занзас, для острастки, пнув неподвижное тело еще раз.
- Забей!
Вариец с трудом разобрал последнее слово. Хмыкнув, мужчина медленно встал, загнянул под стол. Тсуна спокойно спал, раскидав руки в стороны, во сне смешно сморщив мордочку. Он сильно напоминал ребенка, в этот момент. Смотрелось умильно. Цыкнув, Занзас поднял Саваду на руки. Тело Десятого Вонголы оказалось на удивление легким, почти невесомым. Вариец дунул на непослушную прядь волос, что накрыла правый глаз Тсуны. Тот смешно поморщился в ответ и уткнулся лицом в рубашку мужчины, расслабленно выдыхая.
- Мусор! - произнес Занзас, неся того в спальню. - Нашел себе неприятности на задницу. - это мужчина произнес почти ласково.
Сбросив Саваду на кровать и укрыв того одеялом, еще некоторое время стоял рядом и задумчиво изучал такое хрупкое тело с таким сильным и хрупким содержанием.

***
Спина ужасно болела. Правда, ничего ниже поясницы Тсунаеши не чувствовал, зато всему верхнему отделу позвоночника доставалась двойная нагрузка и отдача. Больше всего сейчас хотелось встать с кресла, потянуться изо всех сил, напрягая каждую мышцу и пройтись по кабинету, разминая ноги и измеряя его длину. Дечимо задумчивым взглядом долго смотрел на свои ноги. В горло застрял противный ком, мешая нормально вздохнуть, глаза стало подозрительно жечь. Нужно срочно отвлечься от дурных мыслей и боли. Повернув инвалидное кресло, Тсунаеши внимательно посмотрел на собеседника. Почему-то захотелось его уколоть и побольнее.
- Занзас, зачем ты приходишь? - однажды, не выдержав, спросил Савада.
- У тебя хороший виски и тихо. - думая о чем-то своем, сухо произнес Занзас.
Тсуне захотелось побиться головой об стол, чего он тоже уже не мог сделать. Правду, судя по всему, Красноглазый Дъявол ему говорить не собирался.
- А все-таки? - не унимался Тсунаеши, понимая, что терять ему уже нечего, а бояться поздно.
Занзас задумчиво уставился в окно, неторопливо взбалтывая янтарную жидкость в стакане. Тсуну в который раз игнорировали. Саваде захотелось взвыть от разочарования, боли и бессилия.
- Что-то ты совсем расклеился, мусор! - хмуро бросил мужчина. - Колыбель.
- Что? - обе темы были никак не связаны, поэтому Дечимо не сразу въехал в то, что ему действительно ответили.
Тсуна хотел съязвить что-нибудь в ответ, но резко захлопнул рот. Занзас прекрасно мог оценить его состояние. Он пробыл в ледяной тюрьме пять лет. Годы заточения в абсолютной неподвижности, где за все это время мышцы почти полностью атрофировались. А потом, когда его разморозили, ему пришлось заново учиться ходить. Тело адски болело от ледяных ожогов. Этого не нужно было говорить вслух. Знаменитая интуиция Вонголы открывала ему глаза на истину.
- Занзас, ты мне виски не плеснешь? А то что-то в горле запершило, - впервые за последние месяцы Савада смог искренне улыбнуться. Он и забыл, что в этом мире кому-то могло приходиться не слаще.
- Я тащить твою пьяную тушку в кровать не буду. – грозно огрызнулся Занзас, но все-таки налил в стакан янтарной жидкости и подал его Дечимо.
Дальнейший вечер прошел в молчании. Однако что-то между ними двумя определенно изменилось.
Последний раз редактировалось Laerta 06 дек 2013, 12:13, всего редактировалось 1 раз.

Laerta
Ужас из Тьмы




 
Сообщения: 1222
Откуда: Харьков

Сообщение Laerta » 06 авг 2013, 15:32

Глава 3. Есть шанс, воспользуйся.

***
Перед Савадой появляется раздраженный до невозможного Занзас. Бросает на колени Тсунаеши синюю папку и и сразу направляется к бару за порцией виски. От силы удара кресло Дечимо отъезжает назад. Юноша морщится от неприятных ощущений и с интересом заглядывает внутрь.
- Что это? Тут говориться о каких-то исследованиях.
Босс Варии развалился на кожаном диване и прикрыв глаза, расслабляется. Все его подчиненные выучили на всю жизнь, что трогать Красного Дъявола сейчас нельзя, чревато смертельным исходом для неудачника. Однако, Савада давно утратил чувство самосохранения.
- Занзас! - окликает он чуть громче, чем нужно.
Мужчина недовольно морщится, резко открывает глаза и запускает стаканом в голову Тсунаеши. Маневренности Дечимо хватает ровно на столько, чтобы слегка отклонить голову в строну, стекло едва не задевает скулу, пошевелив волосы. Не смотря на серьезность ситуации, Десятому Вонголе становится жутко смешно и он не в состоянии сдержать веселый смешок.
- Промазал! - заявляет он задорно.
- Мусор, я и не целился, - зло усмехаясь, цедит Занзас, но по всему видно, что мужчина успокаивается.
Он приходит сюда не ради мальца, ради себя самого. После Колыбели, когда его разморозили, внутри не угасает ни на час Пламя Ярости. Оно сжигает его изнутри и обеспечивает ему постоянную адскую боль. Обезболивающие на его тело не действуют. Любые наркотики выжигаются на раз. Забыться или отвлечься от боли невозможно ни на секунду. Никто не знает. А ему хватает сил только на то, чтобы не поубивать всех вокруг, потому как жуткое раздражение и злость также не оставляют его ни на миг. Только очень крепкий алкоголь притупляет чувствительность, и то ненадолго, поэтому приходиться хлестать его галлонами. И не смотря ни на что, он никогда не станет алкоголиком, потому как пару спирта тоже быстро выжигаются его пламенем.
После автокатастрофы, после того срыва, что вариец наблюдал, Тсуна стал плохо контролировать свое Пламя, которое мягко простиралось по комнате, забираясь во все уголки кабинета. Странно, что этого никто не чувствовал. Огненный туман окутывал хрупкое тело юноши, забирая часть его боли, горечи и отчаяния. Занзас даже завидовал Саваде. Его собственное пламя только разжигало все эмоции, словно кто-то невидимый подливал Вариец чуть не задохнулся, когда впервые ощутил эту силу. Дыхание перехватило, тело словно онемело, внутри расползалась приятная слабость, отпуская вечно скрученные узлом внутренности. Впервые окунувшись в это море Пламени Гармонии, Занзас за много лет смог вздохнуть спокойно. Пожар, что бушевал внутри затихал. Больше не было боли, дикого, сводящего с ума раздражения. Мужчина развалился на диване и просто кайфовал. С тех пор он и зачастил в главный особняк. Говорить про свою слабость не хотелось, а вот поддержать мелкого стоило. Когда его взгляд стал тускнеть, интенсивность Пламени Гармонии уменьшилась. Это никак не входило в планы Занзаса. Не смотря ни на что, не смотря ни на какие разногласия, а даже он признал, что Тсунаеши прекрасно справляется с ролью Десятого Вонголы. А Хранителей этого мелкого хотелось просто разорвать на части, что довели своего шефа до такого состояния.
- Занзас, так что это за папка? - продолжать донимать вопросами Тсунаеши.
- Вот же репей приставучий! - беззлобно выругался вариец, расслабляя напряженные мышцы и откидывая голову на спинку дивана. - Там все написано. Читай, мелочь, небось глазелки еще нормально видят.
Савада широко улыбнулся на такой слабый наезд со стороны соседа. Было больше похоже, что его нежно пожурили, пусть и весьма специфическими выражениями. Внутри синей папки были статьи одного врача, который разработал эластичный корсет для позвоночника, специально придуманный для людей, которые попали в автомобильную аварию, в основном работающий с автогонщиками. Тсунаеши долго вчитывался в строчки. В глазах юноши загорался огонек надежды.
Занзас, решив, что ему уже пора. Он, кстати сказать, сильно торопился на встречу.
- Короче, мелкий, завтра в Палермо приезжает этот докторишка. У тебя назначена с ним встреча на 14:20 в Центральном госпитале. Как его зовут указано в папке. Бывай!
Босс Варии махнул рукой и направился к двери.
- Занзас, спа...
Мужчина резко махнул рукой заставляя собеседника замолчать. Пару минут они сверлили друг друга глазами, сказав гораздо больше, чем простыми словами. Тсуна понимал, как много для него сделал этот угрюмый человек. Савада смотрел на варийца с такой искренней благодарностью, что его Пламя, повинуясь воле хозяина, ластилось об руки и грудь Занзаса, окутывая его теплом и лаской. Пламя Ярости входя в резонанс, неторопливо отзывалось, вызывая в теле варийца легкую щекотку. Словно большая кошка крутилась в районе солнечного сплетения, мостя себе насест. Босс Варии самодовольно хмыкнул. Он всегда использовал всех только себе на выгоду, а тут ему еще и подают такую силу на блюдечке с голубой каемочкой. Бери, не хочу. Хотя, кого он обманывает?! Мелкий заморыш был такой же частью его семьи, как и Вария. А еще где-то глубоко внутри было невероятно приятно, что искренняя улыбка этого встрепанного воробья в последнее время доставалась исключительно ему, Занзасу. Злобно оскалив зубы, в этот момент, мужчина больше всего напоминал хищника, вариец гордо удалился. Пламя гармонии мягко стелилось ему след.

***
Инвалидное крепло стояло в огромной светлой комнате. Молодой человек, что в нем сидел, заметно нервничал. С тихим шорохом дверь открылась и вошел высокий мужчина в элегантном костюме. Он был похож скорее на коммивояжера, чем на высококвалифицированного доктора. Американец широко улыбнулся, заметив цепкий взгляд пациента, которым его просканировали. Светло-русые волосы, голливудская улыбка, ровный бронзовый загар, серо-зеленые глаза. Да ему прямо сейчас можно идти сниматься в рекламе. Любой бы продукт имел успех. В ответ мужчина заинтересованно изучает пациента. Его уже предупредили, что перед ним не простой человек. Открыв в себе талант не только доктора, но и исследователь и удачливого предпринимателя, он сразу оценил собеседника. Тот был очень не простым. С виду очень милый и симпатичный юноша с лохматой шевелюрой, будто там кто пытался гнездо свить, хрупкой фигурой и огромными карамельными глазами, производил обманчивое впечатление. Казалось, перед ним наивный слабый ребенок. Однако стоило заглянуть в эти удивительные глаза и сразу видишь силу, решительность, привычку отдавать приказы. Да и недавний визит шрамированного незнакомца, от которого за версту несло угрозой и жаждой крови, доктор понимал, что перед ним один из сильных мира сего. И, как ему сказали, вполне возможный спонсор для его проекта. А то, что юноша явно связан с мафией, этот некий Занзас намекал на это вполне отчетливо, мужчину ни капли не смущало. Он искренне верил, что его открытие принесет спасением многим людям. Ведь его родная любимая сестренка также стала жертвой страшной аварии на дороге.
- Джереми Смит? - уточняет Десятый, переходя на английский.
Мужчина кивает.
- Савада Тсунаеши?
- Да. Это я.
- Ознакомился с историей вашей болезни. Довольно интересно!
Тсуна удивленно вскидывает брови. Вообще-то, никто раньше не называл это болезнью. Словно от этого можно вылечится.
- У вас прекрасные показатели. И характер травмы вполне подходит по нашу программу. Увы, мы пока только на стадии разработки. Ищем спонсоров.
- На счет этого... - загадочно улыбается юноша.
- Да-да, - отмахивается Тсунаеши, - я прекрасно понимаю, что для таких разработок требуется хорошее финансирование. Мы согласны вложить в дело десять миллионов долларов.
Смит удивленно присвистнул. Он ожидал от этих людей хороший капиталовложение, но чтобы прозвучали такие цифры.
- Само собой нам нужны гарантии. И если вы вдруг попытаетесь нас обмануть... - Савада не заканчивает фразу. Но от обманчиво мягкого голоса, звучащего из уст юноши, тело Джереми холодеет. Это очень опасные люди.
- Конечно! - уверенно улыбается мужчина. - Да я и сам заинтересован в этом проекте. А автомобильной аварии пострадала моя младшая сестра. Все это я затевал только с тем, чтобы ей помочь.
Смит не особо верит, что этот человек ему с ходу поверит. Однако в янтарных глазах видит понимание.
- Я верю! - отвечает Савада, словно прочитав мысли собеседника.
Вот теперь мужчине становится действительно не по себе. Неприятно осознавать, что человек напротив может с легкостью залезть в твою душу. А что-то подсказывает предпринимателю, что этот хрупкий парень может и не такое.
- Мы будем вкладывать в ваш проект деньги постепенно., - возвращает Тсуна ушедшего в свои мысли доктора, - К тому же я буду вашим подопытным кроликом, - мягко улыбнулся Савада.
- Что?! - недоверчиво воскликнул Смит. - Да у нас пока еще все только в разработках. Мы еще даже прототип не сделали.
Тсунаеши понимающе усмехается.
- Так сделайте.
Джереми растерянно замолкает.
- Я пришлю вам своего техника. Он поможет. Его зовут Джанини. Прекрасный изобретатель, разве что только его экстремальные порывы экспериментировать надо немного сдерживать. Приступайте немедленно! - отдав приказ, Десятый грозно посмотрел на мужчину, ожидая его исполнения.
Как-то незаметно сам для себя, Савада произнес это командным голосом. Мужчина невольно вытянулся по стойке смирно, сказывалось прохождение военной службы в прошлом. Хотелось тут же бежать и выполнять приказ. Только спустя пару минут до них обоих дошло, что и как было сказано, и где они находятся. Невольно на лицах выступили улыбки, а затем собеседники расхохотались.
- Что ж, хотя я и думал пробыть в Италии всего нечего. Но если мой проект стартует с мертвой точки, я готов задержаться в этой знойной стране надолго, - довольным голосом сообщил американец.
- Можете пригласить вашу сестру в Италию. Мои люди организуют приглашение. Вы не против? - учтиво интересуется Савада.
Доктор пожал плечами.
- Почему бы и нет. Приглашающая сторона угощает? - спросил он, с хитрым прищуром.
Савада ненадолго призадумался.
- Приглашающая сторона оплачивает все расходы. Я так понимаю, вы хотите еще кого-то пригласить?
- Да, хотел бы пригласить еще пару моих коллег.
- Что ж, мы возьмем все расходы на себя. Размещение, питание, транспорт. В нашем распоряжении есть клиника, где вам смогут предоставить любую помощь и технику.
Смит кивнул, обдумывая что-то свое.
- Не хотелось бы полностью покидать муниципальную клинику. Тут есть много пациентов, которым это тоже потребуется.
- Тогда поговорите с ними, составьте списки, кому требуется помощь. Все равно, пока у нас не будет испытанных образцов, мы им ничем не поможем, сразу перешел на деловой тон Тснуаеши, просчитывая в уме все варианты. Я пришлю помощника, будем корректировать свои действия через него. Если вам вдруг что-нибудь понадобиться...
Джереми понимающе кивнул.
- Я сразу поставлю вас в известность.
- Да, а еще я бы хотел получать регулярные отчеты, - жестко произнес Савада.
Смит напрягся. Он как-то не ожидал, что каждый его шаг будут контролировать. Но потом предприниматель и изобретатель пересилили доктора и гордость, мужчина расслабился и нехотя кивнул.
В кабинет нетерпеливо постучали.
- Войдите! - крикнул Джереми.
В кабинет вплыл уже знакомый Саваде доктор. Пожилой мужчина мелкими шажками приблизился к инвалидному креслу и сгреб в крепкие объятие хрупкую фигуру юноши. Немного потискав своего бывшего пациента, под офигевшим взглядом Джереми, гость радостно заулыбался и отошел на пару шагов.
- Мне сказали, что тут сейчас находиться мой лучший пациент. Я примчался из другой клиники, чтобы увидеть тебя, мальчик мой. Как твои успехи.
Тсуна смущенно улыбался. Он всегда немного терялся, встречая этого добродушного доктора, который отнесся к нему так по отечески.
- Доктор Лучио Таркьялли, - представил он коллег друг другу, - это Джереми Смит, - улыбаясь немного растерянно, пояснил Тсунаеши. Ему было неловко, что этот добрый старик так сильно привязался к нему. Врач его просто боготворил, ставя в пример остальным пациентам, как пример храбрости, самоотверженности и силы духа..
Неожиданный визитер радостно затараторил на итальянском. Джереми растерянно переводил взгляд с него на Тсунаеши и взглядом вопрошал чего от него хотят. Саваду чрезвычайно позабавила эта ситуация.
- Доктор Лучио, доктор Смит американец. Он не знает итальянского.
Мужчина схватил руку блондина и энергично ее потряс. А потом на жутко ломаном английском стал пояснять.
- Как приятно познакомится с коллегой. Это мой бывший пациент. Просто невероятный юноша, - с гордостью восторгался доктор. - Он смог сделать невозможное. В таких авариях не выживают. С такими показателями не возвращаются из комы и так быстро не приходят в норму.
Смит с трудом понял, какую информацию ему пытаются донести из-за жуткого акцента коллеги. Тут итальянец исчерпал свой лимит знаний в английском и дальнейшим свой монолог продолжил на родном языке.
- Доктор Лучио предлагает вам помощь в ваших изысканиях. Он читал ваши статьи и вы его очень сильно вдохновили, - перевел Тсуна.
- Превосходно! - просиял Смит, пожимая руки обоим и сверкая, как рождественская гирлянда.
Джереми довольно потер руки. Предприниматель внутри него сразу почуял, что с этим мальцом его дела пойдут гораздо быстрее, а испытатель порадовался возможности притворить в жизнь столь сложный проект.

Laerta
Ужас из Тьмы




 
Сообщения: 1222
Откуда: Харьков

Сообщение Laerta » 07 сен 2013, 13:34

Глава 4. Будни сантехника.

***
Прошло четыре месяца и исследователи смогли создать первый прототип. Савада вызвался быть подопытным кроликом. На тело подростка надели корсет. Это чудо из эластичного пластика и металлических вставок, соединенное кожей, должно было зафиксировать перебитый позвоночник. Никто не обещал, что он сможет ходить, но дать юноше большую свободу передвижения - это да. А Джанини, как только увидел корсет на теле босса, с огромным воодушевлением стал что-то быстро чертить в своем блокноте, приговаривая, что это будет просто идеально. Тело, не привыкшее к посторонним прикосновениям отозвалось назойливым раздражением и зудом кожи. С непривычки болело все. Тсуна указал на недостатки, потыкал в места, где ему давило, жало, перекашивало позвонок. С него взяли новые мерки, измерили параметры тела, давление и пульс. Заставили сделать несколько максимальных наклонов тела. После чего с юноши сняли корсет и отпустили домой. Савада поныл немного, что врачи изобрели утонченный прибор пыток. Доктор Лучио ласково потрепал шевелюру шатена и мягко улыбаясь, пообещал исправить все недоработки.

***
Вернулся в особняк Тсуна в отвратительном расположении духа. Все тело ныло и жутко болело все, что только можно. Казалось, все мышцы старались вывернуться наизнанку. Самым большим желанием было упасть в кровать и вытянуться во весь рост. Однако, надо было закончить еще парочку приказов. Сцепив челюсти и прикусив до боли нижнюю губу, Савада пытался сосредоточится на работе. Давалось это с трудом. Кое-как дочитав последний приказ и отъехав от стола, Десятый приблизился к окну, наблюдая кроваво-красный закат. Хотелось пожалеть себя, пожаловаться кому-нибудь на несправедливую судьбу. На душе было мерзко и отвратительно. Юноше казалось, что от него отвернулся весь мир. Отчетливо вспомнился презрительный взгляд Хибари, который сейчас бил по нему сильнее удара тонфа. От жалостливой улыбки Рехея болезненно сжимались кулаки. Хранитель Солнца даже на глаза больше не показывался, разве что поздороваться заходил. Ламбо, как только его видел, срывался в рев и с крикам о том, что Тсуна никчемный, убегал прочь. Савада терялся, как успокоить ребенка. Ямамото же улыбался искусственной улыбкой, большей напоминающей оскал, а глазах читалась все та же жалость и недоумение. Тсуне иногда хотелось дать ему в челюсть, чтобы мечник показал искренние эмоции.
Самым же невыносимым было видеть виновато-жалостливое выражение на лице Гокудеры. Может это потому, что только этот Хранитель не мог позволить себе оставить босса одного, но и как помочь ему не знал. Поэтому на лице подрывника застывало выражение отчаянной решимости и боли, а Савада просто уже устал убеждать свою Правую руку, что тот ни в чем ни виноват.
Как-то незаметно, но между ним и друзьями выросла стена отчуждения.
- Дон Савада, вы уже закончили дела на сегодня? - раздался позади холодный голос.
Тсуна тяжело вздохнул и развернулся.
- Добрый вечер, Майкл. Да, на сегодня я все закончил.
- Тогда извольте приступить к вечернему моциону.
Майкл Росси был его личным сиделкой, гувернером, слугой, массажистом, купальщиком и палачом. Нет, он не делал Тсуне больно и никак его не обижал, но само присутствие этого человека наполняло все существо шатена невысказанным отчаянием. А еще, Савада бы и себе в этом не признался, он слишком сильно смущался этого парня. Тот был силен, красив, почти его ровесник, с превосходно развитым телом. У него было темно-русые волосы и ярко-голубые глаза. На его фоне Тсуна был слишком мелким, жалким, да к тому же еще и неполноценный. Сколько бы Десятый не боролся с собой, а отделаться от этих мыслей никак не получалось. Они почти не разговаривали, за исключением пары дежурный фраз в день.
Майкл был наполовину итальянцем, наполовину американцем, отсюда и столь странное имя для коренного жителя. Все детство он прожил в Америке, а после, в двенадцать лет, его забрал к себе отец в Италию. Тут юноша и овладел искусством массажа.
Росси перевез его в спальню, легко поднял на руки хрупкое тело и переложил на кровать. Тсуна медленно расстегивал пуговицы рубашке, пытаясь отрешиться от действительности. Майкл его полностью раздел. Савада в такие моменты старался думать о чем угодно, лишь бы не находиться мыслями в этой комнате. "Меня здесь нет, меня здесь нет!" - мысленно повторял он, словно мантру. Лицо Майкла никогда не меняло своего выражения. Парень смотрел холодно, в глазах не отражалось никаких эмоций. Он чем-то напоминал робота. Росси вообще мало разговаривал со своим пациентом, только по необходимости. Для него это была только хорошо оплачиваемая работа. Ни больше, ни меньше. К пациенту он относился примерно, как предмету мебели. Разве что вежливость требовала проявлять уважение к хозяину поместья. Перевернув Тсунаеши на живот, он начал делать массаж, начиная от копчика и поднимаясь вверх по позвоночнику до лопаток, потом ягодицы, потом тщательно помассировать каждый сантиметр ног. Необходимо делать эти процедуры, чтобы поддержать неработающие мышцы в тонусе и избежать появления пролежней. Единственным неудобством для юноши было то, что Савада не мог расслабиться в его руках. Это немного оскорбляло мужчину, как прекрасного специалиста и он упорно продолжал свое дело, мечтая, чтобы его услуги оценили по достоинству.
Савада почти расслабился от мягкого проглаживания и от приятного аромата масла, как внутри тренькнул колокольчик, оповещая об изменении в окружающем пространстве. Легкие прикосновения к спине стали более уверенными и несли уже какой-то сексуальный подтекст. Десятый напрягся, пытаясь повернуть голову. Упершись руками в матрас, он смог слегка повернуться.
- Ку-фу-фу! Тсунаеши-кун, чего ты такой напряженный?! - раздалось над ухом куфукающий смех.
Савада расслабленно упал на подушку.
- Мукуро! - это было сказано с таким явным облегчением, что иллюзионист снова рассмеялся.
- Оя-оя! Тсунаеши, ты наверное единственный человек в мире, кто так радуется моему появлению, - проворковал Хранитель Тумана. - Из тех, кого я хочу убить, - добавил он, жарко шепча на ухо беззащитному парню. - Или пытался убить.
Почему-то этот жаркий шепот на ухо заставил покраснеть Саваду до кончиков ушей.
- Ой, как мило! Я тебе напоминаю, что хочу тебя убить, а ты смущаешься. Тсу-кун, да ты извращенец! - восхищенно протянул иллюзионист.
Савада покраснел еще сильнее, хотя казалось дальше уже некуда. Спрятав лицо в подушку, Тсуна пытался скрыть свои эмоции, но его выдавали ярко горящие уши. Кое-как совладав с собой, юноша поднял голову и обиженно заявил:
- Так не убил же до сих пор!
После этого комната содрогнулась от взрыва смеха.
- Так у меня еще все впереди! - с коварной усмешкой заключил Мукуро.
Тсуне не надо было оборачиваться, чтобы видеть эту победную улыбку, она и так чувствовалась в голосе иллюзиониста.
- Так что тебе мешает? Я сейчас беспомощнее котенка, - заинтересованно поинтересовался парень. Его давно интересовал этот вопрос.
- Хм! Котенок?! Тсуна-неко?! - мечтательно тянул Хранитель Тумана, продолжая поглаживать спину шатена. - Звучит заманчиво. В следующий раз обязательно принесу тебе кошачьи ушки.
- Ты не ответил на вопрос! - сухо напомнил Савада. Он не любил когда его игнорируют.
- Хм! Оя-оя! Тсу-кун, недоволен! - выделяя каждое слово, произнес синеволосый, зная, как Саваду бесят подобные нотки в его голосе.
- Ну а все таки?
Иллюзионист разочарованно фыркнул. Савада сегодня слишком хорошо держал себя в руках, его становилось не интересно дразнить.
- Именно поэтому! - соизволил ответить Рокудо.
- В смысле?
- А в чем радость от победы над таким слабым и беззащитным, что он даже и пальцем до меня дотянуться не сможет.
Тсуна зло скрипнул зубами. У него складывало ощущение, что Мукуро прочитал его недавние мысли.
- Хотя... - задумчиво протянул иллюзионист, вставая с кровати, - В этом есть и определенный плюс. Определенно плюс! - протянул он заговорщицки.
Интуиция Тсуны заверещала, предупреждая об опасности. Савада успел извернуться, чтобы увидеть, как как Рокудо расстегивает рубашку, медленно гладит себя по груди, расстегивает пряжку ремня.
- Что ты делаешь? - возмущенно воскликнул Тсунаеши, переходя на визг.
- А что не видно?! - изумился иллюзионист. - Ты посмотри какое великолепное тело. Тсу-чан, я подарю тебе много-много приятных минут.
- Прекрати! - взвизгнул Савада, чувствуя, как к его спине прикасается обнаженная грудь другого парня.
- Наслаждайся! - жарко прошептал на самое ухо Мукуро, заставляя разбегаться мурашке по теле Десятого.
- А ну прекрати немедленно! - заорал Савада.
Со спины ушел лишний груз, послышался грохот.
- А? Что? Я? - растерянно протянул дезориентированный Майкл. Парень потрясенно смотрел на свою расстегнутую рубашку, и ремень, красного от возмущения и гнева босса и чувствовал в теле странное тягучее желание.
- Я... Что... - растерянно хлопал глазами парень. - Я... - он пытался лихорадочно придумать, что сказать.
А Тсуна... А Тсуна в этот момент наслаждался искренними эмоциями и полной обескураженностью его массажиста, подперев подбородок кулаком. Что ж, спасибо Рокудо за такое милое развлечение, однако это не стоило стольких нервных клеток самого Савады.
Росси резко вскочил на ноги и низко поклонился.
- Прошу прощения, босс! Не знаю, что на меня нашло. Я дико извиняюсь! - громче, чем следовало бы, выкрикнул мужчина.
Тсуна с самым довольным видом рассматривал макушку парня.
- Поднимись, - произнес Десятый властным голосом, пряча усмешку и надевая на лицо маску серьезности. Только в глазах его сияли лукавые бесенята.
Майкл медленно разогнулся, избегая смотреть боссу в глаза. На щеках Росси застыл яркий румянец. Юноша искренне недоумевал, как он смог так странно себя повести, утратив привычную холодность и рассудительность. Шатен едва не рассмеялся. Тот был сейчас слишком сильно похож на Гокудеру, когда они еще учились в школе. Движения стали нервными и резкими, взгляд метался от одного предмета к другому. Раньше этот юноша казался ему воплощением Хибари, а теперь же он прекрасно осознавал, что то была лишь маска.
- Румянец тебе к лицу, - задумчиво озвучил Савада, чем заставил покраснеть Росси еще сильнее.
- Босс, простите меня! Не знаю, что на меня нашло! - снова склонился в поклоне юноша, пытаясь скрыть свою неловкость.
Савада не выдержал и хихикнул.
- Ладно, проехали.
- Босс, я повел себя недостойно. Я хочу уйти. Дон Савада, я сейчас же напишу заявление об увольнении.
- Эй-эй! Стой. Я же не соглашался на твое увольнение, - притормозил парня Савада.
- Но...
- Никаких но. Я не собираюсь лишаться такого хорошего специалиста. Где я сейчас другого найду? - сухо прокомментировал Тсунаеши,
- Вы считаете, что я хороший специалист? - удивился Росси.
- Конечно. Иначе бы ты со мной не работал, - констатировал Савада, недоумевая, почему это так сильно шокирует собеседника.
- Но я думал, что...
- Что? - подтолкнул к продолжению диалога Десятый. Ему вдруг стало жизненно важно узнать от этого юноши правду.
- Вы не слова не говорили о моей работе. Ни звука не издавали, пока я делал вам массаж. И ваше тело все время напряжено, словно я делаю что-то не то.
- А! Это, - немного замялся Савада, но решил говорить на чистоту.- Просто меня это все очень сильно напрягает. Знаешь, как сильно смущает, когда ты сам не можешь делать даже самых элементарных вещей.
- Ну, представляю! - неуверенно отозвался Майкл.
- Так. Ладно, проехали. Предлагаю забыть этот инцидент, как будто ничего не было.
- Хорошо, дон Савада, - неуверенно кивнул Росс.
- И Майкл, давай на ты. Зови меня просто Тсуна.
- Никак не могу, дон Савада. Это полнейшее неуважение.
- Тогда Тсунаеши?!
- Дон Тсунаеши?!
- Тогда Тсуна-сан. Так вежливо обращаются к другому человеку у меня на родине.
- Тсуна-сан?! - переспросил Росс.
Получив в ответ кивок, юноша улыбнулся. Савада впервые видел его улыбку. На душе стало хорошо и спокойно. Он смог наладить отношения с еще одним из своих людей. "Спасибо тебе Мукуро, чтоб тебя черти за ногу дернули!" - ласково подумал он про своего иллюзиониста.
Наблюдавший за всем этим через щель в двери Рокудо, довольно потер руки и отправился по своим делам дальше. Ему совсем не нравилось в последнее время угнетенное состояние Савады. Тот был слишком подавленным, грустным и совсем уж замкнулся в своих переживаниях, отдалившись от Хранителей. Идя по коридору, Мукуро слегка прихрамывал, почему-то сильно тянуло сухожилия на ноге и нервно тикало левое веко.

***
Тсуна прислушался. Где-то журчала вода. Он объехал свой кабинет по кругу в поисках источника звука, но ничего не нашел. Выехав в коридор, он покатил свою коляску одной рукой, второй зачем-то придерживаясь стены. Пульт управления остался лежать забытым. Звук стал тише. Зато через каких-то восемь метров стена под пальцами стала мокрой. Савада с интересом естествоиспытателя обследовал стену уже двумя руками. Внимательному взгляду предстала интересная картина. Так как стены были обшиты темно-бордовой то ли тканью, то ли бархатом, парень не сильно в этом разбирался, то пятна было не видно. Зато слышно на ощупь. И если внимательно присмотреться, уже и на полу поблескивала влага. Однако тут журчания воды не было слышно вовсе.
- Эй, есть тут кто? - крикнул Десятый.
- Джудайме, - в коридор выглянула пепельноволосая голова.
- Гокудера-кун, подойди сюда, - мягко позвал Тсунаеши.
Тот немедленно выполнил просьбу, настороженно смотря на босса в ожидании приказа.
- Это что за не порядок? Кто за этим следить должен? - тыкая в стену, спросил Савада.
- За чем? - оторопело хлопая глазами, спросил подрывник.
- За этим! - ткнув в очередной раз в стену и видя в глазах подчиненного полное недоумение, Тсуна задумался. Из головы, как нарочно выпало это нужное слово. - Трубы, Хаято, труба. О! - обрадовавшись, воскликнул юноша, - Канализация. Трубы. Сантехника.
- Джудайме?! - в глазах хранителя Урагана читалось уже откровенное беспокойство о здоровье драгоценного босса.
- Стену потрогай! - обиженно буркнул Савада, отъезжая в сторону.
Хаято послушно подошел к стене, все еще косясь краем глаза на главу.
- Стена мокрая, - глухо оповестил друга Тсуна, устав наблюдать за нерешительными действиями товарища, который все еще недоумевал о том, что от него требуется.
- О, и вправду мокрая! - изумился Хаято.
- Гокудера-кун! - в голос Десятого прорезались нотки раздражение.
- О, Джудайме, я мигом. Я сейчас. Я... Это... - было видно, что Хранитель Урагана лихорадочно соображает, как решить подобную проблему, которая никогда не входила в круг его обязанностей. - Сейчас все исправим.
Блондин умчался выполнять приказ босса. Тсуна довольно хихикнул. Слегка поиздеваться над собственным Хранителем было неожиданно приятно. Вернулось хорошее настроение. Парень отметил про себя, что сегодня просто чудесный день.
Вернувшись в кабинет, Тсунаеши продолжил работу. Отчетов в последнее время было отчего-то немерено. На столе было столько папок, отчетов и приказов, что от входной двери не было видно, если кто на рабочем месте или нет. Сидя перед такой кипой макулатуры, Савада понимал, что его постепенно подгребает этот бумажный монстр. Тоненько тренькнула интуиция. Юноша наклонил голову на бок и прислушался к себе. Странно, но сигнала об опасности интуиция не выдавала. Однако что-то заставило Тсуну открыть ящик стола и взять в руки любимую Беретту.

***
Абеле Белучио был родом из бедной семьи. В жизнь пробивался самостоятельно. К тому же, как средний сын, он должен был заботиться и младших детях. Мужчина упорно трудился и смог достичь неплохих высот в жизни. Ему удалось устроиться в одну известную строительную фирму. Работа была тяжелая, зато платили хорошо. Уже шесть лет как он работал в одной и той же компании. Сегодняшний вызов был неожиданным. Потребовали самых лучших. Только вот напарник его, Агэпито, куда-то запропастился. Пришлось брать с собой новичка. Он в последнее время шефу чем-то приглянулся.
Увидев место, куда их пригласили, Абеле тихонько присвистнул. Он про такие особняки только слухи слышал. Тут жили довольно опасные люди, так что нужно было делать работу быстро, качественно и особо по сторонам не глазеть. Перед тем, как приехать на объект, шеф им провел часовую лекцию о том, как себя вести и что говорить, а также заставил подписать какие-то бумажки. Абеле не сильно понял, что это было, но самый главный пункт, который особо подчеркнул шеф, это абсолютное молчание обо всем, что он может увидеть. Мужчина нервничал, дико косился по сторонам и чувствовал себя не в своей тарелке. А вот новичок, напротив, был абсолютно расслаблен и доволен жизнью, будто ему не в первой было в таком месте находиться. Звали парня Анаклето Педролли. Не сказать, что парень был самоуверенным или слишком наглым, но чувствовалось в нем что-то такое. Он хоть и старался сдерживаться изо всех сил, но уж больно борзый был. В бедных районах, где жил Абеле, таких не любят, но уважают, поэтому мужчина старался не слишком-то напарника третировать, только призывал к спокойствию.
Их встретили трое людей в черных деловых костюмах, провели на второй этаж. Абеле тут же достал инструменты и приступил к работе. Некоторое время за его спиной стоял Анаклето, внимательно наблюдая и выполняя мелкие поручения, будь то вытереть воду, подставить ведро, подать ключ, сбегать попросить еще тряпок. Как-то незаметно Абеле полностью ушел в работу и не заметил, как напарник куда-то делся. А потом по ушам ударил резкий звук выстрела, и еще несколько. Раздался приглушенный стон. Вмиг коридор заполонило огромное количество народу. Мужчину затравленно поднял взгляд, смотря на четыре дула, направленных в его голову. Его окружило четверо охранников, смотря на него не читаемыми взглядами. Несчастный сантехник понял, что крупно вляпался в большие неприятности.

***
Киллер тихонько приоткрыл дверь и медленно двинулся к рабочему столу Вонголы, стараясь не издать ни звука. Решив не растрачивать лишнюю энергию и время, мужчина выстрелил в то место, где предположительно должна была находиться голова жертвы. Однако, руку тут же обожгло болью, а по ушам ударил звук выстрела. Пистолет с глушителем выпал на пол. Из-за приоткрытой двери выглядывал юноша, наполовину скрытый от глаз киллера створкой. Горе-киллер поднял руки вверх, показывая, что сдается, заметив направленную на него Беретту.
- Добрый день! - приветливо произнес юноша с добрыми карими глазами. - Как приятно знать, что обо мне не забывают!
В голосе шатена чувствовалось счастье. Анаклето недоумевающе вкинул брови, взглядом пройдясь еще раз по хрупкой фигуре в инвалидном кресле. Ошибки быть не могло. Это бы Савада Тсунаеши, Десятый босс Вонголы.
- Не шевелись, - почти ласково попросил Дечимо.
Анаклето медленно стал поднимать руки, показывая, что у него нет дурных намерений. А затем резко ухватился за пистолет, спрятанный между лопаток, но выстрелить не успел. Стрелок из шатена оказался превосходным. На сей раз пуля попала в плечо, правая рука повисла плетью. Педролли, понимая, что его жизнь сочтена, напоследок решил таки выполнить миссию, чтобы не очернять свое имя, кинулся на врага. Однако, его действие было остановлено двумя попаданиями в каленные чашечки. Громко взвыв, мужчина рухнул на пол, схватившись за пострадавшие конечности. Боль была адской.
- Джудайме! - в кабинет ворвался взволнованный Хаято, услышавший выстрелы.
Весь особняк был поднят на уши. Чтобы в усадьбе раздавались выстрелы средь бела дня - не было такого, значит, враги проникли в дом.
- Убери этого! - кивнув долом в сторону неудачливого киллера, со странной улыбкой на губах, произнес Тсуна. - А там был еще второй.
- Его уже задержали, - отрапортовал Гокудера, выволакивая пленника.
Тут же в комнату ворвалась дюжина молодчиков, унесли нападавшего. Хранитель Урагана кинулся к любимому боссу, проверяя нет ли у того ран.
- Джудайме, мне так жаль! - подрывник кинулся на колени и стал биться головой об пол, моля прощения.
- Гокудера-кун, прекращай уже! - Савада чувствовал себя просто великолепно, поэтому даже не стал заострять свое внимание на этой привычке своей Правой руки биться в истерике. - Вы второго сантехника пока не трогайте. Я сам с ним поговорю.
- Джудайме? - обеспокоенно спросил Хаято, вскидывая голову и внимательно смотря на шефа. - Вы уверены?
- Уверен, уверен! Этим я займусь сам!
Видя счастливую улыбку на губах Тсуны, Гокудера был готов согласиться все на свете, только бы продлить это мгновение.

Laerta
Ужас из Тьмы




 
Сообщения: 1222
Откуда: Харьков

Сообщение Laerta » 17 сен 2013, 15:20

Глава 5. Будни сантехника 2.

***
Бледного и трясущегося Абеле приволокли в темный подвал. Сантехник уже прощался с жизнью, молился всем святым и просил прощения у семьи. Это были очень опасные люди. Они сначала стреляли, а потом спрашивали, виновен или нет. Так что у трупа мало шансов доказать свою невиновность. Единственное, что удивило мужчину, что его не били по дороге. Вот этого он как раз и ожидал. Белучио завязали глаза, завели в комнату и привязали к стулу. Абеле держался из последних сил, чтобы умереть мужественно и не выть от отчаяния. С каждой минутой сердце заходилось все в более бешеном ритме. Паника накрывала с головой.
- Снимите ему с глаз повязку! - приказал чей-то спокойный голос, действуя даже на мужчину успокаивающе. Он у него возникло ощущение, будто ему дали выпить стакан воды. Сантехник смог совладать с конечностями. Руки перестали дрожать, хотя по телу все еще пробегала предательская волна озноба.
Когда сняли повязку, Абеле долго моргал и привыкал к свету. Позади него стояло двое молодчиков в черных костюмах, совершенно безликих на лицо. А вот перед мужчиной в инвалидном кресле сидел подросток, которому на вид было лет семнадцать. Каштановые волосы торчали на голове в беспорядке, тощее хрупкое тело, только уверенный и понимающий взгляд, выдавали то, что парень значительно старше, чем выглядит.
- Добрый день! - голос шатена звучал тихо и спокойно.
Сантехник нервно сглотнул.
- Добрый! Если можно так сказать, выдавил мужчина сипло.
- Как вас зовут? - мягко задавал свои вопросы юноша, погружая собеседника словно в транс, своим убаюкивающим голосом.
- Абеле Белучио, - ответил собеседник дрожащим голосом.
Мужчина хотел еще что-то добавить, но не решился.
Из соседней комнаты раздался душераздирающий крик. Сантехник резко вздрогнул и покрылся обильным липким потом. Холодны капли неприятно стекали за шиворот, вызывая новый табун мурашек.
- Вы...
- Джудайме, да отдайте его мне, я живо из него все вытрясу. - перебил юношу чрезвычайно недовольный голос.
Абеле невольно вздрогнул и сжался. Он никогда не чувствовал себя настолько беспомощным. Слегка повернув голову, мужчина смог рассмотреть собеседника. Это был стройный пепельноволосый парень, лет двадцати-двадцати пяти. Его глаза зло сверкали в слабом освещении помещения, губы искривил хищный оскал. Казалось, тот готовиться напасть и разорвать горло пленнику зубами, лишь бы выгрызть правду.
- Гокудера-кун! - устало произнес Савада, возведя глаза к потолку. Хранитель сбивал ему весь настрой разговора.
- Ты провел в особняк киллера. Он чуть не убил Джудайме. Ты мне ответишь за все! - зло шипел Хаято, брызжа слюной в лицо пленника.
Белучио испуганно сжался на стуле, потому что в зеленых глазах собеседника плескалась безудержная ярость. Мужчине даже показалось, что в глазах юноши он увидел красное пламя, словно из самого ада.
- Гокудера! - снова позвал Тсунаеши, уже более строгим голосом.
Тот никак не отреагировал на слова босса, продолжая неотвратимо надвигаться на пленника.
- Хаято! - крикнул Савада.
- Да, Джудайме, - тут же послушно вскинулся подрывник, смотря преданными глазами на босса и едва хвостом не виляя.
Столь резкий переход окончательно сбил с толку Абеле. Он уже совершенно ничего не понимал. Только одно осознавал сантехник, если на него еще раз так наедут, то он позорно грохнется в обморок. Не так уж его нервы и крепки.
- Гокудера-кун, сядь и успокойся! - мягко сказал Дечимо, сурово сведя брови.
Хаято побледнел. Только теперь до него дошло, что он нагло перебил шефа и возможно испортил ему всю стратегию допроса.
- Джудайме, я...
- Потом, - отмахнулся Тсуна, нахмурившись и исподлобья посмотрев на Хранителя.
Тот послушно заткнулся, слегка поклонился и ушел в темный угол.
Абеле в эти минуты понял, что этот хрупкий с виду парень имеет огромное влияние в этом месте.
- Мистер Белучио, вы хороший сантехник? - мягко поинтересовался шатен, которого пепельноволосый назвал Джудайме.
- Я стараюсь изо всех сил. Я могу сказать... Я почти уверен. что я... Да, я хороший специалист. Моей специализацией являются трубы, канализация, установка сантехники, - все это мужчина выпалил на одном дыхании, крепко зажмурившись, потому как иначе бы ему не хватило сил, все это произнести. Звучало, конечно, глупо, но мысли в голове разбегались, а отвечать на вопрос нужно было не задумываясь. Такие люди ждать не любят.
- Хорошо, - кивнул своим мыслям Джудайме. - Мистер Белучио, а сколько лет вы уже работаете сантехником?
- Да почитай уже лет пятнадцать как, - растерянно отозвался Абеле, не понимая, к чему это ведет шатен.
- У вас есть семья, дети?
От лица мужчины отлила вся кровь. Только теперь до него дошло, где он оказался. Это была мафия. Только столь опасные люди, так мягко и вкрадчиво интересуются состоянием жертвы, чтобы через миг вспороть ей горло. Абеле крепко зажмурился и отрицательно покачал головой. То ли говоря, что отвечать не будет, то ли признавая, что у него никого нет, то ли просто пытаясь выкинуть столь страшные мысли из головы.
- Мистер Белучио, я ведь пойму, если вы лжете! - почти ласково произнес шатен.
Абеле резко открыл глаза и посмотрел прямо в карие глаза собеседника. Да, этот точно поймет. От него ничего не утаишь. Этот мягкий обволакивающий взгляд карих глаз с карамельным оттенком, смотрит прямо в самую душу и читает ее, словно открытую книгу.
- У меня есть жена и дочь, а также младшие браться и сестра, - судорожно ответил мужчина, стараясь, чтобы его голос не сильно дрожал. Если честно, этот спокойный шатен пугал его гораздо больше, чем пепельноволосый парень, так было совершенно не понятно, чего от него ожидать.
- Вы ведь хотите вернуться к ним?
Мужчина закивал так сильно, что Савада подумал, что у него голова сейчас отвалится.
- Тогда расскажите нам про вашего напарника.
Абеле взвыл в душе. Зря он согласился на это дело. Зачем согласился взять с собой новичка?! Сидел бы себе сейчас дома, ел пасту, смотрел телевизор и беды бы не знал.
- Да он не напарник мне, - в отчаянии выкрикнул Абеле. - Мы с ним никогда раньше не работали. Мне его шеф назначил.
- А вот с этого момента поподробнее. - мягко произнес шатен, вызывая на откровенность.
Тут Абеле и не выдержал. Он открыл собеседнику всю душу. Рассказал про нищенское детство. Про то, как убили в подворотне старшего брата за копейки, что были у того в кармане. Как он сам пробивался в жизнь, заботясь о младших детях в семье. Как устроился на теперешнюю работу. Как усердно и с полной отдачей работал бывало и сутками напролет, лишь бы всех прокормить. И как вызвали их на это задание. Как внезапно исчез его привычный напарник. Как шеф впихнул ему новенького. Что он ему сразу не понравился, потому как сразу было видно, что парень больно борзый, да и подхалим, иначе с чего бы директору его так расхваливать рядовым сотрудникам. Но кто Абеле такой, чтобы оспаривать слова шефа?! Сказали взять этого напарника, он и взял.
При словах мужчины о боссе, Тсуна красноречиво посмотрел в сторону Гокудеры. Тот под столь явно укоризненным взором покраснел до кончиков ушей.
- Мистер Абеле, а нам ведь тоже нужны хорошие специалисты, - с добродушной улыбкой, произнес Тсуна.
Абеле недоверчиво покосился на собеседника.
- С этого момента вы будете работать на нас.
Абеле растерянно похлопал глазами, поднял с пола челюсть и осторожно поинтересовался:
- А что я должен буду делать?
Надо же уточнить. Мало ли. А то вдруг к дъяволу сразу отправят.
- Да ничего особенного. Ходить на свою работу. Делать, что обычно.
Мужчина недоверчиво нахмурился, не веря таким словам.
- Но?
Абеле был хоть и недальновидным, но совсем не дурак.
- Просто иногда помогать нам. Ведь вы не откажите нам в помощи, когда бы она нам не понадобилась? И что бы ни нужно было сделать? - вкрадчиво спросил Савада, на чьих руках вдруг зажглось Пламя посмертной воли.
Глаза Белучио шокировано расширились, он еле сдержал крик. Для истового католика, коим он был, это было уже слишком.
- Развяжите его! - скомандовал Тсуна мордоворотам, легко взмахнув рукой.
Пламя на руках шатена погасло.
Абеле рухнул на колени и стал биться головой об пол, клятвенно заверяя в своей преданности и обещая выполнять все, что от него потребуют в любое время дня и ночи.
- Мое имя Савада Тсунаеши. Отныне вы работаете на меня! - покровительственно произнес шатен, не обращая внимание на раболепные поклоны мужчины и покинул помещение. Что-то этот разговор дался ему тяжело и он поспешил покинуть людей, чтобы никто ничего не заметил.
Десятый босс Вонголы в первый раз после аварии вызвал Пламя. Благо, что в особняке был лифт, иначе ему пришлось бы рухнуть на пол прямо в коридоре. Спина отозвалась зверской болью. Тсуне едва хватило сил, чтобы доехать до своей комнаты. Словно почувствовав, что нужен, перед ним появился Майкл, резко распахнув двери. Увидев напряженного Саваду, до крови закусившего губу, с белым, как мел, лицом, и затуманенными от боли глазами, Росси мигом все понял. Схватив юношу на руки, бережно переложил того в кровать и стал снимать корсет и одежду. Где-то в процессе всего этого Тсуна потерял сознание.

***
Наконец-то, Тсуна получил готовый прототип. Это была довольно удобная модель, теперь, при очень сильном желании юноша даже кое-как сам смог бы его одеть и снять. С этого момента начались уже серьезные тренировки. Если раньше Савада мог контролировать только плечи и шею, то теперь, одев корсет, он мог перемещать свое тело из кровати в инвалидное кресло самостоятельно. Этим юноша сразу и воспользовался. К вящему негодованию Майкла, который дулся, что у него отбирают работу. Росси нехотя признался себе, что боится потерять эту работу, потому что его пациент стал для него больше, чем безликая личность. Он неожиданно привязался к хозяину. Этот хрупкий с виду парень вызывал невольное восхищение. С ним случилось такое горе, тело шатена почти полностью парализовало, но юноша не сложил руки. Он упорно и неотвратимо, как шел напролом вперед. Смотря на решительный взгляд Тсунаеши, Майкл невольно задавался вопросом, а смог бы он сам так же. И почему-то ответ казался ему совсем не приглядным, он бы так не смог. Он бы, скорее всего, просто бы сдался. Да, Савада был живым человеком, периодически срывался, иногда напивался до бесчувствия, засыпая прямо за рабочим столом, но только для того, чтобы смело смотреть в новый день. Как-то незаметно, а Майкл стал появляться возле Савады все чаще и чаще. То чай предложит, то вывезет на свежий воздух на прогулку, то словно тень, появится рядом, чтобы подобрать упавшие со стола документы и подать их владельцу. Мужчина делал гораздо больше, чем полагалось ему по контракту. Тсуна каждый раз тепло улыбался и искренне благодарил, а Росси после его слов светиться, как начищенный медяк.
В кабинет ворвался запыхавшийся Хаято со стопкой новых отчетов в одной руке и с каким-то листом бумаги, исписанным ровным красивым почерком, в другой.
- Джудайте, тут Вар... - начал прямо с порога подрывник, но тут резко замолчал, наткнувшись взглядом на неподвижно замершего Майкла, стоящего за плечом его обожаемого Джудайме.
- А этот что тут делает? - возмущенно и зло выкрикнул Храниетль Урагана, яростно тыкая в голубоглазого парня.
- Гокудера-кун, - укоряюще произносит Савада, смотря на своего подчиненного таким взглядом, что щеки подрывника невольно покрылись румянцем стыда, - нельзя говорить, так невежливо. Майкл-кун, работает на меня. Неужели ты забыл?
Тсуна говорил очень мягко, но от его слов подрывник резко побледнел и хотел уже броситься в ноги Джудайме, чтобы вымаливать прощение, однако наткнувшись на насмешливый взгляд Росси, только зло скрипнул зубами.
- Я... - Хаято шумно втянул и выдохнул воздух сквозь плотно сжатые зубы, пытаясь взять себя в руки.
- Да?! - прислушиваясь к своему другу, Тсунаеши перевел на него все внимание.
- Джудайме, но ведь и я сам могу вам помогать. Зачем вы зовете этого? - пепельноволосый начинает говорить спокойно, но под конец опять срывается на яростный крик.
Тсуна невольно поморщился от слишком громкого звука.
- А меня никто не зовет. Я сам прихожу, - с легкой насмешкой ответил голубоглазый юноша. Сарказма в его голосе ровно столько, чтобы достаточно позлить Хранителя урагана, но слишком мало, чтобы у того снесло крышу окончательно. Росси не считает себя самоубийцей, нарываться на одного из сильнейшего подчиненного Вонголы.
- Что?! - шипит разъяренной кошкой Хаято, готовый уже броситься на противника, посмевшего позариться на его законное место.
- Зачем же так волноваться, Гокудера-кун, - передразнивает Майкл, - у вас ведь и так немерено дел. Так зачем вас отрывать по всяким мелочам.
- Джудайме не мелочи! Он... - запальчиво выкрикивает подрывник, но резко замолкает, видя насмешливую улыбку Тсуны и то, каким взглядом на него смотрит его обожаемый босс. В нем и радость, и умиление, и понимание, что друга не переспорить и не изменить. Слова почему-то резко заканчиваются. Ураган растерянно замирает, потом резко наклоняется.
- Прошу меня простить, Джудайме!
- Гокудера! - мягко произносит Савада, вроде бы поощряюще.
Это прибавляет подрывнику энтузиазма. Ураган благодарно кивает боссу и зло смотрит на Майкла, открыто признавая в нем соперника. До сознания медленно доходят сказанные им слова. Этот наглый субъект вдруг стал проявлять к Тсуне слишком много внимания. Раньше за ним такого Хаято не намечал. Это настораживает. Внутри неприятно грызет червячок сомнения. А ведь этот парень, совершенно незаметно занимает место Правой руки, потому что сам Гокудера как-то слишком просто сдался и не заметил, что между ним и Джудайме разверзается глубокая пропасть, которая только ширится. Подрывник глубоко вздыхает и резко успокаивается.
- Гокудера-кун?! - вопросительно зовет Савада, с интересом наблюдая смену эмоций на лице друга.
Хаято бросает красноречивый взгляд на замершего статуей Росси. Десятый все понимает.
- Майкл-кун, ты не мог бы оставить нас одних?! - просит Тсуна. Хоть это звучит мягко, но это приказ, ослушаться которого не смеет никто.
Росси отходит в сторону, вежливо кивает боссу и выходит, намеренно толкнув замершего в проеме подрывника. Однако, тот никак на этот жест не реагирует и на лице Майкла мелькает разочарование. Хаято доволен собой. В душе разрастается ликование. Они еще поборются за место рядом с Тсуной. И Савада непременно выберет его.
- Гокудера-кун! - настойчиво зовет Дечимо, вырывая друга из размышлений.
Подрывник резко вздергивает головой, отбрасывая лишние мысли и решительно шагает к рабочему столу шефа.
- Джудайме, Вария прислала срочный запрос. Наши конкуренты, хотят переманить на свою сторону наших поставщиков. Скуало требует добро на операцию.
- Дай-ка сюда! - требовательно произносит Савада. Пробежавшись взглядом по строчкам, надолго задумывается. Если дать Варии добро на эту операцию, то у них возникнет конфликт с одной из семейств Альянса, которая слишком крепко связанно с этим Бертучио.
- Джудайме?! - нетерпеливо притаптывает на месте Хаято.
Тсуна громко вздыхает, задумчиво тарабаня пальцами по столу.
- Пусть обождут три дня. Мне нужно будет кое с кем связаться.
- Хорошо, босс!
- А также передай Такеши, что ему надо навестить нашего старого друга Разбаста, чтобы он прояснил ситуацию. Чувствуя я, что без этого парня тут дело не обошлось. Выполняй! - весело скомандовал Савада,встречаясь со влюбленным взглядом Хаято.
- Я мигом! - радостно выкрикивает подрывник и мчится в кабинет, выполнять поручения шефа.
Тсунаеши светло улыбается. Ревность пошла подчиненному на пользу. Теперь это снова его решительный "Цепной пес", как прозвали его враги семьи, который заряжает энтузиазмом всех подчиненных Вонголы. Дечимо несказанно радовало, что теперь зеленые глаза друга сияли той же силой, которая горела в нем, когда он только признал его Десятым боссом. Шатен крепко сжал кулак, прижимая его к сердцу. Кажется, все начинает налаживаться.
На дереве, напротив кабинета босса Вонголы сидит белая сова и внимательно за всем этим наблюдает. Заметив счастливую улыбку шатена, птица радостно ухнула и сорвалась в полет. Синеволосый парень самодовольно улыбается, когда ему на руку приземляется хищник. белая сова истаивает дымом. Рокудо довольно потягивается. В глазах Тсуны снова разгорается этот невероятно согревающий огонь. После Вендиче, Мукуро может согреть свою душу только смотря в эти карамельного цвета омуты. Что поделать, если силы самому парню, дает кто-то другой. Зато когда Пламя Савады ярко пылает в его глазах, Пламя самого Рокуда разгорается ярче. Неимоверно приятно знать, что планы хитрого иллюзиониста всегда срабатывают, как надо.
Тсуна, краем глаза заметив смазанное белое пятно, прислушался к себе.
- Мукуро?! - растерянно произнес он.

Laerta
Ужас из Тьмы




 
Сообщения: 1222
Откуда: Харьков

Сообщение Laerta » 21 сен 2013, 12:50

Глава 6. Это трудный путь.

***
Тсуна тренировался долго и упорно. Теперь он прекрасно развил свое тело, точнее его верхнюю половину. Для него даже не составляло особого труда отжиматься на одной руке, а подтягивался он уже почти сорок раз. Однако вот с его силой были проблемы. Не понятно почему, но использование Пламени вызывало адскую боль в теле, при том именно в спине. С чем это связано никто объяснить не мог. Над причиной бились лучшие специалисты Вонголы и доктора Кавалоне. Найти ответ не удавалось.
Тсуна решил взять себя в руки окончательно. Да и пора было уже наладить со своими Хранителями связь окончательно.
- Привет, глупый ученик! - на стол перед ушедшим в свои мысли Тсуной приземлился солнечный аркобалено.
- Реборн? - пискнул от неожиданности Савада.
- О чем задумался? - хитро улыбнулся киллер.
Дечимо тяжко вздохнул.
- Как вернуть расположение моих Хранителей.
Взгляд собеседника стал еще хитрее.
- Они и так за тебя и в огонь, и в воду.
- Ты сам знаешь, что я имею в виду, - отмахнулся юноша. Это раньше его можно было легко сбить с мысли, теперь это уже другой вопрос.
- Если хочешь, чтобы было все, как прежде, вспомни школу.
- Что ты имеешь в виду.
- Вспомни, каким ты был сам. Что хотели и к чему стремились твои друзья. Попробуй их получше понять.
- Имеешь в виду то время, когда мы еще не погрязли в мафию?
- Именно! Никчемный Тсуна, пользуйся своими мозгами. Для чего они тебе даны?!
Тсуна слабо улыбнулся и призадумался. Аркобалено молча за ним наблюдал.
- Ну, - неуверенно протянул шатен, - возможно я знаю, что делать. Только вот КАК это сделать не знаю.
- Вот как? А ну-ка поделись мыслишками своего жалкого мозга!
Тсуна недовольно покосился на собеседника. Нет, Реборн нисколько не издевался, просто он так и не изменил своего к нему отношения.
Немного посоветовавшись в Реборном, Савада нашел ответ. Единственное, что он пока не знал, это как подобрать ключик к Хибари, но с этим парнем всегда были проблемы, так что Тсуна особо не расстраивался.

***
Тсуна приказал установить на улице специальную площадку с тренажерами. Она была скрыта среди деревьев и находилась в ста метрах от особняка. Из окон дома ее видно не было. Место было тихим, окруженным со всех сторон густыми кустами, недалеко располагалась беседка. С изобретением корсета, у Савады стало больше простора для маневров. Он каждый день приезжал на площадку, кое как перебирался с помощью одних лишь рук на брусья и тренировался до изнеможения. Тренировочное оборудование было спроектировано очень хитро. Это были металлические поручни, деревянные кольца, брусья, веревочные петли, особая полоса препятствий. Все проходил выполнять или же используя одни руки или же активно перетаскивая тело.
В первое время Тсуна мог пройти едва ли треть пути, с каждой неделей пройденное расстояние увеличивалось на два метра.

***
Рехей, только вернулся с миссии. Он был наполнен таким довольством, что ему не терпелось поделиться новостями с Тсуной. Это было полнейшим кретинизмом, с одной стороны, но Савада направил его вести переговоры с одной семьей. Все Хранители хором доказывали Десятому, что это просто смертоубийственно, да и глупо, но шатен упрямо доказывал своим подчиненным обратное, ссылаясь на свою интуицию. Спор занял у них весь вечер, пока не явился Реборн и не поддержал Тсунаеши. После этого Хранителям осталось только смириться. И кто бы думал, что переговоры прошли на высоте. оказалось, что глава Экперцо тоже помешан на спорте, и не накаком-то невинном виде, а именно на боксе. В общем, спортсмены быстро нашли общий язык, даже провели дружеский спарринг. Теперь Сасагава красовался внушительным фингалом под правым глазом. Рука у дона Рикардо была тяжелая. Зато тот сразу подписал все бумаги и даже предложил большее. Вонгола приобрела еще одного очень выгодного союзника. Рехей был горд собой и боссом, который поверил в его силы. Боксер несся домой на крыльях успеха и прямо-таки горел экстримальным счастьем.
Обойдя весь замок, он стал расспрашивать всех, где может быть босс. Однако обслуга терялась, а горничная Нинель посоветовала найти какого-то Майкла Росси. Так как Рехей не часто, в последнее время, бывал в особняке, то он не знал кто это. Однако, горя несказанным энтузиазмом, но успел заглянуть в каждую комнату и таки отыскал нужного человека. Тот с загадочной улыбкой выслушал спортсмена и указал, где искать Саваду.
Выходя из-за дерева, Сасагава хотел уже крикнуть во всю мощь легких приветственную речь, чтобы привлечь внимание босса, но так и застыл с открытым ртом. Что-то толкнуло его обратно в тень. Он сделал шаг назад, укрывшись за широким стволом и потрясенно наблюдал за действиями Тсуны.
Савада медленно перебирал руками, поднимаясь все выше и выше. Тело безвольной тушкой волочилось следом. Пот градом катился с чела юноши. Под нежной кожей перекатывались тугие мускулы. Рехей понимал, чего стоят такие усилия. Ведь Савада напрягал каждую клеточку в теле, чтобы так изловчиться. Шатен был обет в светлую майку, поверху которой был застегнут корсет. Боксер видел, как крепления впиваются в плечи, натирая до красных полос. Тсуна упорно поднимался все выше и выше. Отчетливо было видно, как работают его руки, плечи и верхняя часть спины. Рехей мысленно прикинул, смог бы он это повторить, и неожиданно для себя осознал, что он бы так не смог. Савада перепрыгнул на соседний турник и стал совершать невообразимые движения, поднимаясь за хитро завернутому турникету. Безвольное тело колыхалось подобно маятнику, мешая процессу восхождения. при следующем прыжке, рука шатена резко соскользнула и он чуть не грохнулся об землю с огромной высоты. но в полете успел схватиться за другую перекладину. Что-то громко хрустнуло, Тсуна коротко вскрикнул и разжав руки, безвольным кулем рухнул за землю. Савада лежал и скрепя зубами, пытался сдержать стон боли. Приземление было крайне неудачным. Из глаз брызнули слезы. От бессилия захотелось взвыть.
Рехей нерешительно потоптался на месте. С одной стороны, он должен был сразу кинуться на помощь боссу, а с другой, прекрасно понимал, что именно сейчас появляться нельзя. Ущемленная гордость и собственное бессилие сильно били по любому самолюбию. Он, как уверенный спортсмен, прекрасно понимал, что такое спортивная травма и как с ней тяжело бывает справляться. однако, душа боксера рвалась вперед, не смотря не на что, оказать первую помощь. Уже решившись выйти из укрытия и раскрыться, Рехей увидел, что на поляну выскочил виденный им ранее парень.
- Дон Савада! - встревоженно заорал юноша, кидая к Десятому. - Вы что, совсем с ума посходили?! - в голосе Росси отчетливо слышалась угроза.
Сасагава недоуменно вскинул брови. Как этот незнакомец позволяет себе так вести себя с боссом Вонголы.
- Майкл, я же просил меня так не называть, - тихо выдохнул Тсуна. морщась от невыносимой боли до крови закусывая губу, чтобы не застонать.
Рехей максимально напряг слух, чтобы расслышать его слова.
- Но, дон Савада, - от волнения, у его личной сиделки совсем вылетел их уговор, - с вашей спиной это чревато необратимыми последствиями. Что будет, если вы поломаете позвоночник окончательно.
Сердце боксера от этих слов ухнуло в пятки.
- Что будет, что будет, - передразнил Савада, - Буду лежать безвольным кулем в кровати. В полнейшем одиночестве, потому как полный калека никому не будет нужен, - по губам шатена скользнула горькая улыбка.
- Да что вы такое говорите?! - искренне возмутился Росси. - Ваши Хранители вас обожают!
- Ага, как же! - печально рассмеялся Тсунаеши, - Так обожают, что на глаза стараются не показываться. Да уж, просто предел мечтаний.
От этого мрачного смеха внутри у боксера все свернулось в тугой ком, от вины и горечи. А ведь и правда, в то время, как их маленьких храбрый босс, всеми силами старается ради Вонголы и их, своих Хранителей, они все дальше и дальше отдаляются от него, стараясь не показываться на глаза. А для их нежного и хрупкого неба больнее всего. Сасагава с трудом сглотнул ком в горле, чувствуя себя предателем. Его босс, верит в него, не смотря ни на что, а он, такой весь из себя сильный и всегда крутой, не смог так же искренне верить в Тсуну. Мужчина с трудом удержал себя от того, чтобы не ударить по дереву. Оно бы обязательно сломалось от его действий. Развернувшись, Рехей тихо удалился. Ему нужно было многое обдумать. Отчет немного подождет.
Майкл осторожно перевернул Десятого на живот и мягко пробежался пальцами вдоль позвонка, попутно проверяя крепления корсета.
- Да вроде ничего не сломал, - задушено пробурчал Тсуна, слегка приподнимая голову.
- Это я буду решать.
Удостоверившись, что все действительно в порядке, Росси поднял тело босса на руки и осторожно уложил на широкую деревянную скамью, что так же была специально тут установлена. Быстро расшнуровав корсет, еще раз внимательно осмотрел спину и поврежденное плечо, натер кожу специальной мазью, снимающей воспаление и болевой синдром.
Закончив со всеми процедурами, массажист снял корсет окончательно и подняв шатена на руки, понес в дом. На возражение Тсунаеши, что он мог бы отвезти его в кресле, мягко, но твердо возразил, что лишняя нагрузка ему сейчас ни к чему. А еще, юноша никогда вслух в этом не признался, ему нравилось носить хозяина на руках. Это не имело никакого сексуального подтекста. Просто это было так странно и приятно, ощущать это хрупкое тело в своих объятий, зная, что внутри этого комочка живет яростная сила и мощное пламя.
В это день, его личный гувернер категорически отказался пускать Саваду за рабочий стол. Выйдя в коридор, он нашел Правую руку и объяснил ему ситуацию. Гокудера просто воспылал энтузиазмом и осознанием, что он может быть полезен боссу, кинулся разбирать бумаги, что скопились на столе его обожаемого Дечимо. После этого Росси провел еще парочку дополнительных сеансов специального массажа, возвращая позвонки на место, втер специальный раствор к кожу и заставил выпить снотворное. Боль обещала вернуть посреди ночи, травма все-таки была серьезная, хоть тсуна и отнекивался и всячески возражал.
Ночью дверь тихонько скрипнула и на цыпочках в комнату пробрался неизвестный. Окуратно сев на край кровати, медленно стянул со спины спящего Савады одеяло и протянул к нему руки.
В кресле рядом, сонно завозился Майкл. Потерев слипающиеся глаза, он уже хотел крикнуть охрану. как увидел теплое желтое Пламя, которое окутывало ладони незваного гостя. Тот тихонько шикнул на Росси, призывая к молчанию и продолжил лечение. Майкл недоверчиво прищурился, потом встал и подошел ближе. Мягкое Пламя, что лилось с рук Хранителя Солнца, ласково лечило спину Десятого. Напряженное лицо Тсунаеши во сне разгладилось, на губах появилась счастливая улыбка. Погасив Пламя, Рехей широко улыбнулся, сверкая в темноте белоснежной улыбкой и показал Росси большой палец. Тот хмыкнул. оценив юмор, потом покрутил у виска пальцем и вернулся в кресло. Сасагава меж тем на цыпочках выскользнул за дверь.

***
Савада снова перебирал гору документов. Глаза уже слишком устали, строчки двоились и сливались. Шатен подъехал к окну и устало откинулся на спинку кресла. Вдруг кто-то засунул ему в рот небольшой мягкий предмет и зажал ему рот и нос. Тсуна напряженно дернулся, но тут же успокоился. Интуиция подсказала, что угрозы напавший не несет. Тсуна проглотил что-то склизкое и холодно, с трудом оторвал одну из рук от своего лица, вдыхая воздух.
Вместо активных попыток вырваться, Мукуро получил недовольное сопение, яростные взгляды и расслабленное тело. Рука тут же освободила рот шатена.
- Что ты делаешь? - недовольно поинтересовался Дечимо, гневно сверкая глазами. Голос парня прозвучал совершенно спокойно. Словно он отчитывал своего Хранителя, что тот окно не закрыл, а не напасть на него пытался. Чем в энный раз удивил иллюзиониста. Таких непредсказуемых и нечитаемых людей, Мукуро больше не встречал в своей жизни.
- Пугаю тебя! - самодовольно усмехнулся Рокудо.
- Ну да, ну да! - скептически хмыкнул собеседник. - Развлекаешься?
- Есть такое! - сладко улыбнувшись, проворковал иллюзионист.
- Ты что за дрянь мне в рот засунул? - слегка обеспокоенно поинтересовался Савада. Интуиция молчала, значит подвода для настоящего волнения не было.
- Тебе понравится!
- Не очень-то мне это понравилось. Гадость какая-то слизкая. Скоро оценишь! - лукаво улыбнувшись, Мукуро отошел на несколько шагов и требовательно протянул руку.
- Иди сюда!
- Что?
- Сюда! Иди! - как заклинание повторил иллюзионист.
- Да ты издеваешься?! - гневно выкрикнул Тсунаеши. Любому терпению есть предел, а его готово было лопнуть вот-вот.
Савада резко замолчал, смотря на слишком серьезного иллюзиониста. Что он задумал?
- Иди ко мне, мой кролик! - тут же расплылся в похабной улыбочке Рокудо, смотря взглядом удава.
Разум Тсунаеши заполонила красная ярость и он рванул вперед.

Laerta
Ужас из Тьмы




 
Сообщения: 1222
Откуда: Харьков

Сообщение Laerta » 22 сен 2013, 21:00

Глава 7. Смывая неприятности дождем.

***
Тсуна обнаружил себя висящим в воздухе, душащим обеими руками тощую шею иллюзиониста. Савада удивленно моргнул, прогоняя с глаз красную пелену ярости. Его руки были объяты пламенем, глаза видели нереально четко, но что-то было не так. Мукуро задушено хрипел и пытался разжать цепкую хватку шатена. Нахмурившись, юноша слегка разжал руки. Правда, тут же появилась паническая мысль, что он свалиться на пол, до которого было метра полтора. Он чуть было снова не придушил синеволосого опасаясь падения, благо, инстинкты в этот раз не взяли верх над разумом. Рокудо, наконец-то, смог окончательно разжать его руки и рухнул на пол, закашлявшись и растирая пострадавшую шею. Тсуна удивленно озирался, зависнув на месте.
- Что? Что это? - неверяще рассматривал он свои руки и тело.
Теперь стало понятно, что именно с ним не так. Пламя посмертной воли выделялось не только из рук, но так же из стоп. Останки сгоревшей обуви валялись невдалеке.
- Поздравляю! - задушенно прохрипел Рокудо.
- Мукуро-кун, ты совсем сбрендил?! Я же мог тебя убить. - обеспокоенно-возмущенно произнес шатен, с укором смотря на Хранителя Тумана. - И почему ты не использовал иллюзию вместо себя? Я бы в таком состоянии не почувствовал разницу.
- Хотел ощутить твою ярость на себе, - хмыкнул синеволосый. - Скажем так, ставил эксперимент.
- Ну и как? Удовлетворился? Мазохист доморощенный?! - беззлобно поддел Савада.
- Ага. Небывалые ощущения. Твоя ярость, в отличии от ярости Занзаса, все равно мягкая, тягучая и ласковая. В такой даже умереть приятно.
- Совсем с катушек съехал! - удрученно констатировал Тсуна, потом, вдруг, встрепенулся и недоверчиво посмотрел на иллюзиониста.
- Стоп! При чем тут Занзас?
- Я у него немного пламени экспроприировал! - застенчиво улыбнулся Рокудо.
Тсуна недоверчиво нахмурился, ни капли не веря этом эмоциям на устах синеволосого, но с ужасом представляя, как тот добывал Пламя варийца. Видимо его мысли отразились на лице, так как Мукуро стал ухмыляться уже зловеще.
- Да не парься ты, ничего противозаконного.
- А что в твоем понятии противозаконное? - с неподдельным интересом спросил Тсуна.
Иллюзионист поморщился от неприкрытой издевки шефа.
- Короче, Занзас сам пожертвовал пламенем.
Заметив скептическое выражение лица босса, нехотя добавил:
- Добровольно.
- Ага! Так я и поверил.
- Ну вот, - удрученно произнес синеволосый, явно играя на публику, - Вонгола своему же Хранителю же и не верит!
Тсуна сложил руки на груди и испытующе посмотрел на иллюзиониста.
- А ты так и будешь статуей самому себе стоять посередине комнаты?! - поддел Десятого Вонголу Рокудо.
Савада неуверенно передернул плечами.
- Я боюсь шевелиться. А если я упаду.
- Оя-оя! Мой босс стал чего-то бояться! - закуфуфукал иллюзионист.
От насмешки Хранителя Тумана Тсуна невольно смутился и попытался слегка сдвинуться. С непривычки он едва не навернулся, пришлось
- А сколько это продлится? - махнул рукой Савада, пытаясь отодвинуться от стены и делая первые неуверенные движения в воздухе. Получилось отодвинуться на полтора месяца, а потом Тсуна не удержал равновесие и сделал сальто. Едва удалось вновь вернуться в вертикальное положение головой вверх, как Пламя неожиданно погасло. Обычно, шатен чувствовал, когда его силы закончатся, но не в этот раз. Мгновение и босса крепко прижимает к себе Рокудо.
- Вот я и заполучил тело Десятого Вонголы! - радостно промурлыкал иллюзионист, прижавшемуся к нему парню.
Тсуна неуверенно разлепил глаза. Когда он стал падать, зажмурился от страха. Савада прислушался к себе. Не смотря на использование странного Пламени, в теле чувствовалась непривычная легкость.
- А что это было? - заинтересованно спросил шатен, вполне уютно чувствуя себя в объятиях иллюзиониста.
Было видно, что Мукуро сначала не хотел отвечать, но тому почему-то передумал.
- Это смесь Пламени Ярости Занзаса и два Пламени Тумана.
- И сколько тебе стоило получить Пламя Маммона? - с хитринкой спросил Савада.
- Не поверишь, - честно признался Рокудо, видимо и сам немало шокированный, - но отвечать за это будет Занзас. Он сам так сказал.
Тсуна удивленно присвистнул, оценив масштабы сего действа.
Мукуро мурлыкал себе под нос песенку и танцевал вальс с шатеном на руках. Внутренне синеволосый бурно радовался, что его задумка полностью удалась. На такой хороший результат он и не рассчитывал. Савада, задумавшись, не замечал столь своеобразный способ передвижения по комнате.
- тебе не тяжело? - вынырнув из дум, спросил юноша.
- Ты легкий, как перышко, - мурлыкнул иллюзионист, еще крепче прижимая к себе босса.
- Мукуро, скажи, - пропищал полузадушенный в объятиях Тсуна, - а почему ты это делаешь.
Что-то в его голосе заставило Рокудо отстранится и посадить Саваду на диван.
- Оя-оя! Тсунашеи-кун, ты такой допытливый!
- А все-таки? - шатен почти умоляюще посмотрел в разноцветные глаза. Ему жизненно важно было услышать ответ.
Мукуро тяжело вздохнул, прикрыв глаза. Потом прилег на диван и положил голову Тсуне на колени. Савада все так же требовательно смотрел на Хранителя Тумана и ждал.
- Ты помнишь, как вы меня освободили из Вендиче? - глухо произнес синеволосый, не открывая глаз.
- Угу!
В комнате повисло молчание.
- Когда меня вытащили из той треклятой колбы, я был слишком слаб. Я мало что помню, - неожиданно заговорил Рокудо.
- Я помню, - мягко улыбнулся Савада, осторожно поглаживая синие волосы, - у тебя тогда была лихорадка. Мы с трудом сбивали температуру.
Мукуро чуть ли не заурчал от столь простой ласки. На самом деле, прикасаться к себе, он разрешал только Тсуне.
- Не смотря на то, что я был таким жалким и слабым. Бесполезным, - голос иллюзиониста звучал еще глуше.
- Ты не был бесполезным! - горячо возразил Савада.
- Вот именно эти слова ты говорил тогда Хибари, когда он ворвался ко мне в палату.
- Ты помнишь? - удивился шатен.
- Я кое-что помню. А еще я знаю, что мой маленький босс не отходил от меня ни на шаг, пока мне не стало лучше.
- Но откуда ты знаешь, ты же метался в бреду.
- Ага! - приоткрыл синий глаз иллюзионист, - Значит, я был прав! - воскликнул он победно.
Тсуна почему-то смутился и отвернулся.
- Ты сидел со мной дни и ночи напролет. Держал меня за руку, - продолжал говорить Мукуро. Голос его звучал более уверенно.
Саваду пробурчал что-то неопределенное.
- Ты не отпускал меня, звал обратно. Вытягивал из кошмаров, - голос иллюзиониста снова стал глухим, будто ему тяжело было вспомнить эти события.
- Знаешь, почему меня называют демоном?
- Что? - недоуменно посмотрел на иллюзиониста шатен, не понимая, как одно может быть связано с другим.
- Меня называют демоном не только из-за того, что я умею и как это применяю. Мою душу пожирают демоны, - скривился Мукуро. - Это плата за такую силу. Безумие поглощает разум. Правда, с этим сталкивается любой иллюзионист. Рокудо хотел продолжить, но увидев просто огромные глаза Савады, решил сменить тему. Нечего забивать его маленькому боссу голову такими страшными вещами. Он сам как-то разберется. Хранитель Тумана ненадолго прикрыл глаза, чтобы справиться с нахлынувшей слабостью и откровенностью и взять себя в ежовые рукавицы.
- Не смей! - вдруг прошипел Тсуна, больно дергая за синюю прядь. Юноша видел, как его собеседник закрывается в себе, а он не хотел упустить эту столь хрупкую откровенность. Мукуро редко говорит честно и открыто, предпочитая даже в слова впутывать свои иллюзии.
Рокудо заинтересованно на шатена, потом фыркнул и засмеялся, уткнувшись тому в живот. Савада недовольно поморщился. Теплое дыхание иллюзиониста щекотало кожу живота. Как-то незаметно, синеволосый перестал смеяться и затих. Тсуна думал, что Хранитель Тумана просто задумался, пока не услышал тихий храп. Юноша настолько расслабился, что уснул. Вонгола недоверчиво потыкал ноготком в щеку Рокудо. Тот в ответ громко всхрапнул и недовольно потерся носом об живот, продолжая безмятежно спать. Савада улыбнулся. Насколько же этот эксцентричный человек ему доверяет, чтобы уснуть посередине разговора. Тсунаеши прекрасно знал о том, как настороженно Рокудо относиться к людям, не позволяя себе расслабляться в чьем-либо присутствии. А чтобы так доверчиво оказаться в чьих-то объятиях и беззаботно окунуться в Царство Морфея, это было большая редкость. Улыбка шатена стала еще шире. Лукаво блеснув глазами, но слегка завистливо посмотрел на свой рабочий стол. Была бы его воля, он бы сейчас нарисовал спящему Мукуро усы и бородку фломастером.
- Савада, у меня экстремальные но... - заорал с порога Рехей, резко распахивая дверь.
Тсуна от неожиданности вздрогнул, в защитном жесте прикрыв уши спящего иллюзиониста руками. Тот недовольно поморщился, но не проснулся.
- Ой! - замер, как вкопанный Сасагава, увидев невиданное зрелище. В мозгу боксера что-то перемкнуло, и он застыл соляным столбом на пороге, беззвучно раскрывая и закрывая рот, словно выброшенная на берег рыба.
Десятый хихикнул в кулачок. Это так смешно выглядело со стороны. К тому же, Хранитель Солнца уже давно так не врывался в его кабинет, так это было несказанно приятно. Все становилось, как раньше.
Увидев светлую и искреннюю улыбку босса, спортсмен приободрился и отмер. Показав Тсуне большой палец, тихонько попятился и прикрыл за собой дверь.

***
Получив больший доступ к маневренности своего тела, Тсуна начал активно тренироваться. На небольшой площадке, что он облюбовал, добавились щиток для баскетбола и мишени. А по вечерам, после утомительного рабочего дня, Савада отправлялся в тир, расположенный на нижнем этаже и проводил там не менее часа каждый день.
- Бейсбольный придурок, - окликнул Такеши недовольный голос Гокудеры, - тебя Джудайме ждет на спортивной площадке, что за правым крылом.
- Зачем? - удивился мечник.
- Не знаю! - хмуро отозвался Хаято.
Ямамото хмыкнул. Теперь стало понятна причина такого убитого настроения друга. Шеф зачем-то позвал Хранителя Дождя, но забыл поделиться секретом с Ураганом, вот тот и ходит в депрессии. Шатен попытался придать лицу серьезность, заметив подозрительно косящегося на него пепельного. Козырнув напарнику, Такеши поспешил найти Саваду.
На спортивной площадке стояло кресло босса Вонголы. Тсуна о чем-то оживленно беседовал с Майклом, стоящем поодаль. Ямамото фыркнул, сравнив стойку Росси и Ромарио из семьи Кавалоне. Что-то в этих двоих было похожее.
- Привет! - радостно улыбнулся Савада, поворачиваясь в сторону одноклассника.
- Йо, Тсуна! Зачем позвал? - бодро поприветствовал мечник.
- Предлагаю сыграть в баскетбол! - с лукавой улыбкой произнес Десятый, прокрутив на одном пальце оранжевый мяч.
Ямамото недоуменно вскинул брови, удивляясь и просьбе, и наличии мяча. Он и не заметил, откуда шеф его достал. Внимательно посмотрел в глаза друга, Такеши утвердительно кивнул.
- Почему бы и нет.
- Майкл будет судьей, - еще шире улыбнулся Тсуна.
- Какие правила? - спросил Хранитель Дождя, закатывая рукава рубашки и отложив в сторону свою катану. В школе он неплохо играл в эту игру, после того, как бросил бейсбол.
- Играем на очки. Кто больше забьет.
- А в чем сложность?
- Каждый раз будем менять точку дислокации или отодвигаться на шаг назад..
- Проще простого, - хмыкнул Ямамото.
- Посмотрим, - лучезарно улыбнулся Тсуна, показывая, что легкой победы однокласснику не видать. В карих глазах оппонента зажегся огонек азарта. Такеши любил, когда ему бросают вызов. - Ах да! Чуть не забыл!- ухмылка Савада стала лукавой, - За каждый промах, промазавший кидает с той точки, что укажет соперник.
Ямамото удовлетворенно присвистнул. Игра обещала быть интересной.

***
Побродив час по особняку и не находя себе место от беспокойства и любопытства, Гокудера отправился на площадку, хотя Тсуна и попросил его дожидаться в доме. Желание открыть тайну Джудаеме оказалась сильнее желания угодить боссу.
Медленно пробираясь к наблюдательному посту, Хаято замер в кустах, осторожно выглянув из ветвей. Тряхнув головой, чтобы прогнать наваждение, подрывник потер глаза и недоверчиво посмотрел снова. Картина, открывшаяся его взору, была просто фантастической.
Мокрый от усилий Такеши, тяжело дыша, пытался забросить мяч в кольцо, стоя на середине импровизированного поля. Мяч стукнулся об стеклянный щит и мягко спланировал в сторону корзины, но проскакав по кромке, в саму корзину так и не упал. Савада самодовольно хмыкнул, перестав крутить на одном пальце мячик, подъехал на коляске к этой же точке. Долго смотрел на щит, потом поднял руки и бросил. Движения кистей юноши были плавными и нежными. Мяч описал высокую дугу и приземлился точнехонько в центр корзины. Тсуна вытер вспотевший лоб и победно посмотрел на мечника.
- Восемьдесят против пятидесяти двух, - подытожил веселым голосом Майкл. - Босс Вонголы побеждает!
Ямамото встряхнулся, как собака.
- Еще не все! Я требую продолжения! - взмолился Хранитель Дождя.
- С боку от корзины, - непререкаемым жестом, указал точку на поле Савада.
Такеши послушно занял искомое местоположение, получив мяч из рук Росси и замер, приготовившись для броска. Глубокий вдох и мяч летит по высокой траектории. Казалось, сейчас он залетит в корзину, но нет.
- Пе-ре-лет! - прокомментировал смеющийся Майкл.
- Можно еще раз попробовать? - с надеждой посмотрел мечник на свое небо.
Тсуна благосклонно махнул рукой, давая добро.
Такеши слегка сменил стойку, даже выставив кончик языка от усилий наружу, и бросил. Мяч полетел уже не по такой высокой траектории и стукнувшись об бортик, отпрыгнул обратно.
- Не-да-лет! - хохотнул Росси.
- Еще! - потребовал мечник.
- Окей! - улыбаясь, согласился Савада.
Мяч по дуге опустился на край корзины, покрутился в середине и на секунду замер на бортике, чтобы через миг вывалиться наружу.
- Нет! - в отчаянии закричал Такеши, взглядом пытаясь испепелить несчастливое для него кольцо. - Оно заговорено. Я требую другое, - обиженным голосом заявил Ямамото.
Гокудера в кустах поперхнулся от неожиданности. Он никогда не видел своего напарника в таком состоянии. Им одновременно владели злость, отчаяние и упорство.
Тсуна молча показал на другое кольцо.
- Расстояние и место тоже.
Такеши сменил место дислокации. Бросил мяч. Мимо.
- Твоя очередь, - недовольно озвучил мечник.
Тсуна повернул голову и заговорщицки подмигнул Гокудере, сидящему в кустах. Хаято невольно побледнел, потому как нисколько не ожидал, что его засекут.
Савада с заговорщицкой улыбкой, подъехал туда же, где до этого стоял его Хранитель. Майкл подал мяч. Тсуна надолго замер, настраиваясь. Потом бросил оранжевый снаряд. Мяч ударился об щиток, заскользил по краю корзины. И когда, казалось, должен был выпасть наружу, неожиданно рухнул внутрь.
По площадке раздался стон разочарования. Такеши готов был рвать на себе волосы. От его былой невозмутимости не осталось и следа. Он подбирал тот мяч, что забил Савада и внимательно осмотрел его со всех сторон в поисках подсказки. Хмыкнув, попробовал снова забить. Мимо.
тут Гокудера не выдержал.
- Мазила, - заорал он, забыв о своей конспирации, - все равно Джудайме лучше!
Ямамото от неожиданности вздрогнул и выпрямился, устремив строгий взгляд в сторону подрывника. Хаято, поняв, что скрываться в кустах и дальше просто бесполезно, резко подскочил к ним.
- Бейсбольный придурок, как можно было не попасть в кольцо.
Такеши расслабился, склонил голову на бок и задумчиво хмыкнул.
- А ты попробуй сам.
- Запросто! - выкрикнул подрывник и стал на точку.
Бросок. Корзина. Мимо.
- Что?! - недоверчиво произнес пепельноволосый, с подозрением покосившись на щиток. - А ну-ка дайте мяч.
Опять бросок. Щиток. Перелет.
Ямамото самодовольно смотрел на товарища, радуясь, что не ему одному не везет в спорте.
Росси всеми силами пытался сдержать рвущийся наружу смех.
Тсуна просто наслаждался ситуацией.
- А ну-ка еще! -недовольно фыркнул Хаято, явно уверенный в своих действиях. - Джудайме, я докажу, что я смогу это сделать! - резко заявил подрывник, в этот момент сильно напоминая Рехея с его вечным "экстремально".
От этого и Савада и Ямамото захохотали.
Гокудера стал пунцовым, запустил свой снаряд. Снова мимо.
- Еще раз! - раздраженно крикнул Хранитель Урагана.
- Тсуна, я признаю, что я проиграл, - справившись со смехом, уверенно заявил Такеши.
- Джудайме, я забил! - радостно заорал подрывник, попав в корзину с восьмой попытки. Однако, на него никто не обратил внимание.
- Но я требую реванш! - задорно блестя глазами, с искренней улыбкой произнес Ямамото. Десятый разжег в нем нешуточный интерес и азарт.
- Договорились! - ответил на рукопожатие Савада. Он таки добился своей цели. Дождь тоже вернулся к Небу.

Laerta
Ужас из Тьмы




 
Сообщения: 1222
Откуда: Харьков

Сообщение Laerta » 24 сен 2013, 00:00

Глава 8. Равновесие.

***
С того дня и Гокудера и Ямамото регулярно стали ходить на бейсбольную площадку и тренироваться. Как ни странно, но попадать из тех же точек поля, что и Тсуна у них очень долго не получалось. Однажды, когда Хранители возвращались с миссии, их поманил за собой Росси. Ребята переглянулись и тихонько пошли за личным помощником босса. Как-то незаметно для себя, после той дружеской перепалки, они стали симпатизировать парню. Хотя Хаято все еще слегка враждебно зыркал на Майкла, подозревая в том тайного противника.
Затаившись в кустах, Майкл кивнул на ветки. Слегка отодвинуть мешавшую обзору листву, друзья застали очень интересную картину. Тсуна ездил по специальной площадке и закидывал мячи. В отличии от того же Ямамото, ему приходилось труднее. Если мячик падал на землю, то поднять его у шатена не было никакой возможности. Это означало бы прекратить игру и закончить тренировку. Савада весь взмок, трясущейся рукой вытирая пот со лба.
- Сколько же он тренируется? - удивился Такеши.
- С самого утра. Тренировкам тела он уделяет полтора часа. Баскетболу два часа
- А когда же Джудайме встает? - ошарашенно спросил Хранитель Урагана.
- С тех пор, как ему сделали этот специальный корсет для спины, дон Савада встает в пять утра.
Хаято удивленно округлил глаза.
- Каждый день?
- Каждый день, - подтвердил Росси.
Ямамото озадаченно почесал затылок.
- Нам, наверное, лучше не мешать, - предположил он.
- Очень точное замечание, - загадочно улыбнулся Майкл и ушел.
Хранители еще немного понаблюдали за шефом и покинули свое укрытие. Для них стало большой неожиданностью, сколько сил и времени Тсуна тратил на вроде бы бесполезное занятие. Парни шли, думая каждый о своем.
- Знаешь, по-моему он из-за нас это делает! - задумчиво произнес Такеши.
- Я тоже так думаю, - непривычно серьезно ответил Хаято. И мне почему-то стыдно смотреть в глаза Джудайме после такого.
Подрывник не кричал, не размахивал руками и это сильно удивляло Хранителя Дождя, но в то же время показывало, насколько тот искренен в своих словах.
- Мы фиговые друзья?!
- Хотелось бы надеяться, что мы надежные Хранители, - хмуро отозвался пепельноволосый.
Таеши невесело улыбнулся.
- Тсуна все-таки намного сильнее нас, - обоим было понятно, что они говорят совсем не о физической силе. - Да?!
- Да, - мрачно кивнул подрывник, - А мы должны ему доказать, что он всегда может на нас положиться! - решительно произнес Хаято.

***
Тсуна сидел в кресле и перебирал документы. Он уже который месяц, в тайне от своих друзей практиковался в тире стрельбе из пистолета, а в тренажерной комнате, учился попадать по бумажным самолетикам, как Гокудера. Было тяжело, да и взрывчатку он не использовал, зато упросил Бельфегора подарить ему набор ножей. Но и с этим были проблемы. Чтобы метать по несколько раз, ему приходилось самому собирать стилеты, так как в свои тренировки он не хотел никого посвящать. С какой-то детской и затаенной надеждой ему не терпелось удивить своих Хранителей. Эти занятия выматывали его физически, но приносили не с чем не сравнимое удовольствие.
Двери в кабинет резко распахнулись и зашли Хаято и Ямамото, загадочно улыбаясь.
- Привет ребята, что у вас? - радостно поприветствовал Савада.
Те молча прошли к его столу и стали за метр перед ним, потом переглянулись и синхронно поклонились. Это был традиционный японский поклон, шатен даже на растерялся.
- Тсуна, прости нас! - хором произнесли парни, не поднимая голов.
- Ээээ... - не нашелся, что ответить Десятый.
- Тсуна, мы знаем, что сильно тебя подвели. Прости нас!
- Я вас прощаю! - растерянно произнес шатен. - А за что? - пытливо добавил он, не сдержав любопытства. Интуиция, как ни странно, молчала.
- МЫ хреновые друзья! - горячо возразил Гокудера.
- Но обещаем исправиться!
Воскликнул Ямамото. Оба поднялись и смотрели на своего босса искрящимися глазами. Савада расплылся в улыбке. Его друзья снова с ними. Все снова становиться\, как прежде. Будто камень с души упал.
- Ребята! - взволнованно воскликнул босс Вонголы, не в силах сдержать рвущиеся наружу чувства. В глазах шатена стояли слезы.
Дальше у них произошла дружеская потасовка, в результате которой Тсуна растрепали и без того непослушные волосы, а Гокудера успел десять раз поругаться с Хранителем Дождя, под задорный смех Савады.
За дверью, прислонившись к стене и скрестив руки на груди, стоял Росси и задумчиво улыбался., витая в своих мыслях.
- И кто это у нас тут такой благородный? Ку-фу-фу! - промурлыкали у юноши на ухом.
Макйл от неожиданности вздрогнул и дернулся в сторону. Он всегда побаивался иллюзиониста Вонголы. Было совершенно не понятно, что у того на уме. Почему-то он казался самым опасным человеком в этой семье.
- Не зачем так пугать! - буркнул Росси, потирая ушибленное бедро, которое он стукнул при попытке избежать контакта с синеволосым.
- А что-то ты слишком часто отираешь возле нашего маленького босса. С чего бы это? - ласково промурлыкал Мукуро.
Отчего то от этого голоса спину покрыло холодным потом. Громко сглотнув, Майкл покосился на Рокудо.
- А это запрещено? - опасливо поинтересовался он.
- Нет, - ласково провел по щеке собеседника иллюзионист, - не запрещено. Только вот, если ты что-то замышляешь....
Майкл ощутил, что к голой коже шеи прикасается что-то холодное, хотя секунду назад в руках Мукуро ничего не было.
- Ты сам знаешь, что тебя ожидает! - прошептал синеволосый на ухо парализованного страхом парня.
Росси потребовалось несколько минут, чтобы собраться с мыслями и взять себя в руки. Когда он уже хотел дать гневную отповедь Рокудо, в коридоре, кроме него, никого не было. Майкл потряс головой, прогоняя наваждение. Неужели ему это все померещилось?! решив, что ему мерещиться всякое, потому что он сегодня не выспался, юноша ушел к себе.
В кабинет Десятого Вонголы залетел бодрый Сасагава. заметив кучкующихся друзей, он поспешил к ним, с громким радостным криком. Взъерошив волосы всем Хранителя, Рехей поделился хорошими новостями, рассказал пару анекдотов и разбил любимую вазу Тсуны. Завязалась новая перепалка, участниками которой стали Ураган и Солнце. Гокудера распекал боксера за его неуклюжесть, то отмахивался от импульсивного Хранителя всем, чем только можно. В результате чего кабинет Дечимо превратился в бардак. Тсуна долго веселился, собственноручно разбрасывая по сторонам важные документы, а потом заставил друзей все это убирать, самодовольно командуя их действиями. День прошел замечательно.

***
Жизнь в Вонголе текла своим ходом. Тсуна потянулся, откинув документ на рабочий стол. Он помирился со всеми своими Хранителями, кроме Кеи. Но Облако всегда было независимым и нелюдимым, избегая общество, так что и тут все осталось, как в старые-добрый школьные времена. Савада лениво посмотрел на часы. На улице уже смеркалось, в теле была приятная расслабленность. Вдруг, тоненько тренькнула интуиция и все внутри затопило тревогой. Шатен напрягся. Он мог понять, откуда может прийти опасность. Осмотревшись по сторонам, зачем-то достал из ящика пистолет и отъехал от стола. Взрывной волной в кабинете босса выбило все стекла, инвалидное кресло подкинуло на метр и резко откинуло в сторону вторым взрывом.

Laerta
Ужас из Тьмы




 
Сообщения: 1222
Откуда: Харьков

Сообщение Laerta » 06 дек 2013, 12:11

Глава 9. Облако, которое укрывает Небо.

***

Кея раскидывал врагов направо и налево, но что-то слишком уж ему удавалось легко побеждать противников. Внутри закралось нехорошее предчувствие, что на него специально скинули слабейших, зато в огромном количестве. Значит, его хотят от чего-то отвлечь. Хибари нажал на специальный зажимы на тонфа. Из оружия выпали цепи. Взмахнув пару раз смертоносным металлом, Хранителю Облака удалось расчистить для себя пространство, чтобы осмотреться. Быстро окинув внимательным взглядом территорию, он заметил, что в том месте, где должен быть кабинет Савады зияет огромная дыра, а вся оставшаяся стена закопчена взрывом. Чертыхнувшись сквозь зубы, брюнет стал нападать на врагов с еще большим остервенением. В глазах многих врагов закрался ужас. Они впервые в своей жизни сталкивались с таким страшным оппонентом, что вселял в их сердца страх одним своим видом.
Кея разом выбросил огромное количество пламени облака и крутанулся вокруг оси. Длинные цепи сбили с ног тех, кто еще был на ногах, а фиолетовое пламя оглушило.
Хибари со всех ног кинулся в особняк. На лету вырубая попавшихся до дороге противников, разбрызгивая кровь по стенам. Свежие красные капли окропляли светлые обои.
Кея перескакивал через ступень, сшибал вазы и еле вписывался в повороты. Завернув за очередной угол, он замер неподвижной статуей перед дверями босса. Те были выбиты мощным взрывной волной, стена напротив была полностью закопчена. "Какой же силы должен вестись этот направленный огонь, чтобы оставить такие следы?" - пронеслась мысль в голове.
По спине пробежал холодок. Кея рассмотрел, что стена коридора, как раз напротив двери в кабинет Дечимо опалена в нескольких местах, что было бы при узко направленных взрывах. А вид закопченного кирпича, наставлял насторожится и опасливо вести из стороны в сторону носом, в подсознательном ожидании почувствовать запах горелой плоти. Хибари крепче сжал тонфа. Он не хотел потерять свое Небо. И не важно, что в последнее время он Тсунаеши полностью игнорировал. Видеть боль и отчаяние в теплых карих глазах было выше его сил.
Тихо ступая вперед, Кея осторожно заглянул в кабинет. Напряженно осматриваясь по сторонам, Хранитель Облака осторожно зашел в комнату. Бывший кабинет босса представлял собой ужасное зрелище. Закопченные стены, сорванные, сломанные и разбросанные взрывом обгоревшие вещи, обвалившаяся штукатурка. Вмятины в стенах, трещины. Рухнувшая и разбившаяся вдребезги антикварная люстра. С замиранием сердца Хибари подошел к перевернутому инвалидному креслу. Оно было закопечено до невозможности, резина шин оплавилась от высокой температуры, спицы погнуты. Вонь от паленой резины перебивал запах паленой человеческой плоти. Кея сделал еще шаг вперед и нервно сглотнул, прикрывая глаза, чтобы не видеть ужасной картины. Рядом с креслом изломанной куклой лежало человеческое тело, изуродованное огнем до неузнаваемости. Труп невозможно было опознать: кожа обуглилась до черного цвета, на голове часть каштановых волос сбилась в непонятный колтун, деловой костюм превратился в закопченный черный, не позволяя узнать свой настоящий цвет. Во рту появился приторно-горький привкус, острый ком в горле не давал нормально ни сглотнуть, ни вдохнуть. Руки сжали тонфа по побелевших костяшек, грозя погнуть твердый металл.

Не успел.

Не уберег.

Не защитил.

Подвел.

Хотелось упасть на колени и завыть в голос, выпуская на волю свое горе. Однако, Хибари лишь грозно свел брови вместе и уставился пустым взглядом в пространство перед собой. Мысли лихорадочно бились в черепной коробке, грозя пробить себе путь наружу. Теперь, когда он не смог защитить свое Небо, пришло запоздалое понимание, насколько ему дорог Тсунаеши. Если бы все можно было вернутьвремя вспять, то он все отдал бы, чтобы вернуться на пол часа назад и стоять в этот момент за плечом своего босса, принимая все удары на себя. Именно в этот момент Кеи искренне всем сердцем признал Саваду своим истинным Небом, за которым он готов был последовать хоть в ад.
- Хибари, ты чего тут застыл? - грубо спросил, заглянувший в комнату Гокудера.
Кее хотелось завыть от отчаяния. Это травоядное еще не знало об их потери. Мужчина молча указал одной тонфа на труп.
Хаято зашел в кабинет и вытянув шею, заглянул за плечо собеседника.
- Какого этот гад смеет портить ковер Джудайме! - искренне возмутился подрывник. - А где сам Джудайме?
Кея зло рыкнул и попытался ударить концом тонфа Урагана, но не достал. Тот не зря был Правой рукой босса Вонголы, постоянно тренируясь и совершенствуя свое искусство. Хаять легко отскочил назад, смерил Облако недоумевающим взглядом, скептически хмыкнул и пошел искать обожаемого Джудайме.
Хранитель Облака раздраженно передернулся. Глупое травоядное даже не осознало всю глубину ужаса, что открылась перед ними. Кея прикрыл глаза, стараясь успокоится. Может это и хорошо, что эти тупые Хранители не знают, что Савада умер. Им же еще надо будет разобраться с врагами, а такая весть может сгубить на корню весь боевой запал.
Когда ураганный мальчик ушел, Кея нахмурился, увидев одну деталь, которая явно выбивалась из общей картины. Из нагрудного кармашка выглядывал белый уголок. Точнее, уже не совсем белый, а слегка пожелтевший от температуры. Хибари наклонился и осторожно потянул за край. Вытащив находку и перевернув к себе ее лицом, с удивлением посмотрел на фотографию Тсуны. Тот был сфотографирован втихаря в саду, с умиротворенным выражением лица смотрящим куда-то вдаль. Хибари нахмурился. Зачем Саваде носить свою собственную фотографию в нагрудном кармане?! Там у Дечимо всегда торчал платок. Бывший гроза Намимори наклонился еще ниже и внимательно всмотрелся в обезображенное лицо.
В этот момент раздался грохот и над его головой пролетело чье-то тело. Неизвестный врезался в поломанный диван и поднял тучу пыли. Хранитель Облака зажег фиолетовое пламя на своем оружие и резко взмахнул, освобождая комнату от пыли. Каково же было его удивление, когда он увидел перед собой живого и невредимого Дечимо, отплевывающегося и вытирающего кровь с подбородка.
- О, Кея, привет! - мягко произнес Савада, вновь зажигая на перчатках пламя.
- Джудайме! - раздалось откуда-то из дальнего коридора обеспокоенный голос подрывника.
В проеме показался противник. Высокий черноволосый мужчина с двумя катанами, на которых горело красное пламя урагана, оскалился, обнаружив свою жертву.
- Травоядное! - зло зарычал Хибари, увидев новую жертву.
Эта мразь посмела поднять руку на его босса - ему не жить. Не теряя и секунды, Кея напал на врага, нанося мощные удары и вкладывая всю терзавшую его ярость и пережитую боль в атаку. Удивленному противнику пришлось отступить от такого мощного напора. Мужчине казалось, что перед ним дикий бешеный зверь, так как в глазах Хранителя Облака отражался сам ад.
Тсуна взлетел над полом, с трудом удерживая равновесие. Тело жгло и кололо иголками от разрывающей каждую клетку боли. Он знал, что ему дорого обойдется использование собственного пламени, но он не мог остаться в стороне, когда его Хранители сражались. Поняв, что вмешиваться в бой Облака не стоит, Савада отправился на выручку к другим отрядам.
В этот день они успешно отбили нападение. Убитых с их стороны было не много, только те несчастные стражи, что несли вахту. Молодые парни были сметены первой волной врагов, что тайно пробирались в особняк. А так, все в основном, отделались серьезными ранами, ушибами, переломами, но ни у кого не было смертельных ранений. Половину состава отправили в больницу, остальных вылечил подоспевший Рехей. Саваду так же пришлось отравить в лечебницу. Хоть Тсунаеши и активно отбивался, но использование такого количество небесного пламени сказалось на нем плачевно. Поэтому чуть ли не силком, но Дечимо продержали в больнице две недели.
К этому времени успели закончить новую модель корсета для позвоночника, а Джанини приготовился для Савады отличный сюрприз. Теперь корсет скорее напоминал средневековое платье, сделанное из металлических пластин. Новшество позволяло Тсуне стоять вертикально и даже передвигаться. Конструкция после доработок перестала быть такой громоздкой, хотя все еще чем-то напоминала детские ходунки.
Теперь Савада спокойно разгуливал по первому этажу. На второй он перемещался редко, в основном используя свое пламя. Когда он зажигал на руках небесный огонь, ему с трудом удавалось удерживаться в вертикальном положении. Корпус заваливался то вперед, то назад. Тсуна был похож на неваляшку, чем безмерно веселил своих Хранителей. Больше всех удовольствия получал Мукуро, язвительно проходясь по грации босса. Однако даже иллюзионисту не удавалось скрыть в своем голосе искреннее восхищение и гордость за действия и выдержку Дечимо. Хаято так вообще летал по особняку, радостный словно щенок, которого приласкал хозяин.
Лишь Кея оставался спокоен и просто не пробиваем на эмоции. Хотя Хранителя Облака теперь невозможно было выгнать из кабинета шефа. Раньше грозу Намимори и силком нельзя было затащить к Саваде, теперь же его оттуда нечем было выманить. Тот ходил, как привязанный за Тсуной, зорко следил за Дечимо и не пускал к нему посетителей, чем сильно напоминал Гокудеру в школьные годы и очень усложнял жизнь босса Вонголы.


***

Сегодняшний день не предвещал для Тсуны накаких неприятностей. Теплое весенне солнце ласково пригревало сквозь приоткрытое окно. Юноша закончил с бумагами и решил передохнуть немного. Сейчас на нем был обычный корсет для позвоночника, "платье короля", как прозвал конструкцию Мукуро, пришлось снять. Для поврежденной спины слишком тяжело было находиться в ней целый день. Так что Тсуна одевал это чудо изобретение лишь тогда, когда слишком сильно хотелось пройтись своим ходом. Обычно в это время рядом всегда оказывался Рокудо и накладывал реальную иллюзию. Сколько раз Дечимо не испытывал на себе действие этих иллюзий, он каждый раз благоговел перед искусством Хранителя Тумана. Это было ни с чем не сравнимое блаженство - чувствовать свои ноги и ходить с их помощью. Пусть это и был обман сознания, но тот, кто не терял возможности передвигаться на своих двоих не смог бы оценить это волшебство по достоинству. И Невероятно благодарный взгляд карих глаз был для иллюзиониста лучшей наградой за его труды. Мукуро довольно улыбался, говорил какую-то похабщину, чтобы скрыть смущение и скрывался в тумане. Каждый раз эти
действия повторялись один в один, но никому не надоедали. Они оба не стремились что-то менять в этом ритуале.
Дверь в кабинет резко распахнулась и без стука вошел мрачный и решительно настроенный Хибари. Грозно окинул шатена мрачным взглядом, прорычал сквозь зубы что-то нечленораздельное и упал перед ним на колени. Савада непроизвольно сглотнул и поежился. От Кеи до сих пор можно было ожидать любой неожиданности. Хотя интуиция молчала, так что ничего не говорило об опасности.
- Я, Хибари Кея, Хранитель Облака... - торжественно начал свою речь брюнет, очень четко и раздельно выговаривая каждое слово, словно припечатывая чем-то тяжелым.
Тсуна даже дыхание задержал, чтобы не спугнуть момент.
- ... Признаю тебя, Саваду Тсунаеши, Десятого босса Вонголы, моим боссом и моим Настоящим Небом. Клянусь отныне и вовек следовать за тобой, слушать каждое твое слово, выполнять все твои приказы и жизнь за тебя отдать, когда это потребуется! Отныне и вовек! Пусть мое Пламя подтвердит мою решимость!
Фиолетовой пламя резко всколыхнулось на кольце, а вслед за этим вспыхнуло и яркое оранжевое пламя на кольце шатена. Оба огонька стали разрастаться, а потом соединились и стали подниматься вверх, а потом скрутились в спираль и ярко вспыхнули, на миг ослепив своих носителей.
Повинуясь внутреннему голосу, Кея взял руку Савады и поцеловал кольцо. Потом смерил юношу холодным взглядом, молча поднялся и покинул кабинет.
Тсуна молча пялился на закрывшуюся за Хранителем дверь и не верил собственным глазам и ушам. Это его грозное и неприступное Облако только что полностью отдало себя в руки Неба?! Добровольно признал главенство Дечимо?! Согласился подчиняться его приказам?!
Савада недоверчиво тряхнул головой, а потом откинул голову назад и звонко засмеялся. Его семья вернулась обратно.


***

Занзас ходил по залу злой, как черт. Его это мероприятие уже порядком достало. Все эти мелкие людишки, подхалимы на каждом шагу, отвратительная выпивка. Хотелось расстрелять всех или взорвать всё к чертовой бабушке. Только вот не мог он бросить мелкого одного. Особенно, после последнего покушения.
- О, а вот и сам явился, - тихо буркнул себе под нос глава Варии.
Присмотревшись, он увидел Тсунаеши, за которым по пятам следовал Хибари, не позволяю никому приближать к боссу слишком близко. Понаблюдав за этой парочкой некоторое время, Занзас насторожился. Хранитель Облака был слишком уж обеспокоен безопасностью Десятого, потому и не видел изменений в Тсунаеши. Да и Кея был слишком уж нервным, чтобы это заметить. Однако от опытного взгляда варийца эти мелочи не укрылись. Более бледное, чем обычно, лицо Савады выдавало его с потрохами. Лоб слегка вспотел, карие глаза периодически туманились, а уголок губ дергался, словно хозяин тела всеми силами пытался скрыть боль, что его терзала. А зная мелкого чересчур хорошо, то можно было с уверенностью сказать, что боль тот сейчас испытывал просто адскую. Не хотел он, видите ли, лишний раз волновать близких людей.
- Кретин! - тихо выругался Занзас и в два шага оказался возле Вонголы.
Обхватив того одной рукой за плечи и крепко прижав к собственному телу, злобно зыркнул на яростно сверкнувшего на него Кею. Еле заметный кивок головой в сторону Десятого и слегка расширевшийся зрачок Хибари показал, что и тот теперь заметил плачевное состояние босса. Облако слегка побледнел и злобно зыркнув на стоящих вокруг людей, отогнал их подальше одним своим враждебным видом.
- Пойдем-ка, мелкий, поговорим, - грубо потянув несопротивляющегося шатена в сторону, Занзан довольно громко произносил свои слова и добавлял в голос как можно больше небрежности и чувства превосходства, - с какой это стати ты снова обижаешь моих офицеров.
Со стороны казалось, что босс Варии хочет устроить разборки с Вонголой. Сам же Савада только усмехался на слова варийца, показывая, что его угрозы для него ничто. Они оба сейчас играли спектакль для слишком любопытных посторонних глаз.
Занзас отволок теряющего сознание Тсунаеши в дальний кабинет. Едва захлопнув дверь, тут же запер ее на замок. С губ Савады сорвался стон боли. Иллюзия медленно таяла, открывая настоящее тело шатена, затянутое в корсет. Десятый тяжело дышал, уже просто вися на варийце.
- Придурок, нельзя же себя так доводить! - гневно прорычал Занзас, дотащив тушку мелкого до софы и бережно на нее уложив. - Ты себя угробить хочешь?! Кретин!
Тсуна отчаянно скреб грудь, не в силах вымолвить ни слова.
Занзас нахмурился, быстро перевернул Саваду на живот и начал расшнуровывать корсет. Дыхание Тсунаеши стало выравниваться.
- Спасибо! - еле слышно прошептал шатен.
Вариец зло цыкнул и направился к бару. Там он налил виски в два стакана и вернулся обратно к софе. Сделал два глотка обжигающего напитка и поставил стаканы на стол. Перевернул мелкого на спину, приподнял и вручил в руки емкость с янтарной жидкостью. Тсуна сделал осторожный глоток, едва не закашлялся. Занзас отобрал стакан и снова уложил своего горе конкурента.
- Зачем ты сейчас все это затеял?! Сам же чуть коньки не откинул! - плюхнувшись в кресло, полюбопытствовал мужчина.
- Так было надо, - твердо ответил Савада.
- Тебе бы сейчас отлеживаться и силы восстанавливать. Сидел бы в своем кабинете и носа оттуда не высовывал! - зло рыкнул вариец.
- Не стоит ставить на мне крест раньше времени, - беззлобно рассмеялся шатен.
- Мусор! - выплюнул собеседник.
- Ха-ха! Теперь снова мусор! - еще громче рассмеялся Тсуна. Он бы никогда не стал произносить этого вслух, но рядом с этим человек он всегда чувствовал себя спокойно.
- Занзас, инвалидное кресло не повод опускать руки! - мягко улыбаясь, ответил Савада.
- Кретин! - почти ласково ответил мужчина.
Тсуна расслабленно прикрыл глаза и улыбнулся.
- Спасибо, твоя поддержка для меня много значит!
Занзас на такое заявление только слегка изогнул губы в улыбке и поспешно скрыл ее стаканом. Нечего мелкому знать, как он на самом деле к нему относится. Хотя, тот со своей вездесущей интуицией, наверняка уже давно обо всем знает.
- Ты видел, как на тебя пялиться твое Облако. Этот мусор тебя обожает, - хмыкнул Занзас. - Теперь все в сборе?!
Они давно уже хорошо понимали друг друга, поэтому варийцу не требовалось пояснять, что он имел в виду.
- Да, - мечтательно протянул Тсунаеши, - теперь мое Небо в полном составе!
- Молодец! - похвалил мужчина. Он и не сомневался, что мелкий справится, если его немного поддержать и восстановит единство семьи.
"Вонгола всегда едина" - настоящий девиз их людей, не смотря ни на все преграды на пути.
Вонгола едина. И они - семья!

CruasEa
Гость
 
Сообщения: 4
Откуда: Россия

Сообщение CruasEa » 12 апр 2018, 19:25

Кончился он уже вроде как Т-Т
Первые сезоны смотрела с удовольствием, но как говорится, чем дальше в лес, тем толще партизаны... Чем больше серий, тем серьезней, в последних юмор исключили, как таковой, а жаль. Персонажи очень нравятся, очень коллоритные.
пы.сы. ВРООООЙ11
https://www.tvoe-nebo.ru/



Вернуться в Фанфики: Другие Фэндомы


Версия для печати

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1