NeonGenesisEvangelion-The One I Love Is

Модераторы: Captain Grigory, Mashu Chakami, DENO

Olmer - kun
Ками-сама




 
Сообщения: 2283
Откуда: Город в жопе мира - порхов

Сообщение Olmer - kun » 17 янв 2009, 21:57

Да, ты прав. Последняя глава мне особенно понравилась ^^.
Вопщем, кул))) *Мечты збываются, нэ?*
Ну, скажу свою любимую фразууу - Проду(некогдо отдхать^^)/

Vision
Еретик


 
Сообщения: 414
Откуда: Токио-3

Сообщение Vision » 17 янв 2009, 22:16

... будет тебе продолжение!!! отдохнуть не дадут!!!

Добавлено спустя 2 минуты 6 секунд:

Изображение

Глава 8 – Слезы / Те три слова которые я должен был сказать
Он слышал приближающиеся шаги, Кадзи Редзи знал, что время пришло. Он стал слишком большой угрозой для СЕЕЛЕ и НЕРВ, чтобы жить дальше. Стремление попытаться спастись было сильным, но он знал, что это ничего не решит. Только его смерть могла защитить тех кого он любил и о ком он заботился. Он открыл глаза и поднял голову так чтобы видеть глаза человека намеревавшегося убить его.
«О, привет, ты немного опоздал»
Звук выстрела эхом отозвался в комнате.
Кадзи Редзи мягко упал на пол. Его убийца ушел без слов…


--------------------------------------------------------------------------------


В третий раз я брался за эту глупую математическую задачу… и был не в состоянии решить её. Я смотрел на двух девочек, сидящих перед телевизором и состязавшихся в видеоиграх. Очень шумное игровое состязание. Особенно с тех пор как Рей начала выигрывать у Аски раз за разом.
«Получи! Вот! И вот тебе еще! Тебе конец, Чудо-Девочка!!! ДА!!! ПОБЕДА!!!»
Но, с другой стороны, это было благословение, что Рей действительно часто побеждала Аску, так как рыжая имела обыкновение кричать еще громче, когда выигрывала.
Я застонал. К сожалению, это не ускользнуло от внимания Сорью Аски Лэнгли.
«На что ты жалуешься? Все еще занят той глупой математической задачей?»
«Я не могу сосредоточиться со всем этим шумом который вы обе создаете! Не могла бы ты хотя бы сделать потише громкость телевизора…?»
«Нет!»
Я вновь застонал.
«Почему ты пришла играть сюда? Разве у тебя нет собственной комнаты?»
«Там нет телевизора»
«Купи!»
«Я не могу себе его позволить»
«Но ты потратила Бог знает сколько денег на те новые платья, что купила два дня назад!»
«Да, и теперь я на мели…»
Я вздохнул, признал поражение и позволил себе развалиться на столе. Я взглянул на Рей в поисках помощи… бесполезно, она все еще прилипла к телевизору. Как же я жалел, что Аска показала ей эту игру…
«Ладно, если ты не можешь учиться, постарайся хотя бы быть полезным! Я умираю от жажды! По крайней мере, ты мог бы поухаживать за твоими гостями, бака!»
Гостями!?
«Эй, эй…»
Почему я согласился на это? Потому что я хотел, чтобы Рей было весело. И еще потому что я не мог допустить, чтобы Аска расстроилась. Таким образом, я подчинился и отправился на кухню за напитками. Да никаких проблем, я и сам хотел пить. Игнорируя пиво Мисато в холодильнике, я налил немного апельсинового сока. У меня не было желания делать чай, да и содовая закончилась (Аска и Рей допили последнюю бутылку пару дней назад и рыжая решила, что проще совершить набег на наш холодильник чем пойти купить еще)
Когда я вернулся в гостиную комнату с тремя бокалами сока на подносе, по выражению лица Аски я догадался, что она, вероятно, снова проиграла Рей. Я ухмыльнулся, по крайней мере, была хоть какая-то справедливость.

Изображение

«Вот»
Рей взяла стакан, наконец-то впервые за час признав мое существование, и поблагодарила меня (Это дало Аске возможность отправить в нокаут персонажа Рей в игре). Затем я вручил стакан Аске, которая с радостью опустошила его, после того как победа досталась ей. Достаточно скоро эти две девочки вернулись к игре. Я вздохнул и попробовал вернуться к работе. Но теперь явилась Мисато. Как только Мисато вошла, я немедленно почувствовал - что-то не так.
«Я вернулась»
Тон, которым были произнесены эти слова… Мисато обычно старалась быть радостной, даже если вымоталась за рабочий день. Но сегодня… она выглядела уставшей, почти на грани краха. Но хуже всего… её глаза казались… безжизненными.
Ни Рей, ни Аска не заметили этого, будучи слишком поглощенными своей игрой. Возможно, они даже не заметили, что пришла Мисато. И громкость телевизора была такой высокой, что я сам едва слышал её слова.
Майор пошла к холодильнику, но когда её рука коснулась дверцы, она остановилась.
Я начал переживать. Независимо от того, что случилось, она всегда выпивала пиво после работы.
Затем она посмотрела на телефон и заметила индикатор, обозначавший полученное сообщение. До сих пор я его не видел. Впервые, с тех пор как она вошла, её лицо оживилось. Но мне не понравилось то, что я видел.
Она доплелась до телефона и надавила кнопку.
Я думаю что ни Рей, ни Аска не слышали сообщение. Они бы среагировали. Но я его слышал.
«Кацураги, это я. Я уверен, что ты прослушаешь это сообщение, особенно после того, как я доставил тебе столько проблем. Извини. Передай мои извинения и Рицко тоже. Да, и еще одна вещь. Я выращивал арбузы. Был бы очень признателен, если бы ты поливала их иногда вместо меня. Синдзи знает где они. Кацураги, истина рядом. Не сомневайся, иди вперед! Если я вдруг увижу тебя вновь я скажу слова, которые я не смог сказать восемь лет назад. Пока»
Сначала я никак не отреагировал на эти слова. Я понял их значение позже, но я думаю, что часть меня не желала даже рассматривать такую возможность. Но слезы закапали на деревянный стол, всхлипывания сорвались с губ моего опекуна, её колени подкосились и она обрушилась на стол… это было невозможно игнорировать. Она… так плакала, я никогда бы не подумал что такое возможно. Что-то случилось… конечно, что-то случилось… с Кадзи…
«Мисато-сан…»
Как только я подбежал к ней Рей и Аска наконец-то заметили то, что происходило вокруг них.
«Mein Gott! Мисато, что случилось?»
Аска, вероятно, была слишком удивлена чтобы сделать что-либо. На лице Рей было озадаченное выражение, словно она видела в тот момент нечто непонятное, и не знала как на это реагировать. В конце концов, она знала Мисато, как уверенную и порой беззаботную, она не знала чувствительной женщины, которой также могла быть Мисато. Неловко я коснулся плеча Мисато.
«Мисато-сан…»
«Синдзи! Почему? ПОЧЕМУ?»
Её реакция застала меня врасплох. Она схватила мою рубашку, сбив меня на пол, затем упала сама, сжимаясь клубком.
Я видел многое в своей жизни. Я побывал в самом пылу сражений. Я видел как люди получают ранения. Я видел смерть людей. Но зрелище которое всегда причиняет больше всего боли – это наблюдение за плачущей женщиной, как сейчас.
Я ненавижу это. И каждый раз я ненавижу себя, потому что чувствую себя таким беспомощным.
Я смотрел на эту взрослую женщину, плачущую на полу предо мной, и не знал что делать. Я просто опустился на колени и обнял её, надеясь, что это, по крайней мере, хоть немного успокоит её.
«Все хорошо Мисато-сан… все хорошо…»
Я чувствовал себя глупо, сказав то, в чем не был уверен. Это неправильно, но то были единственные слова, что пришли мне на ум. Но эти слова, видимо, принесли утешение, так как Мисато начала понемногу успокаиваться.
Было странно обнимать её таким образом. Мисато являлась моим опекуном, человеком, который всегда был рядом, когда у меня были проблемы, по крайней мере когда она была трезвой. Обычно, она единственная, кто старался утешить других. И ещё, я никогда не обнимал взрослую женщину, только девочек-подростков. Впервые я понял, что какими бы красивыми не были Рей и Аска, им еще расти и расти, чтобы сравниться с Мисато. Я осознал это.
Я поднял взгляд на двух девочек, которые казались совершенно растерянными в этой экстраординарной ситуации. Аска решила было подойти к нам, но вернулась назад, сделав лишь один шаг вперед. Она посмотрела на нас, затем перевела взгляд на смущенную Рей, на дверь, на свои ноги, и вновь на нас.
«Синдзи, думаешь ты сможешь…?»
«Я справлюсь».
Она казалась немного виноватой, но все же меньше.
«Я… Мне… Мне жаль, что я не могу быть полезной… Я только…»
«Все нормально…»
Аска посмотрела на Рей и молча подала знак, указав на дверь. Синеволосая девочка поклонилась и спустя секунду они обе вышли.
Ну, похоже теперь, когда девочки оставили меня, забота о Мисато свалилась на меня одного. Я действительно не мог винить их. Я чувствовал себя потерянным. Я… Я был всего лишь ребенком… Я не знал что делать.
«Глупо… Как глупо…»
«Мисато-сан…»
Мы оставались там некоторое время, возможно пару минут, а может и час, я не знал. Каждый раз, как я думал что она прекращает плакать, слезы возвращались с новой силой. Когда это случалось, я просто обнимал её крепче. Когда она успокоилась, я позволил своим пальцам мягко пройти через её длинные темные фиолетовые волосы, в надежде что это немного утешит её. Под моей рукой я чувствовал их мягкость, почти как шелк. Ни у Рей, ни у Аски волосы не были такими мягкими. Возможно, это был побочный эффект того, что мы постоянно погружались в LCL. Или у Мисато были просто мягкие волосы от природы.
«Мисато-сан… возможно вам стоит прилечь в вашей комнате…» попытался предложить я, как только она показалась мне достаточно успокоившейся.
«Да…» едва слышно прошептала она.
Я помог ей подняться и практически отнес её туда. Казалось, у неё нет сил стоять на ногах. Это было нелегко. Как любая взрослая женщина, Мисато была немного выше меня, и гораздо тяжелее Аски. Это была тяжкая ноша для моего слабого тела. Но мы сделали это. Ногой, поскольку мои руки были заняты, я открыл раздвижную дверь. Я никогда раньше не входил в её комнату, это был негласный запрет, и я не мог сдержать вздох при виде царящего там беспорядка. Однажды, во время моего прибытия в Токио-3, я заглянул к ней в комнату. И уже в то время там был бардак. Но сейчас… Я с отвращением смотрел на пивные банки, мусор и одежду, валяющиеся вокруг. Я задумался, может моё желание спать в опрятной комнате - ненормально?
Конечно, с моей-то удачей, что-то обязательно должно было случиться.
Как можно бережнее я постарался довести Мисато до её кровати, не споткнувшись об этот хлам. Однако я не учел ступающую по пивным банкам Мисато и её плохое чувство равновесия, так что, падая на помятую постель, она потянула меня за собой. В результате… я упал сверху на женщину… снова! Действительно, это проклятье! Ладно, по крайней мере на этот раз мои руки оказались на кровати а не… где-нибудь в другом месте.
Я знаю людей, которые не назвали бы это неудачей.
Мы оба широко раскрыли глаза. Я уставился на её, покрасневшие и опухшие от слез, темно-коричневые глаза. Она смотрела в мои. Затем, спиной я почувствовал руку сближающую наши тела вместе и губы, касающиеся моих губ…


Я проснулся, почувствовав как что-то уперлось мне в живот. Открыв глаза я увидел там ногу. Я взглянул на владельца ноги. Мисато спала как убитая. Теперь она казалась умиротворенной. Я едва не рассмеялся, увидев как Мисато пускает слюни на подушку.
Осторожно, чтобы не разбудить её, я встал и вышел из комнаты. К счастью, во сне она отпустила меня, держа только за запястье чтобы чувствовать меня рядом.
Посмотрев на часы, я понял что еще слишком рано, но не настолько чтобы возвращаться обратно в кровать и попробовать заснуть. Скоро мне пора будет собираться в школу. Я зевнул. Возможно, этой ночью мне удалось поспать только час или два. Я чувствовал, что этот день будет очень долгим… Я не торопясь направился к ванной. Возможно, я почувствую себя лучше, приняв продолжительную ванну. У меня было достаточно времени.


Выходя из ванной, я столкнулся с Мисато лицом к лицу. Её волосы были в беспорядке, на ней был купальный халат, и вероятно, она намеревалась принять ванну. Я немного смутился, осознав что на мне только полотенце, обернутое вокруг талии. Мы оба стушевались в этой неловкой ситуации. Мы посмотрели друг на друга. Я не мог не помнить того, что случилось несколько часов назад. Должно быть, она заметила румянец на моем лице, поскольку сама покраснела.
По крайней мере она чувствовала себя лучше, отметила часть меня.
«Я… Я… Я приготовлю завтрак. Вы… вы можете помыться сейчас», - сказал я, пытаясь положить конец этой затруднительной ситуации. Затем, я побежал в свою комнату с такой скоростью с какой позволяло мне полотенце, обернутое вокруг талии.


Когда Мисато присоединилась ко мне за завтраком, она уже переоделась в свою униформу НЕРВ, чего обычно не делала по утрам. Как обычно, её рука достигнув холодильника решительно вытянула оттуда банку пива, но я остановил её, положив свою руку на дверцу.
«Я думаю, что это будет более полезным», - сказал я, подавая ей чашку кофе. Я уже выпил две чашки, несмотря на то, что я ненавидел этот вкус.
Она наградила меня странным взглядом, но уступила. Хотя она и выглядела лучше чем прошлой ночью, все же она казалась немного усталой. Вероятно у неё не было сил для возражений.
Она села, держа чашку с кофе в руке, и сделала несколько глотков горячей коричневой жидкости. Без лишних слов я поставил перед ней тарелку с тостами и достал немного джема из холодильника.
«Это все, что у нас есть на завтрак?»
«У меня нет никакого желания готовить»
Мисато понимающе кивнула. Как только я сел, она нервно взглянула на меня.
«Синдзи… Насчет прошлой ночи… ну… Я… Я не могла нормально соображать…»
«Все хорошо, Мисато-сан»
Я нежно улыбнулся ей. Казалось, её удивила моя реакция.
«Ничего страшного, верно?»
На пару секунд я застыл. Должен ли я действительно говорить это?
«Кроме того… это было… приятно…»
Я осознавал, что, вероятно, весь залился краской. Мисато уставилась на меня широко распахнув глаза, затем покраснела и слегка рассмеялась. Было мило видеть её такой.
«Чем дольше Аска и Рей не узнают об этом, тем дольше мы будем оставаться в живых», - добавил я, тоже засмеявшись.
После этого мы замолчали. Возможно, нам все еще было немного неловко. И я мог сказать, что Мисато была ещё чем-то встревожена. Я заметил, как она уставилась на телефон, и начал волноваться что она вновь расплачется. Так продолжалось, пока мы не услышали «уарк», раздающееся сбоку от неё.
«Пен-Пен!»
Вероятно, запах тостов разбудил голодного пингвина. Прежде, чем я встал и нашел что-то съедобное для него, Мисато взяла его на руки и крепко обняла, как маленькая девочка своего игрушечного мишку. Она выглядела такой грустной… Это не могло продолжаться далее. Что-то причиняло её боль и я чувствовал, что… ей нужно с кем-то поделиться своей болью.

Изображение

Я не стал задавать вопрос, который вертелся у меня на языке. У меня была мысль по поводу того, что её терзало. Но… Я не смел спросить. Счастье в незнании. То чего не знаешь - не приносит боль. И… Я не хотел причинять боль себе…
«Что… что случилось… Мисато-сан? Это… Это… Это Кадзи?»
Проклятье! Я спросил!
Она вздрогнула, как только услышала имя Кадзи, и сжала еще сильней тепловодную птицу. Слезы тихо скользили вниз по её щекам и падали на перья пингвина.
Произнести следующие слова было ещё тяжелее. Ну, отступать поздно…
«Так… это действительно Кадзи. Я… Я слышал сообщение вчера ночью. Он… Он… мертв?»
Шок отразился на её лице. Она чуть не уронила Пен-Пена. Она опустила его на пол, возможно не желая рисковать им вновь.
«Синдзи-кун… ты… ты не должен знать…»
Она смотрела на меня, её глаза почти умоляли.
«Я… Я не могу… Я не могу убегать прочь от правды… не вечно. И кроме того, я уже знаю. Но… если вы не скажете мне… Я знаю что часть меня будет… только… пытаться… уклониться от правды…»
Она смотрела на меня, выражение на её лице сменилось с удивления на гордость. Несмотря на слезы, она застенчиво, но с теплотой улыбнулась, перед тем как снова стать очень серьезной. Её губы разошлись, она пыталась заговорить, но не смогла. Только со второго раза я слабо расслышал «Да. Он мертв».
До этого момента я преуспевал в уходе от правды. Это было так легко. Кадзи был таким экстраординарным человеком. Он всегда казался таким крутым, держащим все под контролем. Казалось, он всегда мог найти решение любой проблемы. Кадзи мертв? Это звучало бессмысленно. Пока я избегал правды. Но теперь, Мисато сказала…
«Ясно»
Это единственный ответ, пришедший мне на ум. Когда я произнес его, я внезапно понял, как сильно пересохло у меня в горле.
Сначала, чувство, испытанное мной, было не таким, как я ожидал. Мне знакома печаль. Я знал каково это. Но я не чувствовал её. Скорее я чувствовал… пустоту. Это тревожило.
«Вы уверены?»
Часть меня не желала верить в происходящее. Возможно, поэтому я и чувствовал себя так.
Мисато кивнула. Я спокойно поднял свою чашку с кофе, чтобы сделать глоток.
«Мисато… тот Кадзи, о котором мы говорим… он не может… он не может погибнуть…»
«Синдзи. Он мертв. Я знаю».
Тон её голоса. Очевидная боль в выражении её лица.
Я не мог игнорировать это.
Сначала Мать.
Наряду с ней и Отец.
А теперь и Кадзи…
Моя чашка с кофе упала на стол, немного теплой жидкости плеснуло на рубашку. Я почувствовал знакомую боль в груди, и знакомые слезы бегущие из моих растертых глаз.
«Синдзи!»
Как странно, теперь она встала и обхватила меня руками, несмотря на собственные слезы.
«Синдзи…»
Хорошо, что Аска теперь живет с Рей. Скорее всего, она бы почувствовала отвращение, видя, как я плачу. Наверное, она сказала что-нибудь вроде: «Ты парень или кто?»
Нет, я был неправ. Я знал, как сильно она любила Кадзи. Он был её первым поражением. Он мог бы заменить ей отца. Он был ближе к ней, чем я когда-либо к своему отцу, так что я мог представить себе её чувства. Если бы она была здесь… вероятно, ей было бы ещё хуже, чем мне.
«Давай… давай не будем говорить Аске…», - выдавил я через некоторое время.
«Ты прав», - согласилась Мисато, все еще обнимая меня, - «Вот только придумаю историю про то, как он бросил меня и уехал в Германию. Я скажу ей… потом»
«Да… мы можем сказать ей, когда все закончится. Со временем… она перестанет думать о нем так много…»
Мисато отпустила меня. Мы оба принялись вытирать слезы. Вскоре она должна идти на работу, а я в школу. Боль и внезапная пустота все еще присутствовали в наших сердцах, но так или иначе, мы оба почувствовали себя лучше. Совсем немного.
«С вами все нормально, Мисато-сан?»
«Нет… но… когда-нибудь будет…»
Наступила долгая пауза. Никто из нас не решался заговорить.
«Он сказал, что если мы могли бы еще раз встретиться, он произнес бы те слова, которые должен был сказать восемь лет назад. Я жалею, что не сказала их сама. Синдзи… если ты еще не… сказал Аске или Рей, что ты любишь их… Никогда не знаешь… когда те, кого ты любишь… покинут нас…»
Я кивнул. Те три слова. Я люблю тебя. Я никогда не говорил их ни одной из них.
Я встал и пошел к себе, переодеться и собрать свою школьную сумку, и тут у меня появился вопрос. Простой вопрос, имевший серьезное воздействие.
«Почему?»
Мисато долго смотрела на меня. Она колебалась, прежде чем дать ответ. Я полагаю, она старалась подобрать правильные слова.
«Он представлял угрозу для безопасности».
Услышав эти слова, я мог сделать только одно заключение. Мои руки сжались в кулаки.
«ОН отдал приказ убить его?»
«Приказ прибыл из его офиса».
«Понятно»
Я опустил взгляд на свои кулаки, почувствовав боль в пальцах. Мои суставы побелели. Я разжал руки чтобы не поранить их еще больше. Но злость все еще оставалась.
«Я не знаю как, я не знаю когда, но он заплатит…» - сказал я низким голосом, что вероятно взволновало Мисато, на её лице появилось выражение осуждения.
Она подошла ко мне и положила одну руку мне на плечо, другой взъерошила мои волосы. Это успокоило меня. Неожиданно я понял, что мы никогда не были так близки как сейчас.
«Синдзи, не принимай опрометчивых решений. Я продолжу работу Кадзи. Я буду искать истину. И как только я найду её, мы посмотрим, что сможем сделать со всем этим».
«Мисато-сан…»
Я посмотрел на неё. Боль покинула её глаза и сменилась целеустремленностью и решимостью.
«Обещайте мне, что будете осторожны».
Она снова заключила меня в объятия, теперь более радостно.
«Обещаю, Синдзи-кун. Я буду осторожна».


«И что за проблема была у Мисато?»
В голосе Аски присутствовало беспокойство, также как и любопытство. Я не был удивлен тому, что она спросила об этом. Но я не ожидал этого вопроса так скоро. Мы только покинули жилищный комплекс, и шли в школу.
«Кадзи бросил её», - ответил я твердо. Мой разум быстро работал, выстраивая подходящую историю.
Аска остановилась, как вкопанная.
«Что?!»
«Я полагаю, он сказал, что Кадзи разорвал свои отношения с Майором Кацураги».
Аска впилась взглядом в Рей.
«Я знаю что он сказал! Я… Я просто не могу поверить в это…»
«Поверь. Они больше не вместе. И, возможно, никогда не будут».
Это не было правдой в прямом смысле этого слова, но и не абсолютной ложью тоже не было.
«Но… но… они же любили друг друга!»
«Кажется, он не любил её так сильно, как мы думали. Как только он получил то, что хотел… он бросил её».
На лицах девочек появилось потрясение, как только они услышали эти слова. Я плохо себя чувствовал, говоря о Кадзи в таком тоне. Но это было на пользу Аске. Странно, так легко лгать, когда ложь причиняет меньше боли, чем правда.
«Он получил… что хотел...?»
Было очевидно, что моя ложь, в конце концов, оказалась не очень убедительной. Аска не могла её принять.
«Я полагаю, он имел в виду, что Кадзи-сан больше не имел никаких чувств к Майору Кацураги, а только занимался с ней сексом», - просто объяснила Рей.
Конечно, Аска поняла что я подразумевал. В конце концов, она более интеллектуально развита, чем я. Однако понимание чего-либо и принятие этого – два абсолютно разных понятия. К счастью, обыденные слова Рей возымели большее воздействие, и помогли Аске как можно легче принять этот “факт”.
«Этого не может быть…»
Любой близкий знакомый Аски знает, насколько она чувствительна. Так что было не удивительно видеть, как за секунду сменилось выражение её лица с потрясения и недоверия на кипящий гнев.
«Вот ублюдок! Когда я увижу его, Я… Я… разорву его на части! Подумать только, я представляла его себе таким благородным…!»
«Ты не увидишь его снова»
«Ммм?»
Рей подозрительно посмотрела на меня. Полагаю, я и так сказал слишком много. И теперь она могла видеть сквозь ложь. Но Аска все еще не понимала. Это все, что имело значение.
«Он уехал в Германию», - соврал я снова.
«Этот трус! Хмпф!»
Сказав это, Аска потопала в школу. Думаю, ей не помешает слегка выпустить пар своего гнева.
«Не говори ей», - просто сказал я Рей.
Она молча кивнула.
Правда – нечто ценное, но она может ранить. Иногда лучше чувствовать гнев, вместо боли. Не всегда, но иногда. Несколько дней спустя, я понял, что держать все в тайне от неё было мудрым решением…


Развалившись на своей кровати, я вздохнул с облегчением. Ну и денек… В школе все было хорошо, и никаких тестов в НЕРВ, но все же, я до смерти устал. Я волновался когда Мисато пропустила обед, но немного полегчало, когда она позвонила предупредить, что задержится на работе. Вероятно, она старалась занять себя делами. Я не мог винить её. Я не знал Кадзи так хорошо, как она, и все равно оставалась боль. Сегодня я несколько раз плакал.
Мисато… старший офицер, мой опекун. Но она всегда была рядом, когда я нуждался в ней. Я вспоминал советы, которые она мне давала. Все время она старалась помочь мне, даже если я хотел побыть в одиночестве. Она напоминала мне… маму…
Затем я вспомнил предыдущую ночь. Как уязвима она была. Какие чувства я испытывал, обнимая её, прижимая к себе. Какой потерянной она казалась, хватая мои запястья, умоляя не оставлять её одну.
Возможно, многие парни позавидовали бы мне. В конце концов, она была очень милой. Несмотря даже на лень в домашних делах.
Она не только мой начальник и самый близкий человек, как мама, но также она женщина, осознал я.
Я вспоминал как мы упали на её кровать. Как она прижалась ко мне. Как наши губы соприкоснулись, и как я таял, целуясь с ней…
Я закрыл глаза и попробовал изгнать подобные мысли из головы. Черт возьми! Я же люблю Рей и Аску! Я не мог вот так думать о Мисато!
Черт возьми, это же был всего лишь простой поцелуй!!!
Я постарался сконцентрироваться на образе мамы, которой была для меня Мисато. Это все чего я хотел, чего желал. Кого-то, кто позаботился бы обо мне... но не так как Рей или Аска.
Держа этот образ в сознании, я постепенно заснул, с довольной улыбкой на лице.


--------------------------------------------------------------------------------

Кадзи Редзи стонал и изо всех сил пытался встать. Боль в груди была невыносимой. Почти. Он просунул палец в дыру на рубашке и нащупал пулю, вбитую в привязанную на груди металлическую пластину. Она остановила пулю, но удар сломал несколько ребер. Все же, он был благодарен, что пуля предназначалась для сердца, а не для головы. Однако, он пожалел что не использовал что-либо более подходящее, вроде легкого бронежилета.
С трудом он поднялся на ноги. Кадзи не знал, сколько он пробыл без сознания и поэтому действовать надо было быстро, до прибытия группы зачистки.
Из находящегося поблизости тайника Кадзи достал наполовину заполненный мусорный мешок, в котором находился труп агента безопасности НЕРВ, который до этого пытался застрелить его. Этот человек также был внедренным агентом СЕЕЛЕ. Ирония заключалась в том, что даже мертвым человек мог работать на Икари.
Кадзи осторожно вытащил бумажник мужчины и заменил своим. Он также снял черный жилет и солнцезащитные очки, которые носил агент. Мужчина имел схожее телосложение и цвет волос. Но оставалась одна проблема. Кадзи достал из мешка пистолет с глушителем. Полная обойма, выпущенная в голову трупа, сделала лицо совершенно неузнаваемым. Созданная путаница заставит команду зачистки как можно быстрее избавиться от трупа. Он едва не рассмеялся, все время думая о людях, желавших стереть улыбку с лица Кадзи Редзи. Он решил, что они останутся довольны.
Из сумки Кадзи достал черный жилет, подобный тому, что носил мужчина. Он надел его, как и чужие темные очки, затем убрал запятнанный кровью жилет в пакет, чтобы выкинуть в ближайший мусорный контейнер. Улыбаясь, мужчина известный как Кадзи Редзи направился прочь от трупа, зная что теперь он легко покинет штаб квартиру НЕРВ. Однако улыбка на его лице была притворной.
«Мне жаль перекладывать это на тебя Кацураги, - думал он, - но это единственный способ защитить тебя…»
Дело сделано. Теперь, когда он считался мертвым, он мог попытаться разыскать СЕЕЛЕ. Только тени имеют шанс посягнуть на организацию, управляемую из тени. Если бы он смог найти способ устранить СЕЕЛЕ, то Кацураги и дети были бы в безопасности.
«Береги себя, Кацураги. Защищай этот город и детей так хорошо, как только можешь. И если мне повезет, мы встретимся вновь…»



ПРОДЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ!!!

Olmer - kun
Ками-сама




 
Сообщения: 2283
Откуда: Город в жопе мира - порхов

Сообщение Olmer - kun » 17 янв 2009, 22:50

Ооо.. суггой, потряс, миленькоооо! Блин, какой же всё-таки потрясный сюжет. Есть всё, и битвы, и любовь, и интригаааа!!!! Всё очень прикольно. Думаю, ты хзнаешь, чего йа хочу? Правильно, проду бвхахахаха (Смеётся ненасытная часть души).

Vision
Еретик


 
Сообщения: 414
Откуда: Токио-3

Сообщение Vision » 17 янв 2009, 23:01

пожалей.... давай затра выложу, как быстро читаешь!!!

Olmer - kun
Ками-сама




 
Сообщения: 2283
Откуда: Город в жопе мира - порхов

Сообщение Olmer - kun » 17 янв 2009, 23:03

Да яж не требую в кратчайшие сроки))) Работай так же качественно)))
Просто оч люблю Евангелион и всё, что с ним связанно. А эта книга прям зацепила)

Vision
Еретик


 
Сообщения: 414
Откуда: Токио-3

Сообщение Vision » 18 янв 2009, 02:13

Изображение

Глава 9 – Осколки воспоминаний / Я здесь из-за тебя.



Сидя в транспорте на пути домой, я смотрел в пустоту. Меня волновали результаты сегодняшних тестов. Уровень Рэй оставался стабилен. Мой повысился. Но синхроуровень Аски заметно упал. Я заметил, что он начал медленно снижаться с момента атаки Четырнадцатого Ангела, но никогда прежде не опускался так низко. Еще парой единиц меньше и она не сможет управлять Евой. И я все еще не мог забыть, что случилось несколькими минутами ранее…



«Ты должен быть счастлив. Ты увеличил свой синхроуровень. Снова. Теперь мелкая сучка Аска не может пилотировать свою Еву, остаетесь только ты и Чудо-Девочка! Оооо… но ты ведь не нуждаешься в этой восхитительной девчонке… ты, как никак, непобедимый Синдзи! Мы, девчонки, больше не нужны. Мы можем ничего не делать. Им нужен только Синдзи! Он готовит, убирает, и убивает Ангелов! Пока есть Синдзи - все в порядке!»
Некоторое время мы спокойно поднимались на лифте к выходу из НЕРВ, Аска неожиданно разошлась. Это застало меня врасплох, и я тупо уставился на неё. И она разозлилась еще больше.
«Не смотри на меня так глупо. Придурок!»
«Я… Извини»
Она тут же влепила мне сильную пощечину. Неожиданность и сила удара были достаточными, чтобы я упал навзничь. Мне не надо даже было видеть, чтобы понять – щека сейчас раздуется и ссадина останется надолго. Больно. Пока я поднимал руку, чтобы коснуться места удара, её охватили потрясение и ужас.
«О, боже! Синдзи!»
Она встала на колени, и я вздрогнул от прикосновения её пальцев к моей щеке.
«Я… Я прошу прощения… Я… Я не хотела… Прости меня»
Это был первый раз, когда я понял, что с Аской что-то не то.
«Все нормально», - сказал я, пытаясь улыбнуться, несмотря на боль - «Даже не болит»
«Врешь».
Съежившись, я встал и подал руку Аске, помогая ей подняться. Лифт остановился и двери открылись. По ту сторону стояла лейтенант Ибуки, смотревшая на нас с потрясенным выражением на залитом румянцем лице. Я даже не хотел знать, что пришло ей в голову. Аска встала на ноги, и мы быстро вышли из лифта.
«Ты, похоже, чем-то расстроена?» - спросил я, не особо задумываясь, пока мы шли к выходу.
«Конечно, расстроена! Синдзи, как бы ты себя чувствовал, посвятив всю свою жизнь чему-то, что не оправдало себя? Я тренировалась пилотировать Еву 10 лет. 10 лет, Синдзи! Я должна быть лучшей! Я работала над этим, черт побери! Я очень усердно трудилась! Но вместо этого ты, пилотирующий Еву меньше года, обошел меня! Даже не прикладывая особых усилий! На кой черт я нужна, если какой-то сопляк, взятый с улицы, может победить меня?!»
Я не знал что сказать.
«Аска… Мне… Мне жаль…»
«Не смотри на меня так! Уж твоя жалость - это последнее, что мне нужно, Третье Дитя».
Сказав это, она убежала прочь.



«Синдзи, что-то не так?»
Я поморгал, выйдя из своего оцепенения, и затем увидел Рей, сидящую рядом со мною. Неужели я так сильно задумался, что не замечал её?
«Рей-чан… Я… Я волнуюсь об Аске. Её сегодняшние результаты… Да и сама она не была похожа на себя…»
Понимание отразилось в её глазах.
«Да. Я заметила, что её жизнь всегда вращалась вокруг пилотирования Евы. Но в последнее время она чувствует, как её мир ускользает прочь. В каждой миссии ты превосходил её».
«Это не так!»
Она покачала головой.
«Да, это так, и ты знаешь это. Битва с Шестым ангелом была выиграна только потому, что ты находился в Еве вместе с Аской. Одна она бы не справилась. Ей потребовалось очень постараться для синхронизации с тобой в седьмой операции. Она бы погибла в восьмой мисси без тебя. Пока она убивала Десятого, ты был единственным, сдерживавшим его, спасая всех. Ева 01 также уничтожила Тринадцатого и Четырнадцатого ангелов, в то время как Аска потерпела поражение. Да и начиная с Двенадцатого ангела, твой синхроуровень начал понемногу превосходить её. Её гордость и самолюбие опирались на убеждение, что она лучший пилот. Но теперь ты лучший. Поэтому она считает себя бесполезной».
Аска? Бесполезной? Да ну!
«Но это не так! Мы – команда! Кого заботит, кто лучший пилот?!»
«Её. И сейчас она соперничает со мной, чтобы быть с тобою. Уже в течение нескольких недель ты тянешь с решением. В её сознании это ещё один признак неудачи, даже если она не будет отвергнута».
При этих словах я открыл рот от удивления.
«Хочешь сказать, что все это – моя ошибка?»
«Нет. Я только говорю то, что она, вероятно, думает».
«Что ты имеешь в виду? Что мне следует выбрать её, и сделать тебя несчастной, только ради неё?»
«Нет. Я бы не пожертвовала тобой ради её счастья»
В её глазах была видна решимость. Я знал, что она не откажется, пока я не скажу.
«Что я тогда должен делать?»
«Быть собой и только. Заботливым Синдзи, которого мы любим».
«…Тебе кажется, что этого будет достаточно?» Только быть собой это казалось таким… напрасным.
«Этого достаточно. Просто находясь рядом с нами, ты уже сделал нашу жизнь лучше. Верь в себя»
«Но, Аска…» Рей нежно положила свою руку на мою.
«Все образуется. Её эмоции сильны, но они не властны над ней. Ей нужно время, чтобы понять, что нет никакой конкуренции. Время – вот все, что ей нужно».
«Ты так думаешь?» - спросил я с легкой надеждой в голосе. Она кивнула, легкая улыбка все ещё оставалась на её лице.
«Спасибо тебе, Рэй…»
Мы обнялись. Я был очень рад этому разговору с Рей и чувствовал себя спокойно и уверенно. Конечно же, всегда найдется решение проблемы.
«Может быть что-то еще…»
Эта фраза вернула меня к реальности, и беспокойство вновь охватило меня.
«Что-то еще?»
«Она вела себя странно. Когда мы возвращались от тебя, той ночью, когда… Майор Кацураги плакала, Аска выглядела подавленной. Я спросила её, что случилось, и она ответила, что чувствует вину, оставляя тебя одного заботится о Майоре. Но... Я чувствовала нечто большее. На её лице было странное выражение…»
«Странное выражение?»
«Да я заметила это несколько дней спустя, когда Аске позвонили из Германии».
Германия?
«Думаю, после этого она начала видеть сны».
«Сны?»
«Да. Ночные кошмары. Она иногда плачет во сне, но она не помнит этого».
Аска плачет во сне… Я видел её слезы только однажды, в ночь перед боем с Седьмым ангелом. Тогда она проронила одну-единственную слезу. Она также зовет мать во сне.
Могло ли это быть связано с тем, что сказала мне Рей? Звонок из Германии… возможно это была… её мать? А насчет Мисато… могла ли моя забота напомнить ей о собственной матери? Возможно она скучала по дому. Я понял, что почти ничего не знаю об Аске.
Внезапно раздался сигнал тревоги.
«Ангел?» - удивленно спросили мы с Рей.
В подтверждение этого зазвонили наши телефоны.
Уф, что за день! Проведя несколько часов в LCL, мы должны были снова вернуться, возможно, за нашей погибелью. Блеск…


Как мне все надоело. Странно звучит, если учитывать, что находишься в самом центре критической ситуации, но именно так я себя чувствовал. Несмотря на консервацию, Ева 01 оставалась активной, но все что я мог сделать – сидеть в капсуле и слушать новости о происходящем через комлинк. Мне не очень-то хотелось участвовать в боях, но я предпочел бы пойти с девочками, нежели, сидя здесь, чувствовать своё бессилие и беспомощность. Жалко, что я не догадался захватить плеер. Конечно, LCL вероятно испортила бы его, но я все же мог немного послушать музыку.
По коммуникационной линии я мог слышать спор Мисато и Аски по поводу деталей миссии. Мисато хотела, чтобы Аска, с её низким уровнем синхронизации, прикрывала Рей, но Аске не очень понравилась эта идея. Как обычно она слишком остро реагировала на приказы Мисато и приняла противоположную точку зрения.
Я волновался. Аска была слишком опрометчивой. Но я знал, если я скажу об этом, она рассердится еще больше. И я просто держал рот на замке.
Аска достигла поверхности и приготовила Еву к атаке Ангела. Больше ничего не оставалось делать, кроме как ждать. Некоторое время она жаловалась на то, какой ленивый нам попался Ангел. Ангел же просто парил на орбите над Токио-3. Аска ничего не могла сделать. Вдруг она закричала. Очень громко. Мое сердце замерло.
«Нет! Не надо! Не лезь мне в голову! Пожалуйста! Не надо! Не изучай меня! Нееет!»
Проклятье, что происходит? Что этот Ангел делает с ней? Что делает Рей? Разве она не должна прикрывать Аску?
«Мисато что там творится?»
«Не сейчас, Синдзи!»
Её голос был действительно напряжен, и ничуть не успокоил меня. А её следующие слова еще меньше.
«Аска, отступай!»
«Нет!»
Она говорила пересиливая боль. Почему она не послушалась приказа Мисато?
«Это приказ! Аска, Я приказываю тебе отступать!»
«Нет, никогда! Я лучше умру, чем отступлю!»
«Аска!»
Проклятая гордость. Я знал, что пилотирование было для неё целым миром… но стоило ли это смерти? Импульсивно я связался с Евой 02 и замер от увиденного. Контактная капсула была залита ярким светом. Аска, охваченная болью, схватилась за голову обеими руками.
«Аска! Пожалуйста, слушайся Мисато… пожалуйста… отступи…»
«Синдзи?!»
Аска немного приподняла голову, её глаза искали коммуникационный экран Евы 01. Я не мог видеть слезы, они сразу же рассеивались в LCL, но я уверен, что она плакала.
«Аска… ты только вредишь сама себе… пожалуйста, я прошу тебя отступить… Я… Я не хочу видеть твои мучения… пожалуйста…»
«Синдзи…»
Казалось, она готова согласиться, когда закричала опять, еще сильнее сжимая голову. Инстинктивно она свернулась, прижав колени к груди.

Изображение

«Нет! Не заставляй меня вспоминать! Я хочу забыть, не ройся в моих воспоминаниях! Я не хочу помнить весь этот кошмар! Прекрати! Хватит!»
Я, не в силах больше смотреть на её страдания, отключил связь.
«Рей! Поторопись!», - закричал я, как только появилась связь с нулевой Евой.
Рэй казалась очень напряженной. Хоть я и не мог ничего сделать, я осознавал, что Аске нужна помощь. Причем как можно быстрее.
Я видел как она жала на курок. Я задержал дыхание и надеялся, что это сработает.
«Никакого эффекта!», - услышал я голос Шигеру - «Недостаточно энергии чтобы пробить АТ-поле с такой дистанции!»
Черт! Черт возьми!
«Мисато, пошли меня туда!»
Я был в отчаянии. Мы должны хоть что-то сделать!
«Синдзи».
«Нет».
Этот голос. Отец.
«Этот Ангел вторгается в сознание пилотов», - объяснил Фуюцки - «Это слишком опасно».
«Нельзя позволить Ангелу проникнуть в Еву 01», - добавил командующий.
Я не дал бы ему ни единого шанса. Первый уже творил чудеса и раньше. И так будет снова. Я был уверен в этом. Это спасло бы Аску…
«Без разницы! Я выйду и убью Ангела. Меня не победят!»
«Нет никаких гарантий».
«Но если это продолжится, Аска может…»
«Нет».
Я знал, он не передумает. Этот ублюдок не…
Проклятье! Проклятье! Проклятье!
Почему? Почему этот человек должен быть моим отцом? Почему он не мог быть таким, как Кадзи? Он бы позволил мне идти…
Что бы Кадзи сделал на моём месте?
Он бы не слушал отца. Он бы сделал все, что смог, спасая любимую.
Я должен идти! Я должен спасти Аску! Я должен…
Ева-01 уже дважды активизировалась без питания. Но в последний раз, если мне сказали правду, я чуть не умер…
Неважно.
Я пытался вспомнить момент пробуждения Первого во время схватки с 14-м Ангелом. Было что-то… чувство… связь. Тепло перед тьмой.
Я не мог найти то чувство.
Я все еще мог слышать Аску. Теперь она рыдала. Её голос был очень слаб.
«Мой разум затуманен. Синдзи… он загрязнен. Что я должна делать? Меня просто вывернули наизнанку… Я… Я хочу умереть…»
«Нет!»
Я не осознавал это, но теперь я кричал.
«Аска! Нет! НЕТ!»
В отчаянии я тянул ручки управления Евой, но зверь не спешил пробуждаться.
«Мама… пожалуйста… Мне нужна твоя помощь… Мама!»
Внезапно, я почувствовал Связь. Да, прямо здесь. Мысленно я достиг этого. Тепло. Мое сознание было словно охвачено чистым светом.
Первый активизировался. Я синхронизировался с Евой без помощи центра управления, и я все еще был там. Я не впал в состояние берсеркера, не упал в обморок. Я посмотрел на свои руки, похоже у меня все было под контролем.
«Синдзи! Какого черта ты делаешь?!» - в ужасе кричала Мисато.
«Поднимаюсь, чтобы спасти Аску! Выпускайте Еву 01 или я вырвусь сам!»
«Нет», - Снова твердый голос Командующего - «Ты останешься на месте. Рей позаботится о спасательной операции. Рей, отправляйся в Догму и возьми Копье»
«Есть».
Я сжал кулаки. Я не мог поверить, что он не принимает меня всерьез!
«Отец, позволь мне идти!»
«Ты только помешаешь. Эта операция не должна провалиться».
«Будь ты проклят!»
Я собирался сломать ограничители Евы, когда появился экран связи с Рей.
«Позволь мне сделать это. Доверься мне».
В её глазах была решимость, она знала, что делать. Нехотя, я оставил управление Евой.
«Хорошо… пожалуйста, торопись…»
«Да»



Рей делала все, как сказала. Нулевой показался из-под земли, держа гигантское красное раздвоенное копье. Позже я узнал, что его называли Копьем Лонгиния. Собрав всю силу Евы, Рэй метнула копье. Копье пролетело сквозь небо, буквально разрывая его, затем через АТ поле ангела и, в конце концов, достигло цели. Все закончилось. Кошмар Аски прекратился. Но он проник слишком глубоко, вскрылись старые душевные раны, болевшие гораздо сильнее телесных.



Как только я достиг поверхности, я обнаружил Аску за желтой карантинной лентой, сидящую на земле, прижавшую ноги к груди, обхватившую руками голени, и опиравшуюся подбородком на колени. Она немного покачивалась вперед-назад, ничего не говоря. Её вид… обеспокоил меня. Я приблизился к карантинной зоне, но не осмелился перешагнуть за ленту.
«Я… Я рад, что с тобой все хорошо… Аска»
Это было так глупо, но это все что мне пришло в голову в то время. Вероятно, потому что это было правдой.
«Заткнись! Как ты можешь говорить, что со мной все в порядке?! Я… Я не смогла ничего сделать… И меня… меня спасла ЭТА! Эта сука, Рей! Лучше бы я умерла! Я ненавижу… ненавижу… всех ненавижу…Я… Я ненавижу тебя…»
Её последние слова были чуть громче шепота, затем она разрыдалась. Я знал, что она имела в виду совершенно другое: нет, я надеялся, что это так. Я также обнаружил, что меня не волновали её слова. Единственная вещь, имевшая значение это то, что Аска была травмирована.
Мне не полагалось находиться в карантинной зоне. Я проигнорировал предупреждение держаться подальше. Аска была травмирована. Не физически, но гораздо хуже. Я даже не знал, смогу ли помочь ей после всего этого. Но я должен был попробовать.
Рыдания прекратились. Надежда вспыхнула во мне. Возможно, все в порядке.
Я произнес её имя, приблизившись к ней.
«Уходи».
Сказанные ею слова, не имели никакого подтверждения. Никакой силы. Ничего. Только пустые слова. И никакой реакции.
«Аска…»
Снова ничего не последовало.
«Аска!»
Никакой реакции. Часть меня запаниковала. Что-то не так.
Я потянул её за руку. Никакого сопротивления вообще.
Я знал что оставаться здесь было плохой идеей, но она нуждалась в помощи. Будь проклят этот карантин!
Я приподнял её на руках так же, как тогда, несколько месяцев назад, после нашего первого свидания. Затем я всмотрелся в её глаза, казавшиеся лишенными жизни. Они заставили бы меня подумать о небольшом язычке пламени, угасающем под порывом ветра, если бы я бы не был так напуган.
Я крепко держал её в руках, пока бежал к ближайшему входу в НЕРВ, даже не замечая того, что обладал силой, о которой даже и не подозревал. Я внезапно остановился, заметив кого-то рядом у входа. Беловолосая девочка.
Я был слишком возбужден и вскрикнул:
«Что тебе надо от меня?»
Она лишь улыбнулась, её теплая улыбка, как и пристальный взгляд красных глаз, проникали в меня. Несмотря на ситуацию, я расслабился на некоторое время, пока Аска не зашевелилась у меня на руках. Я вырвался из чувства подобного трансу. Затем, не сказав ни слова, девочка исчезла. Я был немного смущен, но у меня были более важные дела, чтобы разбираться. И я продолжил свой путь к больнице НЕРВ.


«Синдзи. Присядь-ка».
Я удивленно смотрел на Мисато. Как долго я шлялся по коридору? Я провел ладонью по голове, LCL давно высохла. Вероятно, я дошел до полного нервного истощения и выглядел ужасно.
Я пытался сидеть, как предложила Мисато, но через пару минут не выдержал и снова встал.
Черт, почему так долго! Мне казалось, что прошли часы, с тех пор как Рицуко вошла в комнату Аски!
Внезапно я испытал боль и осознал, что ударил кулаком по стене.
Я почувствовал руку на плече. И обернулся и увидел встревоженную Рей.
«У тебя будет достаточно времени, что увидеться с ней. Тебе нужно отдохнуть и переодеться».
Рей была права, мне нужно было снять с себя контактный комбинезон. В конце концов больничные палаты находились неподалёку от раздевалки. Это было необходимо на случай ранения пилота. Я почти сдался, когда из комнаты вышла Рицуко.
«Что с Аской?»
Вопрос застал её врасплох, но профессиональное самообладание не подвело её и в этот раз.
«Она истощена физически и душевно. Она не пострадала, и все тесты показывают, что её сознанию ничего не грозит. Нет признаков остаточного ментального загрязнения. Однако, какой ущерб понесла ее душа – еще неизвестно. Она не в состоянии рассказать о том, что с ней случилось. Мы знаем только то, что она подверглась ментальной атаке. Сейчас я дала ей достаточно успокоительных средств, чтобы она спала в течение нескольких часов. Я предлагаю отвести её домой, как только она проснется. Это все, что мы можем для неё сделать. Я также рекомендую привести её к психиатру НЕРВ, для последующего лечения».
«Ясно», - серьёзно сказала Мисато.
Психиатр. Лечение. Эти слова встревожили меня.
«Почему?! Почему она должна идти к психиатру?!»
«Потому что она была вынуждена противостоять самой себе, своему прошлому… и она проиграла», - печально ответила Акаги перед уходом.
Её прошлое. Я помнил слова Аски.
«Нееет! Не заставляй меня вспоминать! Я хочу забыть, не ройся в моих воспоминаниях! Я не хочу помнить такие ужасные вещи! Хватит! Остановись!»
Что с ней произошло? Что было настолько ужасным в её прошлом, что заставило её так страдать?
Воспоминания приносят боль. Я вспомнил покидающего меня отца.
Но они никогда не доставляли мне столько боли. Что же это? Что могло быть настолько ужасным, чтобы сломать её?
Казалось, Мисато предвидела мой вопрос прежде, чем я спросил.
«Синдзи, не я должна рассказывать тебе об этом. Она сама, по своей воле, должна рассказать тебе».
Возможно, чтобы избежать других вопросов, Мисато последовала за Рицуко. Её уход немного разозлил меня. Разве она не волнуется об Аске?
Да, она волновалась. И я знал это. Но с тех пор, как Кадзи… она была не в себе. Возможно, она сражалась со своими собственными призраками прошлого.
Я и Отец.
Мисато и её отец. А теперь и Кадзи.
Очевидно, у Аски тоже было прошлое, которое она не хотела вспоминать.
А как же Рей? Неужели её прошлое скрывалось в такой же тьме?
Может быть на Ев были наложены проклятия? Неужели нам не суждено быть счастливыми?
«Тебе нужно переодеться. Я буду присматривать за ней, пока ты не возвратишься».
Я посмотрел на Рей. И впервые понял, как должно быть тяжело ей видеть мои переживания о её конкурентке.
«Спасибо, Рей. Мне… Мне совестно заставлять тебя ждать».
Она улыбнулась.
«Все хорошо. Она также и моя подруга».
Несмотря на это, в её голосе была печаль. Но в то время я не мог думать о ней, видя страдания Аски.


«Это – сон».
Аска произнесла эти слова, как только проснулась. Во сне она выглядела так умиротворенно, и я надеялся, что, когда она проснется, все будет в порядке. Надеждам не суждено было осуществиться, страх и стыд овладели ей, стирая всякое выражение с лица. Несколько секунд её глаза смотрели на меня, и в них отчетливо виднелась жизнь. Но это быстро прошло, и вскоре она просто уставилась в потолок.
Я хотел сказать что-нибудь… но я не мог подобрать слов.
«Почему ты здесь?», - спросила она. У меня отлегло от сердца.
Она даже не смотрела на меня. Но меня это не волновало, я был рад слышать её голос, даже если он был практически монотонным.
«Я… Я… Я волновался… о тебе…Ты напугала меня…»
«Ты волновался…»
Она повернула голову, чтобы взглянуть на меня. Я испытал большое желание убежать, когда увидел гнев в её глазах.
«Ты переживал… волновался… тогда почему ты не пришел?! Почему ты не спас меня тогда, как всегда это делал?! Почему ты позволил ей спасти меня?!!!»
«Они… Они не разрешили мне».
«Ооо… так я недостаточна хороша для них теперь, так?! Сорью теперь бесполезна, и поэтому отправили Чудо-Девочку выполнить её работу, не так ли?!»
«Нет, Аска, нет…»
«Заткнись!»
Она попыталась встать, возможно, чтобы ударить меня, но, полагаю, она все еще находилась под воздействием успокоительного, которое ей накануне дала Акаги. Так что она просто упала на кровать, изо всех сил стараясь снова подняться.
«Аска…»
«Заткнись! Заткнись! Заткнись! Я не хочу тебя слышать! Мне не нужна твоя жалость! Разве ты не знал, что я лучше умру, чем буду спасена ею! Все было бы нормально, если бы это был ты… каждый ждет от тебя победы… ты и в правду лучший… не она!!! Но теперь каждый знает, что я полная неудачница…»
Она прекратила попытки встать. Её гнев исчез, его сменили слезы. Слезы, которые она пробовала сдержать, но не смогла.
«Как низко я пала. Посмотри на меня… Я плачу… Я ненавижу слезы… плачут только слабые. Я ненавижу эту Чудо-Девочку… она показала всем, какая я жалкая. Я ненавижу тебя… теперь ты заставил меня плакать. Теперь ты видишь, как я отвратительна. Я ненавижу всех… но прежде всего… себя…»
«Аска… ты – сильная. Плакать - это нормально. Все плачут. Если ты не будешь плакать, боль поглотит тебя изнутри. И если ты не будешь плакать, ты станешь как Рей пару месяцев назад: полностью бесчувственной. Плачь Аска, плачь, это нормально…»
«Ты прав… почему это должно заботить меня? Мне плевать. Плевать на все. У меня ничего нет. Моя гордость исчезла. Я знаю, они заменят меня, как только смогут. Без Евы я ничто. Я должна умереть…»
«НЕТ!»
Я не мог больше переносить услышанное. Я не смог. Встав, я схватил её за плечи, прижал к кровати и склонился над ней, заставив её проплаканным глазам смотреть на меня. Мои действия её удивили. Возможно, она даже испугалась.
«НЕ ГОВОРИ ТАК БОЛЬШЕ! Не говори, что должна умереть! И не говори что у тебя нет ничего больше! Это не так!»
На миг её потрясенные глаза расширились, после чего в её взгляде снова появилось выражение самоотвращения.
«О, вот как…? Скажи мне, что у меня осталось, если я не смогу пилотировать Еву? Скажи, зачем люди должны заботиться обо мне… никто не позаботится…»
«Это не так! У тебя есть друзья, которые заботятся о тебе. Мисато заботится! Хикари заботится! Рэй, а также… Я… да… и… как насчет твоей семьи? Конечно же они позаботятся! Тебе же недавно звонила твоя мама из Германии!»
Видимо, этого не следовало говорить, ибо она стала ещё мрачнее.
«Мачеха», - ответила она - «Папа никогда не был настолько заботливым, чтобы позвонить. А мама…» - Небольшая дрожь прошла по её телу - «Мама умерла»
Ох. Хорошо, Синдзи… В следующий раз разузнай все, прежде чем открывать свой рот.
Это поразило меня.
«Папа ни когда не был настолько заботливым, чтобы позвонить. И Мама… Мама умерла»
Боже мой! Прямо… Прямо, как у меня…
«Это неважно», - прошептал я - «Неважно! Мы здесь! Мы заботимся!»
«Зачем ты так? Я больше не могу пилотировать Еву…»
«И что? Есть жизнь за пределами Евы. Ты… Ты… Ты красивая. Ты умная! Ты закончила колледж… И ты действительно можешь быть милой, когда захочешь этого!»
«И это все? Это вся Сорью Аска Лэнгли?»
Я жалел что не мог сказать большего, но мой мозг отказывался работать должным образом.
«Это… Это больше, чем я могу сказать о себе…»
«Ты не нуждаешься в большем! Ты – герой, Синдзи! Ты пилот драгоценной Евы 01!»
«Кого волнует, могу ли я управлять Евой?!»
«Меня!»
«Но не меня! Меня это не заботит! Мне без разницы, если ты не сможешь управлять этим проклятым созданием снова! Я люблю тебя, потому что ты такая, не потому что ты пилот!!!»
После этих слов мы замолчали. Я не мог поверить, что высказался. Несомненно, все было правдой, но я не ожидал, что скажу это так.
Пока Аска обдумывала сказанное, её глаза становились все шире и шире. Я чувствовал, как покраснел под её пристальным взглядом.
«Ты… Ты..?»
Она помрачнела.
«Нет… Ты всего лишь стараешься быть хорошим. Это все твоя жалость…»
Что-то во мне оборвалось. Я не уверен почему. Может потому, что она вот так усомнилась в моих чувствах, или потому что не мог больше понять её поведения.
«Черт тебя побери, Аска! Ты глухая?! Я люблю тебя! Я! ЛЮБЛЮ! ТЕБЯ! Неужели это так трудно понять?! Так трудно поверить?! Я люблю тебя! Я бы давным-давно был с Рей, если б не любил тебя!»
Вновь, она смотрела на меня взглядом полным недоверия.
«Ты…? Ты любишь…?»
«ДА! Кончай это никому не нужное дерьмо! Это не то! Ты для меня значишь очень много! Очень много! И о тебе я забочусь больше, чем о себе!»
Слезы хлынули с новой силой. Было видно, что в ней что-то сломалось; будто все ранее сдерживаемые слезы выступили здесь и сейчас. Этот грустный взгляд на её лице. Он заставил слезы катиться и из моих глаз.
«Син… Синдзи…»
Её губы, как и все её тело, вздрогнули.
«Синдзи!»
Я неожиданно осознал, что плачущая девочка обняла меня, будто её жизнь зависела от этого. Я тоже обнял её, внезапно почувствовав себя сильным, мои руки обхватили её и ощутили всю уязвимость и дрожь её тела. Её лицо уткнулось мне в грудь, её слезы впитывались мне в рубашку.
«Аска, все хорошо… высвободи это… высвободи все свои слезы… все в порядке… Я здесь».
Я чувствовал, как она все крепче сжимала меня. Одной рукой я обхватил её, другой поглаживал её волосы. Никто не подумал о том, чтобы привести в порядок волосы Аски, и они слиплись из-за высохшей ЛЦЛ. Но меня это не волновало.
В течение долгого времени мы оставались одни, и Аска плакала все это время. Возможно она бы плакала, пока не уснула. Но я этого никогда не узнаю, нас прервали.
«Синдзи. Вот одежда для Аски».
Слова затихли во рту Рей, как только она взглянула на нас. Она замерла в проеме двери, держа сумку в одной руке и схватившись другой за дверную ручку. Только тут я осознал, что ничего не прикрывало обнаженное тело Аски, кроме простыни, что сползла ей до талии.
«Р… Рей… Это… Это не то что ты думаешь…»
К моему удивлению Аска изо всех сил пыталась освободиться из моих объятий. Она перестала плакать. И освободившись от моей руки, она посмотрела на Рей. Я узнал знакомый всем ненавистный взгляд.
«Пришла напомнить мне о моем поражении? Пришла позлорадствовать из-за победы надо мной? Я не хочу видеть твое лицо! Убирайся! Убирайся, вали прочь! Я ненавижу тебя, Чудо-Девочка! Я НЕНАВИЖУ ТЕБЯ!»
Четыре месяца назад, Рей не обратила бы никакого внимания на слова Аски. Но сейчас… у неё было всего три друга: Хотару, Аска и я. Только трёх человек заботила её судьба. Может четырех, если вспомнить про Мисато. Эти слова сильно ранили её, я был уверен в этом. Сумка упала на землю, а Рей стремительно вырвалась из комнаты.
«Рей!»
Сразу же я забыл про Аску и устремился за девочкой с голубыми волосами. К счастью она не убежала далеко. Я нашел её, она сидела на корточках, опираясь спиной о стену, слезы стекали по её милому лицу.
«Рей…»
Она сидела молча, я придвинулся поближе и коснулся её плеча.
«Сейчас она очень расстроена. Она даже не понимает этого».
«Я знаю. Я… Я не могу остановить слезы… больно от её слов… Я знаю, что она не имела в виду то, что сказала, но мне все еще больно от этих слов…»
Я сжал руку на её плече, несильно, чтобы не причинить боль, но достаточно чтобы показать ей, что я рядом.
«Рей, все хорошо».
Она посмотрела на меня и улыбнулась. Это была слабая, но всё же улыбка.
«Вероятно, ей понадобится некоторое время, чтобы придти в себя. Она подверглась ужасному воздействию».
Я кивнул. Я догадывался, что Аска не оправиться еще долгое время.
«Сейчас будет лучше, если я поживу у Мисато, пока ты будешь с ней».
«Рей!...»
Она хотела, чтобы я остался с Аской…Наедине.
«Ты уверена?»
«Да. Аска – моя подруга. Ей нужна помощь. И я думаю, ты единственный, кто может ей сейчас помочь».
Её слова были убедительными, но я не упустил выражение беспокойства на её лице.
«Но… твоё с ней соглашение…»
«Сейчас это не имеет значения. Синдзи… вспомни, когда ты переехал жить ко мне несколько недель назад. Тебе было больно, ты нуждался в утешении и помощи. Теперь твоя очередь обеспечить поддержку. Синдзи… ты должен сделать все, что можешь, чтобы показать Аске, что есть кто-то, кто заботится о ней, что у неё есть причина жить. Сделай то, что должен сделать».
Печаль на её лице…
«Рей…»
«Я пойду, соберу часть своих вещей и перенесу их в квартиру Мисато. Таким образом, все должно быть нормально, когда вы окажетесь там».
Произнеся эти слова, Рей ушла.
Это была её идея, её предложение. Но почему я внезапно почувствовал себя предателем?


Когда я вошел в комнату Аски, она заканчивала переодеваться в свою школьную форму, которую она так и не успела сменить перед тестами в НЕРВ и последующим нападением Ангела. На мгновение я запаниковал, чувствуя чрезмерное волнение за Аску.
«Аска! Ты должна быть в постели!»
«Я в порядке», - её голос звучал без выражения. Это встревожило меня, но когда она на меня смотрела, я понял, что она не в том состоянии, в котором я её нашел после нападения Ангела. Скорее всего, она приложила все усилия, чтобы восстановить контроль над собой. Тем не менее, возможно, это вопрос времени, прежде чем эмоции снова овладеют ей. Боль имеет свойство проявляться позже, она не уходит так легко.
«Ты уверена что с тобой все нормально?»
«Да, уверена».
На мгновение, она взглянула на ленту от ее формы и положила её в карман
«Пошли».
Думаю, что я не смог бы удержать её, да и доктор Акаги сказала, что ей здесь больше делать нечего, так как все возможное уже сделано, поэтому я и не пытался возражать, я вышел из комнаты следом за ней.
Сначала медсестры не собирались выпускать Аску. Их реакция намекала на то, что у Аски и работников больницы были некоторые разногласия в течение последних месяцев. Это не было большим сюрпризом, в конце концов Аска была не самой терпеливой по отношению к людям, и она ненавидела эту больницу еще больше меня. Тем не менее медсестры быстро успокоились, как только заметили отсутствие агрессии со стороны Аски. Наконец, после осмотра у доктора Акаги, Аске позволили идти. Не было причин держать её там, как она сказала мне ранее.
Я удивился, когда увидев, что сейчас раннее утро. Я не осознавал того, что мы провели так много времени в больнице.
Поездка домой разнообразием не отличалась. Аска не произнесла ни слова. Пару раз, я попробовал сказать что-нибудь, начать беседу, но каждый раз я не мог подобрать подходящую тему для разговора. Итак, мы сохраняли молчание, хотя и по разным причинам.
Когда мы достигли квартиры Аски, она казалась удивленной, видя, что я жду её у двери. Но не более того. Без слов, она позволила следовать за ней. Только теперь, находясь внутри, она наконец почувствовала мое присутствие.
«Почему ты здесь?»
Это был действительно хороший вопрос. Почему я здесь? Как сказала Рей, чтобы помочь и утешить её. Действительно ли я мог сделать это?
Я жалел о том, что Кадзи погиб. Каждый раз, когда что-то шло не так, и я принимал решение, я мысленно уверял себя в том, что Кадзи рядом. Я знал, что я всегда искал его совета. Но теперь…
«Думай за себя и решай сам».
Это был последний совет, который он дал мне.
Я понял, что это относилось не только к Еве, но и непосредственно к жизни. Я должен быть сильным, стоять на своем, принимать решения и быть уверенным в себе, несмотря ни на что. Для себя и, что еще более важно, для тех кто был мне дорог.
Это было не легко.
Я очень тосковал без Кадзи…
«Я поживу здесь немного».
Она впилась в меня взглядом. Наконец-то, хоть какое-то выражение на её лице.
«Чтобы присматривать за мной? Удостовериться, что я не наделаю глупостей? Это так?»
«Нет… да… я просто волнуюсь. Я… Я не хочу оставлять тебя одну. Я позабочусь о тебе… и я хочу, чтобы ты знала это. Если тебе что-то понадобится… с кем-то поговорить… я буду здесь».
На мгновение её лицо смягчилось перед тем, как она вновь раздраженно взглянула на меня.
«Очень любезно с твоей стороны, но мне не нужна нянька!»
Я знал, что бесполезно пытаться заставить её передумать. Если бы я попробовал навязать свое присутствие, она бы только начала нервничать от этого. Однако я все еще мог быть тактичным, дать ей время, чтобы передумать…
«По-крайней мере, позволь мне приготовить тебе завтрак, пока ты принимаешь ванну. Должно быть, ты проголодалась также сильно, как и я. Ванна будет в самый раз. Не так ли? Я уверен, ты хочешь избавиться от оставшихся следов LCL…»
Она поднесла руку к носу. На её лице появилось отвращение, когда она поняла, что запах LCL действительно исходил от неё. На секунду мне показалось, что она готова продолжить спор, но затем, расслабившись, она слегка улыбнулась мне.
«Спасибо тебе, Синдзи…»
И она отправилась в ванную комнату.



Мы поели в тишине. Аска казалась более расслабленной и свежей, но она не стала более сговорчивой. Я смотрел на девочку передо мной, её влажные волосы скрывали часть лица. Уставившись на свою тарелку, она ела без особого удовольствия, только потому что нуждалась в еде, чтобы заглушить голод и успокоить свой живот. Я действительно разволновался. Если так все будет продолжаться и дальше, она так и уснет, в глубокой депрессии, состоянии, которого я почти достиг в прошлом. В первый раз Кенске, Тодзи и Мисато вытащили меня из пропасти, прежде чем я начал думать о всяких глупостях. Во второй - Рей спасла меня. В третий раз мне помог совет Кадзи. Девочки возможно не выжили бы, если б я его не послушал. Мог ли я действительно помочь ей? И как я ей мог помочь? Та тварь… Ангел… если я верно понял, что слышал, то … он глубоко вторгся в её сознание. Он вроде как… изнасиловал её.
Я был не в состоянии ей помочь. Я не смог защитить её. Её спасла Рей, но слишком поздно.
Отчасти, мне хотелось винить себя. Но я вынес свой урок из того, что сказал мне Тодзи. Это были Ангелы. Это их вина. Это был последний раз, когда они причинили боль человеку, которого я люблю. Я дал себе слово.
«Она не придет, не так ли?» - спросила Аска, как только положила свои палочки для еды на стол и подняла голову, чтобы взглянуть на меня.
«Кого… кого ты имеешь в виду?»
«Рей…»
Ооо… так теперь она была готова говорить об этом…
«Нет. Она не думает, что это хорошая идея, учитывая то, как ты на неё отреагировала в больнице».
«Понятно».
«Твои слова обидели её».
На секунду её лицо казалось потрясенным.
«Оо…»
«Аска, она очень волновалась о тебе. Она была со мной там, в больнице, пока мы ждали, когда ты вернешься в сознание. Она переживала не меньше меня. И ты знаешь, что у неё и в мыслях не было обставить тебя. Она хотела одного - спасти твою жизнь. Мы друзья и товарищи по команде… мы должны присматривать друг за другом…»
Её лицо слегка поникло, как будто она чего-то стыдилась.
«Я понимаю, даже если мне это не нравится, я все равно понимаю. Но когда я увидела её…что-то…просто выпрыгнуло из меня…Я проиграла…И даже если она не была в ответе за это…её присутствие напомнило мне о моем провале».
«Но ты ведь не потерпела неудачу! Ты просто ничего не могла сделать!»
«Хотела бы я в это верить…»
Я не знал, что еще сказать. Она слушала, но казалось, мои слова не достигали её. Почему она не может понять, что Ева не так важна? Может, из-за того, что она сказала за день до этого?
«Я устала. Я хочу немного отдохнуть»
Она медленно побрела к своей комнате. Но перед тем, как исчезнуть из виду, она оглянулась на меня.
«Ты можешь пойти и сказать ей, что я сожалею. Когда я почувствую, что я смогу встретиться с ней снова, я скажу ей это лично».
Сказав это, Аска удалилась в комнату.
Она не передумала. Я же отказывался оставлять её совершенно одной, а также мне не хотелось возражать ей.
Я собирался уйти сразу после того, как вымою посуду и наведу порядок на кухне, но тут услышал рыдания. Я побежал в комнату Аски и нашел её лежащей на кровати. Свернувшись, она уткнулась лицом в подушку. Она кричала и плакала гораздо сильнее чем ранее в больнице. Казалось не было конца её слезам…
«Все хорошо, Аска, я здесь…»

Изображение

Как и ранее, я нежно обнял её и позволил ей плакать дальше. Я успокаивал её, шепча различные слова, до тех пор пока не почувствовал, что её дыхание стало ровным, а рыдания утихают. Через некоторое время, она просто лежала в объятиях, и я мог чувствовать её дыхание и биение сердца. Видимо, она все ещё плакала про себя, пока не уснула.
Осторожно, чтобы не разбудить её, я мягко опустил её на постель. Несколько секунд я смотрел на её лицо. Она была такой хрупкой. Такой красивой. Стараясь не шуметь, я оставил её и направился к двери.
«Не уходи», прошептала она.
Я обернулся, встретив взгляд голубых глаз. Они словно приковали меня к месту.
«Синдзи… не оставляй меня одну… пожалуйста».
Жалкое выражение на её лице, почти на грани срыва. Я ощутил, как встрепенулось моё сердце.
«Пусть даже один раз… только один раз… пожалуйста… будь моим… только моим».
Каждая частичка моей души кричала, требуя исполнить её желание. Что бы ни случилось, какие бы ни были последствия, никакая боль даже сравниться не сможет с той болью, что эта девочка испытывает сейчас. Я старался избежать причинения боли себе. Я старался также не допустить, чтобы кто-либо еще почувствовал боль. Но все было напрасно. Тем не менее, я мог ослабить боль, терзающую Аску здесь и сейчас.
Я мог бы помочь ей. Я должен был помочь.
Я не мог больше видеть её в таком состоянии…
Я подошел к ней.
«Я к твоим услугам, Аска-чан…»
Больше никаких слов не понадобилось, я заключил её в крепкие объятия.
Я не чувствовал никакого сожаления, когда на время мы слились воедино. Я знал, что это не ложь, а скорее полуправда. Она была одним из двух наиболее близких для меня людей. И что бы я ни сделал, ради счастья одной из них, это не могло быть ошибкой.




--------------------------------------------------------------------------------


«Посмотри на меня! Мама, пожалуйста, не переставай быть моей мамой!»
«Пожалуйста, пошли со мной на небо…»
«Мама, Мама, пожалуйста, не убивай меня!»
«Аска, любимая, пошли со мной…»
«Нет!»
Девочка подросток начала просыпаться, её сердце билось настолько быстро, что она на мгновение подумала, что сердце вот-вот вырвется из груди. Тут воспоминания нахлынули с новой силой, так же как и слезы.
«Я… Я ненавижу слезы», - думала девочка, чувствуя себя еще более униженной. Она почувствовала, как её обхватили две руки, и губы коснулись её шеи сзади.
«Все хорошо, Аска. Это только ночной кошмар. Здесь ты в безопасности. Я здесь».
Голос утешал, а хрупкие руки парня излучали необычайную силу. Как этим мальчиком мог быть Икари Синдзи, которого она встретила первый раз приехав в Японию? Где же тот мальчик-слюнтяй, которого она с удовольствием оскорбляла раз за разом?
Вероятно, за то время, пока она была занята своими жалобами на все подряд, он превратился в мужчину.
И ночью, она слилась с ним воедино. Она все еще помнила удовольствие и боль, которую она чувствовала, когда его тепло и твердость проникли в неё, и экстаз, к которому он смог провести её. Она ощущала себя странно опустошенной, когда он оставил её. Чувство все еще сохранялось, но все же, она улыбнулась. Одной рукой она ласкала его плоский живот. Хотя она чувствовала его тело у себя за спиной, часть его осталось в ней. Он собирался вывести, но она не позволила ему это сделать, заставив впрыснуть его жидкость глубоко в неё. В этот момент она могла бы даже зачать от него ребенка. Время было практически подходящим.
За всю свою жизнь она никогда не хотела иметь ребенка. Дети мешали бы её карьере. Но что еще более важно, она не хотела приносить в этот мир жизнь для страдания, подобно тому, как когда-то её собственные родители доставили ей эти страдания.
«Но если он во мне…» - подумала она.
Теперь перспективы не казались ей такими отталкивающими. На деле, это только увеличило её тягу к нему, растущую с тех пор как её обнаженное тело оказалась в объятиях его рук.
Она пробовала освободить свое сознание от этих мыслей. Он все еще любил Рей. Это означало только один единственный раз. Один, отдельно взятый момент, где она могла жить фантазией. Это не должно было случиться вновь. По крайней мере, не сейчас.
Но что, если он выберет Рей? Сможет ли она жить без него? Тем более, что она теперь знала, как хорошо он может заставить её чувствовать?
«Если он не вернется, я не знаю, что я тогда сделаю. Я не знаю, как я тогда смогу жить. Он - это все что у меня есть».
В это время она считала Рей слишком тупой, чтобы думать так же. Но теперь… она поняла, что та хотела этим сказать.
«Он – это все что у меня осталось», - поняла она.
С ним она могла бы забыть прошлое. Двигаться вперед. Но она могла потерять его. Если такое случится … она останется одна… ни с чем. И что тогда?
Она обернулась и крепко обняла его, наслаждаясь теплом и спокойствием.
«Теперь он с тобой, Аска. Забудь прошлое, старайся не думать о будущем, просто наслаждайся этим моментом…»
Когда сон взял верх над ней, спокойствие и облегчение можно было видеть на её лице. Теперь её ждали только приятные сны. Сны о вероятном будущем с ним.


ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ!!!

Olmer - kun
Ками-сама




 
Сообщения: 2283
Откуда: Город в жопе мира - порхов

Сообщение Olmer - kun » 18 янв 2009, 14:53

Ммм. Прикольная глава. Хотя... такая печальная((((
Блин, надеюсь на Happy End. Ну, не буду говорить то бональное слово, на "П".

SanSer
Гость


 
Сообщения: 2

Сообщение SanSer » 19 янв 2009, 08:53

Пишешь просто супер!!!
Так и охото кричать: ПРОДУ ПРОДУ :D :yes:

Vision
Еретик


 
Сообщения: 414
Откуда: Токио-3

Сообщение Vision » 20 янв 2009, 10:20

хахаха, будет вам прода!!!

Vision
Еретик


 
Сообщения: 414
Откуда: Токио-3

Сообщение Vision » 20 янв 2009, 13:30

Изображение

Глава 10 - Не забывай

На одной из крыш Токио-3, стояла молодая девушка и смотрела, как перед ней, в первых лучах утреннего солнца, просыпался город. Дул сильный и холодный ветер, развивая её серые волосы, и заставляя платье плотно облегать ее юное тело. Она не обращала на это внимания; такой приятный ветер. Было так… свободно.
Она чувствовала некое подобие уважения к этому городу. Даже после таких ужасных атак он выстоял, то было отражение гордости Лилим. Тут и там было множество поврежденных зданий, но бесчисленное множество мужчин и женщин день и ночь работали над его восстановлением… до следующей волны, которая принесет новые разрушения.
Как обычно, девушка размышляла над своим предназначением. Было ли это действительно важно? Она вспомнила последнее нападение. Она смотрела на его результат. Красный был разбит. Больше она не вмешается. Она чувствовала грусть из-за этой девочки. Но гораздо сильнее из-за мальчика. Этот мальчик… почему она не может выкинуть его из головы…
Она посмотрела на небо. Он приближался. Она это чувствовала. Армисаэль, Шестнадцатый Посланник. Если он потерпит неудачу, тогда останется только один.
“Будешь ли ты сражаться в этот раз Икари Синдзи?”


--------------------------------------------------------------------------------

"Уарк! Уарк!"
Пен-Пен радостно захлопал крыльями, приветствуя меня у входа в квартиру. Прошло всего несколько дней с тех пор, как я переехал в соседнюю квартиру, и я удивился тому, что тепловодный пингвин уже начал скучать по мне. Я наклонился и потрепал его пернатую голову. Удовлетворенный этим, он отправился на кухню, где взял пиво из холодильника Мисато.
“Доброе утро, Синдзи.”
Я перевел взгляд с пингвина на Рей, которая как раз вышла из ванны, большое полотенце прикрывало её тело, а другое было обернуто вокруг головы. Приятно было слышать её голос и еще приятнее видеть её саму. Последние несколько дней, мы старались избегать друг друга хоть и без всякого желания. Часть меня чувствовала себя неловко рядом с ней, тоже самое я чувствовал рядом с Аской, после того происшествия на озере и перед уничтожением Третьего.
“Я оденусь, и мы сможем начать,” - просто сказала Рей, перед тем, как улыбнуться. В любом случае, ей, кажется, тоже было приятно меня видеть.
“Я… я тебя на балконе подожду.”
Я проводил ее взглядом, когда она вошла в мою бывшую комнату, и заметил небольшую надпись "любовное гнездышко Синдзи", которая все еще висела на двери. Я вспомнил тот первый раз, когда она заходила в эту комнату, первый раз, когда мы спали вместе. Это было яркое воспоминание, но все же это было давным-давно. После того, как я сходил в ванну за инструментами, которые понадобились бы мне, я пошел на балкон и приготовил стул для Рей. Дул свежий, но не холодный ветер, и лучи солнца растекались по всему балкону. Все будет отлично.
“Хороший день,” - произнесла Рей, как только присоединилась ко мне, высказав вслух то, о чем я думал.
“Да.”
Это был красивый день, но Рей выглядела еще лучше. На ней было короткое коричневое платье, которое она никогда не надевала раньше. Цвет ее влажных волос, казался ярче обычного, а дневной свет делал её кожу еще более бледной. Она действительно была прекрасна.
Жестом руки, я пригласил её сесть, потом я положил полотенце ей на плечи.
“Ты точно уверена, что хочешь, чтобы именно я это сделал? ” - спросил я, с подозрением глядя на ножницы в одной своей руке и расческу в другой, - “Я… я наверное все испорчу…”
“Я тебе доверяю.”
“Но…почему… почему ты попросила именно меня?”
“В прошлый раз меня стригла Хотару. Это было приятно; это расслабляло. Я хочу почувствовать это с тобой. Да и …. В парикмахерской… я ощущаю какой то дискомфорт. Они обычно так пялятся на мои волосы… ”
“Ох….”
“И потом, это хорошая возможность увидеть тебя. Я… скучала по тебе.”
То как она это сказала… Я решил не чувствовать себя виноватым из-за того, что сосредоточился на Аске, пока ей не станет лучше. Так что я постарался отбросить даже малейшие намеки на чувство вины. Но эти слова… было такое чувство, словно она меня ножом ударила.
“Я…я… прости меня…”
Она провела пальцами по руке, которая лежала на её плече. Прикосновение было очень мягким.
“Ты не виноват. Я понимаю. И я рада, что ты помогаешь ей. Так что не надо чувствовать себя виноватым. ”
“Рей…”
“Сейчас мы вместе, не правда ли? Нужно наслаждаться этим моментом…”
Я улыбнулся, и почувствовал облегчение на сердце. Что я такого сделал, что бы заслужить любовь такой девушки?
Я уже наклонился, что бы поцеловать её, но был самым грубым образом прерван.
"Уарк! Уарк! Уарк!!!"
Я взглянул вниз на пингвина. Было ли это мое воображение или Пен-Пен действительно сердито смотрел на меня? Точно я не мог сказать из-за его солнечных очков. И вообще, откуда они у него?
“Пен-Пен!”
Птица успокоилась и посмотрела на Рей. Казалось, Пен-Пен был счастлив. Девушка подняла птицу и посадила на колени.
“Он… ты ему нравишься…” - сказал я, все еще сконфуженный поведением пингвина. Он… он же не мог ревновать… или мог?
“Надеюсь, что нет. Он тут моя единственная компания. Без него мне было бы одиноко. Мне кажется… я привыкла к компании, с тех пор, как Аска переехала ко мне…”
“О…да… значит, Мисато все еще проводит большую часть дня в NERV…”
Она не врала, когда сказала, что докопается до правды. И после смерти Кадзи, ее присутствие в наших жизнях ощущалось все меньше и меньше.
“Да. Она сюда только поспать, помыться и переодеться приходит. Да и завтракает она тоже редко.”
“А она держит свое обещание насчет того, что бросит пить пиво?”
Сразу после того, как она рассказала мне о смерти Кадзи, она пообещала мне, что вообще бросит пить. Если честно, то я не верил, что она сдержит свое обещание, но она держала его до того, как я переехал в комнату к Аске.
“Я не видела, что бы она пила с тех пор, как переехала жить сюда.”
“О…”
Я ей гордился. От такой привычки сложно отказаться, да и смерть Кадзи была для нее тяжелым ударом. Я знал лучше других, как ей хотелось убежать от реальности…
“Ты бы лучше начал, пока у меня волосы окончательно не высохли.”
Я застонал. Я надеялся, что она передумает.
Очевидно, что она и не собиралась. Так что я взял расческу и ножницы… и принялся за работу. Я старался держать себя в руках, но внутри себя я очень сильно нервничал. Я был уверен, что окончательно испорчу её прическу!

Изображение

“Как… Аска?”
Я ждал этого вопроса.
“Немного лучше. Хикари пригласила её к себе домой, чтобы немного ободрить её. Но…все еще остается что-то… о чем она не хочет говорить. Я думаю, она начала понимать, что ничего не смогла бы сделать против того Ангела… но я чувствую, что она от меня что-то скрывает. Она все еще плачет по ночам. Может быть…. Это связано с её матерью. Иногда во сне она повторяет "Мама".”
“Я понимаю… поэтому ты спал с ней.”
Я замер.
“Она иногда… звонила мне…”
Мне не хотелось говорить о той первой ночи, но также мне не хотелось лгать ей. Так что я надеялся уклониться от этого разговора.
“Не волнуйся. Я не против. Ты правильно поступил.”
Я не смог увильнуть, в любом случае, она произнесла это так, как это и прозвучало.
“Ты пригласила Хотару, как я предлагал?”
Девушка с голубыми волосами кивнула и улыбнулась.
Мне было приятно это слышать. Я боялся, что Рей будет одиноко. Она однажды ночевала дома у Хотару, но никогда не приглашала ее к себе. Чем больше она сближалась с Аской, тем меньше проводила времени с остальными друзьями. Я подумал, что так будет лучше для них обоих, провести немного времени вместе.
“Ну и как, развлекались?”
“Это было… очень приятно…”
Я опять замер в изумление.
Рей покраснела. Сильно. Это… было не нормально.
“Чего… чем вы там вдвоем занимались?”
“Мы ходили в кино.”
Она сказала это так категорично… но покраснела еще сильнее. Мой страх усиливался, особенно после того, как я вспомнил, что днем кинотеатр закрыт, а по ночам там показывали только одни фильмы…
Мой внутренний голос подсказывал мне, что лучше бы оставить эту тему.
“Ты… ты… и… Хотару… ходили смотреть кино?”
Это было уже слишком…
“Да.”
“А… что был за фильм?”
Черт! Зачем я спросил? Мне же не интересно…
Хорошо, мне было интересно, но эту часть себя я старался контролировать.
“Кино для взрослых,” - прошептала все еще красная Рей.
“За… зачем?”
“У Хотару возникли вопросы… относительно секса.”
“Во… вопросы?”
“Да. Несколько месяцев назад она познакомилась кое с кем в интернете. С нашим ровесником, если он, конечно, не врет. Кажется… что у нее появились чувства к этому человеку. Он попросил её о встрече, на следующей неделе. Она боится соглашаться. Она не знает, что нужно делать. Так что я рассказала ей о нашем первом свидании… и как оно закончилось. Тогда то она и спросила про… секс. Она весьма застенчивая и наивная. Я подумала, что наглядный пример будет наилучшим способом…научиться.”
“Она что…?”
“Она слишком стеснялась, чтобы сделать что-нибудь в кинотеатре… ”
Пока одна часть моего мозга находилась в состоянии отключения, другая его часть пыталась восстановить контроль над происходящим, и я поймал себя на мысли, что Рей могла и не быть такой стеснительной в тот момент. Вместе с этим ко мне начали приходить образы произошедшего, от чего у меня подскочило давление.
Я также перестал замечать, что я делаю с ножницами.
“… так что мне пришлось подучить ее, как только мы вернулись домой.”
Я был готов упасть в обморок прямо здесь.
“Что?! Вы двое… вы…?”
“Нет, она только последовала моему примеру.”
Я почувствовал облегчение на душе, хотя удобнее от этого я себя не почувствовал.
“Не волнуйся, Синдзи-чан. Ты единственный, кого я предпочитаю. Когда я смотрела тот фильм, я думала только о тебе.”
Если бы она произнесла это мне в лицо, глядя в мои глаза, я бы, наверное, растаял в её объятьях.
Но это был не тот случай.
Да и в воздухе чувствовалась какая то напряженность. У Рей сердце билось так же часто, как и у меня.
Ситуация вышла бы из-под контроля, если бы я не заметил, что сотворил с волосами Рей.
Я затаил дыхание и забыл все, о чем говорил несколько секунд назад.
О боже!
Я вспотел…


“Я… мне жаль…”
Рей недоуменно посмотрела на меня.
“Хватит извиняться. Это не важно, Синдзи. Новые вырастут.”
Я старался не смотреть на нее. Я действительно сожалел об этом. Я же её предупреждал. Разве я не говорил её, что испорчу её прическу?
Ладно. Все не так уж и плохо. В конце концов, волосы у Рей всегда были немного непослушными. Вообще-то правая часть получилась неплохо (я над ней не сильно поработал).
Проблема была с левой, где волосы были значительно короче. И из-за этого, Рей выглядела слегка необычно. Я мог бы рискнуть, и подровнять правую сторону, но звонок из штаб-квартиры по поводу атаки Ангела уберег Рей от моих попыток хоть как-то помочь ей.
И это было к лучшему.
В конце концов, Аска засмеялась впервые за эти дни. Пока Рицуко не приказала ей залезть в контактный комбинезон. Как бы я хотел, чтобы там была Мисато, иногда Рицуко бывает такой холодной. Было понятно, что Аска не испытывает никакого желания залезать в Еву.
Из-за этого я чувствовал себя не очень хорошо.
Кроме того, я волновался.


Ева-01 все еще находилась в криостазисе.
Мне это не нравилось. После того, что произошло с Пятнадцатым Ангелом, я поклялся себе, что никогда больше не отпущу девчонок одних. Очевидно командующего это не волновало. Что за идиот! Аска была еще не готова для того, чтобы вернуться в строй. Еще нет. Если бы я не боялся навредить Аске еще больше, то наверное попросил бы разрешения пилотировать Второго. Но я знал, что они бы в любом случае мне отказали. Я был единственным, кто мог пилотировать Первого, даже если его нельзя было использовать.
Я ненавидел это. Единственная вещь, не позволяющая мне сойти с ума, была моя вера в Рей. У нее все получится. Я должен верить в нее.
“Рей…” - сказал я, как только включил коммлинк. Рей выглядела очень напряженной, и это волновало меня. Когда она была в своей Еве, она обычно сохраняла спокойствие и полный профессионализм, и на ее лице можно было заметить эмоции только в исключительно опасных ситуациях. Но сейчас Ангел еще не появился…
“Будь осторожна…” - добавил я, через несколько секунд. Лицо Рей смягчилось, очевидно мои слова значили для нее гораздо больше, чем то, что ее волновало.
“Обещаю,” - ответила она мне и улыбнулась, перед тем как прервать связь.
Я все еще волновался, но уже не так сильно.


К тому времени, как Мисато, наконец-то прибыла в NERV, Ангел уже появился в поле зрения Рей, которая ожидала дальнейших команд. Пока что он не использовал ни психологических атак, ни энергетических взрывов, и я решил что это было неплохим началом. Он просто парил.
“Рей! Мы некоторое время будем наблюдать за ним,” - приказала Мисато, наконец-то принявшая командование.
“Нет. Он приближается.”
Что…что она имеет в виду? Ответила на это Мисато.
“Рей! Маневр уклонения!”
“Она не сможет! Слишком поздно!” - крикнул Хьюга.
“Зафиксирован физический контакт цели и Нулевого!” - подтвердил Аоба.
Боже мой! Рей! Я надеялся, что с ней все в порядке!
Я думаю, люди в центре управления быстро проанализировали ситуацию. Сколько времени это заняло я не уверен, мне показалось, что прошло несколько часов. Но, в конце концов, Мисато отдала несколько приказов, что бы хоть как-то помочь Рей.
“Ева-02, пуск! Спасай Рей и обеспечь прикрытие.”
Я всем сердцем желал, чтобы она вызвала Первого, даже если он ей и не нравился. Я действительно надеялся, что Аска сможет помочь. Но часть меня в этом сомневалась.
“Аска, как только пройдешь рубеж в триста метров разверни свое АТ-поле на максимум, потом стреляй из паллетной пушки ему в спину,” - приказала Мисато. “Ева-02, поднимайся!”
Довольно долго единственным звуком, который я слышал была тишина.
“Двигайся! Аска! Что случилось? Каков статус Второго?”
“Она не может двинуться, майор, её уровень синхронизации ниже 10%!” - ответила лейтенант Ибуки.
“Аска!”
“Она не хочет двигаться… просто не хочет двигаться…”
“Это были единственные слова, которые смогла произнести Аска между рыданиями. Все происходило так, как я и предчувствовал. Аска была не в состоянии помочь Рей, и еще меньше себе. Это было слишком рано, слишком сильно… она была не готова…”
Черт!
“Выпусти меня Мисато!” - закричал я, и активировал Первого, на этот раз без усилия. Я ожидал отрицательного ответа. Но я должен был попытаться. И если я должен был уничтожить штаб-квартиру что бы спасти Рей, что ж, я был полон решимости сделать это. Я больше не дам никому пострадать …
Думаю, что я, как и все остальные, был удивлен словами командующего:
“Заморозка Евы-01 отменена, действуйте немедленно. Запускайте, как только будет возможно.”
Я не собирался спорить!
“Я готов Мисато! Быстрей, выпускай меня!”
“Да… конечно! Как только поднимешься, разворачивай АТ-поле на полную мощность. Оружие будет ждать тебя наверху. Сразу же открывай огонь по цели, и вытаскивай оттуда Рей!”
“Так точно, Мисато!”
Первый был уже активирован, а персонал действовал быстро; через минуту огромная пушка была помещена на пусковую площадку. Потом я почувствовал хорошо знакомые перегрузки, во время катапультирования на поверхность. Наконец-то я смог увидеть собственными глазами то, что произошло с Нулевым, и было тяжело ждать еще несколько секунд, пока мою Еву не освободят от ограничителей. Мне хотелось просто рвануться и спасти ее, но мой внутренний голос подсказывал мне, что лучше следовать приказам Мисато. Очевидно, когда я активировал свое АТ-поле, Ангел почувствовал мое присутствие. Если бы Мисато меня не предупредила, я бы ни за что не увернулся от атаки, поскольку я на несколько секунд отвлекся на то, чтобы взять винтовку, приготовленную для меня. Пока один из его концов занимался Нулевым, другой устремился ко мне. Он промахнулся, но уничтожил мое оружие.
Конец этой штуки развернулся в воздухе и снова начал двигаться ко мне. Я точно не знаю, как мне это удалось; эта штука была очень быстрой, ко каким то образом левая рука Евы смогла поймать его. Извиваясь, оно пыталось освободиться из железного кулака, но я смог его удержать. В то же время, другой рукой Евы я достал прогнож, но внезапно почувствовал острую боль, словно мою руку опалил огонь; я посмотрел на экран и увидел, что левая рука Первого деформирована Ангелом. Потом мне сказали, что он пытался внедриться в руку. Сейчас же я увидел, как моя собственная рука в контактном костюме получила те же “повреждения” что и Ева. Рефлекторно, я едва не выпустил его. Но я сразу же взял себя в руки. Но это было не просто впечатление. Я получил те же повреждения, что и моя Ева. И если так, то…
Я посмотрел на Нулевого….
Рей!
Я схватил прогнож и в ярости нанес множество ударов Ангелу, пытаясь разрезать его на куски. Из его порезов хлынула кровь. Я практически разрезал его пополам, когда внезапно услышал крик Рей в коммлинке. И сразу же раздался голос Мисато:
“Синдзи, что бы ты там не делал, прекращай немедленно! Показатели состояния Рей словно взбесились!”
О, нет… возможно ли, что повреждая эту штуку… я раню Рей?
Сейчас я старался отпустить его, но казалось, что оно приросло к пальцам Евы. В панике я выронил нож, хватил другой конец Ангела и потянул. Я почувствовал сильную боль, когда Ангел оторвался от левой руки Евы. Отрываясь от руки Первого, Ангел оставил после себя кровоточащую рану. Мне очень не хотелось думать, как сильно повреждена моя собственная рука, но я чувствовал такую сильную боль, что боялся даже взглянуть. Тогда я окончательно отпустил Ангела, пока он не повредил другую руку.
Даже за несколько секунд пока я держал его, он успел расплавить броню и атаковать саму руку.
Было такое чувство, что я обжог руку об раскаленный металл или что-то похожее.
Я старался приготовиться к тому, чтобы увернуться от очередной атаки. Скорей бы кто-нибудь появился с гениальным планом. Внезапно Ангел как будто напрягся. С другой стороны Ангела, Нулевой обхватил шар, которым кончалось тело Ангела. Через коммуникатор я услышал слова “Развернуть АТ-поле.”
“Рей! Какого черта ты делаешь?!” - в панике закричала Мисато.
Нулевой молчал. Я начинал беспокоиться.
Рей, конечно, изменилась, но не до такой степени, чтобы игнорировать вопросы командования.
“Рей! Оставь Еву! Катапультируй свою капсулу!” - приказала Мисато.
“Нет. Если я катапультируюсь, пропадет АТ-поле. Так что я остаюсь.”
Что… что она сказала? Если она… она…
“Рей! Делай, как сказала Мисато!”
Картинка из Евы-00 пропала с экрана коммлинка. На нем осталась лишь надпись "Только звук."
“Слишком поздно…”
“Рей!!!”
Я не мог позволить ей сделать это! Я не мог дать ей умереть. Даже если какая-то часть меня знала, что я не успею вовремя, моя Ева побежала в сторону Нулевого.
Я плакал, но люди в центре управления не видели этого из-за LCL.
“Синдзи… Что бы ни случилось… никогда не забывай… я люблю тебя.”
“НЕТ! Рей! Не делай этого! РЕЙ!!!”
“Я люблю тебя…”
Слова, которые она прошептала, заглушил грохот сильнейшего взрыва. Из-за ослепительно белого света я ничего не видел.
Я почувствовал боль от взрывной волны, которая подбросила Первого в воздух; и еще сильнее от приземления, когда я сильно ударился затылком о подголовник кресло. Я потерял сознание. Я не был уверен, из-за физической боли или…неважно. Бывало и хуже. Я полагаю, что это случилось, потому что часть моего сердца потеряла что-то в тот день.


Проснувшись, я мог только дышать, мой разум очнулся лишь на половину. Мне снилось, что произошло нападение Ангела, и Рей погибла. Я попытался подняться, но запутался в простыне, потерял равновесие и свалился с кровати.
Это вернуло меня в чувство. Лучше бы этого не произошло, но я понял, что нахожусь в больничной палате, а не в своей комнате. Это значило… я посмотрел на свои руки. Они были забинтованы. Я вспомнил боль которую испытал, когда Первый просто дотронулся до Ангела.
Этого… этого не может быть…
В отчаянии, я неловко снял бинт с левой руки. Свет был тусклый, но я отчетливо видел, как раздулась кожа в некоторых местах. И еще были видны следы нескольких небольших шрамов, свидетельство недавних операций. Небольшое головокружение было следствием болеутоляющих, из-за которых раны не так сильно болели.
Ангел повредил руки Первого.
Я пытался сражаться с ним, но только ранил Рей.
Так Рей…
Нет. Нет. НЕТ!!!
Даже не задумываясь, я вылетел из палаты, не принимая во внимание тот факт, что на мне была только больничная рубашка
(в конце концов в этот раз я не был голый). Я должен был найти Рей. Я уверен, она жива! Она должна была спастись! Надо только тут осмотреться, и я обязательно найду ее!
Такая реакция не осталась незамеченной персоналом больницы. Наверное потому, что я звал ее во весь голос. Я успел проверить пять или шесть палат, прежде чем меня схватили три медсестры. Я пытался вырваться, но они смогли что-то мне вколоть. Я тут же отключился.


Когда я очнулся, все мои мысли были как в тумане. Наверное, я все еще был под действием успокоительного. Я посмотрел в потолок и почувствовал, как у меня по щекам потекли слезы.
В голове все смешалось, но оставалось кое-что, что я не мог игнорировать. Я не успел подойти к Нулевому а взрыв отбросил мою Еву в воздух, и это при том, что АТ-поле было на максимуме. Даже если Рей успела катапультироваться, ее капсула находилась бы в эпицентре взрыва. Не было шансов на то, что контактная капсула уцелела.
Рей была… мертва.
“Синдзи…”
Я поднял глаза на Мисато, стоящую у моей кровати. Она выглядела грустной. Не настолько, как в тот раз, когда сказала, что Кадзи умер, но явно была близка к этому.
“Мисато… скажи мне, что это просто кошмар… пожалуйста… ”
Она только покачала головой. Несколько слезинок прокатились по ее щекам.
“Нет… пожалуйста, нет!”
Я снова заплакал, в этот раз слезы текли ручьем.
Мисато села на край кровати. Она посмотрела мне прямо в глаза.
“Синдзи, ее больше нет.”
Я вспомнил день перед походом на озеро. Как мне было грустно. В то время мне казалось, что наступил конец света. Какой я был наивный. Не быть любимым - это не самое страшное, с этим можно жить. Гораздо хуже, когда теряешь кого-то, кого любишь. А еще хуже, когда этот кто-то, тоже любит тебя.
Боль, которую я в тот момент ощутил, была почти физическая. Это было так, словно я охвачен безграничной тьмой. Инстинктивно, я наклонился к Мисато и обнял ее так крепко, как только мог, чтобы эта тьма меня не поглотила. Я помню только боль. Наверное, я уснул, потому что когда проснулся, моя голова лежала у нее на груди. Она обняла меня и сама уснула. Я все еще чувствовал боль, и хотелось плакать, но уже не так сильно как раньше.
Должно быть мои рыдания разбудили ее, потому что она подняла одну руку и потрепала мои волосы. Теперь была ее очередь утешать меня.
“Как-нибудь… все будет хорошо, Синдзи… я обещаю…”
Она не пыталась встать. Она просто лежала рядом, давая мне отдохнуть.
“Как…?”
“Я… я не знаю Синдзи…”
Несмотря на боль в моем сердце, я чувствовал себя хорошо рядом с ней. Было приятно чувствовать ее ровное дыхание. Мне не было одиноко.
В любом случае, этот умиротворяющий покой не мог длиться вечно. Я медленно погружался в сон, когда Хьюга вошел в палату. Не будь я так подавлен, я бы наверное рассмеялся над выражением его лица, когда он увидел, как Мисато обнимает меня. Бедный Макото….
“Я… прошу прощения майор, но… командующий хочет вас видеть.”
Он выглядел действительно расстроенным, я понял это после того, как наши взгляды пересеклись. Часть меня отметила, что Хьюга был хорошим человеком. Другая все еще была сконцентрирована на смерти Рей.
Я не хотел, чтобы Мисато уходила, но я знал, что особого выбора у нее нет. Так что я отпустил ее.
“Синдзи, прости…”
“Все в порядке…”
Она уже собиралась уйти, как вновь заговорила.
“Как только почувствуешь, что готов, можешь идти домой. Там… есть кое-что для тебя. Письмо. Я попросила Аску отнести его тебе в комнату…”
Письмо? Письмо… от Рей?
Этого хватило, чтобы я пришел в себя. Я мигом нашел свою одежду и оделся. Через несколько минут, я уже был на пути домой.


Мой дорогой Синдзи.
С момента атаки Пятнадцатого Ангела, меня не покидало чувство страха. Я не знаю почему, но я чувствую, что следующий бой будет для меня последним. Может быть, мне просто страшно. Меня пугает то, что произошло с Аской, а новые Ангелы становятся все сильнее и сильнее. Я знаю, насколько я хороша как пилот, и я сомневаюсь, что смогу самостоятельно победить следующего Ангела.
Но я пообещала себе, что буду защищать тебя. И я намерена сдержать слово. Мне страшно, но я спокойна.

В любом случае я надеюсь, что вернусь к тебе.

Но если не смогу… знай, что мне жаль.
Скоро ты узнаешь то, что я хранила от тебя в тайне. Я хотела тебе сказать, но не могла найти в себе силы. Потому что знала, если я скажу, то потеряю тебя.

Лучше бы меня никогда не было. Но все же я есть…

Я благодарю тебя, Синдзи. Ты столько дал мне. До того, как я познакомилась с тобой, я существовала, а не жила. Я существовала ради его целей. Ты подарил мне чувства. Ты научил меня думать. Ты дал мне волю. Ты подарил мне жизнь. Я никогда не смогу отблагодарить тебя.
Синдзи, знай, я люблю тебя.
Я люблю тебя и всегда буду.
Рей.

Как только я прочитал первые слова, я почувствовал, как у меня задрожали колени. Я дочитал письмо до середины, слезы закапали на бумагу, портя красивый почерк Рей. Я больше не мог стоять. Дочитав письмо, и сжался лежа на полу… мое сердце снова разрывалось.
Она знала, что умрет. Скомканный кусок бумаги в моих руках был тому доказательством. Серебряный крестик на серебряной цепочке, крестик который она всегда носила. Я нашел его в маленьком конверте вместе с письмом. Она знала что умрет, да, но все равно пилотировала.
“Но я пообещала себе, что буду защищать тебя.”
Ради моей безопасности.
“И я намерена сдержать слово”
Она сдержала. И это стоило ей жизни. Почему? Почему она так поступила? Чтобы я жил? Разве она не знала, что я лучше умру, чем буду жить, зная, что она пожертвовала собой из-за меня?
Я поднялся и посмотрел на потолок, подняв взгляд к небу, которого я не видел, к тому месту, в котором, как они говорят, живет Бог. Тот бог, который отправил своих посланников, чтобы они уничтожили нас. Тот бог, который забрал у меня Рей.
Это было нечестно…. Нечестно !
“Это нечестно! Рей!”
Я рухнул на пол. Вместо боли пришел гнев. Я ударил кулаком по полу, потом второй и третий раз. Снова и снова, пока бинт на моих руках не покраснел от крови и я не перестал чувствовать боль.
Я не знал, что кто-то с ужасом наблюдает за мной, за моей болью и отчаянием. Я только начал осознавать чье-то присутствие, как ее руки обняли меня. Мягкие женские руки. Теплые и приятные.
“…Рей?”
“Синдзи…”
Она только прошептала мое имя. Но этого хватило, чтобы узнать голос. Аска.

Изображение

Какая-то ненормальная мысль мелькнула у меня, что я должен вырваться из ее объятий. Это было неправильно. Рей была единственной, кто обычно утешал меня. Иногда Мисато. Но не Аска. Но я был слишком слаб, чтобы сопротивляться.
А потом, я почувствовал слезы на щеках. Слезы не из моих глаз.
Затем я услышал всхлипывания, но не только мои. Я уверен, что если бы кто-нибудь смотрел на нас, они бы в это не поверили. Двое детей плачут в обнимку, и при этом они - последняя надежда человечества.


В конечном счете, мы оба успокоились.
Аска лежала на полу, а я лежал рядом с ней,
Моя голова отдыхала на ее груди, вздымающейся и опадающей от ее ровного и медленного дыхания. Тут меня посетила мысль, что ей, должно быть, тяжело. Ей наверняка неудобно, но я чувствовал, что не могу пошевелиться.
“Я должна радоваться, что она умерла. Теперь я смогу получить всего тебя.” - произнесла Аска…
“Но нет. И я чувствую себя ужасно даже представляя себе эту мысль, и мне становится грустно всякий раз, когда я думаю о ней.”
Я слышал слова, но ничего не почувствовал.
“Я действительно ненавидела ее. Я всегда желала ей смерти.”
Я даже не чувствовал злости.
“Почему же я не рада, что ее больше нет?”
Мне нечего было сказать.
“Мне стыдно… Я думаю, она была моей подругой. Я думаю, что волнуюсь о ней. Осознавать то, что ее больше нет…. это больно…”
Я все еще молчал.
“Я должна была умереть вместо нее. Я бесполезная. Я даже один шаг сделать не могу. Я подвела ее. Я подвела всех. Я ничего не стою.”
В комнате снова повисла тишина.
Секунды, может быть даже минуты.
“Почему? Почему она умерла за меня… почему?” Наконец произнес я.
“Потому, что она любила тебя больше жизни.”
“Но я тоже ее любил…”
Тишина.
“Я знаю…” - голос Аски звучал почти сорвавшимся, как только она произнесла эти слова.
“СИНДЗИ!”
Я услышал, как Мисато зовет меня. Она только вошла в квартиру и сразу же влетела в мою комнату. В открытой двери появилось ее лицо. Она выглядела выдохшейся, и в ее глазах была живая искра.
“Она жива!”
Я тут же вскочил, едва услышав эти слова, я внезапно почувствовал прилив сил и забыл о девочке, которая держала меня.
Этого не может быть… но если это правда…
“Что!?”
“Она жива! Рей жива!”
Слава богу!
“Где?”
“Больница NERV, Первая реанимационная секция NERV .”
Это было все, что мне нужно было знать. Я пулей вылетел из квартиры вместе с Мисато, оставив позади шокированную Аску.


Она была там. Смотрела в окно, с перевязанной головой и руками, с повязкой на правом глазу, в больничной пижаме. Она была там!
Я подбежал к ней. Если это был сон, то я молился, чтобы не проснуться до того, как окажусь рядом с ней.
“Рей! С тобой все хорошо! Слава богу! Ты… ты жива!”
Теперь все будет хорошо. Она жива.
Она не покинула меня. Все может стать, как раньше. С помощью Рей, Аске станет лучше. Мы вместе уничтожим последнего Ангела, и ни что нас не остановит. Теперь, когда Рей вернулась, мы справимся с этим.
“Ты кто такой?”

Изображение

Эти слова свалились на меня, как тонна кирпичей. Только сейчас я заметил кое-что. Изменения. Мелкие детали. Безупречная прическа, голубые волосы которой не пострадали от моих парикмахерских способностей. Выражение ее лица, выражение, которое я не видел уже несколько месяцев, и оно никогда не было таким безжизненным.
Это была не Рей.
“Ты не Рей.”
Я хотел закричать, но не мог выдавить из себя ни слова.
Она смотрела на меня около минуты, изучая меня.
“Я думаю, нет. Полагаю, возможно, я третья.”
Я до конца не понял значения всех этих слов.
Но нескольких из них было достаточно.
Это… существо… это была не Рей. А если это не Рей, значит Рей была …
Нет… нет…
“НЕТ!”
Это… это не может быть правдой. Кто-то… кто-то надо мной издевается. Иначе они бы не дали ей лицо девушки, которую я любил.
Но эти красные глаза…
Я… я больше не мог смотреть на нее ни секунды. Так что я убежал прочь от нее.


Я не знаю, сколько я приходил в чувство. Я, наверное, бродил по Геофронту, как ненормальный, несколько часов. Мой взгляд остановился на арбузной грядке прямо передо мной. Видимо, что-то в моем подсознании заставило меня придти сюда. Чувствуя себя полностью опустошенным, я рухнул на колени.
“Кадзи… что мне делать… я не понимаю, что происходит….”
Почему он умер? Мне нужна была его помощь. Я нуждался в ответах. Что же происходит? Что случилось с Рей? Если та девушка, которую я видел была не Рей, тогда что же она?
Я мог бы спросить Мисато… но я сомневался, что она даст ответ. Она бы не сказала мне, что Рей жива, если бы не верила в это. Наверное, Кадзи бы знал… но он умер. Кто? Кто же мне скажет?
“Доктор Акаги.”
Она всегда выглядела так, как будто знает больше, чем говорит. Она была главной в Проекте-Е. Если бы с одним из пилотов что-то случилось, она бы первая об этом узнала. Она должна знать ответ.
Вопрос был в другом: даст ли она мне его?
Был только один способ выяснить это .
“Спасибо, Кадзи… Я уверен, как-то… ты подсказал мне.”
Я поднялся, посмотрел на арбузы и пошел в сторону NERV.


Я никогда не был в офисе Рицуко, но у меня была мысль, где он мог находиться, так что найти его не составляло труда. Я застал ее на месте. Она сидела за компьютером. Хоть тут все прошло хорошо.
“Доктор Акаги.”
Удивленная моим внезапным появлением, блондинка чуть ли не спрыгнула со стула. Только сейчас я заметил, что было на мониторе. Это была фотография моего отца и женщины, которую я не знал, но выглядела она как-то… знакомо… и еще молодая девушка похожая на Рицуко, только младше и с коричневыми волосами. Была ли это… старая фотография Рицуко? В любом случае, это было не важно, так что я снова переключился на доктора, которая быстро пришла в себя.
“Чем я могу тебе помочь, Синдзи?”
Обычно от Рицуко исходила аура спокойствия и уверенности. Но не в этот раз. Она выглядела, как будто была… взволнована чем-то. И это было не из-за моего неожиданного визита, я был в этом уверен. Когда я посмотрел в ее карие глаза, я заметил, что они покраснели и немного опухшие.
Я понял в чем дело, но меня это не сильно волновало.
“Я хочу знать правду. Что это было за чудо в больнице?”
На секунду, ее глаза расширились.
“Больница? Ты имеешь ввиду Рей?”
“Это была не Рей.”
Она снова выглядела озадаченной.
“Я понятия не имею о чем ты говоришь, Синдзи. И я уверяю тебя, что это была Аянами Рей.”
“Нет, она выглядит как Рей, но это не она. У нее не могли отрасти волосы за один день.
И я был достаточно близко от взрыва. Она не могла в нем выжить. И даже если бы выжила…” - я посмотрел на свои забинтованные руки, - “…ее ранения были бы ужасны.”
Все еще удивленная, доктор кивнула.
“Как я и предполагала, никто не поверит в чудесное появление Рей. Ладно, Синдзи… я не врала, когда сказала, что та, которую ты видел в больнице была Аянами Рей. Правда в том, что все обстоит гораздо сложнее.”
“Ну и в чем же тогда правда?”
“Ты мне все равно не поверишь, так что я тебе покажу…”


Я последовал за доктором по темным коридорам глубоко вниз, гораздо ниже, чем те уровни, к которым я имел доступ.
Должен заметить, я из-за этого нервничал, но я был намерен узнать правду. Я был настроен на то, что бы получить ответы на вопросы.
“Скоро, ты узнаешь секрет, который я хранила от тебя. Я хотела тебе сказать, но не могла найти в себе силы сделать это. Потому, что я знала, если я сделаю это, то потеряю тебя.”
Те секреты Рей, которые она хранила от меня… я должен был узнать их.
Некоторое время, мы шли по какому-то плохо освещенному коридору, затем Рицуко остановилась перед дверью. Я понял, что это первая дверь, которая попалась нам на пути с тех пор, как мы спустились сюда на лифте. На ней была надпись "Центральная Догма: Уровень 1 сектор 2". Я не сразу заметил еще одну надпись "Вход запрещен!". И должен заметить, что я не испытал облегчения при виде очередной надписи "Нарушители будут расстреляны на месте." Единственное, что меня утешало, это то, что я на данный момент являлся единственным дееспособным пилотом Евы. Но это только до того, как они не проведут тесты на совместимость Аянами и Второго… или пока не найдут другого пилота. Меня передернуло от мысли, что случилось с Четвертым дитя…
Резким движением, Рицуко вставила пропуск в карт-ридер, который располагался в левой части двери. Ничего не произошло. Доктор выглядела озадаченной.
“Она не откроется, без моего кода”.
Я затаил дыхание, когда внезапно прямо за нами появилась Мисато и приставила пистолет к спине Рицуко. Я не ожидал, что она появится. У нее было очень серьезное выражение на лице. Мне в голову пришла мысль, что если понадобится, она воспользуется оружием без колебаний. И это меня пугало. Это была не моя Мисато…
Я задавался вопросом… а не слишком ли далеко я зашел в поисках правды?
“Понятно. Это Кадзи устроил? ”
Для человека, которому в спину смотрел пистолет, доктор Акаги выглядела не слишком встревоженной.
“Мне интересно, что ты тут от меня скрываешь.”
“Хорошо. Я как раз собиралась показать их Синдзи. Ты тоже можешь присоединиться.”


Мы воспользовались тем, что я назвал бы "световой лифт".
Хотя нет, это не точное описание. Это, скорее, была металлическая платформа, которая медленно опускалась вниз по цепочке, похожей на спираль ДНК, из красных огней. Я понятия не имею, как эта штука работала, но, казалось, что она парит, ни к чему не подключенная. А мысль о том, что бы спросить об этом Рицуко, меня так и не посетила. Я просто уставился на свет. Доктор и майор тоже были не особо разговорчивыми.
Как только мы спустились, мы попали в не менее огромный коридор, кажущийся бесконечным. По крайней мере, в этот раз в нашем распоряжении оказались несколько маленьких электрических транспортеров. Не тратя время, Рицуко пригласила нас продолжить путь… она одна знала - куда.
Через несколько минут, мы остановились у двойных металлических дверей. На левой части двери была панель с цифровыми клавишами. Мы слезли с наших транспортеров, Рицуко ввела комбинацию цифр и затем вставила свой пропуск в карт-ридер на панели. Двери медленно открылись. В комнате царила тьма. Помещение казалось очень большим, но точнее оценить его размеры было нельзя. Я не сразу заметил, что стою на небольшой платформе, и еще несколько перемещаются вокруг нас.
Как только двери за нами закрылись, в комнате стало абсолютно темно. Я ничего не видел, я даже не видел Рицуко и Мисато, стоявших рядом. И мне от этого было не по себе. Внезапно вспыхнул яркий свет. Как только я открыл глаза, я увидел, насколько огромным было помещение. Такого я даже представить себе не мог. Но еще больше я был шокирован от того, что увидел внизу. Кости. Огромные кости. Некое подобие черепов, позвонки, образующие гигантский позвоночник, ребра… повсюду, остатки нескольких дюжин каких-то гигантов.
“Это… Евы?” - спросил я, все еще в шоке от увиденного.
“Первые опыты,” - холодно ответила Рицуко.
“Неудачные. Лет десять назад.”
“Кладбище для Ев.”
“Ничего подобного, Синдзи. Это просто свалка.”
Мое внимание было поглощено тем, что могло бы стать Евой, и потому я услышал только, как Рицуко открывает дверь, а затем погас свет. Она пошла вперед и мы с Мисато просто молча последовали за ней.
Пока мы следовали к следующему пункту назначения, Рицуко комментировала то, что мы только что увидели.
“Как вы сами могли убедиться, мы еще многого не знаем о Евангелионах. Остальные были неудачными. И даже с теми двумя не обошлось без проблем. Поскольку Нулевой был прототипом, он не был столь же эффективным, как Второй. А Первый… он стал настоящим проклятьем NERV.”
Ева-01? Проклятье?
Через несколько минут, доктор Акаги остановилась перед очередной металлической дверью. Она снова ввела код, и двери открылись. В освещенной комнате стоял стол, на котором лежали какие-то старые компьютерные комплектующие, множество проводов змеились по стенам и по полу. Стекла в окнах потрескались.
За окнами, казалось, располагается обширное помещение, трудно было рассмотреть, но оно напоминало место, где проводились тесты на совместимость с Евой. Там, где Нулевой превратился в берсерка и разгромил помещение, когда я пытался синхронизироваться с ним.
“Это похоже на комнату, где проводились тесты на активацию Евы,” - заметила Мисато, подтверждая мои догадки.
“Да. Это место служило этой цели. Здесь проводились тесты с прототипами и Евангелионами.”
“Нулевой и Первый?” - спросил я.
“Да. Ты помнишь это место, Синдзи?”
Было сильное ощущение dйjа vu, но…
“Нет… я…. Я не помню…”
“Не удивительно. Это то место, где исчезла твоя мать. Ты был тут, когда это случилось. Ты все видел, ты наблюдал за тем, как она исчезла.”
“Рицуко!” - воскликнула шокированная Мисато.
В любом случае, было слишком поздно, так как во мне начали просыпаться неясные воспоминания. Я вспомнил, как мама привела меня сюда. Потом она оставила меня с отцом. С ним была еще какая-то женщина. Я смотрел через окно…
Я смотрел, как она надевает что-то вроде контактного комбинезона… входит во что-то напоминающие контактную капсулу… потом в комнату вошел мужчина…
Заместитель командующего Фуюцки? Потом… мамин голос… затем… крик… Мама… отец плачет…
После этого мама не вернулась…
Я потерял сознание.


Я очнулся от взволнованного голоса Мисато. Рицуко стояла, прислонившись к стене, и спокойно смотрела на меня.
Я вспомнил, где мы находимся, я почти запаниковал, но через несколько долгих секунд я успокоился. Теперь я вспомнил… но лучше бы не вспоминал.
Маму убили… тем, что должно было быть синхро-тестом.
Могло ли это значить…? Это был недостающий кусочек мозаики, или скорее то, во что я не желал верить. Я мог объяснить все: то теплое чувство внутри Евы, то почему Первый всегда защищал меня и почему отец так заботился о Еве.
Мама была внутри Евы-01.
От этой мысли я себя лучше чувствовать не стал.
“Теперь ты понимаешь Синдзи. Вот от чего ты всю жизнь бегал, вот почему твой отец такой какой есть.”
“Да.”
“Хорошо.”
“Что! Что тут происходит?” - вмешалась Мисато.
Я уверенно ей улыбнулся.
“Я тебе скоро объясню.”
Видимо, это Мисато не успокоило, но она не стала настаивать. Я был рад. Мы снова пошли вслед за Рицуко.
Очевидно, наша следующая цель находилась недалеко, так как в этот раз мы шли пешком. В итоге, мы оказались в самом конце коридора. Над дверью была надпись "Лаборатория искусственной эволюции." Как и раньше, Рицуко ввела код, отпирающий дверь.
При других обстоятельствах я бы испытал чувство глубокого удивления при виде такого, но я уже устал от того, что я видел в предыдущих комнатах. Хотя я отметил, что это место выглядело очень знакомым.
“Эта комната… она похожа на комнату Рей. Перед тем, как она переехала жить в наш дом.”
“И почему я не удивлена? Наверное потому, что Аянами родилась здесь,” - твердо, но равнодушно сказала Рицуко.
“Рей… родилась в этой комнате?”
“Да.”
Очевидно, Мисато не нашла для себя ничего интересного в этой комнате, и ей не терпелось идти дальше. У меня все еще остались вопросы.
“Поэтому Рей была такой…?”
Я не мог подобрать нужные слова.
“Неприспособленной для обычной жизни? Это ты пытаешься сказать? Возможно. Здесь она провела свои первые несколько месяцев, прежде чем переехать из штаб-квартиры.
Вероятно, это место оставило отпечаток в ее душе. Место, где она родилась. Причина, по которой она существовала. Ее судьба. И здесь она познакомилась с ним.”
С ним? С командующим? С отцом?
Какова же все-таки была его роль в этом?
“Доктор Акаги, я не на это пришла смотреть,” - наконец сказала Мисато, уставшая ждать.
“Терпение, майор. Вы все узнаете, как только я дам Синдзи ту информацию, за которой он пришел. Но вы правы, больше тут не на что смотреть. Так что надо двигаться дальше.”
Мы вышли из комнаты, чтобы пройти к следующей двери. Рицуко серьезно посмотрела на меня.
“Это твой последний шанс, чтобы повернуть назад, Синдзи. То, что ты увидишь за этой дверью, изменит твое отношение к некоторым вещам навсегда. Ты узнаешь правду, но это знание только добавит тебе проблем. В любом случае, будет только хуже.”
“Я понимаю. Но я должен знать правду, мне это нужно.”
“Очень хорошо. Только не жалуйся потом.”
Затем, Рицуко вставила свой пропуск в карт-ридер, ввела длинную комбинацию цифр и дверь открылась. Следующая комната была… странной. Затемненная, круглой формы, ее размеры можно было определить, по двум лучам зеленого цвета, которые бегали по комнате и если бы на их пути не было двери, они бы описывали идеальный круг.
В центре комнаты стоял стеклянный цилиндр, наполненный чем-то, напоминающим LCL. Над стеклянным цилиндром был еще один, металлический который соединялся со множеством других труб и кабелей. И в отличие от предыдущих комнат, эта не выглядела мертвой. Можно было безошибочно различить звук работающих механизмов.
Рицуко посмотрела на меня.
“Вот то, за чем ты сюда пришел, Синдзи.
Смотри же, перед тобой ядро системы производства псевдо-пилотов.
“Тут производят псевдо-пилотов?” - удивленно переспросила Мисато.
Псевдо-пилоты. Я вдруг вспомнил, что Рей говорила что-то об этом.
“Данные… данные, использованные для… системы псевдо-пилота… они… они… получены от меня… поэтому внутри… это… это была я…
Рей…
“Рей была связана с этой системой, не так ли?”
“Даже больше, чем ты можешь себе представить. Я покажу тебе правду; ты все поймешь, когда увидишь.”
Из кармана она достала некое подобие пульта дистанционного управления, и нажала кнопку. Внезапно пространство между двумя огнями на стене стало оранжевым. Я вздрогнул, когда понял, что это был не оранжевый свет, а просто часть стены сделана из стекла и за стеклом находится LCL. Но еще больше ошеломил вид сотни голых девушек. Их было, возможно, не меньше сотни. Все одинаковые, точные копии друг друга. И хорошо мне знакомой, как я считал, девушки.
Аянами Рей.
“Р… Рей! Они… они все Рей! Так много…”
К тому времени я был уже достаточно шокирован увиденным. Но тут все они открыли глаза и уставились на нас. У них был такой умиротворенный вид… счастливое выражение лица… это было ужасно.

Изображение

“Боже мой!”
“Что… что за…!” - выдавила из себя Мисато. - ”И ты говоришь, что… эти куклы…?”
“Да, они являются сырьем для производства псевдо-пилотов, и тут находится завод, где мы их производим. ”
“Они… они что…? Они … Рей?” - спросила Мисато.
“Это просто клоны. Лишь запасные части для Рей.”
“Кто… кто же тогда Рей?”
Это был вопрос, ответ на который я старался узнать.
“То существо, которое вы называете Аянами Рей - лишь еще один клон. Ева, созданная по подобию человека из бога, которого мы нашли и пытались воссоздать в человеческом облике, чтобы он служил нам. Вот, что такое Ева. Рей, это гибрид человека и Ангела. Вы, наверное, заметили некоторые ее особенности… они от Икари Юи.”
Мисато потеряла дар речи.
Я моргнул. Почему-то… я был не особенно удивлен. Где-то глубоко внутри себя, я всегда знал. Инстинктивно, или возможно подсознательно. Я просто не пытался посмотреть правде в глаза. Но ведь было столько всего. Ее лицо… ее улыбка… похожая, и в тоже время такая отличающаяся. Это чувство было трудно описать. Возможно некоторые, нашли бы это открытие пугающим.
Я имею в виду, что я с головой влюбился в девушку, у которой были гены моей матери.
У нас были отношения, которые неприемлемы для близких родственников. Но, несмотря на происхождение Рей… я понял, что мне все равно. Единственная правда, которая что-то для меня значила… Рей оставалась Рей. Все остальное было… не важно.
“Ты говоришь… Рей… мать Синдзи?!”
“Нет.” - резко ответил я. - “Мама внутри Первого.”
Мисато поперхнулась. Реакция Рицуко была более сдержанной. Она просто посмотрела на меня с любопытством.
“Ты понял это, когда застрял внутри Первого?”
Я кивнул.
Мисато выглядела сконфуженной. Рицуко заметила это и начала объяснять:
“Мы потеряли Икари Юи во время первого теста по активации Евы-01. Тогда мы предположили, что ее душа заперта внутри Евы. Сейчас Синдзи только подтвердил это.”
“Значит… это… это объясняет, почему Ева становилась берсерком…”
Рицуко кивнула.
“А Рей?”
“Как я уже сказала, они все клоны. Запчасти для души Рей и для имитаторов капсул. Созданные человеком, как Ева. Они просто… марионетки.”
“Да как вы посмели играть в Бога?”
Доктор Акаги странно улыбнулась.

Изображение

“Спроси Икари.”
“Она человек.” - наконец произнес я. - “Или, в конце концов, была им. Больше, чем кто-либо из нас…”
“Возможно…” - предположила Рицуко. - “А что делает человека человеком? Просто посмотри на себя. Ты выглядишь как человек. У тебя есть человеческие чувства. И в чем-то ты похож на нее.”
“Похож на нее?” - переспросила Мисато. - “Что ты имеешь ввиду?”
“Ну… это секретная информация, но если честно, Синдзи только клон прежнего себя. Ты это видела, как и я. LCL которое содержалось в его теле, пока он был заперт внутри Евы, растворило его, прежде чем мы смогли вернуть его. Но каким-то неизвестным способом, тело Синдзи было воссоздано Первым, и затем выброшено из его ядра. Так что, как мы можем убедиться, это тело копия оригинального, и внутри его твоя душа. Теперь ты дитя Евы-01, и всего лишь копия своей предыдущей оболочки.”
Пока Мисато пыталась придти в себя, я просто слушал. Почему-то я был уверен, что Рицуко говорит правду. Я просто дошел до такого состояния, когда мне уже было на все плевать. Слишком уж много правды пришлось принимать. Итак, я был не совсем я? Риторический вопрос…
И потом, если Рей приняла то, чем она была… Но согласилась ли она с этим? Об этом она мне никогда не говорила…
Я не мог винить ее. Поверил бы я во все это?
“Почему…? Почему она меня не помнит?” - я задал этот вопрос, потому что только на него хотел знать ответ.
“Если бы она сохранила воспоминания о тебе, Икари не смог бы использовать ее в своих целях. Так что командующий попросил меня позаботиться об этой маленькой детали. Мне жаль, Синдзи.”
Это вызвало реакцию с моей стороны. Мой гнев определенно проснулся.
“Прости?! Ты думаешь этого достаточно?! Она умерла, и после этого вы снова вернули ее к жизни, чтобы она опять погибла! Вы стерли ее память! И вам просто жаль?!”
“Ты прав, это неправильно. Этой кукле нельзя было возвращаться. Никому от этого лучше не стало. Так что, я уверяю тебя, больше этого не произойдет.”
Рицуко нажала еще одну кнопку на своем пульте. Что-то пискнуло, затем внезапно я услышал высокотональный шум со всех концов комнаты. Клоны… казалось, что им больно. Потом, они начали распадаться в сплошную кровавую массу. Оранжевая LCL приобрела красноватый оттенок . Я чуть не сошел с ума, наблюдая за этим, но я не мог отвернуться. Я застыл от ужаса, который разворачивался передо мной. Эти существа… кем бы они ни были… они все умирали.
“Ты что делаешь?” - спросила Мисато, несмотря на очевидный ответ. Она подняла пистолет, и наставила его на свою подругу.
“Я уничтожаю их! Я избавляюсь от этих человекоподобных существ… я положу конец боли. Я проиграла этим существам. Нет… у меня не было шансов на победу. Она никогда не выходила из его головы…”
О чем она говорит… об отце? Поэтому она… сделала это?
Доктор Акаги в слезах упала на колени. Я смотрел на нее, не веря своим глазам. Рицуко… плакала… из-за моего отца?
Правда ли она… могла ли она… испытывать чувства… к нему?
“Я глупа, так же, как и моя мать. Столь же глупа… Убей меня, если хочешь. Я жду смерти.”
Майор опустила оружие. Она с жалостью посмотрела на Рицуко.
“Если ты этого хочешь, ты действительно глупа.”


Мисато ждала прибытия отряда вооруженных солдат, но пришли только командующий Икари и его заместитель Фуюцки. Пока он смотрел на меня несколько секунд, которые, казалось, тянулись вечность, я с трудом сдерживался, чтобы не наброситься на него. Это был бы самый удобный способ выпустить свой гнев, но в то же время наша и без того не простая ситуация ухудшилась бы окончательно.
Хотя она стала бы хуже только для Мисато. Потому, что на данный момент я был единственным доступным пилотом Евы и единственным, кто мог бы управлять Первым. Вряд ли они посмели бы что-то мне сделать… во всяком случае сейчас.
По крайней мере, я получил удовольствие, от выражения лица командующего. Когда он посмотрел на бассейн с LCL, в котором сейчас плавали остатки того, что раньше называлось клонами Рей, он явно был потрясен до глубины души. Но вскоре шок сменился гневом. Страшным гневом. Как только он перевел свой взгляд на Рицуко, она, казалось, замкнулась в себе. И снова он стал тем холодным Икари Гендо, которого все знали, как только он вновь посмотрел на меня.
Может быть потому, что я смотрел на него так же, как он только что смотрел на Рицуко.
И если это и вызвало в нем какие-то эмоции, то он мастерски их скрыл. В конце концов, он перевел взгляд на Мисато.
“Майор, возьмите доктора Акаги под арест. Она будет задержана до следующих распоряжений.”
“Так точно, сэр.”
Хотя Мисато делала попытки сохранить спокойствие, в ее голосе чувствовался ядовитый привкус.
Теперь была очередь Фуюцки смотреть на меня и Мисато.
“Забудь все, что ты видел сегодня ночью… или присоединишься к доктору Акаги.”
Старик произнес эту угрозу очень серьезно, но было понятно, что он не в восторге от сложившейся ситуации. Фактически, он выглядел уставшим от всей этой лжи и боли, причиняемой Евой.
Я промолчал, когда Мисато подтвердила полученный приказ. Но я отлично понимал, что она ему не последует.


Когда я, в конце концов, вернулся домой, я чувствовал себя полностью вымотанным.
Казалось, мой мозг отключился от всех этих открытий. Мама умерла во время эксперимента по синхронизации и теперь существовала внутри Евы. Рей фактически являлась клоном моей матери, она была марионеткой и просто стала заменой для Аянами, после ее смерти. Рицуко стерла ее память и уничтожила всех остальных клонов Аянами. Да-а… и я тоже был клоном…
Я действительно устал. Недавние события настолько меня утомили, что внезапная смерть Рей походила на что-то случившееся давным-давно. Эта реальность меня и так достаточно шокировала….
В квартире было темно. Уже поздно, и Аска, должно быть, спала. Что до меня, мне хотелось только одного - упасть на кровать, просто уснуть и забыть обо всем, хоть на несколько часов.
После того, как я закрыл дверь в свою комнату и включил свет я замер. На кровати я заметил конверт и Аскины заколки нейроинтерфейса. Страх поглотил меня.
В конце концов, трясущимися руками, я открыл конверт. В отличие от Рей, Аскин почерк был расплывчатый и был почти лишен кандзи. Но мне было плевать.

Синдзи,

Я проиграла девушке, которая была мне одновременно и другом и конкурентом. Нет… я не проиграла. Теперь я понимаю, что у меня никогда не было шансов быть с тобой. Выражение на твоем лице, когда ты услышал от Мисато, что Рей жива… я знаю, что из-за меня ты бы так никогда не выглядел.

Я ухожу. У меня больше нет причин оставаться здесь. Я не могу управлять Евой. Я не могу даже надеяться на то, что ты полюбишь меня, хотя бы так, как я люблю тебя. Не волнуйся. Я больше никогда не потревожу тебя. Никогда.

Я прошу прощения, за то, как я предала тебя. Мне не стоило делать этого. Но я боялась. Боялась своих чувств к тебе. Теперь я знаю, что у меня на то была веская причина. Но слишком поздно. Уже слишком поздно.

Я не уверена, что теперь меня это волнует. Мне теперь на все плевать.

Скажи Рей, что я скучаю по ней. Но я не могу остаться и увидеться с ней.

Прощай, Синдзи.

Аска.



Это было больше, чем я мог вынести. Боль и печаль… они вернулись с новой силой, не прошло и нескольких дней, а мое сердце снова разрывалось на части. Я залился слезами.
Опять… все меня оставили…
Они ушли…
Они оставили меня…
Все, кого я любил… бросили меня…
Одного…


--------------------------------------------------------------------------------

С ближайшего холма, девушка смотрела на то, что осталось от Токио-3. Несколько редких зданий, но в основном гигантское озеро. Снова, лилим удалось защитить себя, но такой ценой. Синего Евангелиона больше нет. Теперь остался только мальчик. Скоро она будет с ним. Так сказал человек из SEELE. Высокомерные дураки… они ничего не понимают. Лилимы не стоят тела Зеруэля, они не понимают, чем владеют.
К счастью, оно было потеряно так же легко, как и найдено. Самым серьезным был Араэль, который забрал у них душу, так что остались одни обрывки. Что бы одержать победу над Армисаэлем лилимы пожертвовали своими жизнями.
В конце концов, еще не все было решено. Она знала, что предстоит еще одно последнее испытание, и что оно потребует от нее. К этому моменту, лилимы были непобедимыми и неустрашимыми. Но чтобы выжить, они должны будут пожертвовать всем.
Ей было интересно, принесут ли они требуемую жертву.
Их душу.
Постепенно, внутри себя, она убеждалась в этом, и это убеждение становилось все сильнее и сильнее с каждым днем. Время почти пришло.
“Еще несколько дней. Несколько дней. Я хочу узнать этого мальчика… Икари Синдзи… ”


ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ!!!

SanSer
Гость


 
Сообщения: 2

Сообщение SanSer » 21 янв 2009, 12:25

если честно не могу описать свои эмоции по данному фику :oops: ,а так всё просто супер!!! Отчаянно и с блеском в глазах :D жду проды :feelling:

Olmer - kun
Ками-сама




 
Сообщения: 2283
Откуда: Город в жопе мира - порхов

Сообщение Olmer - kun » 21 янв 2009, 12:56

Потдерживаю!!! Такое ... такое... суггойное чтиво!!!! Как жалко Аянами((( Хнык.
Будем молицо на скрорейшее продолжение.

Vision
Еретик


 
Сообщения: 414
Откуда: Токио-3

Сообщение Vision » 21 янв 2009, 14:06

Изображение

Глава 11 - Когда Ангелы бояться ступать
Безмятежность.
Некоторые бы использовали это слово для того, чтобы описать снизошедшее на место,
известное как озеро Токио-3. К окончанию же дня, к описанию можно добавить и
«прекрасное, подсвеченное угасающими лучами солнца». Но все эти слова не
приходили ко мне в голову, когда я стоял на берегу, смотря на недвижимую воду озера.

Изображение

Пустынно. Заброшено и одиноко.
Один.
Я снова один.
Как и до того, как приехал в NERV. Но иначе.
Поскольку теперь я не могу выдерживать это одиночество. Не хочу более быть один. Не сейчас, когда я знаю каково это. Но у меня нет выбора. Кенске, Хикари и Хотару уехали, напуганные взрывом, разнесшим Токио-3. И хотя я и не знаю Хикари и Хотару так хорошо, как Кенске, в их обществе мне было бы легче. Но они уехали. Ну, по крайней мере, Хикари присоединится к Тодзи в Токио-2; знаю, они скучали друг по другу. А Хотару не понравилось бы, какой стала Рей…
Нет, не Рей. Аянами. Рей больше нет. И смотря на серебряный крестик в моей правой ладони, я пытаюсь не выпускать наружу готовые вырваться слезы.
А теперь и Аска оставила меня. В итоге лишь я остался на посту, а она – сбежала. Меня снова отвергли и бросили. Мне стоило уделять ей побольше внимания, но смерть Рей так сильно по мне ударила… в то время я мог думать лишь о ней. Возможно, если бы… нет. Слишком поздно. Она исчезла, оставив после себя лишь записку. Записку! Почему она просто отписалась, не сказав мне все прямо в лицо? Я мог бы сказать ей, что не хочу, чтобы она уходила!
Слеза скатилась по моей щеке, стоило мне стиснуть левую ладонь, с красным нейро-интерфейсом, который Аска носила с такой гордостью. Это все что мне осталось от нее на память… бесполезный хлам.
Мисато по-прежнему здесь, но это лишь призрак старой Мисато, исчезающий столь же быстро, как и появляющийся. Откровения того дня были лишь началом. Она тоже бросила меня и спряталась внутри Гео-Фронта, поглощенная страстью раскрыть тайну организации, уничтожившей Кадзи; уничтожившей всех нас.
Даже и Пен-Пена я больше могу никогда не увидеть. Мисато отослала его семье Хикари, для его же собственной безопасности. Не могу ее за это винить, но… я к нему привык. С другой стороны, смерть Рей сказалась на нем ничуть не меньше, чем на мне. Может быть, Хикари, всегда жизнерадостная, сумеет его подбодрить.
«Подбодрить». Смешно. Рей и Аска хотели, чтобы сегодня, в это день я был счастлив. Как сейчас помню слова Аски, через несколько дней после того, как меня выпустило из Ноль-Первого.
"Вот увидишь, Синдзи. В этом году у тебя будет самый здоровский день рождения из всех! Мы с Рей об этом позаботимся!"
Да, смешно. И они еще удивлялись, с чего я так ненавижу свои дни рождения…
Ненавижу, потому что они доказывают мне как я одинок.
Но в этот раз все еще хуже.
В прошлом я тоже был одинок, но меня это, по крайней мере, не волновало.
Теперь же я снова один и я ненавижу это чувство. И боюсь тоже. Не знаю, как мне дожить до завтра. Но…зачем? Что толку? Я потерял все, что было для меня важно… и могу лишь надеяться, что Аска вернется, или что Рицка ошиблась и что-то от Рей еще живет в Аянами.
"Не волнуйся. Больше я тебя не побеспокою. Никогда"
Нет. Аска не собирается возвращаться. И сомневаюсь, что командующий пожелает тратить силы на ее розыски. Она не может больше пилотировать ЕВУ, а теперь, без Нулевого, Аянами скорее всего, станет пилотом Ноль-Второго… если пройдет тест на совместимость. Если нет, тогда она… не сможет заменить Аску. Все равно остался лишь один Ангел, так что может и Ноль-Второй уже не нужен тоже …
"Если бы она сохранила воспоминания о тебе, ее нельзя было бы использовать для планов, которые Икари на нее имеет. Так что командующий попросил меня позаботиться об этих "мелочах". Прости, Синдзи."
Нынешняя Аянами… меня не помнит. Для нее я всего лишь Третий. Все, что я испытал с Рей, все эти месяцы, все чувства, что мы разделяли… все ушло. Так, словно ничего и не было. Несколькими часами ранее я заглянул в ее старую квартиру, как бы невероятно это не было, пережившую взрыв Нулевого. Я нашел ее сидящей на кровати, она смотрела в окно; окровавленные бинты валялись по всему полу, и на постели. Услышав мои шаги, она развернулась ко мне, и уставилась этими своими безжизненными красными глазами. Она не сказала ничего, и я также. Я ушел, потому что не мог больше переносить этого. Не хочу больше ее видеть, эту куклу, лишь носящую облик девушки, которую я когда-то любил.
Мне больше не на что надеяться. Не осталось ничего.
"Если это правда, если единственное, что мы можем, это пилотировать ЕВ… ну, в общем… пока мы все живы… а потом, однажды мы обрадуемся тому, что все же выжили."
Слова, сказанные мною Рей после того, как она едва не погибла на нашем первом совместном задании*. Я лгал ей? Нет. Я верил в то, что безнадежность это еще не все.
"У меня нет больше ничего"
Рей ошибалась. Потому что она жила, она могла испытывать радость и счастье, хоть и недолго.
Я одержу победу над Семнадцатым Ангелом, и буду жить дальше.
Но эта моя решимость все же не умерила боли, испытываемой мною…
Потому что теперь у меня не было ничего.
Мысли мои прервало чье-то мурлыканье мелодии, узнанной мной довольно легко – Бетховен, "Ода радости" Глянув влево, я увидал девочку, сидящую на камне, торчавшем из озера, в нескольких метрах от берега. Весьма знакомую мне девочку с серыми волосами. Все в том же белом сарафане и с волосами, развеваемыми ветром.
До меня не сразу дошло, что ее не было там несколькими минутами ранее.
- Ты!
Казалось, она меня не слышит, или может быть, просто проигнорировала меня, продолжая напевать еще чуть ли не минуту, прежде чем развернуться ко мне. Я почти пожалел, когда она все же развернулась, поскольку ее красные глаза напомнили мне о моей потере.
- Ты не считаешь, что музыка одно из величайших изобретений лилимов, Икари Синдзи-кун? Ты не чувствуешь эмоций, которыми наполняет она сердце? Ты не думаешь, что мир стал бы лучше, если бы у нас было больше музыкантов, чтобы утешать и сердце и душу?
Я заморгал при этих ее словах. Странная она какая-то…
- Кто ты? Откуда ты знаешь, как меня зовут?
Она улыбнулась мне. Теплой, дружелюбной, невинной улыбкой.
- Ты и правда недооцениваешь свою значимость и место. Конечно, я знаю тебя, должна, я же такая же, как и ты, тоже одна из избранных. Я – Пятая.
ЧТО?!
- Пятая… Пятое… Дитя? Так ты… ты пилот?
Я не мог в это поверить. Еще одна… еще одна, которую принесут в жертву ЕВЕ..
Наверное, это просто кошмар. Должен быть.
- Да. Меня избрали заменить Вторую.
Вторую. Аску. Заменить ее? Так быстро? Не прошло еще и двадцати четырех часов! Как они могли заменить ее так быстро? Она знала что-то, что мне неизвестно? Я уже собирался было спросить, когда до меня дошло, что Аска перестала быть подходящим пилотом со времен нападения Пятнадцатого Ангела. Куча времени для командующего подобрать замену. Но, все же, если эта девочка была кандидатом…
- Почему ты не показалась здесь ранее?
- Нужды в лишнем пилоте не было.
Девочка уставилась вдаль, на озеро.
- Ты предпочел бы, чтобы пострадала я, вместо твоих друзей, да?
Я задохнулся, услышав это… потому что знал, что это правда. Мне хотелось, чтобы это странная девочка была выбрана пилотом Ноль-Третьего вместо Тодзи. Мне хотелось бы, чтобы это ее разум насиловал Пятнадцатый Ангел. Мне хотелось бы, чтоб она умерла вместо Рей.
Обуреваемый виной, я почувствовал себя ужасным эгоистом. И опустил голову.
- Д-да…
Реакция ее стала полной неожиданностью для меня. Она хихикнула. И затем слезла с камня, на котором сидела. Похоже, ее не волновало, что она оказалась в воде по талию. Она просто направилась ко мне, cо счастливой улыбкой на лице. Когда она дошла до кромки берега, я заметил, что нижняя половина ее сарафана перестала что-либо скрывать, промокшая насквозь и прилипшая к ногам. И я торопливо отвел глаза в сторону, заметив, что под сарафаном, похоже, у нее ничего не было. Я жутко занервничал и замялся, когда она подошла прямо ко мне. И застыл камнем, когда она встала передо мной, и даже подпрыгнул, когда она наклонилась ко мне, так что наши лица разделял лишь десяток сантиметров.
- Тебе стоит краснеть почаще. Это лучше, чем сидеть тут с мрачной физиономией. А улыбка была бы еще лучше, – прошептала она мне, прежде чем направиться прочь.
Я остался сидеть, не зная, что ответить.
- Тесты на гармоники и совместимость назначены на завтрашнее утро. Там и увидится.
Это заставило меня резко прийти в себя. Тесты? Я не знал ни про какие тесты. Но, с другой стороны, мне могли и сказать, а я мог просто не обратить внимания…
- Э-э… ну-у… ладно, эээ… Нагиса-сан, так?
- Да, меня зовут Нагиса Каору. Но ты можешь звать меня просто Каору, Икари-кун.
Каору… тоже пилот, вроде меня. Тоже обреченная на страдания, вне всякого сомнения…
- Лучше не стоит, Нагиса-сан.
- Понятно.
На мгновение лицо ее накрыла печаль, но вскоре ее вновь сменила счастливая улыбка.
- Ну, тогда до завтра.
Вероятно не ожидая, что я отвечу, девочка ушла прочь.
Нагиса Каору. Пятое Дитя. Почему мне кажется, что она была где-то рядом с момента появления Тринадцатого Ангела? Она за мною следила? Чего она хочет? И почему она так похожа на Рей, но в то же время такая на нее непохожая?


Я бросил рассеянный взгляд на будильник, показывавший – пора вставать. Не то, чтобы от этого был какой-то прок – я все равно не спал; мозги просто отказывались выключаться с моего последнего визита в Конечную Догму. Удивительно, но я все еще слышал ее, музыка Бетховена по-прежнему звучала у меня в ушах. Я слушал ее с тех пор, как вернулся назад в квартиру после встречи с Пятым Дитя. Мне нужно было чем-нибудь отвлечься от своих мыслей, так что я привычно схватился за свой плеер. Однако я обнаружил, что меня не особо тянет слушать обычную свою кассету, так что я слушал Бетховена всю ночь напролет.
Были ли это потому, что я услыхал, как Пятая мурлычет одно из произведений великого композитора?
Пятая… Я увижу ее сегодня вновь. Как и Первую…
Мне и правда хотелось бы этого избежать.
Потихоньку я поднялся. Мне не очень-то хотелось лезть в душ и переодеваться, так что я направился прямиком в NERV.


- Синдзи-кун! Постарайся сконцентрироваться! Твой уровень падает все ниже и ниже!
Я вздохнул, стараясь изо всех сил. Бедная лейтенант Ибуки, похоже, она не очень-то уютно чувствовала себя на новом своем посту. Полагаю, это нормально. Отстранение доктора Акаги от должности должно быть здорово ее задело.
Доктор Акаги. Интересно, что с нею стало? Может, командующий избавился от нее, поскольку больше она ему не нужна?
- Когда потребуется, с моим уровнем синхронизации все будет в порядке, - сухо сказал я, после того, как мне надоело тужиться, - Я нанесу поражение Семнадцатому Ангелу, когда настанет время. Надо будет – я это сделаю. Сейчас же это был всего лишь очередной тест, и уж извините, если мои мысли блуждают.
Сможет ли Аянами синхронизироваться также хорошо, как и Рей?
Аянами…
Неужели и правда в ней не осталось ничего от Рей?
Я должен был это узнать.


- Рей.
Я знал, что мои шансы невелики, но я должен был попытаться. Так что вот он я, стою здесь в пилотском комбинезоне, опираясь о стену у входа в раздевалку для девочек. Волосы ее все еще были влажными, после обязательного душа, чтобы смыть с тела LCL.На мой взгляд, она по-прежнему оставалась красавицей, вот если бы только не этот пустой взор… Ненавижу этот ее взгляд.
- Пилот Икари.
Услышав эти ее слова, я передернулся.
Она так и стояла следующие несколько секунд, смотря на меня этими своими холодными красными глазами. Я и сам не двигался, чувствуя, как решимость покидает меня, осознавая, что все это бесполезно.
Шевельнулся я лишь тогда, когда она, похоже, потеряла ко мне интерес и двинулась прочь. Торопливо я ухватил ее за плечо. Взгляд ее вновь устремился ко мне, впился в меня.
- Ты и правда забыла меня, Рей? Это все, кто я для тебя есть? Третье Дитя, пилот Икари?
Почти полминуты Рей стояла недвижимо, подобно статуе, молча смотря на меня. Ее холодный безжизненный взгляд заставлял мой желудок сжиматься комом. Я думал, она проигнорирует меня вновь, как и в прошлый раз, но тут она ответила.
- У меня нет воспоминаний о вас. Должны ли они быть?
С той же эффективностью она могла бы просто пнуть меня в живот. Именно этого ответа я и ждал, но все равно, крупинка надежды все еще оставалась во мне. Она дала мне сил зайти так далеко, задать это вопрос. Но теперь не стало и ее, осталось одно лишь отчаянье.
- Пожалуйста, Рей, - взмолился я. – Неужели ты ничего не помнишь? Задания, что мы выполняли вместе; то, как мы спасали жизнь друг другу? Как мы жили вместе? Ты не помнишь, как мы занимались любовью?
На миг мне показалось, что в глазах ее что-то мелькнуло, проблеск, сполох, но вскоре все исчезло, так что мне могло это и просто показаться.
Затем я услышал тихий шепот у нас за спиной, и осознал, что персонал NERV пялится на нас. Любой мог бы разглядеть жадное любопытство в их глазах, болезненную жажду до человеческих страданий. Отчаянье уступило место гневу, и я метнул в них взгляд, что мог был убивать.
- Вам что, нечем больше заняться, кроме как пятиться на нас? Думмкопф!**
Когда долгое время живешь с кем-то, неудивительно, что заодно подцепляешь и некоторые его привычки. Лишь несколькими днями позже я осознал, насколько похоже на Аску это прозвучало. Гнев мой немного приутих, и я вновь развернулся к Рей.
- Только не говори мне, что не помнишь ничего из этого! Не говори, что ты забыла все, что было между нами! Это невозможно! Ты должна помнить хоть что-то!
Светловолосая девочка так и продолжала… молча смотреть на меня.
- Нет. Я не помню.
Я едва не сложился пополам. Я держался на одной силе воли. Мне не хотелось выказывать слабость из-за этой… другой. Не потому ли Аска всегда казалась такой сильной? Оттого, что ей не хотелось выглядеть слабой?
- Понятно. Тогда Рей и правда мертва.
Неспособный более смотреть в это до боли знакомое мне лицо, я отпустил ее плечо, и направился в свою раздевалку.
Но, невзирая ни на что, часть меня, ничтожно маленькая, продолжала биться, храня надежду. Пытаясь убедить меня дать ей шанс, попробовать узнать ее, попробовать помочь ей открыться, в надежде, что итоговый вариант будет тем же самым. В надежде, что эта другая девочка в конце концов тоже полюбит меня, как и Рей. Но она была не Рей. Все, делавшее Рей особенной, все, пережитое ею, пережитое нами, все ушло. Все будет не так. Что бы ни заставило Рей раскрыться мне, все это ушло.
Иногда, проще просто уйти…
- Икари-кун…
Я резко обернулся, надежда вновь полыхнула во мне, невзирая на голос разума, твердившего забыть о ней. Эта надежда рухнула, была раздавлена, стоило мне увидать пустое выражение на ее лице.
- … мне очень жаль.
Слова… пустые слова.
Нет, не Рей. Это была не Рей.
- Правда? Ты действительно понимаешь, что эти слова означают? Думаю, что нет.
Легкое удивление отразилось на лице девочки, но в это раз я не стал обращать на это внимания. Все было кончено. Пора двигаться дальше. Если было куда.


Я лежал в ванне, полной горячей воды, пытаясь забыть о том, что только что произошло. Душа мне показалось мало, так что я решил принять ванну, прямо здесь, в NERV, прежде чем возвращаться в квартиру. Не то, чтобы мне хотелось туда возвращаться. Мисато однажды сказала мне, что это здорово, когда дома тебя кто-то ждет. Сейчас меня не ждет никто.
- Икари-кун? Не ожидала тебя здесь увидеть.
Я едва не подпрыгнул, услышав это голос. Повернув голову, я увидел Нагису, прямо передо мной, голую с головы до пят, и с теплой улыбкой на лице. Ураган эмоций захлестнул меня – страх, изумление, смущение, выплеск гормонов, в ходе чего кровь вскипела в ряде частей моего тела, а также и смущение, когда я обнаружил, что она на меня пялится. Полагаю, это был честное воздаяние, поскольку я и сам неплохо ее рассмотрел. Я отметил, что груди у нее меньше, чем у Аски, но больше, чем у Рей. И серый ее натуральный цвет волос.
- Что… что ты тут делаешь? – спросил я, красный как помидор, прикрывая руками часть моей анатомии, имевшей свое собственное мнение, касательно поведения. – Это мужская ванная!
- Да? Правда? А я и не знала…
Она так продолжала стоять, со смущенным видом. Я пытался на нее не смотреть, но все равно поймал себя на том, что чуть ли не посекундно оглядываюсь.
- Похоже, мы тут одни. Ты не против, если я останусь?
- ЧТО?! Я… я… ты…
Поскольку я так и продолжал что-то мямлить, она запросто погрузилась в ванну сбоку от меня. Прикрываться, или еще чего в этом роде она не стала. Часть моего рассудка напомнила мне, что Рей вела бы себя точно также.
- Вы с Первой и правда друг друга любите?
Я неловко поморщился. Слухи разносятся в NERV на изумление быстро. Так что, не было особого смысла лгать.
- Да… раньше.
- А теперь больше нет?
- Нет.
- А почему?
Зачем она это все спрашивает? Не хочу даже и думать об этом. Особенно после того, что произошло.
- Все… изменилось
- А когда вы расстались, тебе было плохо?
- Да…
- Поэтому ты меня избегаешь?
Я продолжал молчать. Мне не хотелось разговаривать. Наверное, мне стоило бы уйти, но уходить мне тоже не хотелось.
- Ты считаешь, что если ты больше ни с кем не будешь сближаться, то тебя больше никто и не предаст, как тогда. Если они умрут или тебя оставят, тебе не будет больно.
Я был изумлен тем, как точно она все описала.
- Да.
- Значит ты собираешься оставаться один до конца жизни, отгоняя всех остальных?
Я… я не знал. Я вообще больше не знал, хочу ли я чего-то от жизни. А знал ли когда-либо? Если бы знал, то мог бы и сделать выбор…
- Может быть.
- Но если так, то ты никогда не сможешь изгнать печаль и одиночество из своего сердца.
Печаль и одиночество…
Свет неожиданно померк. Конец рабочего дня. Я заморгал, изумленный. Неужели я оставался здесь так долго?
Сердце едва не выскочило у меня из груди, когда я почувствовал, как ее рука накрыла мою. Она смотрела на меня, так, словно прямиком заглядывала ко мне в душу. Выдернув руку, я принялся смотреть куда угодно, только бы не на нее.
- Все… нам пора уходить.
- Да? Что, все кончилось?
- Да.
Медленно, она встала. Я зарделся, вновь увидав ее обнаженное тело во всей красе. Она снова смотрела на меня, улыбаясь.
- И куда ты пойдешь?
- Домой. Больше мне некуда идти
И без промедления:
- Я слышала, ты играешь на виолончели. Можно я пойду с тобой? Мне хотелось бы услышать, как ты играешь. Я слышала, ты очень талантливый.
Я смотрел, как она тепло улыбается мне. Одиночество… не хочу больше чувствовать себя одиноким… но не хочу и испытывать эту боль вновь…
- Нет… И оставь меня в покое….
Она ушла, не сказав ни слова, и разочарование было явно выписано на ее лице. Это было так непохоже на ее обычную улыбку. Я ощущал себя последним уродом, отчасти. Но, тем не менее, пытался это игнорировать.
Больше мне больно не будет…


- Замечательно, Синдзи! Твой уровень поднялся на двадцать пунктов, по сравнению с прошлым разом! Молодец!
Раньше, чуть ли не тысячу лет назад, как мне теперь казалось, я бы был счастлив услышать подобное. Но теперь я практически не обратил на это внимания. Мне было все равно.
Прошло два дня, и я все меньше и меньше думал о Рей и Аске. Мне все еще было больно, я все еще скучал по ним, и по-прежнему не мог долго выносить присутствия Аянами, но острота этих чувств ушла. Может быть это правда, что время залечивает раны. Но частью своей я страшился этого. Мне казалось это как-то… неправильным, все забыть и просто жить дальше.
Я ничего не мог сделать для Рей. Но Аска все еще была жива, где-то там. Где-то.
Тест прошел быстро. Хотелось бы, чтобы он длился подольше. Капсула была своим, особым миром, где я мог забыть обо всем остальном. В ней мне было… хорошо.
Капсула открылась, но я оставался в ней еще добрую минуту. Мне просто не хотелось расставаться с этим чувством.
Когда я, наконец, открыл глаза, Каору протягивала мне скрытую черной перчаткой руку, желая помочь мне выбраться наружу. Поколебавшись, я принял ее.
- Ты выглядишь иначе, сидя внутри. Как-то… спокойнее.
- Наверное так…
Она улыбнулась. Смотря на нее, я отметил, что ее черный с синим пилотский комбинезон, неплохо контрастирует с ее бледной кожей и серыми волосами. Также я отметил, с немалой долей ностальгии, что ее комбинезон, похоже, скопирован с комбинезона Аски. Наверное, это была женская производственная модель***. Но отчего-то мне хотелось, чтобы костюм Аски оставался уникальным. Это казалось отчасти неправильным видеть кого-то еще в похожем костюме.
- Как только ты переоденешься, ты пойдешь домой, или поешь здесь, в столовой?
Без всяких сомнений, если я решу поесть здесь, она увяжется за мной. Но если решу поесть дома, пройдет уйма времени, пока я туда доберусь и затем приготовлю ужин. Я потеряю время, кроме того, мне совсем не хотелось готовить. Вряд ли еда в столовой хуже покупных полуфабрикатов. А прожив с Мисато несколько месяцев, привыкаешь есть все, что угодно.
- В столовой.
И хотя она не сказала ничего, я чувствовал, как она возбуждена этим известием. Улыбка ее стала шире. Глаза заблестели.
И я вздохнул.
- Можешь, если хочешь, пойти со мной.
Сказав это, я отправился в раздевалку. Не хочу больше смотреть в это ее счастливое лицо. А то вдруг я и сам почувствую себя лучше…


Я стоял под душем довольно долго, чувствуя, как горячая вода уносит с собой напряжение. Вообще-то я предпочел бы ванну, но не желал напрашиваться на еще одну стычку с Каору голышом.
Каору… Интересно, что у ней творится в голове? Как бы я не старался ее оттолкнуть, она продолжает возвращаться. Не понимаю ее. За какие-то несколько дней все словно влюбились в нее. Мне говорили, что в первый же ее день в штаб-квартире она принесла персоналу мостика приготовленные самолично обеды. Говорили, что она приготовила просто потрясающий кофе техникам, обслуживавшим ЕВ. Я даже слышал, что она вызвалась помогать в медпункте, испытывающему теперь недостаток рук. Все ею словно околдованы. Может всему виной эта ее улыбка и сияющие глаза? Каждый раз, как я ее вижу, она выглядит жизнерадостной и веселой. Ну, за исключением того случая в ванной…
Я помотал головой. И вовсе незачем ощущать себя виноватым. Я же говорил ей, что не собираюсь становиться ей другом. Вообще-то я более чем уверен, что дал ей более чем конкретно понять свои намерения и чувства. Но это не остановило ее. Я вздохнул. Еще один Ангел, и наши пути разойдутся, и риск того, что и она причинит мне боль, исчезнет. Или нет?
Выключив воду, я вышел наружу. Взяв полотенце, я принялся обтираться. Поднеся руку к лицу, я понюхал ее. Как бы я ни мылся, как бы долго не стоял под струями душа, запах ЛСЛ не отстает, слабый, но все еще ощущающийся. Ненавижу его.
- А, вот ты где. А я уж гадала, чего это ты так долго…
Я подскочил. Я столь поглощен был раздумьями, что даже и не заметил, что не один. Торопливо я натянул нижнее белье, несказанно смущенный тем, что моя коллега пилот получила возможность разглядеть меня голышом.

Изображение

- Нагиса! Тебе что, не говорили, что люди обычно любят переодеваться без посторонних?!!
Она так и продолжала на меня смотреть, с озадаченным видом, сидя на скамейке перед шкафчиками, прямо рядом с моей одеждой, что я там оставил.
- Отчего ты смущаешься?
- Ну-у… ну, ты… видела меня… голым…
Уши мои горели. Частично, мне казалось это вполне нормальным, в конце концов, Мисато тоже увидала меня голышом в первый же день, в немалой степени благодаря Пен-пену, и Рей тоже. И Аска тоже видела.
- Тебе вовсе ни к чему смущаться. Тело, это всего лишь оболочка, что содержит внутри душу. Красота человека определяется не тем, как он выглядит снаружи, но сердцем его и душой. Лично я думаю - ты очень красивый.
Я вновь зарделся, слыша ее комплимент. В первый раз за всю мою жизнь кто-то сказал подобное. Я задумался над ее словами. И Аска и Рей обе очень красивые, но не это привлекло меня в них. Должно быть… наверное, она говорила правду. Но все же…
Я окаменел, увидав, как она взяла что-то со скамьи, и любопытство было выписано на ее лице.
- НЕ ТРОГАЙ!!
Выкрик ее поразил, заставив уронить серебряный крест на цепочке. Бросив на нее гневный взгляд, я подобрал его.
Рей…
Накинув цепочку на шею, я торопливо оделся, и, игнорируя ошеломленную девушку, молча ушел, оставив ее позади.


И вновь пустая квартира. Я пытался не чувствовать себя таким разочарованным, но ничего не мог с собой поделать. Пока. Но все равно, я так и продолжал навещать пустую квартиру раз за разом, хотя уже давно осознал, что Рей больше нет.
Хотя подрыв Нулевого и уничтожил большую часть Токио-3, изрядное количество зданий взрыв лишь повредил. Тем не менее, их оставили, хотя в некоторых из них было просто опасно жить. Этот дом также относился к их числу.
Вообще-то, даже и входить-то в подобные здания было опасно, но рядом не было никого, кто мог бы это запретить. У NERV не хватало на это средств. И похоже, всем было плевать, поскольку никто из моих стражей, наблюдающих за мной, таясь в тени, не стал меня останавливать.
Будучи опасными местами для жизни, дома вполне могли стать отличным прибежищем для кого-то, желающего спрятаться. Для кого-то вроде Аски.
Было известно, что Аска не воспользовалась поездом, чтобы покинуть город. Так что оставалось одно из двух - либо она покинула город пешком, но в таком случае ее бы без проблем обнаружили, либо она вообще не покидала города, и просто где-то спряталась, скорее всего, в одном из этих заброшенных зданий. И хотя большая часть Токио-3 была уничтожена, брошенных зданий все равно было более чем достаточно, для того, чтобы искать ее неделями и так и не найти, пока ей самой не захочется быть найденной.
Общая оценка ситуации выглядела мрачновато, но я отказывался сдаваться. Немного надежды - это все, что у меня оставалось. И если уж я не найду ее для себя, то по крайней мере я могу найти ее для ее же пользы. Кто знает, не уничтожит ли следующее нападение Ангела то, что осталось от Токио-3?
Я направился к следующей квартире. Дверь уже была открыта, что могло быть хорошим знаком. Дверь не заперта, и следовательно Аске было бы проще опасть внутрь и решить остаться здесь. Из своего недавнего опыта я знал, как нелегко вышибить запертую дверь.
Надежды мои рухнули, стоило мне увидать в каком квартира состоянии. Она здорово пострадала при взрыве. Одной стены, а также и части потолка просто не было. Обломки усеивали пол. Оглядевшись по сторонам, я отметил, что содержимое распахнутого холодильника по большей части сгнило. Воды также не было. Содержимое ванны явно натекло с последнего дождя. Вряд ли Аска согласилась бы на подобное.
- Ты ищешь Второе Дитя, не так ли?
В сердце моем что-то екнуло, я не ожидал, что меня кто-либо окликнет. Развернувшись, я увидел Нагису, посреди комнаты, некогда бывшей гостиной. Она подняла вверх руку, в которой был коричневый бумажный пакет.
- Еда. Я подумала, что ты, должно быть, голоден. Тебя не было в столовой.
Внезапно я вспомнил, как обещал, что составлю ей там компанию… до того, как она схватила крестик Рей.
- Извини, я не сама это готовила… Не было времени.
Я вновь взглянул на нее. Она выглядела такой серьезной. Такой тихой. Прямо как… как обычно выглядела Аянами. И я не мог не забеспокоиться немного.
- Прости, пожалуйста. Я не знала насчет крестика. Мне просто… хотелось получше его рассмотреть.
Я вспомнил, как на нее накричал. Наверное… я переборщил.
- Спасибо. В смысле - за еду.
Извиняться перед ней мне не хотелось. В конце концов, она хватала мои вещи без разрешения…
Мои вещи? С каких это пор я считаю крестик своим? Ну да, Рей хотела, чтобы он был моим, но… как-то это… ощущалось не так.
- Да не за что, - отозвалась она, и все та же улыбка вновь вернулась на ее лицо.
Но легче мне все равно не стало. Будучи рядом с нею, с этой девочкой, я понятия не имел, как мне себя вести, что делать, и что говорить. Так что я просто взял пакет, свисавший из ее руки, прошел мимо нее к тому, что осталось здесь от кухни и смел со стола обломки и мусор, равно как и с двух стульев. Все также молча, я жестом предложил ей присоединиться ко мне.
Еда, предложенная ею мне была простой: бутерброд с ветчиной и бутылка апельсинового сока, но судя по звуку, тут же изданному моим желудком, тот был единогласно "за". Я даже и не думал, что так проголодался.
Я как раз откусил кусочек бутерброда, оказавшегося гораздо вкуснее того, что мне обычно доставалось, когда она заговорила.
- Ты и правда думаешь, что сможешь ее найти?
Мне потребовалось время, чтобы прожевать кусок, прежде чем ей ответить. Вообще-то… тот же самый вопрос, я задавал себе и сам.
- Не знаю. Если она не хочет, чтобы ее нашли, вряд ли я смогу сделать это.
- Так что, ты надеешься, что она тебя увидит и захочет вернуться?
Либо она на диво неплохо умела читать людей, либо мои намерения были очевидны любому.
- Да.
Она нахмурилась, явно задумчиво.
- Ты противоречишь сам себе. Тебе не хочется испытывать боли, и ты избегаешь сближения с другими, но, тем не менее, разыскиваешь причинившую тебе боль, от которой ты и страдаешь.
- Не только Аска в этом виновата…
Нет. Не только. Много кто еще. Ангелы… отец… я сам…
- Но она причинила тебе боль.
- Да.
- И ты хочешь вновь ее увидать?
- Да.
- Даже если это вновь причинит тебе боль?
Я не знал, что и думать. Она была права, я понимал это. Я решил избегать ее, поскольку не хотел новой боли, не хотел новых отношений, что, в конце концов, неизбежно вновь бы закончились болью. Но, тем не менее, я пытался выяснить, помнит ли Аянами меня. А теперь вот, ищу Аску.
- … да.
- Тогда отчего ты не хочешь открыться другим?
- Не… Я не знаю…
Молчание повисло в воздухе. Она не сказала больше ни слова, да этого и не требовалось. Я и так мог угадать не озвученный ею вопрос. Если уж ты не против того, чтобы они причиняли тебе боль, то почему отвергаешь меня?
Возможно потому… потому что я любил их, осознал я. Может именно это и есть любовь? Терпеть боль ради тех, кого мы любим, чтобы быть с теми, кого мы любим? Рей убила себя, потому что любила меня. Может быть, и Аска убежала оттого, что верила, что без нее мне будет лучше? Если так, то возможно, ее боль, боль, сейчас испытываемая ею, слабее боли причиненной ею мне по незнанию? Если так… то любовь скорее проклятье, чем благословение…
Размышляя об отношениях, в которых я некогда состоял с двумя жизненно важными для меня девушками, я внезапно задумался вот о чем…
- Нагиса, ты… ты всегда ко мне так добра… Почему? Почему ты пытаешься стать мне другом?
- Улыбки людей делают счастливее и меня. Но видеть, как сердце, вроде твоего, столь переполнено печалью, горем и отчаянием – это меня печалит. Мне хотелось бы узнать тебя лучше, чтобы понять твою боль, и заставить тебя улыбаться вновь.
- Так тебе хочется… увидать, как я улыбаюсь?
В этот момент… мне показалось это таким знакомым…
Извини. Я не знаю, как надо себя чувствовать в такие моменты…
- Мне кажется… тебе стоит улыбнуться.
Неужели я стал таким же… какой тогда была Рей?
Когда в последний раз я улыбался?
- Да.
- Почему? Почему я? Есть куча народу, также несчастных. Почему я, а не они? Почему не Мисато? Или хотя бы, почему не тот, кто должен быть моим отцом?
Про себя я передернулся от одной только мысли об улыбающемся командующем. Но, с другой стороны… это было так болезненно заманчиво.
Я вздохнул. Неужели я с ним все еще на что-то надеюсь? Неужели я так ничему и не научился?
- Потому что ты стоишь любви.
Я озадаченно на нее уставился. Что она хотела этим сказать? Похоже, она читала мои мысли, поскольку ответила на незаданный вопрос.
- То есть, я люблю тебя.
Я застыл. Она… только что сказала, что любит меня. Паника принялась охватывать меня. Нет, только не в третий раз… а если я убегу, смогу ли я уйти от этого?
- Нет…
Я обмяк, чувствуя, как руки ее касаются меня. Мне хотелось отбросить их, но они были таким теплыми…
- Это то, чего ты хочешь, верно? Всего-навсего хочешь, чтобы тебя любили.
Это было так, разве нет? С тех пор как я расстался со своей прежней жизнью, в безопасности от мира, окружавшего меня, я страстно желал приятия. От отца. Мисато. Моих друзей. Рей. Аски. И любви. Любви даже больше…
- Да.
- Но ты не считаешь себя стоящим любви.
- Все, кого я любил, страдали…
- Сам по себе человек не может ничего против судьбы других.
Я знал, что своя доля правды в этом есть, но все же…
- Отправляясь сюда, мне хотелось найти отца, в детстве оставившего меня, но нашел я лишь холодного и бессердечного человека. Тогда я завел друзей, познакомился с двумя чудесными девушками. И что? Одна из них, та, которую я любил - меня забыла. Другая - убежала. Я познакомился с мужчиной, который мне понравился. Очень. Мне хотелось бы, чтобы он заменил мне отца. И что? Он умер. И разве не нормально теперь мне бояться заводить новых друзей? Разве не нормально избегать этой боли вновь? Не хочу снова страдать…
- Перед этим ты говорил совсем другое. Ты не против, если Второе Дитя вновь причинит тебе боль. Я спрошу еще раз: чего ты боишься больше - боли или одиночества?
Сложный вопрос… И я осознал, что не знаю на него ответа.
Наконец, отдернув руки, я отвел глаза. Я просто не мог больше ее видеть. Смущение во мне все продолжало расти.
- Время уже позднее. Небезопасно ходить тут в темноте. Нам лучше разойтись по домам.
Не знаю в точности, что на меня нашло. Возможно, сказалось явственное разочарование, прозвучавшее в ее голосе. Но неожиданно я осознал, что хочу рискнуть. Должен рискнуть.
- Ты все еще хочешь услышать, как я играю… Каору?
- Мне хотелось бы… Синдзи-кун. Очень.
Она улыбнулась. И я улыбнулся в ответ. Я уже и забыл, как же это приятно.
Так что мы вышли наружу и направились к моей квартире.





Я пытался не выказывать разочарования, смотря на Каору. Она сидела на пятках, прямо, глаза закрыты. По-моему она просто заснула. Лицо ее демонстрировало безмятежность и покой, чуть нарушаемые лишь намеком на блаженную улыбку. Казалось, ничто в мире ее сейчас не волнует. Мне казалось невозможным, чтобы кто-либо в этом мире мог выглядеть таким счастливым.
Стоило мне закончить, как глаза ее распахнулись, доказывая, что она отнюдь не спала.
- Твоя игра… она потрясающая и восхитительная. Спасибо, Синдзи-кун. Мне очень понравилось. Все-все. – И она подчеркнула свои слова, тихо захлопав в ладоши.
От смущения я зарделся. Я как-то не привык получать за свое исполнение похвалы. Нет, я знал, что Рей с Аской нравилось, когда я для них играл, но они никогда этого не обсуждали. И хотя я и знал, что давно уже не практиковался, и что исполнение мое далеко от идеального, тем не менее, я страшился негативного отзыва.
- Ты не должен зарывать такой талант в землю. Тебе нужно играть на людях, чтобы весь мир мог тебя услышать.
Румянец мой стал еще заметнее.
- Каору… я не настолько хорош…
- Настолько. Тебе просто не хватает уверенности в себе.
Я задохнулся, услышав эти ее слова… глубоко внутри себя зная, что они правдивы.
- И в следующий раз тебе стоит сыграть что-нибудь повеселее. Это поможет унять боль в сердце.
- Спасибо… Каору.
Она замотала головой.
- Нет. Это тебе спасибо, Синдзи-кун. Мне очень понравилась твоя игра. И я очень признательна, что ты пригласил меня к себе домой, и открылся мне.
- Ну-у, э-э…
Я не знал, что и сказать. Я и вправду это сделал? Открылся ей?
Следующие несколько мгновений оказались для меня жутко неловкими, поскольку я просто не знал, что мне делать.
- Уже поздно. Наверное, мне пока возвращаться к себе.
Она явно заметила, что мне все еще не по себе в ее присутствии.
- Наверное, да…
Довольно неохотно Каору принялась собираться, и тут снаружи донесся раскат грома. Глянув в сторону балкона, я осознал, что снаружи не на шутку зарядил ливень. Я вновь развернулся к Каору. На ней был лишь легкий сарафан и летние туфли. После разрушения Токио-3 такси в городе не осталось. Если она выйдет сейчас на улицу в таком виде, то промокнет напрочь, и, скорее всего, заболеет.
И я вздохнул, осознавая, что не смогу, что бы ни происходило, ее отпустить.
- Думаю… ты могла бы сегодня переночевать здесь, - и чуть подумав, неохотно добавил, - Комната Аски свободна… можешь занять ее постель… если не станешь ничего в ее комнате трогать.
Она кивнула.
- Хранишь ее на случай, если она вернется?
В этот раз кивнул я.
- Мне кажется, еще рано ложиться. Может, ты пока ты расскажешь мне немного о себе и остальных Детях… если это не слишком болезненная для тебя тема…
- Нет-нет, ничего.
Странно, но так оно и было. Оказалось это и правда здорово, получить возможность поговорить с кем-то о них, и о своих чувствах к ним. И я рассказал ей о Рей и Аске, о том, как встретил их, о том, как наши взаимоотношения стали чем-то большим, чем просто приязнью к коллегам, и дружбой. Она назадавала мне кучу вопросов насчет наших отношений. Даже спросила, спал ли я с ними, отчего я в ответ лишь зарделся. И попытался сменить тему разговора.
- А почему ты приехала в NERV? То есть… ты же знала, что случилось с другими пилотами…
- Это мое предназначение.
- Твое предназначение?
- Ну да. Я приехала, потому была должна. Это долг, что должен быть выполнен, и я не могу ему противиться, а иначе он поглотит меня целиком.
- О…
Так вот почему она согласилась стать пилотом? Как-то неопределенно. И, не знаю почему, ее ответ обеспокоил меня.
- А почему ты работаешь пилотом, Икари-кун?
Я поморщился от ее вопроса. Мне задавали его и ранее, и я ни разу не смог дать прямого ответа, поскольку причины все время менялись. В конце концов, я просто вздохнул и пошел опробованным путем - просто рассказал о своих чувствах на эту тему.
- Я… теперь я даже и не знаю. Вначале я пилотировал Еву, чтобы спасти жизнь Рей. Потом, потому что мне так сказали. Еще, чтобы заслужить уважение своего отца, дать ему знать о своем существовании. Я так этого и не добился. Уже потом я осознал, что должен это делать, чтобы защитить тех, кого люблю, но в конце потерял их всех. Теперь же… думаю, просто хочу с этим покончить. Последний Ангел, последний бой, последний раз.
Глаза Каору сузились, лицо посерьезнело.
- Понятно. А что ты будешь делать, как только последний Ангел будет побежден?
- Если все еще буду жив… думаю, попробую найти какую-нибудь причину жить дальше…
Мы оба молчали. Меня как-то беспокоило лицо Каору, на котором не было и следа улыбки.
- А этот крестик, что ты носишь, что он для тебя означает?
Вытянув крестик из-под одежды, я уставился на него.
- Это крестик Рей. Она оставила его мне, перед боем с шестнадцатым Ангелом. Наверное, она хотела, чтобы он был у меня, так что я ношу его.
И мы продолжали разговаривать дальше. Я рассказал ей о маме и об отце. И о Мисато с Кадзи. Разговаривая, я затем узнал, что Каору вообще не знала своих родителей. Тогда я, помню, предположил, что они, должно быть, или оставили ее, или умерли во время Второго Удара. Она неохотно разговаривала на эту тему, медлила, подбирала слова, ну и я решил не давить на нее. Кроме того, уже было поздно. Мы проговорили чуть ли не два часа, и в конце-концов оба решили, что уже достаточно поздно, и пора ложиться спать. Я показал ей, где комната Аски, затем - где моя. И закрыв за собой дверь, я испустил протяжный вздох, после чего рухнул на постель. Перекатившись на спину, я вновь обнаружил себя пялящимся в потолок, как и много раз прежде.

Изображение

Она была права. Понемногу, но неуклонно я открывался ей.
Было ли это ошибкой? Не уверен. Она казалась такой доброй, ни малейшего следа гнева и злобы. Разве могла она причинить боль мне?
Как Рей и Аска, либо отобранные у меня, либо сбежавшие.
Но тем вечером… в первый раз за, как казалось мне, вечность, … я более не ощущал себя одиноким. И… не хотел себя ощущать. Больше не хотел. Было ли это причиной того, что я открылся ей? Девушке, которой я считай, и не знал? Был ли я настолько глуп, что любой мог бы сделать подобное, всего лишь уняв одиночество, царившее в сердце моем?
Чего именно в действительности я боялся больше? Боли или одиночества?
И затем мне в голову пришла мысль. Весьма тревожащая. Неужели действительно страх одиночества и был причиной, по которой я так долго откладывал выбор между Аской и Рей?


Я сидел на стуле, посреди темной комнаты. Единственным освещением в ней был круг света, окружавший меня - метров двух в диаметре. Все прочее покрывал мрак, и я не мог видеть, откуда бил свет. И я не знал, как сюда попал. Все что я знал - мне страшно. Не так уж и необычно для меня. Но к этому прилагалось и кое-что еще. Ошеломляющий трепет. Предвкушение чего-то ужасного.
И это случилось. И это было хуже всего, что я только мог представить.
Изображения принялись повисать предо мною. Их не проецировали, они не появлялись на экране, они просто возникали. И меня затрясло, стоило мне осознать, что они собой представляли.
Первый, пытающийся биться с шестнадцатым Ангелом. Сцена, детально прописавшаяся в моей памяти. В моем мозгу. Расплавив броню Первого, Ангел испустил гигантского огненного червя. Он готов был уже вновь атаковать, как вдруг червь застыл. С другой стороны Ангела Нулевой натуго обвился вокруг той части Ангела, что соединялась с ним.
- Нет!
Мне не хотелось видеть того, что произойдет далее, так что я закрыл глаза.
Но я слышал голоса.
- Рей! Делай то, что говорит Мисато!
- Слишком поздно…
- Рей!!!
Открыв глаза, я увидал, как Первый бежит к Нулевому. Но я уже знал - он не успеет.
- Синдзи… Что бы ни случилось… не забывай… я любила тебя…
- НЕТ! Рей! Не делай этого! РЕЙ!!!
- Я любила тебя…
Взрыв Нулевого ослепил меня, и затем картинка исчезла, все вновь стало черным.
- Ты позволил мне умереть.

Изображение

- Рей!
Развернувшись, я увидел Рей, стоящую за моей спиной, как обычно, она была в своей школьной форме. Помимо нее в кромешной тьме я не видел ничего.
- После Пятнадцатого Ангела ты поклялся, что не позволишь Ангелам причинить нам боль, но меня защитить не смог, и мне пришлось умереть.
- Я сделал все, что мог!
- Нет. Не все. Ты мог уничтожить его.
- Но ты бы пострадала!
- Ты вел себя точно также с Тринадцатым Ангелом. Ты тоже боялся, что мы пострадаем, и вместо этого позволил умирать. Мне не так повезло, как Судзухаре-куну.
И вот она сказала это вслух. То самое, мучившее меня с того самого дня, то, что я боялся признать, о чем я даже боялся и задумываться. Может быть, если бы я атаковал Ангела, она бы и пострадала, но зато, в итоге, я бы ее спас.
- Нет… Рей, я…
Я пытался на нее не смотреть, но она появилась передо мной, в этот раз в пилотском комбинезоне, вся покрытая ранами, вне всякого сомнения, причиненными Шестнадцатым Ангелом.
- Ты убил меня.
- Рей!
Я прыгнул к ней, пытаясь до нее дотянуться, обессиленный, измученный, преисполненный чувства вины. Но стоило кончикам моих пальцев коснуться ее, как все ее тело поглотил огонь. Я видел, как плоть ее чернеет, превращаясь в уголь, как стремительно осыпается с обугленных костей, что и сами вскоре превратились в черный пепел, растворившись во тьме.
- Рей! Рей!
И я рухнул на пол, рыдая.
- Ты никогда меня не любил. Ты любил лишь ее.
Ошарашено подняв глаза, я увидал Аску, смотрящую на меня сверху вниз, со щеками, покрытыми дорожками слез. Ее школьная форма была изорванной и грязной. Кожа бледная, она осунулась и похудела, темные круги под глазами показывали, как близка она к истощению. Она не злилась, но взгляд ее был холоден, доказывая серьезность ее слов.
- Это не так, Аска! Я люблю тебя!
- Ты ни разу этого не показал.
Даже если бы она вонзила в меня нож, это не было бы так больно.
- Но я и правда люблю тебя! Разве та ночь не доказала этого?
- Это была всего лишь жалость. Кроме того, для тебя, должно быть, это был еще один перепихон по-быстрому. Я знаю, ты спал до этого с Рей. Ты был слишком хорош для первого раза. Знал что делать, знал где трогать. Как принести удовольствие. Как быть помягче, чтобы не причинить лишней боли. Ты меня предал. Предал мое доверие.
Я задохнулся. Она знала…
- Аска… я… я в самом деле люблю тебя…
- Неважно. Ее ты тоже любишь.
- Но она мертва!
- И ты хочешь, чтобы я ее заменила? Заняла ее место в твоей постели?
- Нет! Нет… не так… это не потому… я…
Но сам я знал, что она права. Нечестно было с моей стороны добиваться ее любви, раз уж Рей больше рядом не было. Менять одну на другую… неправильно. Я был неправ с самого начала…
- Слишком поздно. Я ухожу.
Сунув руку в карман, она вытащила из нее большой кухонный нож. В ужасе я смотрел, как она поднесла лезвие к запястью.
- Больше я тебя не побеспокою. Никогда.
О, мой бог!
- Нет!
Прежде, чем я успел шевельнуться, лезвие глубоко взрезало кожу и плоть, перерезая вены и позволяя крови и самой жизни ее вытечь во тьму.
- Аска!
Стоило мне коснуться ее, схватить ее за запястье, чтобы остановить кровь, как все ее тело взорвалось каплями крови, покрывая меня от головы до пят.
И я закричал.





Рывком я очнулся, все еще пребывая где-то между сном и явью, страшась тьмы, царившей в комнате. Стоило мне ощутить, что я не могу двинуться, как я отчаянно запаниковал - одержимый кошмаром, я умудрился запутаться в своем же постельном белье. Спеленатый по рукам и ногам, я пытался выпутаться, пинался и вертелся, напрягая мышцы, пыхтя и плача. Даже уже освободившись, я не остановился, и застыл лишь тогда, когда чьи-то еще руки схватили мои, чья-то еще грудь прижалась к моей спине, чье-то горячее дыхание коснулось моей шеи. Я вновь едва не потерял над собой контроль, страх затмил разум, и тут внезапно я услыхал тихий, успокаивающий голос.
- Все хорошо, успокойся. Все кончилось, ты проснулся.
Слова прорвались сквозь дурман, застилавший голову. Сон. Это был всего лишь сон. Нет, не сон… кошмар.
Я осознал, что сижу на кровати, в футболке, промокшей от пота, и чьи-то руки стискивают меня. И затем память об этом кошмаре обрушилась на меня. Я едва сдерживал слезы, грозившие неудержимо хлынуть.
- Синдзи-кун, не надо, не удерживай это в себе…
Повернув голову, я глянул на Каору. Лицо ее было печальным. Честно говоря, я удивился не на шутку, увидав слезу, медленно катившуюся по ее коже цвета слоновой кости. Мимолетно я отметил, что она была обнаженной, но в тот момент мне это казалось таким незначащим.
- Так много боли и печали. Не удерживай их внутри себя. Это нормально, плакать. Позволь им выйти. Поплачь.
Я уставился в эти заволокшиеся слезами багряные глаза. Слезами, пролитыми ею из-за того, что она могла ощутить всю глубину моей боли. И я зарыдал вновь, в этот раз у нее на груди, выпуская наружу все, что во мне накопилось.
Я плакал довольно долго. Не знаю сколько. Но все это время она продолжала меня обнимать, разговаривая со мной, хоть я и не вслушивался; но все равно, голос ее нес мне утешение. Как только всхлипы мои чуть поутихли, она принялась стаскивать с меня футболку, говоря, что мне не стоит спать в промокшей одежде. Я ее не останавливал, не было сил. Словно ребенка, она уложила меня в постель и подоткнула одеяло, чтобы мне стало теплее. Затем, наклонившись, она поцеловала меня в лоб; прошли годы, с тех пор ,как в последний раз кто-то так делал, годы с исчезновения моей матери. Затем, она, наверное, ушла бы, если б я не схватил ее за запястье.
- Не оставляй меня. Пожалуйста… мне страшно… не хочу оставаться один…
Улыбнувшись, она забралась под одеяло рядом со мной. Затем, обхватив меня руками, крепко стиснула.
- Спасибо…
И пока мы так с нею лежали, мир и покой наконец снизошел на меня. Обнаженное ее тело делилось теплом и уютом с моей спиной, ее объятья заставляли меня чувствовать себя… в безопасности.
И вскоре я вновь смог заснуть, но в это раз сны мои были чудесны.
Оглядываясь назад, той ночью я многое осознал…


Проснувшись, я осознал - что-то ушло, пропало, исчезло. И мне потребовалось некоторое время, чтобы осознать - что. И лишь вспомнив события прошлого вечера и ночи, я понял. Каору исчезла.
Встав, я осмотрелся в квартире. Ни следа. Я посмотрел снаружи. По-прежнему середина ночи, так что она, должно быть, только что ушла. Должно быть, именно это меня и разбудило.
Она была так со мной добра, невзирая на всем мои попытки оттолкнуть ее. Я уже сожалел, что действовал подобным образом. Она заслуживала лучшего.
- Потому что ты стоишь любви.
- То есть, я люблю тебя.
Она сказала, что меня любит. И доказала это. Я чувствовал себя признательным ей, но… не думал, что смогу ответить тем же. Не за день. Но она, тем не менее, не просила ничего взамен, ничего, кроме того, чтобы я открылся ей.
И я осознал, что мне понравилось это делать. Внутренний голос пытался меня предупредить, что я рискую, слишком рискую. Я его игнорировал. Пока я не разберусь, готов ли я к большему, если вообще когда смогу, я буду считать Нагису Каору своим другом. И только.
Но если она тебе друг, отчего это она ушла так внезапно, ни слова не сказав?
И вновь я проигнорировал его. Если я и дальше буду к нему прислушиваться, я навсегда останусь один. Так что я сосредоточился на более неотложных делах. И направился в ванную.
И мой сотовый избрал именно это момент, чтобы пробудиться к жизни. Раздраженный, я не обратил на него внимания, направляясь дальше. Приняв решение отправиться в ванную, я внезапно обнаружил, что мне и правда туда надо. А телефон продолжал гудеть. Испустив вымученный вздох, я отправился к нему. Лучше этому и вправду оказаться чем-нибудь важным…
- Да?
- Синдзи! - раздался голос, опознанный мною как голос Хьюги. - Давно пора! Где ты?
- Дома…
- Хорошо! Я отправляю службу безопасности за тобой! Готовься!
Связь прервалась. Странно. Так вот сразу. Это могло означать лишь одно. Семнадцатый Ангел.
Наконец-то!
Торопливо я натянул одежду, по-быстрому заскочил в ванную, и выскочил из квартиры, к двум агентам, уже ждавшим меня. Те тоже не стали тянуть время. "Следуй за нами", и я подчинился.
Столь же стремительно меня доставили к штаб-квартире. Похоже, времени было в обрез, что лишь укрепило мои подозрения насчет нападения Ангела, хотя на этот раз городские сирены молчали. Стоило мне оказаться в Штаб-квартире, как я помчался к раздевалке, и торопливо натянул комбинезон. Заколебался я лишь когда настало время надеть дужку нейро-интерфейса. Посмотрев на него секунду, я убрал его назад в шкафчик, вместо него взяв знакомый красный…


Я задохнулся, стоило короткой вводной Мисато окончиться. Мне показалось, что сердце мое было раздавлено прямо внутри груди.
Каору… Ангел?… нет, быть того не может…
Только не Каору… Она была такой доброй… у нее нет ничего общего с этими монстрами.
- Это неправда… это не может быть правдой…
Но, судя по тому, как она отреагировала, когда я упомянул об убийстве последнего Ангела…
- Это так. Ты должен убить ее.
Убить Каору? Убить ее?
- Нет.
Я вырубил Еву. Я знал, что на мостике наверняка пытаются запустить ее вновь, но у них ничего не выйдет.
- Синдзи! Что ты делаешь?! - Мисато, похоже, запаниковала.
- Немедленно запусти Еву-01. Это приказ.
Странно, но для меня в голосе командующего уже не было прежней власти.
- Зачем? Чтобы отправиться вниз убивать моего друга?
Моего друга… Да, Каору была мне другом. Но… она говорила, что любит меня. Как это могло быть, если она Ангел? Неужели она мне лгала? Имело ли это значение? В мыслях я вновь вернулся в прошедший день, ощутил, как приятно было с нею. Как с нею рядом я больше не чувствовал себя одиноким…
Ее сущность не имеет для меня значения.
Кроме того… ни за что я не стану хладнокровно убивать другого человека.
Даже если она также и Ангел.
- Именно так.
- Будь ты проклят! Из-за тебя пострадал Тодзи! Ты позволил Аске страдать! Ты забрал у меня Рей! А теперь хочешь чтоб я и Каору убил? Бессердечный ублюдок! Если бы это не было фамилией моей матери, я бы стыдился, что я - Икари!
Мертвая тишина повисла вокруг, стоило мне это сказать. Я и сам был ошеломлен. Откуда взялись во мне эти слова? Фамилия моего отца… не Икари? Откуда я это узнал?
Не то, чтобы это было так уж важно…
- Я не стану убивать Каору… не стану…
- Тогда все остальные умрут.
В голосе командующего не слышалось обычной уверенности, но я не обратил на это внимания.
- Мне все равно… может быть, так будет и лучше…
Воцарившаяся тишина была нарушена голосом Хьюги.
- Цель прошла третий уровень!
- Синдзи! Я… я не хочу умирать…
Мисато?
- Разве вам не хочется, чтобы вся эта боль прекратилась Мисато-сан?
- Не хочу… потому что… потому что я… беременна…
Задохнувшись, я услышал схожий вздох из динамиков.
- Это ребенок Кадзи… не хочу, чтобы и он умер…
Мисато беременна? От Кадзи? Это многое объясняло.
Неожиданно Первый активировался. Но я этого не желал. И знал, что NERV тоже тут ни при чем.
- Мама… - прошептал я, прежде чем тихонько вздохнуть. - Хорошо, мы идем…
Мне не хотелось. Но выбора у меня не было. Но, может быть, я найду какой другой способ, если сумею догнать Каору.
- Евангелион Ноль-Один старт! - наконец заорал я, и отправился следом за своим другом.


Следуя указаниям, я быстро двинулся к шахте, похоже, шедшей вниз, вниз и вниз. Очень глубоко. Дна я просто не видел. Да это и не важно. Не колеблясь ни секунды, я прыгнул в нее.
Падал я быстро, и вскоре уже увидал Второго, медленно опускающегося, паря в воздухе. Каору парила рядом. Я даже и не задумался тогда над тем, как это у них получается так парить.
- Каору!
Стоило мне приблизиться, и руки Первого и Второго сцепились вместе, в схватке; гиганты принялись бороться друг с другом. Лишь позже я осознал, что в тот момент также прекратил падать, принявшись парить рядом со Вторым.
- Я ждала тебя, Синдзи-кун.
Я не стал гадать, как получается, что я слышу ее, находясь внутри капсулы. Я ее слышал, и все на этом.
Но чего я не смог не заметить – это выражения ее лица. Счастливая улыбка исчезла. Холодная маска сменила ее. Маска, ассоциирующаяся для меня скорее с Аянами.
- Почему, Каору?! Зачем ты делаешь это? Ты меня предаешь?! Ты говорила, что любишь меня… это чтобы манипулировать мною, как и всеми остальными?
- Нет, Синдзи-кун. Мои чувства были правдивы. Но это… это мой долг, что должен быть выполнен
- Каору! Нет! Ты… ты не можешь быть Ангелом...
- Тела Евангелионов такие же, как и у меня, поскольку я также дитя Адама. Если у Объекта нет души, я могу с ним объединиться. Душа этого Объекта сейчас замкнулась в себе. Я могу использовать его как пожелаю.
- Каору!
И в это самый момент я осознал - что бы я ни говорил, она не станет слушать.
Она была Ангелом.
И если она должна была сделать свое дело, то и я тоже.
- Прости, Аска…
Левый плечевой контейнер Первого открылся, обнажая прогнож. Второй сделал то же самое. Обе Евы выхватили свои ножи, и вскоре я обнаружил, что не нападаю, как собирался, но скорее, защищаюсь. Лезвия столкнулись, заставив посыпаться искры. Еще нажим, и лезвия сорвались, и я задохнулся в ужасе, увидав, как мое лезвие летит прямиком к Каору. И я оказался в шоке, увидав, как оно остановилось меньше чем в метре от нее АТ-полем.
- АТ-ПОЛЕ?!!!
- Да. Вы, лилиимы, зовете его так. Святилище, куда вторгаться не имеет права никто. Свет разума. Вы, лилиимы, знаете это, знаете, что так называемое "АТ-поле" лишь стена разума, имеющаяся у всех.
Я не понял ее, и мне было на это плевать.
Стоило неожиданной боли пронзить мне грудь, как я заорал. Второй пронзил грудь Первого. Я ответил сторицей, втыкая свой нож ему в шею, так, что кончик лезвия даже вышел немного с другой стороны.
Первый и Второй боролись еще несколько секунд. Я скрипел зубами, ощущая боль от прогножа Второго, вдавливаемого все глубже.
И неожиданно мы рухнули, тяжко грохнувшись оземь, и удар наш поднял кучу пыли и грязи. Усилием воли подымая немеющий Евангелион на ноги, я осознал, что Каору уплывает прочь.
- Каору! Стой!
Я уже собирался было кинуться за нею, как вдруг почувствовал - что-то схватило левую ногу Первого. Второй удерживал ее…
Испустив боевой клич, я продолжил бой с Евой-02. И вновь он пробил мне грудь, но в этот раз я вонзил свой нож ему в голову. Это не остановило его так, как я надеялся. Неожиданно, я почувствовал, как что-то обрушилось на мой Евангелион, что-то вроде ударной волны, но иначе.
- Что за черт?
Мой противник обмяк, я это чувствовал. Либо я, наконец, сумел его остановить, либо Каору более им не управляла. Как бы ни было…
И потихоньку я направился в ту сторону, где я в последний раз видел Каору. Не то, чтобы я так уж торопился сцепиться с нею - грудь все продолжала болеть.
И я тихо задохнулся, стоило мне увидать Каору, плавающую в воздухе перед белым гигантом, над озером субстанции, подозрительно похожей на LCL. Но я быстро выкинул из головы все эти мысли, вытягивая руку Евы, и хватая Каору. Я уже видел сотню клонов твоей мертвой подружки, вряд ли что-то способно впечатлить меня больше.

Изображение

- Вижу, ты победил Объект Ноль-Два. Спасибо, Синдзи-кун. Иначе мне так и пришлось бы жить с нею.
- Каору, почему? - вновь спросил я, надеясь, что ее ответ упростит мне выбор.
- Мне суждено жить вечно, хоть человечество и исчезнет в итоге. Однако я могу и умереть. Быть, или не быть. Для меня нет в этом разницы. Смерть даст мне окончательную свободу.
Я задохнулся. Нет…
- Каору! Ты… можешь не просить меня убивать тебя? Я не хочу… я не могу…
- Синдзи-кун… если останусь жить я, то человечество умрет. Но если умру я, то и ты, и люди; мужчины, женщины, дети, все получат шанс на будущее. И если ты преуспеешь в грядущих испытаниях, ждущих тебя… то, возможно, мы еще встретимся, однажды.
- Нет! Ведь… наверняка ведь есть способ этого избежать. Давай вернемся вместе. Мы сможем уйти. Ты забудешь обо всем этом. Тебе не обязательно это все делать!!!
- Нет, Синдзи. Мое настоящее имя - Табрис. Я ангел Свободы Воли, и именно поэтому мне было даровано это тело. В отличие от моих братьев я могу избирать свою судьбу, как вы, лилиимы, делаете каждодневно. Но ценой свободы воли является ответственность. Сделав выбор, нельзя стереть прошлое, и нужно принимать последствия избранного пути. Я не могла более противостоять зову Адама, так что мне пришлось оставить жизнь Нагисы Каору позади и теперь мы здесь. Ты также выбрал прийти сюда, чтобы меня остановить. А теперь настало время принять последствия твоего выбора.
- Каору! Я не могу!
- Пожалуйста, Синдзи-кун. Кто-то должен жить, а кто-то умереть. И остаться жить должен ты. Таково мое желание. Синдзи-кун… я рада, что встретила тебя. У вас, лилиимов, такие недолговечные хрупкие жизни, но ваши эмоции так сильны. Теперь я понимаю вас лучше, Синдзи-кун. Вы так прекрасны. Особенно ты, Синдзи-кун. Твое сердце так чутко, что боль существования ошеломляет тебя. Но не забывай, что есть вещи и помимо боли. Не бойся открываться разумом и телом, сердцем и душой, тем, кто для тебя дороги. Даже если АТ-поля разделяют вас, двое любящих могут стать едины, это возможно. Вам, лилииимам, не стоит искать чего-то большего, ведь это и есть тот самый истинный проект комплементации человечества.
- Но… я не понимаю, что ты хочешь этим сказать…
- Поймешь. Со временем.
- Каору!
- И еще пара слов на прощание. Синдзи-кун, любовь многолика. Можно любить одновременно двоих, похоже, но по-разному. Это нормально. Но если ты желаешь быть истинно счастлив, то должен найти любовь, которой больше всех дорожишь, любовь, что заставляет чувствовать вас одним целым. Выбирай не колеблясь. Если ты продолжаешь любить, ненавидеть тебя не станут. Но для твоей же собственной пользы ты обязан сделать выбор. А теперь… время пришло. Ты должен сделать то, что должно, и не позволяй вине захлестнуть твое сердце. Так должно, это правильно, и твое сердце не должно быть уничтожено в итоге. Спасибо, Синдзи… и прощай…
Она улыбнулась вновь
Затем девушка закрыла глаза и принялась ожидать своей участи.
Нет… не девушка… Ангел. Именно в этом я пытался убедить себя. Закрыв глаза, я попытался припомнить все свои столкновения с Ангелами, все те разы, что превращали мо. Жизнь в обломки.
Первый Ангел. Он уничтожил половину человечества. Он убил отца Мисато. Из-за него, в итоге я потерял отца и мать.
Третий Ангел. Он едва не убил Рей. Он пытался убить меня, он причинил мне боль. Из-за него пострадала сестра Тодзи.
Пятый Ангел. Рей едва не погибла, спасая меня от него.
Восьмой Ангел. Я едва спас Аску в тот раз.
Тринадцатый Ангел. Из-за него Тодзи потерял руку и ногу.
Четырнадцатый Ангел. Он едва не убил Аску и Рей.
Пятнадцатый Ангел. Он надругался над разумом Аски. Это из-за него она убежала, я уверен в этом.
Шестнадцатый Ангел. Чтобы убить его, Рей отдала свою жизнь.
И с каждым разом вспоминая, сколько боли каждый Ангел принес в наши жизни, гнев мой становился все больше. Достаточно, чтобы позабыть девушку, которую я знал как Каору и видеть вместо нее монстра.
Я был так разъярен, что даже и не помню, как пожелал, чтобы Ноль-Первый стиснул ладонь. Сопротивления почти и не чувствовалось.
Когда я наконец открыл глаза, иллюзия рухнула. Ладонь Евангелиона раскрылась, и я не видел на ней остатков монстра, лишь багряное месиво. Кровь. Руки мои теперь и правда были обагрены кровью.
Я убил. Но она сказала, что я делаю, что должно. Что это правильно. Но лучше от этого мне не стало.
Я все еще продолжал беззвучно плакать, когда они вытащили меня из капсулы.


И вновь я стоял перед озером Токио-3.
Как я себе и обещал, я победил семнадцатого Ангела. Но радости мне эта победа не принесла.
Теперь я был одинок еще больше.
И стал убийцей на самом деле.
От одной это мысли мне стало плохо.
Что бы ни оставалось во мне от прежней невинности, я уничтожил ее, когда Каору не стало.
Каору…
Как свежи были мои воспоминания о ней…
Каору, улыбающаяся мне.
Каору, помогающая мне вылезти из капсулы.
Каору, принесшая мне ужин.
Каору, слушающая, как я играю, и на лице ее нет ничего, кроме безмятежности и покоя.
Каору, хвалящая меня.
Каору и я, разговаривающие о себе.
Каору, обнимающая меня, делящаяся теплом и безопасностью.
И вспоминая все это, все эти моменты счастья, я осознал… я буду скучать по ней... очень. Вплоть до того, как ее не стало, я не понимал, какой след она оставила в моей жизни.
Я не любил ее. Но со временем, мог бы полюбить.
Но у меня не было и шанса в этом убедиться.
- Синдзи…
Увидев Мисато, стоящую рядом со мной, я вздрогнул. Она выглядела такой виноватой.
- Сначала Рей, а теперь и Каору… Они умерли, чтобы спасти меня. Тодзи тоже едва не умер. Мисато-сан… я не хочу, чтобы кто-то еще страдал за меня…
- Знаю, Синдзи-кун…
- Почему именно я всегда должен оставаться в живых? Почему остальные жертвуют своими жизнями за меня? Я этого не стою! Моя жизнь не стоит всей это боли. Это я должен был умереть. Может быть, настало время положить конец всей этой боли.
- Синдзи!
Я задохнулся, стоило руке Мисато хлестнуть меня по щеке.
- Не смей говорить этого, Синдзи! Не смей даже и думать об этом! Если ты умрешь сейчас, то все жертвы и страдания твоих друзей окажутся напрасными. Потеряют смысл! Не смей позорить их!
Слова ее ранили даже больше удара. Я никогда не думал об этом с такой стороны.
- Мисато…
- Сегодня ты познакомился с ужасом войны. Война это не добро и не зло. Она просто есть. Бой за выживание. Но зачастую победу не стоит и праздновать, слишком часто она достается слишком дорогой ценой. Все что ты можешь, это жить дальше. Это единственное хорошее, что из нее происходит.
Слова ее казались мне правдой. Утешения в них не было, но они дали мне цель…
- Даже если Ангелов больше нет, я чувствую, что с войной еще не покончено. Человечество все еще зависит от тебя, Синдзи. Так что мы должны оставаться сильными…
Мисато осторожно коснулась рукой своего живота.
…. и тебе тоже нужно быть сильным, ради себя, и ради тех, кого ты любишь.
Тех, кого я люблю…
- Ты считаешь, что для тебя не осталось больше надежды, но ты неправ. Не все еще потеряно… по крайней мере я надеюсь, что нет. - Она вновь коснулась своего живота, легонько.
- Палата 303, Синдзи. Лазарет. Не уверена, что что-либо можно будет сделать, но… иногда все, на что мы можем надеяться, это на еще один шанс.
Лазарет?
- Аска? Вы нашли Аску?!
- Да. Хотя это может иметь какое-то отношение и к потере Пятого Дитя.
Причины меня не волновали. Главное, что Аска вернулась, это все, что меня заботило.
Может быть, немного надежды все еще оставалось. В конце концов, каждая ночь всегда уступает дорогу новому дню…


Омак:

В глубине души я знал, что она была права. Это было нечестно с моей стороны, бежать сразу к ней, раз уж Рей все было кончено. Переключаться с одной она другую… это неправильно. Я был неправ с самого начала…
- Слишком поздно. Я уезжаю.
И потянувшись в карман, она вынула из него….
- Скрииии!
- Мы с Пенни-чаном никогда более с тобой не увидимся.
Мой бог! Нет!
- Нет! Только не… Пен-Пен!
Последний раз редактировалось Vision 21 янв 2009, 15:58, всего редактировалось 2 раз(а).

Olmer - kun
Ками-сама




 
Сообщения: 2283
Откуда: Город в жопе мира - порхов

Сообщение Olmer - kun » 21 янв 2009, 14:52

ВИжн, глава не полностью влезла)

Vision
Еретик


 
Сообщения: 414
Откуда: Токио-3

Сообщение Vision » 21 янв 2009, 16:00

Примечания автора
(6 Декабря 1999 года)

Ну, вот она, переработанная и развернутая в другую сторону глава 11. Вообще-то теперь я доволен ею гораздо больше. Вот теперь она больше похожа на главу TOILI.
Для тех, кто гадает, что это такое было, объясняю. Как вы можете увидать в вырезанных цензурой кусках, в первоначальной версии главы Синдзи и Каору были более… близки друг другу (короче, бестолку трахались). Это имело и свои печальные последствия - Каору оказалась не только ненормально развратной для Ангела, но и выглядела слишком уж отвратительной манипуляторшей, возможно заслуживая еще меньше симпатий, чем оригинальный Кавору. Цитируя одного из моих читателей - "Эта Каору – шлюха". Ну, может быть, это было и чересчур, но это отражало ту неловкость, что читатели, да и я испытывали, хотя, в некоторой степени, Синдзи, так легко предавший девушек, которых любил, также вносил свой вклад.
Решение всей этой проблемы? Полная переработка Каору. В конце концов, толком мы видим ее лишь в этой главе, так что особенно сложным это не было. И благодаря ряду обсуждений, я, в конце концов, смог создать в голове новый образ: что-то среднее между Рей и Бельданди из "О, моя богиня!". В итоге получилась более спокойная, добрая, временами наивная Каору. (Что также дало мне возможность притушить те части, где оригинальную Каору кроме секса ничего более не заботило). Она также вышла и более прямодушная и наблюдательная. Не знаю, получилось ли у меня как следует ее изобразить, но теперь эта глава беспокоит меня меньше, и я могу двигаться далее….
Что до тех, кого волнует название "Куда Ангелы боятся и ступить", то его предложил мне EeL, превосходный вычитывальщик и автор HERZ. Он объяснил это так:
"В этом кроются несколько смыслов - в начале в голову приходит поговорка, "Дурак лезет туда…." Также оно отражает попытки Каору понять любовь и людей через Синдзи, и итоговый ее спуск в Конечную Догму. И уже абстрактнее это ссылка на AT-поле –священный свет души, куда никому не дозволено вторгаться, AT-поле – основная причина, по которой Евангелионы столь эффективны против Ангелов."
И еще одним, что я доработал в этой главе, стало упоминание Каору свободы выбора, способности, которой другие Ангелы не обладали.
И напоследок, думаю теперь всем ясно, как ошибались все, кто клеймил эту историю WAFF-ом и "Любовь". Разумеется, мне это было ясно с самого начала. TOILI - это гораздо большее. Это и WAFF, и любовь, и юмор, но также и драма и ангст, не говоря уж о толике лайма в сомнительных сценах.
А в главе 12... ожидайте всего.
А, да, кое-кто упоминал, что кухонный нож чуточку великоват для того, чтобы влезть в карман школьной формы. Не забывайте, что все это сон, и что сны не всегда придерживаются логики. И у меня были причины выбрать именно большой кухонный нож.

Примечания переводчика

* Взято из третьего тома манги, смесь английского и французского издания. Синдзи сказал это Рей после того, как втащил ее из раскаленной капсулы, помогая дойти до команды спасателей.

** Множественное число от "Думмкопф" (дурак, пустоголовый) будет вообще-то Думмкопфе (или Думмкапфе). Однако откуда Синдзи это знать?...

*** Если внимательно приглядеться к тем немногим официальным (не к фанарту) рисункам НГЕ, то можно заметить, что костюм Кавору похож на костюм Синдзи, не считая различий в цвете. То же самое касается и Тодзи. Исходя из этого, можно также заключить, что существует также и женский стандартный костюм. Однако костюмы Рей и Аски отличаются. Аска была пилотом первой производственной машины, так что вполне можно сказать, что ее костюм вполне может быть стандартным. Это также подтверждается кое-каким фанартом Хикари, Майи, Рицки и Мисато в костюмах; все они скопированы с костюма Аски.


Добавлено спустя 43 секунды:

вот обрезал и заного написал!!!

Добавлено спустя 30 секунд:

прода будте, ждите!!! последняя глава, так что ждите!!!


Пред.След.

Вернуться в Законченные макси фанфики


Версия для печати

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron