Naruto/ Брат, друг, любовь.

Модераторы: Captain Grigory, Heilige, DENO

Хондо Кицунэ
Гость


 
Сообщения: 24

Сообщение Хондо Кицунэ » 15 авг 2009, 20:02

- Хината?!
- Киба заткнись. Сейчас - не время, - отрезал Ри, пытаясь оценить обстановку.
Хината подавила волну разочарования из-за того, что Киба теперь знал, кем она является. Страх навалился на неё густыми волнами, из ближайшего коридора послышались чьи-то неторопливые шаги, гулко отражающиеся от каменных стен.
Ри схватил Хинату за запястье и грубо пихнул в сторону Кибы. Та непонимающе оглянулась на него, но он даже не повернулся в её сторону.
- Уходите с Хинатой, а я пока разберусь с Кабуто, - спокойно сказал Ри, прислушиваясь. Инузука собрался возразить, но не подчиниться приказу не мог. Кивнув, он осторожно, даже ласково, взял руку Хинаты и направился в сторону выхода. Хьюга обескуражено наблюдала за происходящим, затем выдернула запястье из пальцев Кибы и подбежала к Ри.
- Я никуда без тебя не пойду. Я буду сражаться. Два года я потратила на то, чтобы посвятить свою силу Духу Огня, Конохе и Цунаде-сама, пятой Хокаге. Я тренировалась для того, чтобы защитить людей, которые мне дороги. Как бы банально и напыщенно это не звучало - это правда.
Киба, нахмурившись, смотрел в пол, ничего не отвечая. Ри тихо вздохнул и положил руку на плечо Хинате.
- Я верю в тебя, но...
- Всегда это но, избранный. Какие слова, госпожа Хината, какие слова. И банальность ничуть не портит их, знаете ли... – раздался нагловатый голос, чуть растягивающий слова. Якуси Кабуто. Ри повернулся вполоборота, чтобы видеть, как верный последователь Орочимару выходит из тени коридора. В руках Кабуто держал маленький факел, свет которого в первую секунду ослепил команду Скрытого листа.
- Где свиток, Кабуто? - спросил Ри. Тот рассмеялся в ответ саркастическим, едким смехом, ударяющимся о мокрые стены.
- Ты слишком спешишь, избранный.
- Что значит "избранный"? - тут же спросил Ри, начиная злиться и тут же стараясь обрести контроль над эмоциями.
Кабуто сделал несколько шагов по мокрому скользкому полу, поправил очки и вздохнул.
- Орочимару-сама до сих пор удивлён тому, что Цунаде отправила ему в руки того, кто может открыть печать свитка, - Якуси усмехнулся и положил ладонь на покрытую испариной стену. - Тебе же, наверняка, снились странные сны или были видения?
Ри вздрогнул. Снились. Странные и страшные. Воображение тут же возвело картину с громадными волнами, водоворотами морской воды, пенящейся и бушующей, ветром без пыли и песка, собирающим чёрные тучи на горизонте, и единственную чёткую деталь в картине - зелёный листок, летящий в порывах ветра к тому невидимому человеку, одиноко стоящему на обрыве.

- Верни мне свиток.
- С тем условием, что сила, запечатанная в нём, будет принадлежать Орочимару – сама, - без улыбки, серьёзно проговорил Кабуто. - Я не думал, что Хината сбежит - это нарушило ход нашего плана в отношении тебя...
- Вы никогда не получите эту силу. Я убью тебя и заберу свиток... - прошептал Ри, чувствуя, как волны гнева прорываются сквозь свой собственный контроль. Ри почувствовал, как Хината обняла его со спины и что-то прошептала. Юноша тут же взял себя в руки и посмотрел на Кибу, тот подошёл ближе.
Кабуто снова усмехнулся.
- Свитка у меня нет. Он у Орочимару-сама. А раз ты не хочешь идти добровольно, то мне придётся тебя принести.

Что-то просвистело около левого уха, Ри несколько секунд не мог понять попали в него или нет. Кабуто явно не собирался долго ждать.
Как только Ри схватил Хинату за руку, всё тут же погрязло в плотной завесе дымовой бомбы, брошенной Кибой.

- Ри, послушай... ты должен достать свиток, мы с Кибой задержим Кабуто... - прошептала Хината.
- Нет.
- Иди, капитан, я обещаю, что смогу защитить... её, - ответил Киба откуда-то справа. Ри внимательно посмотрел на Хинату, кивнул и исчез в облаке дыма.

***

- Мы нашли их убежище. Ваши дети должны быть там, - чётко сказал один из АНБУ.
- Скорее, мы не должны опоздать. Я уверен, что им нужна помощь.

Ветки деревьев будто бы специально расступались перед группой из трёх человек, следуемых за большой белоснежной собакой под слабыми лучами солнца, пробивающимися сквозь тяжелые серые тучи.
До конца пути оставалось несколько часов.

***

Бой длился уже полтора часа. Хината прислонилась спиной к влажной холодной стене и отдышалась. Кабуто силён. Но и она ещё не использовала ту технику, какой обучала её Шизуне.
Танец в гибких движениях и сложные печати. Техника "Жемчужные нити". С помощью бьякугана связующие нити чакры становятся неразрывными на пятнадцать-двадцать минут. Это может стать единственным шансом.

- Хината! Последняя бомба - действуй! - диким голосом прокричал Киба, тут же сжавшись от боли в раненном боку.
Белый дым окутал Хинату, и Киба поразился её красоте в очередной раз. Плотные волны светлого дыма окутывали худенькую фигурку девушки в тёмном костюме, её тёмные волосы разметались от едва чувствующегося ветерка. Хьюга закрыла глаза, и чуть улыбнулась.
После нескольких печатей, в воздухе стали появляться едва заметные поблескивающие нити...

***

Ри слышал, как его шаги звонко отражались от воды на каменном полу, уже перестал различать лязганье металлических кунаев в потерянной сзади битвы. Юноша старался не волноваться, не думать о Хинате и Кибе и о том, что ему предстоит ради того, чтобы отнять у Орочимару свиток.
- Ты и правда думаешь, что справишься со мной?
Ри остановился. В этих подземельях нельзя ничего услышать, кроме шипения змеи и падающих капель воды. Здесь нельзя ничего увидеть за кромешной тьмой, смешения серого и черного. Орочимару находился в самой светлой части коридора и только поэтому Ри смог разглядеть его лицо. Красивые, женоподобные черты лица, тонкие губы, янтарные глаза, высматривающие жертву. Змея - дикая и опасная.
- Я пришёл не за этим.
Орочимару скользнул взглядом по поверхности пола, стены и задержался на Ри.
- Если ты хочешь получить свиток, то тебе придется справиться со мной.
- Я готов.

***

Киба отвлёкся, и Хината успела ускользнуть быстрее, чем он смог задержать её. Усталость охватила девушку после продолжительного боя. Теперь ноги казались ватными, локти были сбиты в кровь, а порванная одежда пропиталась влагой и потом. Хината закрыла глаза, чакры почти не осталось, и от использования бьякугана сейчас можно было запросто потерять сознание. Шаги, плески воды, тяжелое дыхание. Тишина всё обволакивала и впитывала в себя, подобно губке. Хината упала на колено, ободрала его, снова поднялась, прислушалась. Звуки битвы слышались как будто бы издалека, ни одного вскрика, ни одного вдоха... Ри лежит на холодном полу, сжимая в руках промокший пергамент свитка, печать в виде зеленого листа поблескивает во тьме, Орочимару держит в руках лезвие, острое, гладкое, как змеиный язык.
- Отдай мне силу.
Юноша медленно качает головой, прижимая свиток к себе, пытается отползти, но у него ничего не получается – поскальзывается на мокром полу и падает на локти.

- Я не успею... - шепчет Хината, на бегу вытирая выступающие слёзы. - Мне больно, больно....прости меня, Ри...

Орочимару протыкает клинком область плеча, нашёптывая страшные тихие слова.
Ри вздрагивает и кричит, маска чуть сползает с его лица, но Хината всё равно ничего не видит. Сейчас это неважно. Неважно, кто он. Она его любит, она должна ему помочь.
Чёрные змейки дыма окутывают лезвие, и эта темная сила попадает в лёгкие, режет кожу на куски, оставляет царапины.

Один из АНБУ сшибает с ног Хинату, и она удачно падает ему в руки. Ри грубо оттаскивают к стене и тут же приставляют к нему ниндзя-медика. Темнота чёрным полотном окутывает всё происходящее, и девушка пытается дотянуться до чего-нибудь знакомого, ощутить родное тепло, почувствовать то, что Ри жив.
Хината помотала головой, провела рукой по волосам и почувствовала, что они слиплись от крови и грязной воды…
Сердце билось пульсирующим кусочком мяса о твёрдые рёбра. Вокруг находились люди, много людей. Кибы и Ри не было. Не обращая внимания на скребущую боль в горле, сердце, груди, Хината попыталась что-то выкрикнуть – бесполезно. Родной голос привёл девушку в чувство.

- Я разберусь с ним сам, – быстрые шаги, всплеск воды, свечение чакры повсюду и чуть заметная пыль, витающая в воздухе, оседающая на каждого из присутствующих.
«Отец…»
***
Она оттолкнула чьи-то руки, освещенные зелёным свечением чакры, поднялась с колоссальным усилием и кинулась за отцом - тело тут же сковало дрожью. За ней никто не бежал и не останавливал. Звуков битвы не было. Туннели долго петляли, заворачивали в тупики, путались. Казалось, это будет тянуться долгими часами…

Хината нашла его возле самого выхода из подземных туннелей. Хиаши поманил её. Тело тут же охватила дрожь.
Его лицо было в мелких царапинах, он находился в полусидящем положении, по рукам стекала кровь, смешивалась с грязью.
- Прости меня, моя дочь. Я верю в тебя. Верю в твою силу духа. Я хочу, чтобы ты, Неджи и Ханаби уберегли наш клан, – Хиаши говорил, тяжело дыша, с хрипотцой, сдерживая дрожь, чуть щурясь. Он хотел успеть сказать все эти слова своей дочери.
Хината прикусила губу, слёзы смешались с ужасом в глазах, необыкновенно горячие и какие-то слишком горькие.
- Отец, не говори ничего. Ты будешь жить, они помогут тебе! Погоди ещё чуть-чуть… - Хината прижала голову отца к груди, нервная дрожь колотила её всё сильнее. «Я прошу вас, быстрее!»
- Я верю в тебя, Хината… Верю и люблю тебя.
Хината покачала головой, зажмурилась, прислушиваясь к ветру и тихим шагам где-то слишком далеко.

***

-Отец! Нет! Ты не можешь умереть! Ты не можешь оставить меня одну... - Хината чувствовала, как по щекам скользят горячие слёзы, сливаясь друг с другом. Жалость и ужас смешались в одно целое, как кровь, алыми пятнами расползающаяся по холодному полу, смешивалась с грязной водой и слезами. Душа не хотела примириться с потерей, сердце по-прежнему гулко ударялось о рёбра, скрывая в каждом своём ударе великую надежду. Хината понимала, что потеряла отца, потеряла его навсегда. То, что раньше казалось ей жестокостью с его стороны, развеялось пеплом по ветру. Вся грубость и спесь отца распадались маленькими сухими зёрнышками, сгорающими на жарком солнце, а затем утопающими в сырой земле. Ри положил руку ей на плечо, давая понять, что теперь можно было полностью погрузиться в пучину эмоций от потери, которая пришлась на долю всего клана Хьюги. Хината поднялась с земли, стараясь не смотреть на умершего отца, на его кровь, запачкавшую её одежду и пол вокруг. Девушка пошатнулась и прислонилась к стене, дрожь беззвучных рыданий сковала всё её тоненькое хрупкое тело. Если бы в этом помещении было бы ещё темнее, то Хината могла бы раствориться в этой темноте, оставив лишь тихие всхлипывания и тяжелое дыхание.
Киба пришел через пять или семь минут после созерцания Ри этой картины, прижал Хинату к себе, проклял Орочимару и всё вокруг. Ещё через пятнадцать минут двое АНБУ забрали окровавленное тело Хиаши и свиток. И теперь команда Цунаде смогла вырваться из затхлого, теперь навсегда забытого убежища.

До Конохи два пути. Шли медленно, не торопясь. Ри отказался возвращаться вместе с АНБУ, утверждая, что с ним всё в полном порядке, к тому же те торопились вернуться к Хокаге. Место, где решили переждать ночь, было подозрительно похоже на то, где они ночевали после выхода на миссию. Хината подобрала тоненькую промокшую веточку и теперь рассеянно чертила красивые узоры на сырой поверхности земли. Ри, облокотившись о дерево, наблюдал за ней. Он единственный, кто не снял маску из их команды. Кибу это заметно напрягало, Хинате, может быть, было интересно, но виду она не показывала. Ей было больно, и боль эта рассеивалась между сокомандниками густыми трепещущими волнами, протискивалась между деревьями, задевая их шершавую кору и опускалась на землю, чтобы зарыться поглубже и начать сгнивать. Киба гладил Акамару, пропуская белоснежную шерсть пса сквозь пальцы. Собака повела носом, принюхалась, приоткрыла глаз и, увидев хозяина, спокойно заснула.
- Надо бы костер... – поёжившись, произнёс Инузука бесцветным тоном. Ри сразу же взглянул на Хинату и буквально вздрогнул - девушка продолжала вычерчивать узоры на земле, поджав под себя колени, обнимая их тоненькой, почти прозрачной ручкой. Тёмные волосы с аккуратной чёлкой растрепались, глаз её нельзя было увидеть, но Ри чувствовал, что их заполняет бесконечная грусть. Кожа лица была почти белой, губы сомкнуты в тонкую, чуть подрагивающую линию. Нечёткая, мягкая красота.
- Надо, - отозвался Ри и скрылся в глубине леса. Киба три минуты думал, что утешительного сказать Хинате, но в голову ничего не шло. Отбросив в сторону маленькую тоненькую веточку, маленькая тоненькая Хьюга поднялась с земли. Киба моргнул - впечатление, что Хината стала похожа на приведение, не оставляло его. Излишняя мрачность погоды сливалась с царящим негативом между ними. Хината ушла. Тихими лёгкими шажками, как незаметная тень. Киба хотел догнать её, приласкать, успокоить, однако, не стал. Он пока не знал, почему хотел потерять её для себя. Но осознавал это ясное желание - когда он вернётся домой, то обязательно поговорит об этом с Шикамару. Да, Шикамару. Киба нащупал в маленькой сумочке на поясе мятую пачку сигарет. Осталось две.

Ри почувствовал, что Хината рядом. Она, может быть, не искала его специально, это могло быть случайностью - то, что она оказалась тут. Ри видел её образ как будто сквозь туман, она могла бы растворить в воздухе, растаять, позабыв обо всём.
О них, о смерти отца, о себе.
Хината прислонилась к сырому дереву, подняла голову, с тоской наблюдая за серыми облаками, проплывающими мимо. Она тяжело дышала, Ри это видел со своего расстояния. Ему захотелось схватить и хорошенько встряхнуть её, заставит вспомнить о том, что нужно делать с эмоциями.
Ри заставил себя развернуться и пойти в другую сторону. Надо забыть о ней. Эта привязанность, чёртова влюблённость в его... его Хинату - надоедает.
Нет. Так нельзя. Она слишком слабая. Она не вынесет эту ношу одна.
Он оказался с ней рядом в одно мгновение, схватил за плечи, всмотрелся в эти одновременно прежние и изменившиеся глаза. Светлые, глубокие, печальные. Она больше не плакала, просто молчала, закусив губу.
- Я потеряла всё, Ри. У меня нет отца, которого я, несмотря ни на что любила, у меня нет Наруто, который, слава Богу, счастлив, у меня нет друзей, которые меня окружали, теперь они не поймут. У меня осталась вера в Дух Огня, но не в себя. Два года назад я хотела умереть, а потом поняла, что дура, и хочу отдать свою жизнь Цунаде-сама. Моя первая миссия закончилась победой и провалом, обретением и потерей, светом и тьмой. Я потеряла всё, - Хината говорила на одном дыхании, а Ри всё слушал, внимая каждому словечку, одновременно желая и не желая это слушать. Ни одного слова о нём. Потому что она его не считала кем-то.
- А брат? У тебя же есть брат...
Она не обратила на это внимания. Как будто бы знала, что говорит с кем-то из близких друзей, кто знал Неджи. Просто вздрогнула - легко, едва ощутимо.
- У меня никогда не было брата. Он спас мне жизнь, но сделал это... из-за отца. Хиаши нет, Неджи тоже нет. Он желает моей смерти и сейчас уже, наверняка, проклинает меня за мою беспечность и слабость, в которых обвинял всегда. И это правда, я думала, что сильная, но эти слова...
- Нет, нет... замолчи, глупая... пока в тебе живёт этот огонь и вера - ты сильная, независимо от знания техник и умения их применять... дура... - Ри прижал Хинату к груди, желая прижаться щекой к её волосам, но маска этому помешала бы. Прошла минута или целый час. Они стояли, обнявшись. Ри чувствовал, как неспокойно бьётся сердце Хинаты, такое маленькое и чуткое.
Он был не прав все эти годы и не прав до сих пор, раздумывая о том, что должен подавить в себе растущее в нём чувство к его... сестре.

Он достал из кармана тёмно синюю ленточку, мятую и большее походящую на тряпку. Хината чувствовала, что ленточка была необычайно мягкой и приятной на ощупь, после этого мир погрузился во тьму. Она ничего не видела, и осязание стало для неё вторым зрением. Она чувствовала его прохладные губы, сильные плечи, резкие, даже жестокие поцелуи. Он равнодушен, холоден, а может быть, сдерживает свою страсть. Она его не знает. Нет, знает, и, наверняка, очень давно, но не сейчас. Это парадокс. Как и то, что она ослепленная горем и нежностью к нему, хотела быть рядом с Ри. Отдать ему своё маленькое измученное сердечко, которое было истерзано несчастьями всё это время.

Неджи оставил маску рядом с ближайшим деревом, несмотря на то, что хотелось выкинуть её куда подальше. Длинные волосы растрепались и рассыпались по плечам. Неджи вздохнул, почувствовав, как ветер ласково гладит его лицо. Теперь влажность чувствовалась куда лучше. Хината стояла совсем рядом и держала его за руку, слегка опустив голову вниз. Неджи холодно, быстро улыбнулся - с завязанными глазами Хината выглядела ещё младше и беззащитней, чем обычно.
Он корил себя за то, что он, наверное, пользуется её болью, горем, смущением, влюбленностью. Глупой слепой влюблённостью в него. Неджи и себя корил за глупую влюблённость в свою сестру, слабую и вечно несчастную. Сейчас он хотел её.
Он просто потом забудет о том, что сейчас произойдёт между ними. А она никогда не узнает, никогда.

Неджи ещё раз проклял себя за своё влечение, грубо сжал плечи Хинаты, холодно, почти бесстрастно поцеловал. Хината вздрогнула и почти обняла Неджи за шею, но он успел поймать её руки за запястья. Прижался носом к виску и прошептал на ухо:
- Прошу тебя... не надо. Я сам.
Девушка вздрогнула, затем вздохнула. По шепоту не узнать, это были лишь слова. Он не хочет, чтобы она знала о том, кто он. Она могла бы увидеть, сейчас для этого лучший момент. Нет, пусть лучше всё останется так.
Воздух был слишком холодным и влажным, сливался с его поцелуями на её светлой коже. Хината судорожно хватала воздух, переплетала свои бледные пальцы с пальцами Ри, пыталась обо всём забыть, чувствовала биение его сердца. Сначала было слишком холодно и сыро на влажной земле, покрытой густой травой - Ри согревал, как мог. Обнимая, прижимая к себе. Было немного страшно, стыдно и совсем не хотелось, чтобы Киба нашёл их сейчас.
Получилось как-то грубо для такой нежной девушки, как его сестра. Румянец покрывал её щёки, она дрожала, хватала его плечи, как будто бы боялась потерять. Неджи спешил. И мысленно повторял себе то, что так быстро кончил лишь, потому, что боялся, что Киба найдёт их.
Его Хината даже не плакала, лишь вздрагивала и что-то шептала, что-то такое, что невозможно забыть.

***
Возвращение было тяжелым.
Хината не позволяла себе с кем-нибудь говорить, кроме Ханаби, Неджи и Наруто.
Сестра рыдала ночами, уткнувшись в живот старшей Хьюге, слёзы пропитывали тонкую ткань кимоно, воздух казался холоднее, а затем, около полуночи, Ханаби засыпала беспокойным сном.

Дни тянулись медленно, время почти остановилось, не залечивая боль от потери.
На похоронах дождь заливал земли Конохи, точно также как и предыдущие несколько дней. Ино и Сакура, отводя глаза, выразили долю сочувствия. На похоронах, когда Хинату окружали все родные и друзья, дзёнины и чуунины в чёрных одеяния, она впервые после своего возвращения увидела Неджи. Он не смотрел на неё, он её вообще не видел. После похорон, они сталкивались несколько раз - он просто игнорировал элементарные приветствия, не боясь показаться грубым, не приходил на обед, предпочитая есть в одиночестве. Хината чувствовала себя потерянной и забытой.
Через неделю пришли неизвестные люди из резиденции и свалили на Хинату тяжелый груз дел клана. Оформление бумаг, договора, встречи – всё то, чем занимался отец, помогло отвлечься. Как ни странно, Неджи помогал. Хотел он этого или нет, Хината не знала, но всегда соглашалась на своеобразную отзывчивость. В этом, хоть немного, но одиночество скрашивалось.
Дела оказались не такими непосильными, как казалось раньше. Может быть, потому что брат помогал, может быть, потому что горе не давало чувствовать что-то кроме боли от потери.

***
Наруто пришёл ночью, позвал на прогулку. Вспоминали Саске. Наруто говорил о бое в Долине Завершения. Говорил, что Саске знает, что такое потеря родных. Говорить было тяжело, в голосе слышались нотки отчаяния, горести.
Хината слушала, затем рассказывала. Ходила аккуратно, убирала непослушную прядку за левое ухо, не плакала и лишь изредка могла улыбнуться какой-нибудь шутке.
Наруто видел, как она изменилась. Одна миссия может унести бесценные вещи, навсегда изменив человека.
- Хината, не уходи от нас… - он сказал это, когда уже почти проводил её, притянул к себе и поцеловал. Хината вздрогнула, испугалась, улыбнулась в ответ и сначала не хотела ничего говорить.
- У тебя же Сакура, Наруто. Что же ты делаешь? – ласково спросила она, но в голосе сквозили нотки напряжения.

Наруто улыбнулся, пожал плечами, извинился и ушёл. Больше смотреть ему вслед не хотелось, как и думать о нём, как о ком-то, кто больше, чем друг.

***
Хината открыла дверь комнаты. Возле кровати стоял металлический поднос с двумя чашками чая, лёгкий дымок весело тянулся к потолку и исчезал. Свеча горела на тумбочке, создавая ощущение уюта.
- Если я ещё раз увижу что-то подобное, я убью вас обоих, – тихо произнёс голос возле правового уха. – Я не позволю позорить наш клан после смерти Вашего отца, госпожа Хината.
Хьюга вздрогнула. Сиюминутное раздражение сменилось злостью. Нервно поправив рукав сиреневого кимоно, Хината обернулась и буквально нос к носу остановилась перед Неджи.
- А ты не смей лезть в мою жизнь. Ничего не было. На клане это никак не отразится. Тебя это вообще не касается!
Неджи усмехнулся, прикрыл глаза, его спокойствие пугало. Хината хотела отойти, но брат схватил её за плечи, больно сжав их.
- Меня это касается, госпожа Хината. Я не потерплю кого-то вроде него в этом доме и, тем более, рядом с Вами.
- Да ты ничего обо мне не знаешь! Не знаешь, что я пережила и как мне теперь одиноко! Наруто мой друг и только он понимает меня! – закричала Хината, не волнуясь о том, что может разбудить весь дом. Неджи закрыл ей рот рукой, оглядываясь на дверь. Хината попыталась вырваться, но в длинном, неудобном кимоно это было сделать не так просто. Он убрал руку и поцеловал её. Это был мимолётный, лёгкий поцелуй. Хината отвернулась и закрыла глаза. Этот поцелуй был знаком ей, эти губы, бесстрастие.
- Это ты, – она бы осела на пол, если бы Неджи не подхватил её. Столько всего и сразу.
- Пойми же ты, это был я - тот, кто всегда был рядом…Да, я Ри... ваш настоящий капитан, – он сказал это медленно, как будто бы испугавшись, что она не услышит, а он больше не сможет этого повторить. Он прижался носом к её затылку, закрыл глаза и обнял, почувствовав, как его сестра вздрагивает от беззвучных рыданий.

Hinata Hiyuga
Гость


 
Сообщения: 5
Откуда: Казахстан

Сообщение Hinata Hiyuga » 22 авг 2009, 17:21

А можно проду побыстрее?????? :D :D :D :D :D На самом интерестном остановились!!!!! :cry: :cry: :cry:


Пред.

Вернуться в Архив


Версия для печати

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron