Naruto/ "Идеальная марионетка Сасори"

Модераторы: Captain Grigory, Heilige, DENO

Sapfira
Гость


 
Сообщения: 4

Сообщение Sapfira » 20 фев 2009, 22:27

Название: Идеальная марионетка Сасори
Автор: Sapfira
Бета: Ох, чего нет, того нет…
Пейринг/персонажи: Дейдара/Сасори (Другие члены АКАЦКИ, но за ка-дром)
Рейтинг: PG-13 (В принцыпе, ничего ТАКОГО нет, просто не думаю, что до 13 лет, я бы стала читать яой.)
Жанр: Романтика, немного драмы.
Предупреждения: Яой. (Не кусайте)
Статус: Не закончен
Дисклеймер: Отказываюсь от всех прав. Персонажи и вселенная пренад-лежат Кишимото Масаши.
Разрешение автора на размещение: Ага, щас! Без моего ведома НЕ РАЗРЕШАЮ!!!!
Разрешение автора на перевод: Фик на русском, думаю, что перевод не ну-жен.
[b]Саммари: Переживания, ревнось Дейдары.
Примечания: [/b]Джен (gen), OOC.
Критика: Ох, с трудом… Но приму, тока позязя, не сильно. А то тапки пойду в кризис продавать на базар)))

Глава 1. Спокойной ночи, Дейдара.
Сегодня великому мастеру взрывов не спалось. Сегодня, обычно веселому и безмятежному Дейдаре, было одиноко и больно. Он лежал и молча смотрел в темноту потолка. Ему казалось, что именно там, в этой глубине тьмы, он найдет ответы на свои вопросы, там он найдет избавление от безсонницы. Она его мучала уже несколько дней… Такая назойливая и противная, как огромная муха, которая влетела в комнату через открытую форточку в жаркий летний день. От этой самой мухи ужасно начинала болеть голова, но для парня это было не важным. Сейчас, он лежал, пытался сдержать эмоции, которые так недопустимы для ниндзя. Блондин повернул голову и увидел не большой красный ночник.
Тяжелый взох, и на него нахлынули воспоминания. Когда-то они казались невероятно радостными, а сейчас причиняли лишь боль. Тупую, невыносимую. Она щимила сердце, заставляя его сворачиваться в маленький, безжизненный серый клубок. Такой глупый и никчемный. Испорченный. Когда-то Дейдаре сказали «Сердце и душа неотделимы». А как быть сечас? В данный момент парень не чувствовал души. Она, как и разум, находилась в некоторой прострации. Никакой активности, как буд-то остался лишь уголь. Сухой, его тоже больше нельзя будет использовать. Он простой не нужный пепел, который разлетиться с первым порывом ветра. Может, это и была причина, котороя не позволяла блондину закрыть глаза. Ведь, если он это сделает, он может исчезнуть. Навсегда. И никто даже и не вспомнит о нем. А ведь он любил… Нет, любит. По-прежнему, и так же пылко как раньше. Только надо напомнить. Напомнить Дейдаре, как приятно каждый день ощущать запах волос любимого человека, наскольно хорошо окунаться в теплый омут его глаз; о том, как он любил целовать припухлые губы, котрые всегда пахли красным деревом. Стоило только найти родного для Дея человека…
А если подумать, зачем искать? Такой человек есть, он существует, он близко… Хотя, нет. Он очень далеко, дальше чем может показаться на первый взгляд.
В соседней комнате раздался грохот, и чьи-то ругательства. Дейдара по-инерции поднялся, и уже думал идти на помощь, но потом что-то остановило его. Парень приложил руку с сердцу.
- Нет, Сасори – но – дана. Я не прийду. – На этом его силы терпеть эти муки оборвались. Разорвались не мелкие осколки стекла и разлетелись в разные концы света. На такое растояние, чтоб собрать их снова стало пракатически не возможным. По щекам потели слезы. Кап, кап… Такие холодные, одна за одной, тонкими струйками они стекали по горячим щекам. Кожа горела и согревала прозрачные ручейки боли. Из груди хотели вырваться громкие рыдания, но подрывник вовремя закусил кулак. Безые зубы больно вонзились в кожу, раздирая ее до крови. Наверно, если бы он был в нормальном состоянии, он бы почувтвовал эту боль, но сейчас его терзало другое.Его рассудок, сердце и дух были сломлены. Их растерзало одно чувство, которое совсем недавно было гордостью и счастьем. Это чувство, словно птица - стервятник, разрывало его плоть острым клювом.Каждый вдох казался невероятно болезненным, каждый поток воздуха, наполняющий легкие, вонзался в их стенки тысячами иголок и шипов, навсегда застревая в них.
Он тихонько, так что бы никто не слышал, сел, облокотившись спиной об дверь, и прижал колени к груди. Левой рукой парень потянулся к резинке, державшей хвостик на макушке, а правая, сжатая в кулак, по-прежнему была зажата в зубах.Золотые волосы опустились на лицо, не-приятно прилипая к влажным щекам. Дейдара, распустив длинные, пшеничные волосы, сидел на холодном полу, рискуя запачкать смесью крови и слез свой плащ принадлежности к организации. Внезапно взгляд нукенина наткнулся на кольцо. Кольцо с иероглифом, которое буд-то приросло к его руке. В памяти всплыло воспоминание, которое так давно не грело его душу, так давно не напоминало о себе, не унижало его…
« - Сасори – но – дана! Правда красиво?! Посмотрите!. – Парень резво бегал по поляне, радуясь каждому листочку и травинке, которые окру-жали его.
- Да… - Протянул кукловод, потирая ствол одного из деревьев. – Из этих стволов вышли бы хорошие куклы. – Он задумчиво осматривал другие деревья – великаны, в то время, как к Дейдаре медленно доходил смысл слов любимого. Парень буквально остолбенел, услышав, что его Сасори собиается срубить такую красоту. Сердце затрепетало и вот-вот грозилось разломать грудную клетку и вырваться наружу.
- Нет! – Выкрикнул блондин, и сорвался с места, увидев, как Сасори достал катану и собирается срубить вишню. Парень закрыл собою расте-ние, пытаясь спасти ему жизнь.
- Дейдара, - легкомысленно произнес губитель всего живого. – почему ты всегда все усложняешь? Отойди и не мешай. – Он занес ору-жие,спокойно прикрыв глаза, но его остановило шестое чувство. Блондин так и не сдвинулся с места.
- Нет, дана. Ты не посмеешь. – По щекам парня потекли слезы. – Тебе прийдеться убить и меня. – Хотя глаза и щеки намочили слезы, но вырожение лица парня оставалось серьезным.
- Дей. – Нежно прошептал кукловод. – Ты такой красивый. – Он ласково погладил своей деревянной ладонью щеку блондина, вытерая влагу. Теплые губы кукольника прикоснулись к губам защитника жизни.»
Это был их первый поцелуй, признание, контакт. С тех пор уже прошол почти год. Сасори успел охладеть и стал относиться с Дейдаре как к вещи. Никто из организации не замечал насколько больно кукловод делал блондину, но эта жестокость была. И оставляла на сердце ранимого парня глубокие раны, которые больше никогда не смогут зажить. Именно тогда дана впервые увидел слезы Дея.
Эти воспоминания обрушились как холодный душ на голову страдающего. Было невероятно неприятно вспоминать все это. Тогда ведь он был счастлив. А теперь, теперь он чувствует себя неудачником и полным ничтожеством. Ненужной, испорченой куклой, которую выбросили на помойку. Ведь именно так с ним поступил Сасори.
В коридоре послышался шорох. Дейдара резко вскочил, и лихорадочно начал завязывать волосы и вытирать слезы с влажных щек.Внезапно шаги прекратились. Дей настороженно подошел к двери, и слегка приоткрыл ее. Глаза парня не сразу привыкли к резкому свету из коридара, по этому темную фигуру в дверях было не разгледеть. Сердце бешено колотилось. Неужели кто-то услышал как он плачет?
- Дей. – Нежный голос Конан пролился словно музыка в ушай блондина. – Можно я войду? – Парню показалось, что она на гране истерики.
- Да, конечно. – Стараясь спокойно ответить и сохранить спокойствие , он не заметил, что по щекам все еще текут неосознанные слезы.
Как только дверь его комнеты закрылась, девушка кинулась ему в обьятья и горько заплакала. А ему и не надо было ничего обьяснять. Подрывник, как друг, обнял ее и стал ласково поглаживать по спине, успокаивая и пытаясь подарить хоть немного тепла. Через некоторе время куноичи смогла успокоиться, и они вместе присели на кровать. Пождав колени под себя, девушка положила свою голову на колени к парню.
- Дей, ты такой милый. – Задумчиво произнесла Конан.
- Зачем ты мне это говоришь? – Рука парня по-прежнему поглажывала голову девушки, чтобы она окончательно расслабилась.
- Ты меня не выгнал. – Она тяжело вздохнула. – Ты даже успокоил меня, не смотря на то, что тебе сейчас тоже очень больно.
Рука, гладившая синие волосы, дрогнула. – С чего ты взяла, что мне больно?
- Да, так. – В темноте не было видно, как на ее лице заиграла улыбка.
В это же время мимо комнаты Дейдары проходил кукловод. Из комнаты доносились громкие всхлипы. Сасори машинально прислонился ухом к двери. Все что он слышал дальше ранило его сердце осколком стекла.
- У тебя рука в крови. – Спокойный, ровный тон. – Что-то с Сасори? – Слегка насмешливо спросила куноичи.
- Мне плевать на него. – Грубо ответил Дей. – Я больше знать его не хочу. – Парень презренно фыркнул и отвел грустный взгляд к окну. Он – шиноби, и мастерски владел своими эмоциями. Вот только глаза, они никогда не врали. Сейчас его глаза были заполнены слезами, но этого не должен был видеть никто.
Плечи Сасори, стоявшего за дверью, предотельски дрогнули. «Неужели он так думает?» пронесловь в голове у кукольника.
– А у тебя что? – Безучастный вопрос, но такой нужный им обоим.
- Неважно. Ты мне уже помог. Я твоя должница. – Она приподнялась и заглянула в лазурные глаза. Сквозь плотно закрытые занавеси на окнах пробился луч лунного света. Глаза парня показались ярко-голубыми с невероятно красивым отблеском от, еще не высохнувших, слез.
- Конан, можно тебя попросить? – Он смущенно опустил глаза. – Поцелуй меня.
Сасори озверел. Как смеет его любимый так поступать. Как он осмелился? – Ты моя марионетка. – Звериным тоном буркнул парень себе под нос и ушел обратно к себе в комнату.
Девушка хихикнула, приложив кулачек к губам. – Ты действительно этого хочешь? – Ей казалось, что он шутит.
- Да. – Севшим голосом протянул парень.
- Что ж… - Она наклониоась к ниму, приобнимая за шею и накрыла своими губами его. Пышные губы подрывника были солеными от слез. Когда она отстранилась от Дейдары, парень уткнулся лицом в колени.
- Знаешь, мне его никто не заменит… - Горько произнес блондин.
Конан молча встала, а у самой двери сказала. – Спокойной ночи, Дей.

Olmer - kun
Ками-сама




 
Сообщения: 2283
Откуда: Город в жопе мира - порхов

Сообщение Olmer - kun » 20 фев 2009, 22:51

Неплохо, весьма неплохо. Конечно, миогут полететь тапки за яой, но он здесь какой-то... не явный чтоли, но красиво. Короче, мне понравилось)

СоньФик
Гость


 
Сообщения: 1

Сообщение СоньФик » 24 фев 2009, 11:55

Конан, можно тебя попросить? – Он смущенно опустил глаза. – Поцелуй меня.
Сасори озверел. Как смеет его любимый так поступать. Как он осмелился? – Ты моя марионетка. – Звериным тоном буркнул парень себе под нос и ушел обратно к себе в комнату.
Хех, а мне бы хотелось все таки Конан/дейдара...
А вообще мне безумно понравилось начало, очень зотелось бы продки. Жду не дождусь!
Яой спасет мир!!! 8)

Sapfira
Гость


 
Сообщения: 4

Сообщение Sapfira » 24 фев 2009, 20:30

))) Спасибо. Мне многие говорят, что яоя малова-то.... Но я незнаю, может исправлюсь)))
Потом.


Глава 2. Ссора.
Утро. Сасори нехотя открыл глаза. Ночью он так и не уснул, но спать совсем не хотелось. Он присел на краю кровати и медленно осмотрел свою комнату. Разбросанные инструменты, деревянные бруски, цельные полена… Одно лишь место в идиальной чистоте и порядке. Это было трюмо. Самое обычное, без вырезов по краям стекла зеркала, без рисунков и красочных фрагментов. А на нем лежало только две веши. Белая металическая расчесска и небольшая синяя резинка для волос. Он медленно встал и подошел к предмету интерьера. Кончиками пальцев парень провел по нежной вилюровой ткани резинки. Сердце пропустило удар, а в голове всплыл недавний разговор Конан и Дейдары. Парень случайно представил себе, как его возлюбленный целует другую. Непонятно почему стало больно сердцу. Оно сильно закололо, как будто его проткнули кунаем. Он приложил руку к груди и шумно вздохнул. Вроде бы простой предмет, резинка для волос! А какие эмоции она вызывала. Хотя, пожалуй, не сам предмет был настолько важен, а его хозяин. Да, именно веселый, бесзаботный, прямолинейный и всегда искренний блондин сводил с ума несчастного кукловода. Именно Дейдара дарил Сасори жизнь, сладкую боль любви и заставлял пить до дна бокал со сладостным ядом, который обогощал жизнь смыслом. Без своего любимого подрывника кукловоду не было за чем жить, дышать, есть и спать.
Сасори отвернулся от зеркала и посмотрел в дальний угол комнаты. Там лежала, еще не ошкуренная, марионетка. Она была только начата, но уже успели вырисоваться некоторые черты будущего шедевра. На деревяшке, которая должна была служить туловищем не было ни единой вмятины или царапины. Идеально отглажена, покрыта лаком и защитной краской. Сасори подошел к предмету.
- Идеальна. – Тыльной стороной ладони он провел по единственной гладкой части творения.
Накинув на себя черный, с красными облачками плащ, он вышел в длинный, узкий коридор, тускло освещенный свечками. Ночью они казались настолько яркими, что, наверно, могли осветить весь мир, всю тьму сделать светом, все плохое – хорошим. А сейчас… Безполезные, никчемные, жалкие угольки, которые тлели, приблежаясь к своей гибели.Парень медленно шел по направлению к ванной. К счастью, очереди в душ небыло. Он тихонько приоткрыл дверь. Раздался шум воды, а по запотевшему стеклу душевой кабинки стекала мыльная пена.
- Я только умыться. – Он прошел к умывальнику. – Подглядывать не буду. – С легкой улыбкой произнес он.
Конечно, человек, который был в душе, ничего не услышал. Когда Сасори промывал зубную щетку, шум прекратился. Дверь душевой открылась и из нее вышел Дейдара. Находу, парень завязывал на поясе белое, коротенькое полотеничко. Он даже не заметил, что в ванной кто-то есть. Он спокойно прошел к полке с полотенцами. Под ней стояли пушистые тапочки, а на крючке сбоку висел зеленый махровый халат.
Кукловод медленно повернулся и увидел кого он застал в душе. К горлу подкатил комок, и стало немного страшно. Зубная щетка выпала из рук и с шумом приземлилась в керамический умывальник. Резкий звон разрезал тишину, заставляя Дейдару обернуться. Парень непонятливым взглядом уставился на кукольника.
- Дана? – Удивленно выдавил из себя блондин. Его сердце сейчас отбивало барабанную дробь, а душа убежала от страха в пятки. Меньше всего ему сейчас хотелось видеть кукловода. Меньше всего ему сейчас хотелось слушать грубые слова в свою сторону, и чувствовать боль кровоточущего, разбитого сердца. Ему не хотелось глотать соленые слезы, ему не хотелось сейчас жить.
Отступник страны Ветра нервно сглотнул. Когда Дей развернулся, он предстал перед Сасори во всей красе. Мокрые длинные волосы спадали на щеки и грудь, притягивая взгляд. Теплые капли воды стекали по обнаженонному телу. Такому прекрасному, накаченному и желанному телу. Как хотелось сейчас кукловоду прикоснуться к возлюбленному, провести рукой по гладкой коже, вдохнуть аромат пшеничных волос. Ему просто необходимо было притянуть к себе хрупкое тело подрывника, слизвать капли воды с его шеи губ… А потом вовлечь в мир ласки и поцелуев…
Нет! Мысленно крикнул Сасори. Не буду. Он не любит меня, просто играет, как кот с клубком ниток.

- Что вы сдесь делаете? – Дей накинул на себя халат, чтобы спрятать свое тело от пожирающего взгляда даны.
- Умываюсь. – Холодным тоном ответил Сасори.
- Ммм, понятно, да. – Выдавил подрывник. Между ними повисло молчание. Эта тишина очень сильно давила, и почти ламала стальную дверь нервной системы двух шиноби. Барабанные перепонки, казалось, лопнут от натиска этой пустоты, глупой и не нужной. Сколько несказанного и непонятого было в этом молчании, сколько боли и страданий…
- Тебе было бы прятней если бы тут была Конан? – Примой вопрос. Простая фраза, но она прошибла череп блондина, врываясь в самую глубь мозга.
- А вам было бы лучше со своими деревяшками встречаться в душе, мм? – Такой же болезненный вопрос от которого кровь в жилах стыла.
Сасори презрительно хмыкнул. – Ты со мной снова на вы?
- Вопросом на вопрос не отвечают. – Дейдара сейчас боролся с собой. Его душа хототела ссоры, а сердце… Оно хотело ощутить вкус кукольный губ и напитаться сладостной мукой – быть с ним.
- Кто бы говорил. – Буркнул Сасори. Между ними снова повисло молчание. Оно, словно катана, полоснуло по воздуху, разсекая подсознание. Из него плавной рекой вытекало чувство реальности. Каждый из парней утешал себя словами, что это лишь сон. Очень грустный, непонятный, болезненный. И вскоре они оба проснуться, поцелуют друг друга, и скажут заветные слова. – Хорошо провел вчера вечер? – С невироятной злостью спросил Сасори.
- Вам какое дело? – Так же грубо ответил Дей. Но в мыслях он понимал, что сейчас просто пойдет к себе в комнату и снова расплачется.
- Да, так. – Короткий ответ и громкий хлопок дверью душевой.
В момент ухода Сасори, дейдаре стало очень плохо. Ему стало сложно дышать. Каждый вздох сопровождался громким хрипом и покашляванием. Ему казалось, что когда он вдыхает, его легкие отрываются и пытаються вырваться на поверхность тела подрывника. Сердце стучало так сильно, что аж в спине парень чувствовал удары об лопатки. Оно словно камень ломало спину и грудную клетку. Блондин устало сел на пол… В глазах начинали бегать какие-то странные черные мошки, голова ужасно кружилась. Все суставы ныли от непонятной боли. Вскоре ноги начали хватать не менее болезненные судорги.
- По… - Тяжелый вздох, и снова адская боль прошла через все тело, словно длинная, остаря спица. – По… мо… ги… - Хриплым голосом, на последнем вдохе произнес Дей, и упал на, уже всем телом, на пол. Смутная картинка перед глазами перевернулась. Парня начало тошнить, он перестал чувствовать руки, а следом за парализацией наступила слепота. Черные мушки закрыли видимость полностью, оставив только темный плотный фон. Дейдара издал слабый стон. В ушах начелся странный звон. Он сводил с ума, муки парня переростали просто в смертельное состояние. «Умереть» Крутилось в мыслях у подрывника. Перед тем как упасть пропасть невединия, он услышал истерический крик. Через занавес боли, как буд-то в воде, звук показался приглошенно расплывчитым.
Вот так просто обычная ссора любящих людей разрушала их на части. На несоиденимые кусочки разрезала их сердца, заставляя совершать глупые поступки, ненужные жертвы и говорить невероятно грубые слова. Они ранили сердца обоих хуже всего оружия мира. Хуже тысячи клинков, ядов и ударов. Да же простая фраза «Мне все равно» Могла убить… А жизнь Дейдары. Она и так была хрупка. За веселой и безсзаботной маской скрывался ранимый юноша, который вкусил запретный плод и больше не захотел с ним расстаться. Пожалуй, за это он и был наказан событиями, которые происходи сейчас. Он практически забыл, что такое любовь и счастье. Воспоминания, которые когда-то были са-мыми светлыми делали только хуже. Они заставляли блондина еще больше ревновать, ненавидеть, страдать и… В этом он боялся сам себе признаться. Все это заставляло его желать Сасори еще больше чем прежде. Больше чем год или полгода назад. Они пробуждали невероятное влечение. Хотя, человек всегда больше хочет то, что ему недоступно, и чего надо добиваться всеми силами, иногда даже ценой свое жизни.



Вернуться в Архив


Версия для печати

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron