Рассказ / Кукуня (Ch.1-3)

Модераторы: Triny, Captain Grigory, DENO

Russell D. Jones
Гость


 
Сообщения: 1
Откуда: Москва

Сообщение Russell D. Jones » 15 апр 2011, 23:43

Автор: Russell D. Jones
Бета: нет
Название: Кукуня
Статус: в процессе выкладывания
Размер: 3 главы как минимум
Жанр: мистика, фантастика, приключения, юмор, драма
Персонажи: оригинальные
Саммари: история про метро, чудеса, магию, отаку, а также про москвичей и гостей Столицы
Рейтинг: PG -13
Размещение: только при указании авторства и ссылки на страницу романа
От автора: это side-story к роману На Границе Кольца, но написано как самостоятельное произведение, поэтому и не читавшим всё будет понятно. Выложено здесь, чтобы соблюсти правила конкурса, в котором участвует художник-визуализатор.

___________________________________________________________

Кукуня
ГЛАВА 1: ВСТРЕЧА


Всё в этой жизни выдаётся комплектом — вот главная проблема! Набор «фигня + ерунда + гадость + радость». Ты не можешь съесть одну котлету с подливкой — надо и макароны прикончить. Нельзя смотреть только на любимую героиню — приходится терпеть идиотские выходки второстепенных персонажей. В интересную беседу обязательно влезут с тупыми вопросами, и ладно, если новичок! Не-ет, притащатся записные циники и примутся постить тошнотворную ерунду, засоряя ветку форума до нечитабельности…
Или, к примеру, метро. Кукуня любил метро, а вот людей в метро — нисколечко. С щемящей тоской он разглядывал снимки профессиональных фотографов, которые спускались на станции поздно ночью. О, если бы можно было побродить среди стройных колонн, не опасаясь при этом, что кто-нибудь ткнёт тебя локтём между рёбер или заденет сумкой! Но фотографии оставались единственной возможностью лицезреть подземную красоту в неосквернённом виде: выйти на улицу после одиннадцати вечера Кукуня не мог. Даже вернуться домой после десяти было чревато мозгоедством. Вариант подняться пораньше и спуститься к самому открытию рассматривался регулярно, и пару раз Кукуня ставил будильник на бесчеловечное «5:00». И даже просыпался — чтобы тут же уснуть до девяти утра с мыслью: «Ещё пять минут!»
В обычное — людное — время метро вызывало уныние, переходящее в глубокую депрессию. Слишком толпливо, слишком шумно, слишком быстро. Слишком беспокойно. Слишком. Но надо.
«Таганская кольцвая в 19:30. не опазыдвай!!!!!!1» — велела LiLu-кошачья-мордочка.
«ОК ^_~», — отозвался KukuNYA и с горечью подумал о том, что родная аватарка с волшебником, кидающим файербол, идеально отражает состояние его измученной души. Вот взять бы всех — и в пепел!
Перенести встречу наверх? Фигушки! Во-первых, дождь. Во-вторых, поездку с карточки жалко тратить. И вообще, согласно сетевому этикету, LiLu продавала-почти-раздавала, а значит, ей решать, где.
Невскрытый бокс-сет коллекционного издания «Син цубаса но татакау кёдзитай хансен» за триста рублей на дороге не валяется! Потому что кому ещё, кроме Кукуни, нужна эта «пафосная мутотень», как выразился некто murzyk2012…
И Кукуня потащился в метро. В час-пик. В самую давку.
Уже на эскалаторе стало понятно, что ничем хорошим это приключение не окончится. Пока Кукуня смирно стоял справа, слева спускались те, кто спешил, и какой-то хмурый широкоплечий мужик зацепился молнией куртки за край Кукуниного шарфа. Прежде чем мужчина заметил посторонний объект, тянущийся следом, полузадушенный Кукуня успел во всех подробностях представить, как его поволокут по острым граням ступенек эскалатора. Обошлось, разве что на любимом шарфике образовалась уродливая затяжка. А мужик даже не извинился! Даже не обернулся!
Дальше — веселее: сойдя с эскалатора, Кукуня столкнулся с бабушкой, которая ехала перед ним. Пенсионерка весила, наверное, полтонны и с трудом управлялась с собственным телом — не то, что с тележкой на колёсиках! Кукуня же был поглощён шарфиком, и потому не успел оценить масштаб катастрофы.
— Ты куда прёшь, сопляк? Ты куда лезешь?! — заверещала бабка.
— Пппростите, пожалуйста! — взмолился Кукуня и покраснел, как помидор, ощутив прикосновение необъятной пенсионерской груди.
Бабушка не простила и не успокоилась. Получив подробную характеристику своего интеллекта, генеалогии и жизненных перспектив, Кукуня добрался до платформы и втиснулся в закрывающиеся двери. Место как будто бы было... А потом поезд резко притормозил — и вагон прилёг на Кукуню.
Когда бедняга добрался до нужной станции, ему не нужны были ни «Син цубаса», ни экономия. Дождаться бы LiLu, обменять бумажки на коробочки — и домой!
На часах было «19:13», и Кукуня побрёл к ближайшей лавочке, подволакивая отдавленные ноги. Высмотрел свободное местечко, примостился, сгорбился, спрятал голову в плечи, скрестил руки на груди и начал убивать секунды. По одной. «Рас, два, три, четыре, пять…»
На «сорок пятой» его толкнули. Локтём. Прямо под рёбра, как умеют только девушки, которые таскают на плече невесть чем набитые сумки с короткими ручками, отчего напоминают ходячие буквы «Г». Вот одна такая остренькая перекладина и угодила в Кукуню. Он дёрнулся и, состроив страдальческую гримасу, скосил глаза.
Девушка сидела рядом на лавочке, что-то искала в сумке и одновременно болтала по телефону. Кукуня для неё не существовал. А у него не получалось игнорировать ни её, ни её локоть, ни остальных пассажиров, которые шумели вокруг.
«Я здесь больше не могу… — подумал он, опустив взгляд. — Вот бы они все исчезли! Вот бы не стало никого!»
Вдруг что-то изменилось. Что-то определённо стало не так! Кукуня поднял голову и внимательно посмотрел на противоположный пилон, украшенный бело-голубым майоликовым панно. Прищурился, но так и не смог прочитать, к какому роду войск принадлежал герой, чей профиль красовался на медальоне. Долго так сидел, высматривая. Не сразу сообразил, что стряслось.
Никто не мешал ему разглядывать майоликовые рельефы. Ни одна спина не промелькнула перед глазами, застилая обзор. Осознав эту странность, Кукуня вскочил с лавочки и торопливо огляделся.
Открывшаяся ему картина была исполнением заветной мечты: пустота, тишина и сияющие плоды люстр, свисающие с белых сводов станции.
«Танаская-кольцевая» полностью обезлюдела — и выглядела сияюще-чистой, новенькой, как будто её выстроили вчера.
Прежде чем Кукуня подумал о возможных причинах происходящего (или не происходящего, но лишь кажущегося), за его спиной что-то зашевелилось. Именно так смущённое сознание интерпретировало сигналы, поступающие от нервной системы: шевелится и лезет.
Обернувшись, Кукуня увидел то, по сравнению с чем внезапное запустение на станции было лишь досадным пустяком. Между полом и потолком, точно над восьмиугольным цветком красных гранитных плиток открылась дыра. Как будто в воздухе повис обрывок плотного пурпурного тумана с чёрным отверстием в центре.
Из отверстия торчала лупоглазая морда. На бархатистой имбирного оттенка коже поблескивали апельсиновые крапинки, и в приоткрытой улыбающейся пасти виднелись плоские белые зубы. Существо задрожало, напряглось — и вытащило шестипалую лапу с аккуратно подрезанными жёлтыми ногтями. Кукуня увидел приборчик на запястье гостя — что-то вроде мобильного телефона на двойном ремешке. А потом заглянул в чёрные глаза существа.
Бывает так, что в вагоне метро скрестишься взглядом с незнакомцем — и торопливо отвернёшься, как будто чужак сможет вызнать о тебе сокровенное. Кукуня не любил подобных ощущений и старался не заглядывать людям в глаза. А тут явно не человек. И при этом разумный — Кукуня был твёрдо уверен в этом.
Он резко выдохнул, так что лёгкие заболели, а потом помчался прочь, думая только о том, что надо как можно скорее добраться до дома. И эта мысль заставляла его прорываться сквозь толпу, забыв о вежливости, толкала вперёд: в вагон, через переход, на эскалатор, и снова в вагон…
Не чудовище его испугало, но чудо. Чудес не бывает. Их нет! Есть только безумие, и оно было самым жутким из всех монстров, которые только существуют на свете. И поэтому Кукуня подгонял себя, как будто скорость и люди вокруг могли очистить его от воспоминаний.
«Забыть! Ничего не было! А ничего и не было — поэтому нечего вспоминать».
Смешно? Глупо? Кукуня имел право на этот страх. И не важно, что произошедшее произошло на самом деле...
Спустя минуту после того, как Кукуня ввинтился в вагон, на «Таганскую-кольцевую» спустилась LiLu, перешедшая с радиальной линии.
А ещё через пару десятков секунд к тому месту, где над гранитным полом открылась дыра с пятнистой мордой, подошли двое.
Одним из них был тот самый мрачный мужик, который попортил шарф Кукуни. Другим был, вернее, была девушка. Впрочем, её регулярно принимали за парня, и трудно сказать, что этому способствовало больше: спортивный костюм, молодцеватая подтянутость, свойственная тренерам, или неизменно суровое выражение на бледном лице.
— Он же почти вышел! — воскликнула физкультурница, глядя на тающий след портала. — Как будто ты его спугнул!
— Меня тут не было, — проворчал хмурый спутник.
— Тогда… почему?
— Ну, он скоро вернётся — тогда сможешь его спросить! — и напустив на лоб пару дополнительных морщин, мужчина зашагал в сторону платформы.
Делать на «Таганской-кольцевой» было нечего: осторожные чужаки дважды на одном месте порталы не открывают.

___________________________________________________________

ГЛАВА 2: ЗНАКОМСТВО

К компьютеру Кукуня подошёл только на следующий день, после завтрака.
Накануне он прибежал домой в предобморочном состоянии и сказался больным. Как ни странно, мама поверила. Утром, когда он лежал в постели, слушая бормотание телевизора на кухне, этот феномен поначалу порадовал. Лёгкая победа! Поразмыслив, Кукуня погрустнел. Это как же надо выглядеть, чтобы мама разрешила не ужинать?
Она отыгралась на завтраке. Впихнув в себя меню, которого с лихвой хватило бы троим, и оттого пребывая в предобморочном состоянии абсолютной сытости, Кукуня опустился в кресло, включил монитор и зашёл в личку.
«У вас 47 непрочитанных сообщений».
Сорок были от LiLu, остальные — от тех, кому она успела пожаловаться на Кукуню, который обещал, а не пришёл, а она почти час ждала! Однако её старания пропали втуне: KukuNYA был известен как человек причудливый, но однозначно не злой. Многие форумчане были всерьёз обеспокоены его молчанием: «Ты там как? Жив? Всё в норме?» Под утро даже LiLu остыла и после обвинений (которые не слишком-то отличались от репертуара вчерашней вредной бабки) осторожненько поинтересовалась: «Ау! Ты где?»
Пришлось Кукуне выдумывать обострение хронической фигни. «Сидеть не мог, стоять не мог, к компу подойти не мог, извиняй, что так вышло, я сам не ожидал!» — разослав исчерпывающее объяснение, он прилёг на диван.
Вчерашняя пятнистая морда по-прежнему стояла перед глазами. Морда, лапа и пустая станция. И отсутствие звуков. Итого: зрительные и слуховые галлюцинации.
«Ну, что — пора идти сдаваться?» — прошептал Кукуня, обращаясь к самому себе.
Вспомнить бы, как это происходило у отца! Сам пошёл, повели или вызвали скорую? Всё смешалось-спуталось. При слове «папа» Кукуня представлял больничный коридор, широкие кожаные кушетки, на которых неудобно сидеть, и запах лекарств.
Он получил от отцовских генов не только прозрачные серые глаза и смуглую кожу. Шизофрения являлась «наследством», которое затмевало даже платиновые волосы, из-за которых Кукуне приходилось постоянно доказывать: «Я не их крашу и я не гей!» От одного этого можно было сойти с ума! Можно. Но не от этого.
Люди любят шутить про безумие, потому что редко имеют дело с настоящими сумасшедшими. А если регулярно видишь, и хорошо знаешь, и по-настоящему любишь человека, который периодически перестаёт быть собой? И есть реальные перспективы стать таким же?
«Не надо! Пожалуйста, не надо! — прошептал Кукуня, обхватив голову руками, как будто безумие можно было затолкать обратно. — Не хочу!»
Взгляд метался по компате, цепляясь за привычную, с детства знакомую картинку. Шкаф, сервант, ковёр на стене, люстра, тюлевые занавески, за окном клён с нежно-зелёными почками — всё равно что буйки, отделяющие безопасное от неизведанного. И созерцая вещи, которые давно уже стали частью его «Я», Кукуня постепенно успокоился.
Да, у него есть предрасположенность к шизофрении, а ещё — плохие нервы и богатое воображение. Ну, и аниме — куда же без тлетворного влияния мультиков на неокрепший разум! И что? Пока он умеет разделять взаправдашнее от иллюзорного, волноваться не о чем. И вообще, некоторые курят грибы в надежде получить такой «трип», а тут забесплатно причудилось!
Повеселев, Кукуня покинул диван и сел за рабочий стол. Настроение было боевое, а значит, можно заняться Тайсой и наконец докрасить ей волосы и алебарду. Скоро уже месяц будет, как он возится с этой фигуркой, и ладно бы для себя — так ведь на заказ! Душа не лежала. Кукуне не очень-то нравился «Кагэ но мэйкю о цукасадору сайго но одзя»: даже досмотреть не смог, хотя сериал считался культовым.
Теперь — другое дело! И на пару часов он покинул реальность ради золотогривой Тайсы и её грозной алебарды по имени «Солнце». А потом, воодушевившись и, как это обычно бывает после увлечённой работы, влюбившись в персонажа, решил пересмотреть «Кагэ но мэйкю». Вдруг понравится?
Понравилось — если это можно так назвать! В первой серии Тайса билась с демоном, который использовал для порабощения людей их тайные страхи. А вот с Тайсой не срослось: она с раннего детства воспитывала в себе храбрость, и едва лишь обнаруживала в себе «самый страшный грех», тут же искореняла позорную фобию. Пауки, высота, мертвецы, быть осмеянной — ничего не баялась! И демон позорно пал, порубленный «Солнцем» в мелкий фарш.
Кукуня закрыл «окно» с мультфильмом и откинулся на спинку кресла. С монитора ему строила глазки Кийка — ещё одна бесстрашная воительница, волшебница и просто лапочка. Да уж, если бы ей попался тот пятнистый монстрик, она бы его голыми руками задушила, а кожу бы пустила на сапоги!
Приняв решение, Кукуня ударил себя кулаком о ладонь (неосознанно скопировав жест Тайсы) — и подошёл к окну, чтобы взглянуть на градусник. «+7» — в самый раз для апреля!
— Правильно, погуляй, подыши свежим воздухом, а то плесенью скоро покроешься за своим компьютером! — напутсвовала его мама, пока он обувался.
Кукуня был слишком поглощён предстоящим испытанием, чтобы огорчиться по поводу совпадения своих и её желаний.
В метро, в метро! Он перешёл на Кольцевую, с трудом дождался поезда, встал у дверей, чтобы наверняка не проехать. Пялился на провода и стены тоннеля. В детстве провода казались ему жилами, а тоннель — глоткой многоглавого дракона...
Когда поезд прибыл к «Таганской», Кукуня остался в вагоне.
«Трус! Никакой ты не шизофреник! Ты просто трус! Рохля, размазня, маменькин сынок!»
Приступ презрения к себе был настолько сильным, что Кукуня в беспамятстве проехал пару станций. Очнулся только перед «Проспектом Мира». Вышел, покачиваясь словно пьяный, и побрёл в центральный зал. Выбрал свободную лавочку, откинулся назад, опёрся затылком о холодный белый мрамор. Захотелось побиться головой, но ведь не поймут! Ещё примут за наркомана...
Садоводы на капителях колонн были, как всегда, поглощены работой. Раньше эта станция называлась «Ботаническим садом» — Кукуня вспомнил об этом, пока разглядывал фарфоровые медальоны с ботаниками и агрономами. От сада — к проспекту. Всё верно: каким ещё может быть проспект мира, как ни садом, где люди заботятся о растениях, которые, в свою очередь, кормят и радуют людей?..
И вновь сработал первобытный инстинкт, предупреждающий о близости того, кто не должен быть рядом.
Кукуня скосил глаза, приготовившись к оранжевым пятнышкам. На него смотрела миловидная девушка в старомодной белой кофточке с золотой оторочкой. Круглое личико, щёчки, курносый носик, не накрашенные губы — всё белее белого. И кофточка тоже. Фарфоровая кофточка и фарфоровая кожа. Как на барельефах, только живой, мягкий и гибкий фарфор. Девушка улыбалась и тянула руку к Кукуниной голове, как будто хотела потрогать его светлые волосы. А он сидел, вытаращив глаза, и гнал мысль о том, что ниже талии у девушки нет ног — оттуда растут корни, ветки, и листья из фарфора с позолотой.
Едва лишь белые пальчики коснулись его волос, Кукуня сорвался с лавочки и помчался, куда глаза глядят.
Опомнился он только на потолке.
Вогнутая поверхность свода, ромбы кессонов, ряд светильников на коротких тонких ножках, а над головой — шахматная доска из гранитных плит. Никаких сомнений: Кукуня стоял на потолке станции. Непонятно, как. Стоял — и не падал. А над ним ходили люди — и тоже не падали! Только они были какие-то замыленные, заблюренные, размазанные, как на очень плохой фотографии.
Вдруг рядом что-то зашевелилось — и на уровне Кукуниных плеч возникла знакомая дыра в клубке чернильного тумана. Показался нос, и вот уже пёстрая рыжая мордаха вылезла целиком.
— Приветствую! — сказало создание и моргнуло. Выглядело это забавно: выпуклые чёрные глазки на мгновение спрятались — а потом вновь выросли из головы. — Ты не Страж, правильно?
— Нет, — Кукуня покачал головой. У него уже не осталось сил, чтобы удивляться правильному русскому языку пришельца. — Я не страж. Я Кукуня.

___________________________________________________________

ГЛАВА 3: ИМЕНА

— Кукуня… — существо попробовало имя на вкус, умильно причмокивая губами цвета спелой моркови. — Интересно… — и он склонился к приборчику на запястье рыжей лапы.
То, что Кукуня принял за экран, оказалось густой прозрачной субстанцией, которая внезапно начала бурлить, и по её поверхности побежали белые, синие и красные выпуклые знаки-муравьи. Они собирались в кучу, разбегались, выстраивались в хоровод — и тонули, чтобы через секунду всплыть.
С трудом отведя взгляд от этого завораживающего зрелища, Кукуня украдкой осмотрел пришельца. Тот напоминал виверну, но без крыльев: длинный хвост, переходящий в короткое туловище, пара шестипалых лап, голова на толстой шее — всё имбирного цвета с оранжевыми пятнышками-подпалинами. Из-за яркой расцветки, кружевных усов и гребешка на узкой голове существо выглядело мультяшным. И производило впечатление совершенно безобидного, что подтверждалось подрезанными когтями, плоскими зубами и миролюбивым поведением: никаких попыток напасть — напротив, очевидное желание наладить контакт.
Чтобы стоять вровень с Кукуней, пришелец опирался на свёрнутый колечком кончик хвоста. То есть тоже «висел» вниз головой.
«Почему же я не падаю?» — в который раз подумал Кукуня. Ощутив головокружение и лёгкую тошноту, он присел на ребро потолочного кессона, обогатив калейдоскоп своих взбесившихся мыслей нелепым «Штаны запачкаются побелкой — мама заругает».
— Кукуня… Как переводится это имя? Что оно значит? — спросил пришелец, отвлекшись от копошащихся «муравьёв».
Чтобы не возвышаться над человеком, он опустился пониже, свернув из хвоста ещё одно кольцо.
— Ничего оно не значит. Это погоняло. Ник. Кличка…
Кукуня вздохнул, удручённый необходимостью воспроизводить осточертевшее объяснение. Каждый раз одно и то же! Но прозвище, само собой слетевшее с языка, было в миллион раз лучше паспортного имени, которое вызывало у Кукуни лютую ненависть.
— Меня так зовут ещё со школы. Друзья придумали. Никакого смысла нет — просто прикольное сочетание звуков.
По-правде сказать, это были не «друзья» — до начала сетевой жизни Кукуня не знал никого, кого мог бы назвать другом или даже приятелем. А если ещё честнее, то «прикольность» прозвища он оценил лишь после того, как увлёкся аниме. Но не объяснять же всё это пришельцу!
— Интересно… — существо вновь спрятало и высунуло чёрные глазищи. — Как давно у вас появилась такая традиция? Мне продали информацию, в которой были другие имена и другие правила.
— Да что, что вы! — Кукуня замахал руками. — Нет тут никакой традиции! У меня обычное имя. А ещё есть отчество и фамилия.
— Да-да, — закивало существо. — Форма от имени родителя мужского пола и общее имя для членов одной семьи. Архаичная конструкция, очень интересно!
— А как зовут… вас? — робко поинтересовался землянин, продолжая поглядывать на чудесный «экранчик». Теперь муравьи двигались гораздо медленнее, а некоторые так и вовсе застыли на месте.
Других приборов у пришельца не было, если не считать каплеобразного кулона на шее.
— Моё имя слишком сложное, чтобы его можно было произнести с вашим речевым аппаратом. Придумай мне имя ты!
Ситуация была каноничная. Вернее, банальная. Штамп! К штампам Кукуня привык.
— Санни, — сказал он, поразмыслив пару секунд. — Нравится?
— Интересно… Санни… Сани? Зимняя повозка с полозьями?
Кукуня прыснул — и тут же покраснел, устыдившись.
— Это значит «солнечный» на английском, — и торопливо пояснил. — Это другой язык. У нас его часто используют.
— Я знаю об английском, — отозвался пришелец. — Я не ожидал, что ты будешь смешивать два языка. Санни… Солнечный… Мне нравится! Благодарю!
— Не за что, — хмыкнул Кукуня. — Тебе идёт! А кто такой этот «страж», о котором ты говорил?
— Страж Границ. Он убьёт меня.
«Наверное, попытается убить или хочет убить», — мысленно уточнил Кукуня, но не стал поправлять и спросил о более важном:
— Как убьёт? За что?
— Потому что я пересёк границу вашего мира. Тебя он тоже убьёт.
А вот это было гораздо серьёзнее!
— Меня-то за что?!
— Лимит, — произнеся вроде бы понятное, но при этом загадочное слово, Санни лизнул «экранчик» — тот погас и как будто бы усох. — Твоего учителя он тоже убьёт.
— Какого учителя? — опешил Кукуня.
— Учителя, который научил тебя входить в Слои реальности и управляешь ими…
— Ммменя никто не ууучил! — перебил его Кукуня, заикаясь от нахлынувших мыслей и чувств. — Я сам! Я даже не пппонимаю, что это такое! Я думал, это мне только кажется!..
Санни внимательно посмотрел на Кукуню, облизал губы толстым языком и сглотнул.
— Значит, что ты самородок. Так хуже намного.
— Почему — хуже?.. — прошептал Кукуня.
— Учитель мог бы помочь тебе. Мог бы защитить тебя. Если ты один…
— Объясни мне, что не так? Почему этот Страж хочет убить меня?! — Кукуня не заметил, как перешёл на «ты». — Какой ещё лимит?!
— Лимит на владеющих магией, — объяснил Санни. — Ваш мир тотально огорожен от других миров. Магия запрещена здесь. Только Страж имеет право владеть магией. Самородков, таких, как ты, ищут и убивают. Но у тебя есть шанс спастись.
— Как? — выдохнул побледневший Кукуня, предчувствуя, каким будет ответ.
— Если ты убьёшь меня, тебя возьмут в команду Стража, чтобы ты искал и убивал иммигрантов и самородков. Решать тебе!
Логично, ожидаемо и всё равно как удар под дых. Кукуня привык следить за приключениями пришельцев, магов, демонов и охотников. В каждом сериале они были разные — и внутренне, и внешне. Но неизменно одинаковыми оставались моральные дилеммы. Проблема выбора, вернее отсутствие оного. Вопрос: «Как бы на моём месте поступил любимый персонаж?» — не возникал, потому что жизнь храброй Кийки, неукротимой Райво из «Сайсин но кюнан хико гунъёки» и многих других состояла из поступков и выборов. Собственно, жизнь героев казалась такой привлекательной, потому что они постоянно проходили испытание на верность принципам.
— Я решил, — печально улыбнулся Кукуня и потянулся к пришельцу, но не решился дотронуться. — Я хочу помочь тебе. Чтобы этот Страж не убил тебя! Ну, и меня заодно. Даже если это будет стоить мне жизни!
Санни свил из хвоста ещё одно кольцо и низко поклонился. А когда выпрямился, в его лапе поблескивала чёрная смолянистая капля.
— Это тебе, — пришелец протянул Кукуне кулон. — Держи его поближе к телу. Держи постоянно и не отпускай.
Кукуня осторожно взял подарок — и поразился весу внешне лёгкого камешка.
— Когда Страж будет рядом, он будет нагреваться, — сообщил Санни.
— А как же ты? — испугался Кукуня.
— У меня есть это, — Санни указал на экранчик.
— Ладно, — Кукуня крепко сжал кулон — и побледнел. — Он тёплый!
— Пора уходить. Возвращайся домой и жди день. А потом возвращайся сюда, но в другое место. На другую станцию, — уточнил пришелец.
— Но я не знаю, как вернуться! — Кукуня поднялся, автоматически отряхивая штаны, и покрутил головой. — Как мне спуститься? Что делать-то?!
— Не волнуйся, — Санни снова вытянул хвост, чтобы подняться повыше, и заглянул в глаза новоявленному волшебнику. — Вспомни, как ты в прошлый раз увидел меня. Ты смог быстро вернуться. Что ты тогда думал? Думай о таком же. И ты всё сможешь.
— Хорошо, — Кукуня стиснул зубы, прищурился и начал думать о том, как ему хочется вернуться домой, как его пугает вся эта ненормальность и неправильность, а пуще всего — сомнения в собственном разуме…
— Осторожно! — зашипел паренёк в спортивном костюме, которому Кукуня наступил на ногу.
Извиниться не получилось: двери захлопнулись — и спортсмен остался на платформе. Понурившись, Кукуня опустился на свободное место, и поэтому не смог увидеть, как к «пареньку» подходит угрюмый «разрушитель шарфиков».
— Нету? — поинтересовалась девушка, нервно приглаживая светлые, словно выгоревшая трава, волосы.
— Всё есть, — отозвался тот, кого Санни именовал «Стражем». — Только не здесь. Разбежались.
— Так их двое?
— Как минимум! Новенький и старенький.
— Значит, у них есть база? Но мы же всё обыскали! Как же мы их не нашли?!
— Пока не нашли, — уточнил Страж. — Пока что!

___________________________________________________________
Последний раз редактировалось Russell D. Jones 20 апр 2011, 11:19, всего редактировалось 2 раз(а).

Captain Grigory
Лидер Лидеров




 
Сообщения: 4495
Откуда: Шеф Ergo Inc.

Сообщение Captain Grigory » 15 апр 2011, 23:49

Стиль понравился, рассказ читается легко и ненапряжно, плюс написанно с толком и просто, легким юмором.
Ну, и грамматически придираться вообще вроде нечему. Нравится, буду читать)
Без колебаний пропью линкор, но флот не опозорю
Изображение

Kika-alf
Death




 
Сообщения: 250
Откуда: Ростов о.о

Сообщение Kika-alf » 16 апр 2011, 00:25

Мистика, мистика *___* ямииии
Изображение Wе аrе thе сhаmрiоns - Мы шампиньоны (с) *3*

Fessus
Destiny


 
Сообщения: 695

Сообщение Fessus » 16 апр 2011, 07:47

Интересно, стиль хорош, словарный запас весьма обширен)) Буду ждать продолжения :wink:
Изображение
Изображение



Вернуться в Рассказы


Версия для печати

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron